Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

Жмотов никто не любит. Даже не совсем понятно, почему этот факт является фактом. Вот за что их не любить? Например, понятно,почему не любят воров - они воруют, почему не любят стукачей - они стучат, почему не любят людей-свиней, тоже понятно - они никогда за собой не убирают и через них появляются тараканы, крысы и прочая антисанитария, мне даже понятно, почему не любят замполитов - они ничего не делают, но всех учат, как нужно делать правильно, да ещё с огоньком в глазах. А вот жмотов за что не любят? Они же ничего плохого не делают окружающим, если окружающие не их девушка, которая мечтает о букетике фиалок или может даже о походе в ресторан на восьмое марта.

   Два классических жмота учились у нас в училище. Нет, наверняка, там их училось намного больше, но я лично знал двоих. Помнит, может, кто тот момент в начале девяностых, когда сигарет не было вообще? Ну так вот один кадр, чтоб не делиться с товарищами делал так: брал пачку Астры и разрезал её пополам, а потом эти вот обрубки и курил, а на все просьбы "оставь покурить" отвечал "да что тут оставлять, сам бычок курю!", второй был менее изобретателен: он носил в карманах две пачки сигарет - в одной была одна сигарета, а во второй - остальные, и, когда у него просили закурить, он доставал ту пачку, в которой одна, и говорил: "Извини, последняя осталась!" Смешные, конечно, люди, но их активно не унижали за это,  так, поиздевались немного, когда узнали про эти фокусы, да и забыли.

    Причём знаете что ещё? Мотивы жмота всегда понятны и в общем-то объяснимы и прозрачны, а вот мотивы, например, стукача зачастую и понять-то сложно. Вычислили мы одного курсе на четвёртом уже. Так нормальный вроде как был, весёлый, общался со всеми, а потом раз - и вон оно что оказалось после целого следствия, проведённого группой из пяти лиц. И потом не били его, конечно, как-то было не к лицу руки марать, но пытались выяснить, почему, в чём мотив таких поступков его, а он и ответить толком не мог ничего, краснел, заикался и прятал глаза. Отчислили его, конечно, из училища и очень быстро, как и воришку одного, но тот попался раньше - на третьем курсе. А на флоте для жмотов придумали специальную должность: интендант или начальник службы снабжения. Придумали её, скорее всего, замполиты с той только целью, чтоб на корабле был ещё хоть кто-то, кого не любили бы так же сильно, как их. И не то чтобы они были ворами или там какими-нибудь там хитрожопыми обманщиками, нет, но просто классически было принято считать их жмотами. Хотя да, хитрожопыми им быть приходилось, особенно в девяностые.

 Нам с нашим интендантом повезло в общем-то. Это был мичман Лёня из Белоруссии, я про него упоминал пару раз, например, в рассказе "Хлеб". Лёня был не совсем обычным мичманом, а, если можно так выразиться, мичманом с замашками интеллигента и большого начальника в своей маленькой службе. По штатному расписанию, например, им положено было жить в каюте вдвоём с коком, но кок жил отдельно с матросами, хотя тоже был мичманом, а Лёня вечно сидел один в своей крошечной полутёмной каютке в седьмом отсеке.

 - Дядюшка Скрудж! - кричал ему Борисыч из трюма. - Выходи, пора температуру хранения золота твоего проверять!
- Борисыч, мы же вчера проверяли!
- Так то было вчера, а сегодня тебе, говорят, уток завезли, надо же проверить, как они там: не скучают ли.
- Ай, да сколько там тех уток! Так завезли, вдруг шефы приедут в гости, чтоб было чем покормить.
- Шефы вдруг приедут, а вдруг и не приедут, а я вот он стою и сейчас дам команду моему верному Эдуарду холодилку выключить!
- Борисыч, ну продукты же испортятся тогда!
- Так я же именно этим тебя сейчас и шантажирую! Пошли за уткой!

А я, в это время, сижу возле станции управления холодильной машиной провизионной камеры как раз и пытаюсь наладить её автоматику, построенную на абсолютно нелогичных схемах управления не то молдаванами, не то армянами.

- Это что? - спрашивает Борисыч у Лёни в дверях провизионки.
- Утка.
- Бля. Утка вот такая должна быть, - и Борисыч разводит руки почти на ширину своих плеч, - а это на голубя больше похоже!
- Борисыч, ну откуда я знаю, в накладной написано "утка", значит "утка", а так, конечно, может и голубей настреляли!
- Ладно, раз ты не виноват, то неси тогда вторую, а то вон посмотри на этого голодного киповца, он же мне пальцы откусит, когда я его такой мелочью кормить буду!

- Ну чё, Борисыч, где утятинка-то? - захожу к Борисычу вечером, в предвкушении потирая руки.
- Домой завтра понесу - у Ларисы День рождения!
- А как же все эти песни про твоего Эдуарда в роли оголодавшего киповца?
- Ай, ну что начинается! Вон сгущёнка стоит - ешь, пока тараканы всю не сожрали!
- Ну ты и жмоооот, Борисыч!

