Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

  Саша купил себе рыжие ботинки Катерпиллер за целых шестьдесят рублей, что  по тем временам составляло ровно одну третью часть его зарплаты, и гордо объявил об этом после отработки вахты.

- Ну неси, заценим!

     Ботинки были ничего такие с виду, но некоторые детали указывали на то, что сшили их  всё-таки, в лучшем случае,  в одной поднебесной стране, а то и вовсе в подвале на соседней улице. Да и вероятность купить на рынке в городе Мурманск-150 фирменные ботинки этой марки в одна тысяча девятьсот девяносто пятом году равнялась тому, что чайник Рассела действительно существует.  

- Чо, -   прошептал мне  Андрюха на ухо, пока Саша хвалился ботинками в другом конце центрального, - скажем ему, что слово «гусеница» на английском языке пишется через «си», а не через «ка» и с двумя «эл»?
 - Ты дебил? А если шкертанётся с горя?
- Ну заебись, котлет хоть на поминках пожрём!
- Не, давай лучше на обмыв его разведём!
- А и то правда!  Александр! Говно Ваши ботинки и развалятся за два месяца!
Саня густо покраснел и выпучил глаза:
- Ты… чё, Андрюха?
- А через плечо, Александр! Не знаю, как у вас, электриков, а у нас, военных моряков, считается, что вещь, которая не обмыта с товарищами, не может приносить радости хозяину и экспоненциально теряет свои эксплуатационные качества!
- Андрюха, дык это же просто ботинки!
- Дорогие ботинки, заметьте, Александр! И ну и что, что ботинки? Когда я купил себе просто машину, тебе не помешало это два дня из-за стола у меня не вылазить!
- Не, ну ребята, так-то я не против, чо. Давно не собирались! Давай на пятницу это…запланируем, не вопрос.
- Ага, то есть я в пятницу заступаю на вахту, Эд в субботу на дежурство - заебись, Александр Хитрожопович, спасибо, чо.
- Ну я не подумал, чего вы сразу–то? Ну давайте завтра, как сменимся!
- Вооот! Абсолютли другой разговор! Абсолютли! И, Александр, со всей пролетарской ненавистью обмывать будем! Чтоб и в гроб тебя потом в этих же ботинках и укладывали!
- Что, - говорю,- Андрюха, котлет-то всё равно хочется?
- Просто нестерпимо!

   А пока мы будем достаивать вахту, я расскажу вам кое-что про  как бы    ботинки, но не совсем про них.   В те времена мы у Родины были натуральными пасынками – и я просто констатирую факт. Нас не любили так, как лётчиков, и скудную  форму одежды выдавали крайне редко и неохотно. А ботинки (обычные военно-морские ботинки чёрного цвета) пропали вообще года на два, то есть, придя на вещевой склад, можно было получить пилотку нового образца, которую называли, если ласково, то буйновкой, а если от души, то пиздой,  шинель нового образца, носить которую считалось признаком дурного тона и абсолютной безвкусицей, и погоны, в основном парадные. И всё. Поэтому офицерский корпус  подводных сил считал своим святым долгом, покупая обувь за свой счёт, выбирать только коричневый, синий или зелёный цвета  - какой угодно, в общем, только не чёрный, чтоб на очередном строевом смотре доложить очередному адмиралу, что стоит офицер в коричневых ботинках не потому, что он клоун, а потому что ботинок ему не выдают, а за свои деньги он считает возможным покупать обувь только того цвета, который требует его душа.  Правда ботинки эти цветные надевали только на строевые смотры, а так-то ходили в чёрной обуви, потому что не клоуны же, в самом-то деле.   

   А ещё вот что удивительно, если об этом задуматься с точки зрения здравого смысла, гражданскому человеку холодно – он оделся, тепло – разделся. Как так можно жить вообще? То ли дело у военных – вышел приказ о переходе на летнюю форму одежды, значит тебе тепло, и доставай белую фуражку вместо зимней шапки, хорошо хоть шинель снимать не заставляют. Форма одежды «гвоздь» называется.   Холодно, пиздец, первые пару недель, но потом уши отмерзают, и привыкаешь.

 

    Проводил как-то у нас штаб флотилии очередной строевой смотр как раз в этой форме, а на улице холодно, как в аду - то ли дождь, то ли лёд с неба сыпется, дует, как из кочегарки, только холодом, и  даже хмурые тучи бегут по небу стадами в Швецию от этого беспросветного майского дня.  Ну офицеры штаба флотилии ходят вдоль строёв, спрашивают у всех про ботинки и статьи Устава, а наши командир дивизии с заместителем за спинами у нас стоят:
- Саша! – гомерическим шёпотом зовёт командир дивизии нашего командира. - Иди сюда!
- Тащ. Так строевой смотр же!
- Скажем, что я лично тебя осматриваю! Иди сюда, ну!

