Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

     Когда человеки эволюционировали, то где-то на повороте этот в целом отлаженный процесс дал небольшой сбой, на который мало кто обращает сейчас внимание, а зря, потому как сколько неприятностей, начиная от Троянской войны и далее, можно было бы избежать – это же пальцев на всех руках не хватит сосчитать! 

 

     Вот для чего, скажите мне, все люди хотят быть красивыми? С какой такой благой целью?  Вот на насекомых давайте посмотрим или на птиц с утками:  там всё чётко – красивые только самцы, а самки все одинаковые, как ты их не крути! Ну и какое это преимущество даёт, спросите вы, самцам насекомых перед людьми?  Сейчас попробую объяснить.

    Чтобы быть красивыми и иметь от этого какое-то преимущество, человечество придумало для себя ряд способов, которые работают железно  для женщин:  это чулки в сеточку, красная губная помада и вондер бра. Комбинируя три этих нехитрых приспособления любая, практически, самка человека повышает свои шансы на спаривание или брак раза в три-четыре.  Тут следует признать, что коварные женщины мужчин обошли, во-первых, заставив всё это им производить и мало того, покупать за собственные деньги и дарить, а, во – вторых, для мужчин таких однозначно эффективных средств просто нет. Может они и есть, конечно, но, наверняка, какая то специальная команда женщин – ниндзя отслеживает их изобретение и давит на корню вместе с изобретателями. 

    Поэтому у мужчины как ни крути, но остаётся два крайне туманных и запутанных способа себя украсить. Первый: научиться правильно расставлять знаки препинания в предложениях из трёх и более слов и без ошибок писать выражения  типа «Ящетаю» - «Я считаю»; «Ух ты, какие сиськи!» - «У вас богатый внутренний мир!» и «Вот это жопа!» - «Февраль! Набрать чернил и плакать!» Но. Здесь нужно быть осторожным, потому как общение может затянуться, и этих трёх фраз не хватит.  Хорошо ещё, что специальный отряд женщин-ниндзя не обнаружил вовремя Чехова, Пастернака и Шишкина, и поэтому первому способу можно обучиться довольно легко, причём процесс обучения будет чрезвычайно приятен. Некоторые так им увлекаются, что даже и про цель забывают.

    Второй: стать привлекательным внешне. Этот способ намного сложнее, так как тут специальные женские силы следят за ним в оба глаза, прочно закрепив в индустрии моды своё лобби из себя и гомосексуалистов. Они специально чуть ли не каждый год меняют понятия о мужской красоте  на диаметрально противоположные, чтоб лишить бедных мужчин малейшей возможности доминировать.  Вот какое качество у мужчины должно быть явно выступающим, чтоб подчеркнуть его мужественность и наличие тестостерона в крови? Правильно – мужественность, но никак не красота же, согласитесь? Ну что красивого, а тем более мужественного в бороде, как у лесоруба, если ты не лесоруб и вместо того, чтоб рубить лес, ухаживаешь за собой, как будто основная твоя задача – понравиться другим лесорубам? А в этих тоннелях в ушах или подвёрнутых штанишках на тонких ножках? А пиджачки вот эти вот на два размера меньше необходимых для того, чтоб комфортно себя в нём чувствовать, надетые сверху узеньких брючек?  И плюс борода с подбритыми височками. Это что – мужественно?   Как говорила моя тётя (мать двоих детей и бабушка трёх внуков): «Мужик должен быть чуть красивее обезьяны. Хвост из жопы не торчит – всё, считай Ален Делон!». Ну… в чём-то она была права. Правда я, для общей красоты, добавил бы ещё сломанный нос, кустистые брови над маленькими глазёнками (желательно разного цвета и размера), одно ухо можно чтоб было откушено хотя бы  наполовину, второе сломано, само собой,  и шрам. Огроменный шрам через всё лицо наискосок – чтоб вот прямо цепенела его женщина от ужаса, если он, не дай бог, захочет заняться с ней сексом в миссионерской позиции. Вот это я понимаю – мужественный мужчина.   Но кто меня спрашивает, правда?  И вот что делать бедным мужчинам? Лично мой совет – Чехов, Пастернак, Шишкин плюс чистые носки с не очень большими дырками.     Но погодите плакать от жалости к бедным мужчинам,  поберегите слёзы до конца рассказа, ведь сейчас я вам расскажу про класс мужчин, ещё более ущемлённых в своих возможностях, чем обычные мужчины. Хотя сейчас, возможно, вам уже кажется, что ну куда уж больше!   А вот представьте: большое количество мужчин на пике репродуктивных функций их организмов собирают в одном месте, одинаково стригут и одевают в абсолютно одинаковую одежду, при этом ограничивая их выход из этого места до нескольких раз в год.  А тестостерон у них уже в виде прыщей на лице торчит и течёт из носов с соплями. Вот что им делать, этим бедным курсантикам (а я веду речь про них), чтоб повысить свою внешнюю привлекательность и, соответственно, шансы на тренировки по продолжению рода?  Вы, конечно, можете мне возразить, что чего я тут жалуюсь, если сам рассказывал, что моряки – все сплошь красавцы? Ан  нет,  всё вполне логично.       Допустим, что  вы крайне юная девушка приятной внешности и гуляете в сарафане по площади Нахимова в Севастополе. Томик стихов Бродского у вас, наверняка, с собой,  младший брат, может быть, на поводке выгуливается, и синими глазами вы всматриваетесь в синюю, вымытую солнцем даль Константиновского равелина в надежде, что вот-вот появятся из-за кривого горизонта алые паруса, ну потому что же ну… ну вы меня понимаете.  А вместо этого неожиданно к Графской пристани причаливает катер из Голландии, и оттуда, мать моя женщина, высыпают, как горох, на площадь сто капитанов Греев.  Ну, может и не Греев, но тем не менее. Вот что бы вы на месте этой крайне юной особы сделали в данной ситуации?  Грохнулись бы в обморок от невозможности разворачивающихся перспектив!

