Первое, чему я удивился, попав в дивизию атомных подводных лодок - простецкие отношения между людьми. Не панибратские, не неуважительные, а именно простые. Дежурный по дивизии когда увидел, что я пытаюсь замаршировать в его рубку строевым шагом, замахал на меня руками:
- Расслабься, сынок! Это тебе не парад!      Ну... блин, как тут расслабишься - целый капитан первого ранга же сидит и что-то в журнале пишет.

- Тащ капитан первого ранга! - начинаю торжественный доклад, как учили.
- Да всё я знаю, - перебивает меня дежурный, - прибыл для прохождения и так далее. Кто по специальности-то?
- Киповец, - говорю.
- Жалко, что не минёр, я б тебя к себе забрал, мне минёр позарез нужен. Не хочешь быть минёром? Хуле там - одна труба и три клапана.
- Никак нет, - говорю, - я в механики хочу!
- Ну смотри, я тебя предупреждал. Пошли, отведу тебя к механикам.

    Поднимаемся на второй этаж штаба дивизии, там огроменный (мне тогда так показалось) коридор с кучей кабинетов.

- Маслопупые!!!! - кричит капитан первого ранга. - Я вам лейтенанта привёл!!!

 

    Откуда-то из кабинета выскакивают двое офицеров: один высокий, полный и бородатый капитан первого ранга (начальник электромеханической службы) и среднего роста худощавый капитан второго ранга (флагманский электрик)

- Лийтенант!!! Ну наконец-то!!! - кричит бородатый. - Я уж думал, что опять нас кинут. Иди к нам в горячие объятия, лейтенант!

    Покидаю приветливого капраза и иду в кабинет к этим странным людям. Странные люди сидят и пьют чай на сваленных в кучу на столе схемах, бумагах и фрагментах скатерти.

- Садись, лейтенант, - они смахивают с табуретки ещё какие-то схемы на пол, - чай будешь?

    Конечно, я бы выпил чаю. Непривычная жара и целый день на ногах - то по штабам, то по автобусам.

 

(рисунок Константина Соколова)

- Спасибо, - говорю, - но нет.
- Стесняешься, небось, при таких-то шишках?
- Есть немного.
- А не надо, - говорит мне начальник электромеханической службы. - У нас тут всё по -простому, если ты гондон, то от нас быстро съебёшь, а если нормальный парень, то можешь с нами даже запросто и чай пить. Ты гондон?
- Да нет, вроде нормальный парень.
- Ну тогда садись и пей чай.

    Сидим пьём чай.
- Какой у тебя средний балл? - спрашивают.
- Четыре и шесть, четыре и семь где-то.
- А ещё что есть?
- Курсы военных переводчиков закончил.
- Это тебе особенно в трюмах пригодится! - смеются. - В море-то ходить хочешь? Или на отстойник сейчас будешь проситься?
- Конечно, хочу.  Чего бы я сюда ехал тогда?
- Ну хуй тебя знает, а почему хочешь-то?
- Ну... это... романтика там и всё такое.

    Опять ржут:

- Ромааантииикааа!!!
- Да это вы в романтике просто ничего не понимаете! - набираюсь я смелости, видимо, от чая.
- О, наглый - это хорошо. На ТК-20 пойдёшь.

    НЭМС берёт трубку телефона и звонит:

- Серёга! Метнись-ка мне быстрым оленёнком и вызови Хафизыча к телефону!.. Ну и что, что пенсионер? НЭМС сказал оленёнком, значит - оленёнком. Попизди у меня ещё тут!!!

    Дышит в трубку.

- Хафизыч! Ну танцуй! ... Танцуешь там? Чо-чо. Лейтенанта тебе отрыл с боем. Чуть достался....Что спасибо?  Не булькает твоё спасибо. Три литра мне должен теперь... да ты ещё поплачь мне, ага...  три я тебе сказал иниибёт! Счас пришлю его к тебе.

