Про матросов хочу пару слов рассказать сегодня. Ну что матросы? Как и любые люди в определённой взятой группе, они бывают разными. Бывают с неоконченными высшими образованиями, бывают вообще без среднего, бывают башкиры, дагестанцы и гондоны. А ещё, пару раз правда всего, у нас попадались даже матросы из Москвы.        Один из них, помню, был каким-то чемпионом по пауэрлифтингу парному (не помню, как это точно называется) и как попал на флот, даже сам толком объяснить не мог.

Comments

            Всегда улыбаюсь, когда слышу рассказы незнакомых мне людей о том, как они любят тишину. Нет, ну внешне-то, конечно, я серьёзен и поддакиваю, но внутри смеюсь. Я, на самом деле, ничего ужаснее тишины в своей жизни не испытывал.  Страшно-то многое: гореть, тонуть, лезть на скалу по двум тоненьким верёвочкам, умереть от рака, даже первый раз смотреть фильм про оборотней страшно, когда ты юн. Но вот такого ужаса как тишина ваш мозг вряд ли когда-то испытывал.           Первый раз я услышал тишину, когда погрузился в бассейн в водолазном снаряжении. Сразу стало интересно и необычно, а потом, минут через пять, как-то не по себе: вот он трап вроде бы в мутной зеленоватой жиже, вот они трубы, которые ты должен собрать, а как-то начало казаться, что ориентация теряется и тишина, такая приятная и ласковая в самом начале, начала тихонечко звенеть в ушах. Как она может звенеть громко и разрывать мозг, я узнал уже позже - на подводной лодке.

Comments

       А ещё мы писали стихи. Вам, конечно, этого не понять, но моряков постоянно тянет к женщинам прекрасному. Ведь как юноши попадают в подводный флот? Приходишь ты на медкомиссию в какой-нибудь глухой белорусской Узде (это не опечатка, есть такой город), а тебя военком спрашивает:
- Как с романтикой-то у тебя, сынок? Играет в жопе?
- А то, - говоришь ты, - даже наружу пытается вырваться. И военком слюнявит толстыми красными губами химический карандаш и выводит на твоём личном деле каллиграфическим почерком: "Ваен на марской флот"
- Иди, - говорит он тебе ласково, - сходи-ка к психиатору.
- Молодой человек, - томно удивляется психиатр, - а тянет ли Вас к прекрасному?
- Ещё как! - со скрипом шестерён в голове пытаешься ты отвести глаза от её сисек. - Иногда прямо с непреодолимой силой!     Тогда она лезет в свой секретный сейф, достаёт оттуда квадратный штамп и бах - "Подплав" -  красуется у тебя в личном деле красная печать. Потом после неё у тебя проверяют пульс и давление, щупают яйца, дают нюхать уксус, шепчут "шестьдесят восемь" с расстояния в шесть метров и заставляют читать строчки "НКИБ МШЫБ" каждым глазом по очереди. Потом ещё восемнадцать таких же медкомиссий, пять лет училища в Севастополе и Санкт- Петербурге, и ты в подплаве.

Comments

   Я не собирался писать этот пост. Не потому что я какой-то ханжа, или мне слабо рассказать про сексуальное самоудовлетворение мужчин, а просто не собирался. Сколько ни тверди людям, что подводная лодка - не место для любви (не считая высшего её проявления - любви к Родине), они всё никак не хотят в это уверовать.       Во избежании травмирования психики и добавления чёрных красок в радужную картину мира, я крайне не рекомендую читать этот пост детям, беременным женщинам, юным девушкам, а также беременным детям и беременным юным девушкам. Остальные - на свой страх и риск,  я вас предупредил.

Comments

Случилось это ближе к концу девяностых годов. Служил я тогда в городе Заозёрск на атомных подводных лодках типа "Акула". Так как лодки были мало того что атомные, но ещё и стратегические с ядерным боезапасом, то базировались они на значительном удалении от городка, в котором мы жили.  Время тогда было тяжёлое, не знаю за всю страну, но у нас-то точно,  никакого служебного транспорта не ходило практически, а расстояние по дороге - 20  километров. Но мы же защитники Отечества - и как нам его защищать сидя дома? Правильно - никак. Поэтому ходили мы на службу и со службы пешком. Через сопки. Километров шесть всего было по сильно пересечённой местности, да плюс ещё зима восемь месяцев в году. Ну какое дело Родине до зимы? Она же защиты постоянно хочет. Ходили группами, потому как опасно, и росомахи, опять же. В среднем от сорока минут до часа занимала дорога в одну сторону. Был у меня тогда товарищ старший, родом с Украины, по имени Борисыч, жили мы с ним рядом и ходили по возможности вместе. А так как я биатлонист, а он с Украины, то у нас рекорд был - 20 минут. О чём это я? А, про ЛДПР же.