     Поэтому, чтоб помочь юным особам и уберечь их хрупкую психику, любой курсант стремится стать красивее своих однояйцевых ксерокопий всеми доступными ему способами.  Способов этих мало, и все они вызывают некоторые вопросы с точки зрения взрослого дяденьки гражданского исполнения.         Первый – военная форма.  Особенно в первые годы своего окукливания военно-морской курсант редко ходит в гражданской форме одежды, а военная, естественно, у всех одинаковая, но если вы думаете, что фантазия молодых людей так же бедна, как колхоз после продразвёрстки, и они не знают, как её украсить, не сильно отходя от Устава, то вы глубоко заблуждаетесь.       На форму можно вешать всякие значки – например, о спортивных достижениях или донорский, на крайний случай, потому что красная капелька крови на могучей груди синего цвета выглядит хорошо, если, конечно, вы, пока дурачились с друзьями в катере, не повесили её на то место, где у обычных брюк ширинка, а потом забыли снять и едете такой в троллейбусе в Камышовую бухту  - тогда на чёрном фоне она выглядит ещё привлекательнее, да и внимание обращает на себя  намного больше – можете не проверять, точно вам говорю. Но это внимание несколько другого сорта, хотя при должной сноровке и его можно развернуть в нужное русло.

  
  Бляха. Ну, в смысле на ремне которая. Для повышения красоты её нужно начистить до зеркального блеска зубной пастой и согнуть. Чем сильнее согнул – тем красившее.

   Бескозырка.  Головной убор прекрасен, как утро в горах Арарат, но и его не обходит стороной тяга к украшательству.  Для того, чтоб нравиться девушкам, курсанты вытаскивают одну пружину из чехла, укорачивают её и загибают углом на том месте, где будет центр лба, а потом вставляют в околыш  и ждут аплодисментов, гордо называя это «утюгом».   Но тут надо быть внимательным, пока едешь в катере -  ваши, с одной стороны друзья, а с другой -  петросяны доморощенные, могут ножничками укоротить вам ленточки и сделать на них вырезы, как у Дональда Дака или вырезать их так, что якоря будут болтаться на тоненьких ниточках  - это смешно, и все вокруг будут радоваться, глядя на вас, но, с точки зрения привлечения противоположного пола, работает это плохо.

