Гражданская наука психология - вещь настолько тонкая, что результаты её применения к отдельно взятому субъекту вряд ли подлежат измерению и представлению в виде доступных пониманию величин. В связи с этим   любой человек, язык которого подвешен к телу в должной степени, способен практиковать эту науку среди индивидуумов с менее подвешенным, чем у него, мозгом и, мало того, даже брать с них за это немалые деньги.  В связи с этим кажется абсолютно непонятным, как большинство людей из крупных городов доживают до пожилого (более тридцати лет) возраста со всеми этими своими мигренями, сезонными обострениями, регулярными кам андаунами и неспособностью найти своё место в окружающей их действительности.

  То ли дело – психология военная! Чёткие и универсальные приёмы воздействия на психику «Не ебёт!»; «С хуя ли?»; «Какого хуя?» и «Да заебал ты!» имеют высокую эффективность и действуют как мышь на слона, только наоборот.  А уж практические приёмы!  Все, конечно, я описывать не буду, тем более забесплатно, но про один сейчас расскажу.

  Навалилась на меня как-то Тоска без Начала. Ни причин для того не было, ни поводов, но вот навалилась, сука такая, и не отпускает, что ты ни делай – хоть кисель пей, хоть на трамзисторе играй. День не отпускает, два, четыре – на пятый пошёл к доктору, который не раз декларировал  вслух, что он психиатр. Доктор меня внимательно выслушал и говорит:

- Бессонница? Вес теряешь? Потеря аппетита? Ну тогда всё нормально. Я думаю, что это просто  рак и ты скоро умрёшь: абсолютно не о чем волноваться в плане расстройства твоей психики!
- Ну а серьёзно?
- Ну хочешь тебе препаратов выдам нозепамовой группы?
- Поможет?
- Нет, конечно, но хоть не повесишься!
- Дурак ты, доктор, и не лечишься!
- Конечно, не лечусь! Я же доктор!

   На следующий день подзывает меня к себе командир после построения.  А осенью ранней дело было – вокруг красота такая, запахи вот эти вот ноздри щекочут, чайки ещё белее кажутся, один я, короче, весь пейзаж порчу.

- Стас! – кричит командир заму. - Тоже подойди!
- Два замполита на корабле, - начинает командир, - а воспитательную работу среди офицера опять я провожу!
- Что он натворил, б? – интересуется замполит.
- Стой и учись, как надо психологическую помощь офицерам оказывать! Эдуард?
- Да, тащ командир.
- Рассказывай.
- О чём, тащ командир?
- Отчего ты ходишь смурной, как удод по болотам, а? Ну тошно смотреть же уже…
- Не знаю, тащ командир, тоска какая-то.
- Сосёт?
- Если бы! Грызёт, в основном, и давит!
- Болит что?
- Никак нет.
- Дома всё ли в порядке?
- Всё в порядке!
- То есть Вселенская тоска?
- Она самая – вообще без причин!
- Да заебал ты, б! – вступает замполит, но командир его прерывает жестом руки.
- Слушай, Эдуард, есть способ один – поможет сто процентов. Принимаешь внутрь кружку абсента и идёшь на танцы.
- Танцевать, что ли?
- Дурак, что ли? Мужики не танцуют! Придёшь на танцы, выберешь место поярче, ну там под лампочкой какой или стробоскопом, станешь в задумчивую позу,  руки, как Лермонтов, на груди скрестишь и будешь смотреть на всех свысока. Умеешь, как Лермонтов-то?
- Умею.
- Покажи.
- Не, ты как Чаадаев стоишь, а надо вот так, – командир показывает как. - Повтори.  Нормально, потренируешься и после обеда мне предъявишь на зачёт. Так вот стоишь ты под лампой с абсентом и тоской внутри и смотришь вокруг с небрежной улыбкой на рту, а вокруг, мать моя женщина, ты посмотри, что творится-то! Те вон пьяные в стельку и лыка не вяжут, а готовы подраться вон из-за той самки, у которой трое детей и варикозное расширение вен на ногах даже сквозь колготки проступает, те слишком вульгарно накрашены, те танцуют, как Буратино без ног, а неумело притворяются, что умеют, те вон одеты, как шлюхи, а делают вид, что английские королевы, та вон рыдает в углу навзрыд и тушь по щекам, а рыдает вон из-за того свина, а он же смотри, какой неприятный, и усики эти – ну как из-за такого можно рыдать? А  у этой, смотри, жопа шире моих плеч, а она ей крутит так, что стаканы за соседними столикам от воздушного фронта шатаются! И это ты ещё в тёмные углы не заглядывал! А ты один такой стоишь посреди этого позора рода человеческого. Лермонтов. И улыбаешься презрительно. Покажи, как презрительно улыбаются. Не саркастично, я сказал, а презрительно. Ну вот, другое дело.  