    Подводит меня к окну:

- Вон, -говорит, - видишь, Акулы стоят? Твоя -  третья слева, иди.

    Иду. На пирсе лысоватый человек татарской наружности орёт на матроса с автоматом:

- Да ты знаешь, как у нас ебут? За хвост - и об палку!!! Ещё раз, блядь, увижу, и дорогая не узнает, какой у парня был конец !!!

    Поворачивается ко мне. На бирке написано "КБЧ-5". Он самый, значит.

- Ну, добро пожаловать на борт, лейтенант.

    Спускаемся в центральный.

- Вот, - показывает механик на самый большой пульт в ЦП, - это твой Молибден, у нас он называется пианино. Единственное, что мне от тебя нужно, чтоб ты на нём хуярил, как Ван Клиберн! Всё остальное - пыль и суета. Пошли пульт ГЭУ покажу.

    Спускаемся в восьмой. Механик со мной на прицепе, врывается в какую-то каюту. В каюте в обнимку с перегаром спит тело.

- Вот, Эдуард, знакомься, это тело зовут Владимир, и он один из двух киповцев ГЭУ. Как бы твой коллега по нихуянеделанью.
- Чо эта нихуянеделанью? - возмущенно бурчит тело.
- Вова, какой ты пример показываешь лейтенанту!!! Ну ёб твою мать!! Где ключи от пульта?
- Ныармальный. Нормальный я пример показываю лейтенанту, - бурчит Вова и вытаскивет из кармана связку ключей, - закроете там потом всё.
- А ты не прихуел ли, Владимир?!
- Хафизыч, ну пожалуйста, ну сам же вчера...
- Всё. Дохуя пиздишь, - и механик выводит меня из каюты.

    Меня поселили в соседнюю с Вовой каюту. А с Вовой жил ещё Андрей Борисыч - старый и опытный командир первой трюмной группы. Шефствовали они надо мной вроде как. Помню, однажды поспорили с начхимом в отсеке, просто поспорили и перешли на повышенные тона. Так они оба выскочили из каюты с криком:

- Кто тут нашего лейтенанта обижает?!

    А начхим Дима ровесник с Вовой был, Борисыч-то постарше:

- Ну я!
- Головка от хуя! А в глаз? Это наш лейтенант, и тока мы имеем право на него орать!!!

    Ну, шутили, в общем-то. У нас крайне доброжелательная обстановка была в экипаже.

    А за механиком нашим вообще можно ходить с блокнотом и записывать. Или на камеру снимать, когда он злился. Злился он редко, правда, но изображал из себя татарина в этот момент. Ну так-то он и так был татарином, но в моменты расстройств изображал монголо-татарина, который отбился от орды и как-то случайно попал в Мурманскую область.

- Лёня, - звал он интенданта в кают-компании и тыкал пальцем в суп, - что это тут наплёскано у меня в корыте?
- Это щи, - удивлялся Лёня такой кулинарной необразованности целого подполковника.
- Щи? Лёня, да про них даже нельзя сказать "хоть хуй полощи"! Мой мазутный в них даже не пополощется!! Где мясо, Лёня?
- Мясо во втором блюде!
- Да? А косточки, может, в третьем? Лёня, ты видишь эти руки?

    Лёня внимательно смотрел на вытянутые к нему ладони и утвердительно кивал головой.

- Эти руки, Лёня, носят твою тушку по глубинам северных морей. И если эти руки начнут дрожать от недостатка мяса в организме, то ты, Лёня, в этих северных морях и останешься на всю свою яркую, но недолгую жизнь! А посмотри на Эдуарда!!!

    Лёня смотрел на меня.

- Он же цистерны главного балласта продувает своими пальцами!! Он же, как Икар, тебя к солнцу выносит и кислороду, а тыбля что? Капусту ему в воде варишь, как козлу какому?

    А ещё механик носил ключи на широкой зелёной резинке от ПДУ и надевал её на лоб, как самурайскую повязку, когда думал. Ключи при этом болтались над правым ухом.

