Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

 

    Любой человек, у которого уже вырос мозг, хоть раз в жизни да задумывался о таком предмете философского пространства, как Судьба. Не то чтобы махал в компаниях руками, отстаивая свою точку зрения  (это вообще не следует считать за процесс обдумывания), а вот так: присел в беседку с белой чашкой чёрного чая, подул на чай, на волны в кружке посмотрел и задумался: «А вот хорошо-то как, а? А вот если бы я тогда не вот это, а вот то, то было бы сейчас так хорошо? А беседка? Была бы у меня? А я где бы был вообще?» и всё - чай уже остыл и в нём купаются мухи, шелестят листья винограда, а человек всё вздыхает, глядя вокруг, и думает: «Ну Судьба! Дааа.»

 

    В этом разрезе проще людям религиозным – у них всё понятно (не факт, что правильно, но это мы обсуждать не будем), Судьба их написана заранее каким-то дядечкой, и можно даже не дёргаться её изменить, что ни делай - всё одно: скучно, конечно, но зато всегда есть готовое оправдание своей лени или нерешительности.

 

    Другие люди, которые полагают себя самих кузнецами своего счастья, на самом деле пристально в многовариантность последствий поступков не вдумываются тоже, а если начинают вдумываться, то впадают в оцепенение, и есть от чего! Пошёл направо – попал под машину, пошёл налево – нашёл принцессу. Ну в виде лягушки, например. Поцеловал – и вот тебе полцарства в придачу, а если это не та принцесса? И вот тебе ЗППП с лечением болючими уколами и риском бесплодия. Как тут не оцепенеешь?

 

    А вещи материальные, но не обладающие душой? Например, бочка литола или атеист? Думал кто-нибудь об их судьбах? Как они развиваются и от чего зависят? Что на них влияет и как? Ну не бог же бочке литола Судьбу прописывает, правда? А кто тогда?

 

    Ну за все бочки судить не возьмусь, а про одну сейчас расскажу.

 

    Если вы родились бочкой литола и попали во флот, то Судьба ваша очень незавидна: вас грубо и без всяких необходимых почестей вскроют (может быть даже топором) и быстро растащат вёдрами, банками и пригоршнями. Хорошо, если не пнут ещё напоследок.  Но иногда вам тоже может повезти и вы окажетесь лишней (взятой про запас), или про вас вовсе забудут – и тогда да, вы постепенно становитесь не просто бочкой, а, в некотором роде, военно-морской бочкой: ходите в моря, погружаетесь, всплываете, слушаете команды по ГГС и ждёте, когда вас начнёт обдувать морским ветерком из приточной вентиляции.  Разве что в курилку не ходите с ребятами, но это и понятно – курить вредно.

 

    Одна такая бочка прижилась у нас в восьмом отсеке – выдали её то ли по ошибке, то ли случайно, то ли просто надо было береговой склад под что-то полезное освободить, но, смазав всё, что можно было смазать, потом смазав всё, что мазать было не нужно, но и не вредно, а потом смазав по второму кругу обильно, что сначала мазали скромно, боясь, что не хватит, обнаружили, что одна бочка всё равно осталась целёхонькой.  Ну не выбрасывать же? А куда девать? А если на корабле что-то девать некуда, то по традиции это выдают трюмным.

 

    Командир восьмого долго отнекивался, стеснялся и утверждал, что не заслужил такого высокого доверия, хотя и старается, но кто будет слушать лейтенанта? Вот тебе бочка, распишись и не гундось.

 

    Будь командир отсека хотя бы старлеем, а уж тем более капитан-лейтенантом, то бочку эту он, наверняка, сразу бы выбросил за борт и не стал бы возиться, устраивая её будущее и наживая себе геморрой, но лейтенант – существо ответственное и не умеет ещё сравнивать риски от возможных последствий, поэтому бочку  командир восьмого всей группой тащил, загружал и переставлял по отсеку туда-сюда, примеряя, где она будет смотреться органичнее и как бы не нарушить чего из фэн-шуя.  В итоге бочку всунули в закуток на верхней палубе восьмого – ну в тот, знаете, в носу, возле перехода в шестой слева,  два на метр и непонятно для чего предназначенный конструкторами.  А может как раз и для этой самой бочки? А?