 

    Осторожно, бочком, командир переместился к их дуэту, и теперь они стояли довольно колоритным трио.

- Во, смотри, что мне замполит дал!  - и комдив вытащил из кармана сложенную вырезку из газеты.  - Перечень формы одежды контингента НАТО в Скандинавских странах.   
- И чо там?
- Пятьдесят семь наименований формы одежды, включая шерстяной ремешок для часов и шерстяной коврик, чтоб под жопу его стелить, если резко захотелось сесть на природе.
- Это ж вот тут, за углом у нас – надо же!
- Саша, не надо делать из меня большего дурака, чем я есть – я знаю где находятся Скандинавские страны!
- Тааащ контр – адмирал, да это я рисанулся, что тоже знаю, где они находятся! Не, ну коврик – это пять, конечно! У нас, если ты захотел резко сесть, то тебя обязательно кто-нибудь выебет за то, что тебе так нечем заняться, что ты не то что бегом на полусогнутых не передвигаешься, а ещё и сидишь!
- Чуть не измена Родине, да! Ну а так-то бедные они, да? То ли дело у нас – застегнул шинель на все пуговицы – носишь зимой, расстегнул две верхние – носишь летом. Высшая степень торжества  универсальности для этой части Вселенной! От этого меня восторг наполнят до самых кончиков волос!
- Так вы же того…лысый.
- Ну и что? Рассказать тебе, где у меня волосы растут?
- Не-не-не!  Я боюсь, что не вынесу этаких пошлостей!
- Ага. Внесёшь только. Не, я знаешь чего не понимаю, а как они там вообще организацию свою поддерживают в работоспособном состоянии? Вот ты, сказал, например, Павлову, пиздуй, мол, Павлов, в штаб и принеси мне оттуда документ особой важности. Надел Павлов шинель, фуражку, пиздец холодно – у меня уши сейчас отваляться, хорошо, что мозга нет в голове уже, кость-то и не мёрзнет, пошёл в штаб и принёс тебе бумажку. А у них? Аналогичный Павлов только собираться два часа будет, пока там коврики все упакуешь, а вдруг присесть захочется,  ремешки и батарейки в стельки вставишь – мы же их завоевать уже успеем!
- А Вам бы только завоевать кого, да, тащ контр-адмирал?
- Ага, сейчас особенно хочется и  желательно  штыковой атакой! Завоевать, может, и не завоюю, но хоть согреюсь; мне уже кажется, что если я сейчас высморкаюсь, то тебе в ботинок сосулька воткнётся!
- А Вы в платок же, тащ.
- Саша. Вот у тебя не зря башка такая здоровая и лысая. Ты же гений, Саша, ты в курсе? Я-то всё думаю, на кой хер я двадцать лет с собой платки в карманах таскаю, а оно  вон оно что, оказывается. Дааааа. Век живи – век учись! Только слёзы им до этого вытирал, когда в моря тебя провожал, ну и один раз в штабе флотилии, когда меня ебли за то, что ты Марьятту обнаружил раньше, чем она тебя.
- А ебли-то за что?
- Дык от этого я и заплакал в итоге, что они внятно и сформулировать не могли, за что же они меня ебли.
- А командиру-то Марьятты, небось, крест железный выдают имени кого-нибудь там святого покровителя, когда он нас обнаруживает.
- Не, Саша, они же гражданские там. Автомобиль наверное дарят – вольву там или сааб.
- Фу. То ли  я, кандидат в Герои Российской федерации,  на штабном УАЗике на работу езжу, когда на него солярку находят, чтоб заправить!
- Ну. Я-то на нём ссу ездить, если честно, - на бербазе документы на него подняли, а он – мой ровесник!
- Ну вы-то получше сохранились!
- Это-то да, не сравнить!  Ладно, пошли в строй – заканчивают, вроде.

   Сменились мы с вахты, помылись-переоделись-побрызгались эу де кологнами и дружным квартетом пришли к Саше домой. На столе было богато: коньяк (три бутылки), водка (две бутылки), вино (одна бутылка), шоколадка (две штуки), лимон (судя по всему – один, порезан и посыпан солью).
- О, бабы будут! – обрадовался Андрюха.
- Да нет, не будет, с чего ты взял?
- А вино ты кому купил?
- Да я давно его купил – всё никак не выпьет его никто, надоело уже!
- А закуски-то, закуски-то! По – богатому ботиночки обмывать будем!
- Да я не успел, что в холодильнике было – то и выложил, давайте хлопнем по стописят, да на рынок сбегаем!
- Ну давайте!