- Эдик, ну что у тебя с холодилкой?
- Да не могу разобраться, что-то автоматика там не хочет автоматить. Горит один предохранитель всё время, а из-за чего, не могу вычислить.

    И он надевал резинку на голову:

- Неси схемы!

    Несу. Разворачиваем.

- Блять, так они по размеру больше, чем стойка управления от неё!!! 

    Смотрим в схемы, водим по ним пальцами и понимаем, что нихуя не понимаем.

- А гвоздик пробовал вставлять? -  спрашивает механик атомного подводного крейсера стратегического назначения.
- Какой гвоздик?
- Железный, Эдик, банальный железный гвоздик!
- Куда?
- Куда не ходят поезда! Пошли!!!

    Лезем в трюм седьмого.

- Снимай крышки со стойки!

    Снимаю крышки, механик вставляет гвоздь вместо предохранителя и прижимает его эбонитовым колпачком.

- Врубай и смотри, откуда дым пойдёт

    Врубаю, холодилка радостно работает и холодит, а из одного блока валит дым. Вырубаю холодилку, меняю блок, ставлю предохранитель, запускаю. Работает, сука.

- Учись, студент! Гвоздь дарю.

    И механик снимает с головы резинку (думать-то больше не надо) и, напевая что-то себе под нос, уходит с чувством выполненного долга.

    Потом уже я вспомнил слова НЭМСа про гондонов. И действительно, -  ведь ни одного не было. Были люди умнее, тупее, веселее, серьёзнее, с пристрастием к алкоголю и ведущие здоровый образ жизни, спокойные и сумасшедшие, но гондонов не было. А если и появлялись, то быстро куда-то исчезали.

    Естественный отбор в исполнении подводных сил Северного флота, я считаю.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
  • Оторваться не могу, так занимательно. Спасибо!
  • Эдуард, пишите ещё. Ваши рассказы наполнены потрясающе живым языком.
  • Спасибо, пишу-пишу)
  • Спасибо и Вам, что читаете)
  • Куда-то пропала часть "Поросенок" из первой главы... Некомплект
  • "Поросенок" ушел в 9 главу, потому что так удобнее будет в книге...Ну, которая готовится)
  • Оторваться не могу, так занимательно. Спасибо!
  • Эдуард, пишите ещё. Ваши рассказы наполнены потрясающе живым языком.
  • Спасибо, пишу-пишу)
  • Спасибо и Вам, что читаете)
  • Куда-то пропала часть "Поросенок" из первой главы... Некомплект
  • "Поросенок" ушел в 9 главу, потому что так удобнее будет в книге...Ну, которая готовится)
  • Оторваться не могу, так занимательно. Спасибо!
  • Эдуард, пишите ещё. Ваши рассказы наполнены потрясающе живым языком.
  • Спасибо, пишу-пишу)
  • Спасибо и Вам, что читаете)
  • Куда-то пропала часть "Поросенок" из первой главы... Некомплект
  • "Поросенок" ушел в 9 главу, потому что так удобнее будет в книге...Ну, которая готовится)
  • Оторваться не могу, так занимательно. Спасибо!
  • Эдуард, пишите ещё. Ваши рассказы наполнены потрясающе живым языком.
  • Спасибо, пишу-пишу)
  • Спасибо и Вам, что читаете)
  • Куда-то пропала часть "Поросенок" из первой главы... Некомплект
  • "Поросенок" ушел в 9 главу, потому что так удобнее будет в книге...Ну, которая готовится)
  • Оторваться не могу, так занимательно. Спасибо!
  • Эдуард, пишите ещё. Ваши рассказы наполнены потрясающе живым языком.
  • Спасибо, пишу-пишу)
  • Спасибо и Вам, что читаете)
  • Куда-то пропала часть "Поросенок" из первой главы... Некомплект
  • "Поросенок" ушел в 9 главу, потому что так удобнее будет в книге...Ну, которая готовится)