 

    Бочка быстро примелькалась, и все к ней привыкли, а привыкнув, позабыли о ней. Помнили только (условный рефлекс), что в том месте можно спрятать мусор, если не успел вынести до конца приборки, или припрятать ещё чего, на время, конечно. Так, может, год жила эта бочка и уже, наверняка, начала думать, куда бы ей подать заявление о награждении значком «За дальний поход», когда доктору Мише позвонил флагманский врач флотилии.

 

    Вернее, не сам он ему позвонил, а из дивизии передали строгий приказ явиться в штаб флотилии к флагманскому.  

 

    Доктор Миша спешить не стал и не потому, что был лентяй, или, того хуже, имел свойство игнорировать приказания старших начальников, а потому, что первое, чему его научили на корабле – это не спешить с выполнением полученного приказания, если точный срок его выполнения не озвучен: его ведь могут и отменить. Да и из нашей дивизии добраться до штаба флотилии  был тот ещё квест! Малоприятный и без сокровищ в финале, но длинный и запутанный.

 

    Повздыхав пару дней, Миша махнул рукой и поехал. Ну как «поехал» -  слово это, скорее, условное в данном случае: где пешком, где на попутках, где вброд, где ногами по природе, но к обеду был у флагманского.  По дороге перебирал, конечно, в голове, что за надобность такая у флагмана возникла лично его увидеть? Косяков за ним не было ни по службе, ни по врачебным делам, задачу сдавали вот только вот, и медслужба сдала с первого раза с оценкой «удовлетворительно» (что является высшей оценкой в военно-морском флоте), то есть как ни крути, а по всему выходит, что позвали его с целью продвижения по служебной лестнице. Ну и что, что старший лейтенант и года ещё не прослужил? Умный – это раз, семейный – это два и вот: что ещё надо-то?

- Аааа, Михаил! Быстро ты! – обрадовался флагманский подполковник. - Пойдём-ка в курилку, дело есть к тебе!

«Да, блин, вряд ли вот про повышение это дело – и чего тогда я сюда пёрся?»

- Слушай, - флагманский закурил, - дело важное, потому что личное. У тебя в восьмом отсеке стоит бочка литола… чего глаза лупишь?

 

    «Ну как бы это сказать? Я, конечно, знаю, где восьмой отсек и понимаю, что такое бочка и, даже, бинт меня побери, догадываюсь, кто такой литол, но! Откуда он знает, что на корабле в Нерпичьей стоит эта бочка???»

 

- …аллё, ну ты отвис? Так вот, мне этого литола нужно ведро. Позарез. Вижу в глазах немой вопрос – ну вот надо, понимаешь? Я уж тебя Миша не забуду! Уж ты мне поверь!
«Уж верю, да. А чего по телефону не сказать-то было? Мне же полдня теперь обратно добираться! А, впрочем, что я там забыл? Скажу, что у флагманского целый день был»
- …а по телефону, сам понимаешь, такие вещи не говорят. Будешь курить? Не куришь? Молодец! В общем и целом – я через три дня в отпуск, вот ты и подгадай так, чтоб успел я его с собой увезти. Ведро это. На родину свою историческую.

«Вот же куркуль, а. Ну вы посмотрите на него. И что это за родина такая? Куркуляндия? Не к этому готовили меня в академии, совсем не к этому!»

- Ну ладно, побежал я! Делов у меня, знаешь, ооооо! Сам понимаешь!

«Да понимаю, пока вспомнишь, у кого на корабле что и где стоит, пока подумаешь, как это всё в машину уместить»

-…успей только, а то...  сам понимаешь! – кричал флагманский уже издалека.