 

  И пока он всё это рассказывает, он же руками жестикулирует активно, то на кучку минёров покажет, то на группу механиков, то на помощника. И у всех конечно такой дикий непонятный вид от этого образуется,  все думают, что это происходит такое за представление с таким странным составом актёров,  и главное, как от всего этого теперь укрыться. И поговорить-то сразу находится о чём: все сразу начинают выдумывать отмазки непонятно от чего, но не зря же командир в них рукой тычет и вон как говорит активно – с этим надо что-то делать же срочно.

- И что, - спрашиваю, - поможет?
- Тебе – не знаю, а мне точно поможет! Ты же после всего этого напьёшься обязательно и на службу завтра не явишься, а послезавтра, когда явишься, то будешь уже чувствовать себя виноватым,  и мне не надо будет проявлять к тебе сочувствие, а надо будет что? Правильно – ебать тебя за наглый прогул, что для меня намного легче, и траты душевных сил не требует! Молодец я? Тонко?
- Так точно!
- Ну ступай тогда. Ступай, я сказал, а не бреди, как верблюд по пустыне! Резину мне на палубе когтями поцарапаешь!

- И что это было сейчас? – спросил механик, когда я примкнул к своей стае.
- Психологическая помощь. Практически отцовская.
- Помогло?
- Послезавтра и узнаем.
- Борисыч эвкалипта заварил – вечером сауну по взрослому устраиваем. Ты в деле?
- Да.
- А чего командир тебе посоветовал?
- Абсенту выпить и на танцы сходить.
- Так что нам турбинного масла в шило добавить? Потанцевать-то мы можем, конечно, да.
- Нет уж, увольте! Обойдусь без масла вашего и тем более без танцев! Мало у меня депрессия, так ещё и на танцы ваши смотреть! Тьфу – срамота!

  После обеда лежу и смотрю в сетку на верхней койке – ну сплю типа, вызывают меня наверх. Поднимаюсь – стоит на пирсе командир с саквояжем и замполитом.

- Чуть не забыл! – кричит мне снизу. - Показывай!

  Что ему показывать? А, Лермонтова же – вот чёрт, забыл совершенно.

 

Показываю.
- Ну как тебе, Стас?
- Нуууу уже не Чаадаев, конечно…
- Ну да, ну да. Ладно – зачёт! Свободен!

  И уходят. Надо же – не забыл, вот прямо уже чуть полегчало на душе, а ещё сауна вечером: жизнь-то вроде и налаживается!

  А эвкалипт в сауне вещь вообще незаменимая. Попробуйте, даже если нет сушёного, в виде травы, можно настойку купить в аптеке, правда когда сушёный завариваешь – эффект лучше.