Ну и потом, конечно, всех этих уток Лёня раздавал экипажу, потому что шефы до нас не доехали, упившись в ДОФе, а продукты на склады возвращать Лёня считал ниже своего интендантского достоинства.

 - Тащ командир! Тут икру выдали на моря, но приказали не раздавать, а сдать потом обратно на склады!
- Чиииво? Лёня...
- Да я всё придумал уже!
Лёня наклонялся к командирскому уху и что-то в него шептал.
- Молодец, Лёня! - хмыкал командир. - Хитёр, чёрт камбузный! Иди к старпому и скажи, что я приказал выдать тебе литр шила.
- Так я ж не пью, тащ командир!
- Вот как так может быть: хитёр, но не сообразителен? Ты его и не будешь пить, а отнесёшь Антонычу, под руководством которого вы и провернёте эту аферу рано утром.

 И под покровом биологической ночи (астрономической-то в море и не бывает) начинались манипуляции с холодильной камерой: икра замораживалась, размораживалась, а потом замораживалась снова, и от этого банки раздувались, а потом вызывалась комиссия во главе со старшим на борту, и икра немедленно списывалась, как пришедшая в негодность, и пряталась, как выстреленная из ДУКа за борт, а по приходу в базу втихаря раздавалась экипажу.

 Лёня старался всегда для экипажа, а тогда снабжение вообще было, как бы это сказать по-русски, отвратительным, но у Лёни получалось обычно. Нет, понятно, что картошку мы ели только консервированную, вино пили только самое дешёвое и мясо, в основном, только нюхали, но и деликатесы всякие перепадали иногда.

Я помню, как Лёня торжественно докладывал командиру перед автономкой, что благодаря своим связям, старанию и ведру шила выбил для нас экзотические соки , запасом на три месяца: нектары папайи и гуавы.
- Да ладно?! - обрадовался командир. - Мужчина!

И все сразу тоже обрадовались, потому что в девяносто пятом году мы еще и не знали даже, что за звери такие "папайа" и "гуава", а тут нам раз - и их нектаром три месяца поить будут!

Какой же гадостью оказались эти нектары! Нет, пару дней их было прикольно пополоскать во рту, но не более того, - они были приторно-сладкими, густыми, тягучими и такими надоедливыми на вкус нашим средне-русским рецепторам!

- Что, опять гуава?- тоскливо смотрел в стакан с соком командир на завтраке.
- Нет, тащ командир,  это папайя! - бодро докладывал Лёня.
- От этого сразу становиться легче, да. А есть яблочный какой, Лёня, или из берёз?
- Никак нет, тащ командир! Я этих под завязку набил! Они же калорийные и витаминов в них уйма!
- Сколько ты за них шила-то отдал?
- Десять литров, тащ командир!
- Лучше ты б меня шилом поил на завтраки, чесслово, - и командир отодвигал стакан с соком, - принеси чаю ещё, что ли!
- Зато, тащ командир, - подбадривал старпом, - нам теперь Лёня десять литров шила должен!
- За что это? - застывал Лёня со стаканом командирского чая.
- Не за что, а почему! Потому, Лёня, что так старпом сказал!

Так мы и привезли процентов семьдесят, наверное, этого сока обратно в базу. Ну растащили его по домам, конечно, размешивать с шилом и говорить, что это ликёр Бэйлис. И вы знаете, многие верили, потому что ликёра Бэйлис в те годы в наших захолустьях тоже не водилось.

И вот так вот и считался Лёня жмотом, хотя все ходили в новых альпаках, всегда были обеспечены бельём и консервированной картошкой, и я вот сейчас думаю, что тяжело, наверное, было Лёне - никто с ним не дружил особо, а так-то он старался, может, и для себя тоже старался, конечно (ну вы понимаете, о чём я), а может и нет, во всяком случае, в откровенном воровстве и подлоге никогда замечен не был, как некоторые другие. Молодец в общем был. Хоть и жмот.

 

Оставить комментарий можно здесь.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
  • Эти соки - не соки, а нектары (не в смысле вкуса! а по консистенции и составу) и на довольствие личному составу непригодны, как и вискас из сои, вместо тушёнки
  • Эти соки - не соки, а нектары (не в смысле вкуса! а по консистенции и составу) и на довольствие личному составу непригодны, как и вискас из сои, вместо тушёнки
  • Эти соки - не соки, а нектары (не в смысле вкуса! а по консистенции и составу) и на довольствие личному составу непригодны, как и вискас из сои, вместо тушёнки
  • Эти соки - не соки, а нектары (не в смысле вкуса! а по консистенции и составу) и на довольствие личному составу непригодны, как и вискас из сои, вместо тушёнки
  • Эти соки - не соки, а нектары (не в смысле вкуса! а по консистенции и составу) и на довольствие личному составу непригодны, как и вискас из сои, вместо тушёнки