 

    Воровать Мише предстояло первый раз в жизни и, несмотря на общую приятную адреналиновость  мероприятия, факт этот несколько смущал. Как это вообще всё организуется? Ну ведро он найдёт, ладно, а потом? Нужно ли надевать маску и красться в ночи? А ведро смазки потом под видом чего выносить? Анализы, типа, собрал?

 

     Жена (тоже врач) внимательно выслушала (в чём Миша заподозрил больше профессиональную привычку, чем живой интерес), покивала головой, но дельных советов дать не смогла: так уж вышло, что и ей в жизни до сих пор воровать не приходилось. 

 

    Нет, ну как проводить такое мероприятие без предварительной подготовки?  Что: просто пойти, взять ведро и набрать в него литола? Так и не решив, Миша решил спросить совета у трюмного Димы (того самого командира восьмого отсека).

 

- Ведро литола? Да вы, батенька, шалунишка, как я погляжу! Гы! Чо, расскажешь потом, как это у вас, у докторов, делается с ведром-то смазки? Ладно, чего ты сразу глазами вращаешь? Венеролог, а шуток не понимаешь. Да какая разница венеролог или дерматолог? Короче, бери хоть три ведра – мне этот литол без надобности, мне этой бочки, по усреднённым подсчётом на тридцать шесть лет хватит, ну, а без ведра – на тридцать два года, выходит. Более, чем достаточно.  Что кто скажет? Скажи, что я разрешил!

 

«Тоже ты гусь тут нашёлся! Разрешало то ещё. Авторитетное. Надо у комдива-три спросить – так вернее будет»

 

- Ведро из той бочки? Заметь, я даже не спрашиваю «зачем» - боюсь узнать ответ. Слушай, у меня к тебе встречное предложение! Ты ведро мне оставь из той бочки, а всё остальное и забирай! Прямо с бочкой! Что значит «как утащу»? Наверх мы тебе поможем, вот я сам лично помогу, а там, что, на бок завалил и кати её куда хошь! Она ж круглая, доктор, эх ты, серота! Ну как не надо? Литол – вещь полезная, а тут такая удача – целая бочка тебе обломилась без ведра! Это, считай, как Дед Мороз тебя в лобик поцеловал! Нет? Точно нет? Не, ну бери, конечно, ведро своё – но про бочку подумай! Обещай мне, что подумаешь!  Нет пообещай!

 

    «Нет, ну как это так? Что за отношение к пост-социалистической собственности такое? У них что, отчётности никакой нет? Как это так это? Это как бы я таблетки горстями сыпал налево и направо. Что-то тут не так, надо к старпому сходить.»

 

    Старпом, существо самое занятое на любом корабле в прямом смысле этого слова, даже не стал делать вид, что ему интересно, что там зудит Миша

 

-Бери. Что хочешь, то и бери. А у тебя от головы нет чего с собой? А для головы? Не, ну я не про таблетки – может фляжечка какая, так голова болит, погода может или возраст или это вот всё (старпом помахал руками вокруг) железо. Ладно, ты давай это, ступай, некогда мне.

 

    «Видит Хирон, но я этого не хотел! Придётся идти к командиру – право слово, какое это хлопотное дело - воровство, ну кто бы мог предположить?»

 

- Однако, - командир подпёр лицо рукой и долго смотрел на Мишу, - ну и задаёшь ты задачи. Да при чём тут литол? Я всё понять не могу, чего ты ко мне-то пришёл с этим вопросом? А, к трюмным ходил, к старпому ходил, но всё равно решимости не набрался? Ну да, ну да – за решимостью это ко мне, конечно. Ты, это самое, если что, не стесняйся, конечно, по всякой необходимости сразу ко мне беги! Вот только почувствуешь необходимость – так сразу и беги. Я-то всегда рад тебя видеть. Да. А за литолом – это к трюмным. Литол, понимаешь ли, лежит так далеко за пределами моей пристальности, что даже и Монголия ближе находится.