   Под две шоколадки мы выпили весь коньяк, а под лимон – бутылку водки.
- Ну что, - побежали!
- А что брать-то будем?
- Там, по ходу и определимся!

    Определялись мы дольше, чем пили коньяк. В итоге взяли мяса на шашлык, помидоров, баклажанов, огурцов, какого-то сыра, кетчупа, майонеза, ещё коньяка и ещё водки.  Во дворе быстро развели мангал, пока был огонь, пожарили на нём баклажаны (внутри сало от мяса) с помидорами и  отправили самого трезвого (определяется по чёткости выговаривания слов «Сиреневенький», «Тупорыловатый» и  «С подвыпердотом» - возьмите на заметку) резать салат, а сами под коньяк, естественно, зажарили мясо.   Под реальные басы из бумбокса «Панасоникс» мы обмывали ботинки так, как не все и свадьбы-то празднуют, но этого всё было мало, требовалось чего-нибудь эдакого, для души, и  где-то за полночь кто-то спросил:
- А не пойти ли нам в Северное Сияние?
- Точно! Пошли в Северное Сияние!

    И мы пошли в  «Северное Сияние» - так называлась гостиница, на первом этаже которой была столовая, в которой вечером опускали шторы, в три раза поднимали цены и называли это уже рестораном. Всё, что вам нужно знать об этом ресторане – это то, что самым красивым и оригинальным в нём было его название. И сейчас тут был сарказм, потому что назвать ресторан за Полярным кругом «Северное сияние» - это, пожалуй, самое неоригинальное, что я встречал в жизни, хотя тогда я ещё не видел современного российского кинематографа.

- Мы чё, пешком пойдём? Стоять, я сейчас такси вызову!
- Саша – он через дорогу, какое такси?
- Похуй, где он! Не главное быть - главное слыть!
- Ладно, мы пошли тогда, а ты потом на такси подъезжай.
- Не, ну чё вы?
- Не, ну Саша, мы там дорожку красную постелим, оркестр построим, лепестков роз в корзины наберём, ну чтоб уж слыть тебе и слыть!

 

     Короче, пошли пешком. Там плясали, помню, до упаду, ну пили, само собой, в конце чуть не побили диджея за то, что он нам отказался ставить в восемнадцатый раз какую-то песню, мотивируя это нелепыми отмазками, типа у него закончился рабочий день. Тоже мне – причина! Тут люди, на секундочку, ботинки обмывают, а не просто так!   От обиды мы не оставили на чай и зачем-то украли одну чайную ложку, хотя даже непонятно, откуда она вообще взялась – чай мы точно не пили. У Саши дома мы на ход ноги допили последнюю водку и собирались уже расходиться по домам спать, когда кто-то заметил:
- Полшестого утра, ни фига себе – только сели же!
- Ха! – обрадовался Саша, доставая бутылку вина из холодильника. - Я знал, что пригодится!  Как раз допьём, переоденемся – и на службу!

   Так и сделали - службе-то всё равно, что мы ботинки обмывали, её же нужно служить невзирая на.

- Эд, - подошёл ко мне Саша вечером, - долгани десятку до получки?
- Здрасьте, так тока же получка была!
- Ну дык шестьдесят на ботинки и сто двадцать на их обмыв – вот и вся тебе получка!
- Ну долгану, чо! Зато ботинки так обмыли, что ноги по колено стопчешь, а ботинки как новенькие будут!     Ровно через два месяца эти ботинки и развалились.

 

      Из этого и нескольких аналогичных случаев я сделал для себя выводы, что крепость и срок существования чего-либо не зависит от того, с каким размахом и помпезностью вы это празднуете и сколько гостей при этом присутствует. Что не лишает праздники смысла, конечно, но, с другой стороны, и не заставляет искать для них каких либо формальных поводов типа свадьбы, Дня рождения или покупки другом новых ботинок. Глубокая мысль, да?

_________
 P.S. Размеры денежных средств и их номиналы в то время вспоминать откровенно лень, поэтому привожу цифры просто в их пропорциях, которые стопроцентно соответствуют действительности.

P.P.S. И ещё вопрос, не в тему, если бы ваш друг – полковник спецназа -  пригласил бы вас на День рождения, то что бы вы ему подарили? Потому  что мой друг- полковник меня пригласил, и это завтра, а что подарить -  я ума не приложу.  Спросил его, конечно, но кроме БМВ ИКС 7 он ничего придумать не смог, а это скукота, а не подарок, чесслово.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.