   Гюйс.  Не менее прекрасная часть формы, чем бескозырка. В гюйсе главное для повышения его красоты, чтоб он был как  можно сильнее застиран и превратился из синего в бело-голубой. Тогда ты красив, как морской чорт  на отдыхе в Гаграх.    Вот в общем-то и все более-менее законные способы украшения себя сверху, доступные молодым организмам, ужаленным Романтикой в крепкие ягодицы.  Остаётся позаботиться о том, что под формой.    Всех курсантов круглый год и ежедневно гоняют на зарядку в трусах и ботинках, кроме того у них постоянно проходят занятия по физкультуре, по которым они каждый семестр сдают зачёты. Не сдал зачёт – не поехал в отпуск. То есть большинство курсантов, хотят они того или нет, выглядят стройно, подтянуто и быстро бегают от патрулей, то есть просто так не выделишься из их среды. Остаётся загар и растительность на лице из средств обольщения.  Ну и загар преследовал в наше время  чисто утилитарную цель: когда курсант раздевался где-нибудь летом, то сразу было видно, что он – курсант по характерному загорелому треугольнику на груди.    Какой-то придурок  однажды, помню, сказал, что подсолнечное масло очень помогает для равномерности и необыкновенно золотистого цвета загара. Ну и все, как обезьяны, естественно, начали проверять это на себе эмпирическим путём. Мы со Славиком тоже, помню, решили, что не лохопеты же мы  без масла загорать, как белые вороны же будем, и пошли на камбуз с баночкой из-под майонеза. - Да вы ебанулись что ли все в этом году? – заорала на нас повариха. - Вот раньше то хлеба просили, то мяса, то макарон, а теперь все за маслом бегают, как полоумные!
- Да тётенька, да вам жалко, что ли? – заныли мы со Славиком.
- Ох..сиротинушки, - вздохнула тётенька размером с меня, Славика и ещё одного Славика, - да чо ж жалко-то! Давайте – налью.    Мы со Славиком залезли на крышу нашего пятиэтажного факультета с одеялами под мышками и заветной баночкой с маслом.  Был уже поздний май, и деревья  с травой ещё не выгорели, но жарило от души. А на рубероидной чёрной крыше, намазанные подсолнечным маслом, мы чувствовали себя вообще как стейки на гриле. - Ну чо, Славон, как ты?  - мне было откровенно скучно, жарко и неуютно
- Да шиплю, как котлета!  Минут через пятнадцать можно будет мазать горчичкой и есть!    Мы подошли к парапету, там хоть немного была иллюзия движения воздуха, и стали любоваться на бухту.  Севастопольская бухта очень красива особенно летом, и, если смотреть на неё  с пятого этажа из Голландии, перед нами стоял весь, практически,  Черноморский флот, включая боевой крейсер «Слава» и злополучный «Москва» (на нём всё время что-то горело, взрывалось, и шастали привидения). Шла подготовка к параду, и во все стороны шныряли пока довольно хаотично  катерки, лодки, военные корабли, и морские пехотинцы в белых чехлах от бескозырок плыли дружной стайкой, всем своим видом презирая всякую опасность вокруг.  

- Красота! – вздохнул Слава.
- Просидел бы тут всю жизнь?
-  Тёлку бы какую только.
- Молоко доить?
- Не. Человеческую, надо же стихи кому-то читать вслух, правильно? Какой, иначе, смысл тут сидеть всю жизнь, если даже и стихов почитать некому?
- Ну мне почитай.
- Неее. Тебе не интересно читать,  ты восхищаться не будешь и заламывать руки от восторга.
- Не буду, само собой, я ж лучше стихи читаю, чем ты!
- Зато я на гитаре три песни играть умею!
- Ну да – тут у меня шансов нет, согласен! Слушай, я сварюсь сейчас,  может ну его в жопу, загар этот, раз мы с тобой полны талантами, как чаша Диониса?
- Бля, наконец-то ты это сказал! Бежим отсюда!     А потом же ещё надо было помыться и, естественно, горячей воды летом в училище не было отродясь – зато как можно было наораться, пока отмывал с себя масло!  Красота да и только!     Растительность на лице у нас осталась. Тут шибко не разгонишься, конечно, в уставе же написано, какая причёска должна быть у воина: короткая, аккуратная и  с  кантиком, но всё равно умудрялись, да.  В основном брали своё за счёт чёлок – они чаще всего под головными уборами, и можно было дать волю фантазии (не раньше третьего курса, естественно). Так и ходили – зад и бока чуть не бритые, а спереди какой-нибудь локон страсти сантиметров на двадцать – тридцать и лезвие в ремне, когда идёшь на развод в комендатуру.  Ну про усы я промолчу, так как если бы у меня были такие полномочия, то я этот ген у мужчин удалял бы насильственно.  

    Борода. Прямо она не запрещена в военно-морском флоте, но, по  соображеним здравого смысла, на подводных лодках носить её крайне не рекомендуется – из-за неё маска изолирующего противогаза плотно не прилегает к лицу, и внутрь попадают продукты горения, включая угарный газ – два полных вдоха = смерть.  Курсантам она тоже не запрещена прямо фразой «Ношение бороды запрещено», но это, скорее всего, просто потому, что ну кто может подумать, что юноша в здравом уме станет отращивать себе бороду?  Но были и такие, да, и именно потому, что тяга к украшению себя для повышения шансов на спаривание  не имеет границ разумного.     Курсант Лёша, не сказать, что был красив, как картинка – худой, сутуловатый, с квадратной головой и огромными залысинами, которые начали расти у него в восемнадцать лет, да ещё и заикаться начинал, когда волновался. А если бы каждый из вас так любил Родину, как Лёша любил женщин, то мы давно уже догнали бы Америку, перегнали её и забыли о том, что она была.     Перед началом долгожданного третьего курса  мы собирались после отпуска, и тут появился Лёша с бородкой, как у Владимира Ильича, только жиденькой и серой, и это выглядело до невозможности смешно, убого и отвратительно, но Лёша ходил гордый, как павлин в саду у шейха. До первого общего построения роты.    Мы стояли в ласковом августовском воздухе, предвкушая  резкое увеличение свобод и глотая слюну от надвигающихся возможностей. Перед строем расхаживал старшина роты, поглядывая на Лёшу, в одной руке у него был блокнот с ручкой, а другой рукой он хаотично размахивал . Я тогда ещё подумал, что как у него это получается: размахивать рукой можно или в такт шагам, или в такт речи, но вот так, чтобы ходить в одном темпе, говорить в другом, а махать в третьем - это же форменная эквилибристика  без страховки. 