Comments

      Каждого из вас Смерть поджидает во многие моменты вашей жизни, когда вы приглушаете свою внимательность и инстинкт самосохранения: перебегаете дорогу в неположенном месте, заплываете за буйки, ездите пьяными за рулём и не надеваете каску, находясь на строительной площадке. У подводников всё не так. Смерть не ждёт их, а несёт  вместе с ними службу по охране морских рубежей их Родины. С того момента, как они отдают швартовые концы и уходят в море, Смерть стоит за плечом каждого из них постоянно  и с любопытством наблюдает, когда же кто-то из них даст слабину.         Сидит в седьмом отсеке на вахте матрос Герасимов, например,  мечтает о скорой своей демобилизации и представляет, как он войдёт в свою родную деревню в ленточках до жопы, с восемнадцатью якорями и аксельбантом, сшитым из такого количества ниток, которого хватило бы на аксельбанты гусарскому полку в девятнадцатом веке, а Смерть шепчет ему на ушко : "Петя, ну зачем тебе осматривать отсек каждые полчаса? Ну что, блядь, за хуйня такая - полгода до дембеля, а ты бегаешь, как карась! Закороти систему КИС ГО да сиди себе спокойно на боевом посту, наращивай общую прекрасность организма!"
А и правда, думает матрос Петя, что я, пальцем деланный? И закорачивает систему КИС ГО, чтоб лампочка в центральном сама собой загоралась, а не от того, что он все кнопки в отсеке обожмёт. Совесть его, конечно, покусывает, но ёб вашу мать,  каждые полчаса же по трюмам лазить - это ни в какие ворота ведь не лезет!  И Смерть, радостно повизгивая, бежит в седьмой отсек договариваться с насосами и клапанами, а может, и со станцией управления холодильной установкой, чтоб они ей подмогнули чутка и начинали гореть, дымить и давать течи.

Comments

У Василия было порвано правое ухо и щека, от этого казалось, что он всё время улыбается. Но Василий никогда не улыбался, потому  что был суровым военно-морским котом, а шрамы свои получил в боях с крысами. Чтоб снять с себя обвинения в котофобии, посвящаю Василию отдельный рассказ.

   

    Жил Василий на тяжёлом атомном подводном крейсере стратегического назначения ТК-13 и состоял там на полном довольствии. Его даже кто-то в шутку вписал карандашом в ТКР (типовое корабельное расписание).  Службой Василия на крейсера была ловля крыс.

Comments

Офицерские жёны - это, конечно, отдельная песня, которую я ещё обязательно спою. Если вы никогда не были офицерской женой, то вы вряд ли поймёте, сколько всего выносили они на своих хрупких плечах. Не все, конечно. Некоторые довольно быстро понимали, что любовь любовью, а благоустроенная двухкомнатная квартира в Севастополе - это благоустроенная двухкомнатная квартира в Севастополе. Но о них мы песни петь не будем - пусть сидят несчастными старыми девами в своих квартирах, поглощённые мещанским бытом, и страдают о зря прожитой жизни.       Офицерские жёны мотались по гарнизонам вместе с мужем, детьми и остатками вещей, которые к этому времени не успели разбиться, сломаться или потеряться в контейнерах, по двадцать - двадцать пять лет. В среднем раза три или четыре за всю службу офицера переводили на новое место. Но офицеру-то что? Надел шинель, шапку и варежки, и вот он уже и дома. А жене его? Только свила она гнёздышко, как-то там обустроилась и подоставала ужасно дефицитные чешские сервизы к себе в дом, как здравствуй жопа, Новый год:
- Мы завтра переезжаем из Керчи в Благовещенск. Пакуй вещи, дорогая, и детей, а я в наряд ушёл.

Comments

    Я честно попытался удовлетворить просьбы некоторых моих читателей и написать рассказ без флотского разговорного языка (мата, по-вашему), метафор, аллегорий, иносказаний и коротко. Прочитал получившиеся четыре предложения и что-то загрустил, а потом чувствую, мне что-то горючее на спину капает: оборачиваюсь, а там сидит Историческая Достоверность и плачет, читая мой рассказ. Тут же недоразумение это я стёр, конечно, налил ей чаю и опять взялся за старое. Так что под кат заходить на свой страх и риск. Там  всё так, как было на самом деле, без украшательств и редактуры. Ну всё, не реви уже, сказал же - сейчас нормально всё будет.

    И не сёрбай, когда чай пьёшь - мешаешь сосредоточиться на тебе.

    Если вы никогда не спали на подводной лодке, то считайте, что вы нормально не спали никогда вообще, потому что спится на подводной лодке так же сладко, как в маминой утробе. Представьте: полнейшая темнота, шелест вентиляции, приятное гудение электрического тока в проводах и мерный гул механизмов...вот прямо сейчас пишу, и глаза сами закрываются. А ещё на подводной лодке ты почти всё время  заёбан уставший вусмерть.  А какие там снятся сны... эх!

Comments

     Не все неокрепшие умы знают, что такое Романтика. Некоторые, например, думают, что Романтика - это такая штука, которая поджидает их готовенькая к своему дальнейшему использованию. Идёшь ты по парку, а она сидит такая на скамеечке и подмигивает тебе: "Эй, морячок, не желаешь ли мной воспользоваться?"  На самом деле всё обстоит несколько иначе.      Как юноша представляет себе морскую романтику? Да очень просто: он стоит на капитанском мостике парусника, который качается на спине Гольфстрима, в белом кителе, фуражке и с трубкой в зубах, выпуская уголком рта сизые облачка дыма и, прищурив глазёнки от ласково дующего ему в лицо муссона, всматривается в горизонт, устало игнорируя мечущихся по берегу женщин, срывающих с себя бюстгальтеры, -  всё от изнеможения по его ласкам.

Comments