 

    Сидя вечером в парилке, все активно потеют, сопят, пот в баночки мыльницами соскребают и кто-то спрашивает:
- Борисыч, а эвкалипт для чего полезен?
- Для всего, практически!
- Не, ну вот что он сейчас лечит?
- А у тебя что болит?
- Ничего!
- Тогда просто иммунитет укрепляет!
- А у меня – бронхит!
- Всё – считай нету!
- А мне платят мало!
- Вот прямо сейчас слышишь топот копыт вверху? Это помощник поскакал приказ строчить на твою премию! Вот что эвкалипт животворящий делает!
- А раны душевные!
- Только со спиртом!
- Ну дык а чего мы сидим? Может пора уже того? Спрямиться?
- Терпеть! Мне ещё грамм сто в банку наскрести надо!

  Потом все плещутся в ледяном бассейне и долго, оттого что с разговорами, пьют, а под утро спорят, есть ли смысл ложиться на пару часов или уже до подъёма флага сидеть.  И вот именно сейчас это так важно, что нужно даже об этом спорить – ведь если ты ещё в сознании, то неприлично же покидать общество, если общество несколько часов рассказывало тебе истории про то, это и вот это вот, заботливо подливало и чутко не задавало вопросов, кроме наводящих.

  А утром стоишь на построении с такой удивительно чистой, вот прямо до звона,  головой и красными глазами, которые светят из-под опухших век, и с удивлением понимаешь, что вот если вокруг посмотреть, то море – солёное и пахнет йодом, сопки  - в красном мхе и пахнут грибами и ягодами,  небо – синее, а жизнь – прекрасная, вот только бы поспать ещё минут двести – триста, а потом чаю крепкого, но лучше кефира; и вот оно, счастье, как синица в руках трепыхается, а журавлей в небе-то и не видать: нет их тут, журавлей этих, не долетают до наших краёв, стервецы, как бы и не оставляя выбора вовсе, что не может не радовать.

- Чё, - спрашивает командир, - пришёл всё-таки?
- А я и не уходил,– говорю.
- А отчего ты не выполнил моего приказания?
- Да чот компрессор забарахлил, тащ командир, пока возились, чинили, пока до да сё – уже и смысла не было идти!
- То да сё, говоришь? Да я чувствую ваше то  да сё – видишь же, дугой БЧ-5 обхожу.  Но глаза вижу лучше стали, да.
- Так их не видно у него же, тащ командир! – это замполит подливает масла.
- Да у половины механиков их не видно сегодня – значит что? Значит – в хорошей компании вечер провёл и терапевтический эффект не заставит себя ждать! Правильно я говорю, доктор? - кричит в другой конец строя.
- Так точно! – орёт в ответ доктор.
- Ты же не слышишь, что я говорю! – кричит ему командир.
- Это не имеет значения! Вы всегда правы! Это я сейчас как психиатр говорю!
- Вот это да. Вот это точно, – поддакивает замполит.
- Ты-то тоже меньше рот раскрывай, а то думаешь джуси фрут твой перегар маскирует?
- А….ну был такой план, да.
- Так вот – нет! На прошлой неделе твой способ с мускатным орехом был эффективнее, если не считать того, что только идиот поверил бы тому, что ты с утра просто так нажрался мускатнах орехов!
- Нет пределов совершенству, тащ командир! – бодро доложил замполит.
- В желании обмануть начальство, да?
- Нууу не обмануть, а, скорее ввести в заблуждение по некоторым вопросам, не касающимся служебной деятельности напрямую!

 Ну что – записали приём экстренной психологической помощи, или повторить? Повторяю: друзья плюс  баня плюс эвкалипт, всё обильно запить алкоголем и заесть максимально полезной едой – если мясо, то жареное, если сало, то копчёное, если огурцы, то солёные, а если капуста – то квашеная. Конечно, ещё выпаренный батон под это хорошо, но где же вам его достать?  На следующий день не валяться в постели умирающим лебедем, а на общественно-полезные работы!  И никаких женщин в эти два дня! Ни в каком виде!

 

Именно так и предписывает поступать военная психология: гендерный шовинизм тут ни при чём,  сугубо научный метод.


Фото Олега Кулешова.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.