- Тааак! Рад вас видеть, хотел бы сказать вам я,  и я, действительно, несколько рад, потому что без вас мне всё лето было скучно – некого было унижать, не над кем было издеваться, и меня никто почти не ненавидел от чего, не скрою, чувствовал я себя неуютно!  У вас, конечно, сейчас  начнётся полная лафа с точки зрения первокурсников – если вы будете хорошо учиться и не будете меня злить, то в увольнения я вас буду отпускать чаще, чем раз в неделю, и даже иногда с ночёвками. Так что срочно ищите себе тёток и женитесь на них! Быстрее начнёте – больше попыток успеете сделать до конца жизни.  Ну это касается, конечно, всех, кроме курсанта Карпова!
- Прошу разрешения! – не выдержал Лёша и попался в эту ловушку. Он – то подумал, что если его до сих пор не застроили за бородку, то всё – прокатило. - А почему кроме меня –то?
- Ну потому что, курсант Карпов, все вы бегаете в увольнения с единственной целью – найти себе бабу, а так как ты себе пизду на лице отрастил, то баба тебе, следовательно, и не нужна!
- Что за ржание, как от полка гусарских коней? – на крыльцо вышел наш командир.
- Да вот, на Карпова любуемся и не можем сдержать эмоций! – доложил старшина.    Командир был хмур. Фуражку он обычно носил, сильно напялив её на глаза, а сейчас так она вообще у него козырьком на переносице лежала. - Карпов. Пять минут тебе даю.
- Тащ командир, а у меня бритвы нет, я ещё из дома её не принёс, - вяло попытался сопротивляться Лёша.
- Можешь взять мою зажигалку.
- Или моё вафельное полотенце! – добавил старшина.
- Тащ командир…
- Четыре с половиной минуты!  - и командир посмотрел на свои наручные часы, естественно, «Командирские».     Лёша убежал в общежитие, а командир спустился с крыльца к старшине.
- Ну что – ты всё сказал?
- Ну так…на полшишечки.
- Я тоже рад вас видеть, товарищи курсанты! Вы заметно повзрослели с момента нашей первой встречи. Возмужали. Похорошели. Жаль, ума не набрались пока, но тут уж я постараюсь вам его вдолбить!
- Толстой! – на крыльцо вышел начальник факультета. - Беги в учебный отдел срочно, я тут за тебя доебу их!

- Что-то вас дохуя осталось после двух курсов! – начальник факультета стоял напротив строя, заложив руки за спину. - Я думал, что мы суровее будем прореживать ваши ряды. Ну ничего, вы не расстраивайтесь и не думайте, что высшая математика -  это самое страшное, что случалось в вашей жизни. Сколько вас тут осталось, человек восемьдесят? Могу поспорить, что до выпуска больше пятидесяти не дотянет!
- Прошу разрешение стать в строй! – подскочил Лёша с окровавленным лицом.
- Старшина, аккуратнее бить надо, сколько я вас учить ещё буду :  чтоб следов не оставалось!
- Тащ капитан первого ранга, а это не я!
- А чего тогда он у вас в крови весь? Драчун?
- Ну…смотря от какого слова корень брать, а так просто ошибка эволюции!
- Как и все остальные?
- Так точно, только более ошибочая!
- Ну становись, конечно, в строй, а то через дырки поддувает друзьям твоим в строю-то.    А потом Лёша прочитал в газете, что раннее облысение бывает от избытка тестостерона, и прекратил попытки украшать себе чем-то ещё. Жаль только, что девушки эту газету не читали, судя по всему.    Ну вот. В этом месте уже можете начинать плакать. И ещё, в основном к прекрасному полу обращаюсь, когда увидите на улице курсанта первого-второго курса (худенький, ушастенький, несколько несуразный, на рукаве одна или две галочки) – улыбнитесь ему, хоть слегка - вам это пустяки, а ему передышка в борьбе с эволюционными ошибками.  

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.