 

    «Хм. То есть вот так вот запросто взять, набрать и нести? И никакой тебе романтики? Ну на разведку-то надо сходить, по любому!»

 

    Разведка показала, что бочки и бочка, стоит себе, да. Тяжёлая. На пинки отзывается глухо – точно полная. Как её открыть-то? А какой этот литол? Черпать его надо или что?

 

- Ты поцелуй её ещё, – посоветовал трюмный Дима, - чего мнёшься? Где твоё ведро? Как это нет ведра? А как ты собрался набрать ведро литола без ведра? Это вас в Академии вашей таким вывертам учат? Не учат? Дык и что тогда – у меня просить будешь? Ну проси, дам конечно, кто я такой, чтоб доктору не дать? Пошли за мной в трюм, пошли, говорю, не ссы! Нет там крокодилов – это байка. Во, норм ведро, смотри – от сердца прямо отрываю! Что значит с дыркой? Забьём чоп и нет дырки! Что значит кривое? А тебе по нему на коньках ездить? Нет? Ну и чо тогда? Бери, пока дают, я тебе говорю.  Как набрать – берёшь и набираешь! Как нести рассказать? Ну пошли, наберу, не реви только. Не реви, кому говорю!

 

Полное литола ведро оказалось неожиданно тяжёлым и грязным.
- Да ладно, не кисни! – подбодрил Дима, - вот тебе ветошь, бока ему оботри и в пакет поставь какой-нибудь, чтоб вопросов глупых не задавали. А так – скажешь грибов набрал! Ну и что, что май и тяжёлые – скажешь в йодной яме собирал, под реактором, кто там разбираться станет – все в ужасе убегут. Всё, бывай!

 

    Трап на Акуле длинный (ну или высокий, если смотреть сверху), абсолютно вертикальный и относительно широкий – до такой степени относительности, что полный человек проходит по нему, как пыж по дулу, с таким, знаете, чпоканием, приятным для слуха командира отсека – пыль не надо протирать.  Подводники сермяжных специальностей шастают по этому трапу, как форменные сволочи – со свистом – и вынести для них ведро литола наверх не то что не проблема, а вовсе даже и не затруднение, не то что для благородного доктора: доктор ведь как, обычно, погрузку-выгрузку всяких грузов осуществляет: с помощью матросов, а тут же матросов звать не с руки – вполне могут и срок добавить за группу лиц по предварительному сговору.

 

    Потоптавшись под трапом и проведя теоретические выкладки, Миша полез, волоча ведро чуть сбоку и под собой. Пока лез, жалел, что рук всего две, а вот бы три, или четыре, вот было бы дела. Наверху на трап кто-то цокнул.
- Куда лезешь, крыса! Не видишь, тут люди?!
- Ой, простите! – донеслось сверху голосом командира дивизии, - с разгону что-то я и не заметил! Затормозить не успел!

 

«Блядь, ну вот как так? И что теперь – спускаться обратно и бежать прятаться? Ай, фиг уже с ним, ну!»

 

Командир дивизии терпеливо ждал наверху:
- О, доктор! Разрешите вас поприветствовать!  Ловко ты адмирала-то крысой обозвал! Что в ведре?
- Грибы из йодной ямы, - ляпнул Миша не успев сообразить («Дима, сссука!»).
- Из какой? Из левой или из правой?
- В смысле?
- Всё с тобой понятно! Даже пиздеть нормально не научился! Подводник называется!
- Тащ контр-адмирал, так мне подниматься Вас встречать или тут подождать, пока Вы доктора моего дожуёте? – снизу в люк осторожно заглядывал командир.
- А ты знаешь, что у него в ведре?
- Литол!
- В смысле?
- В смысле ведро смазки спиздил наш доктор с подводного крейсера!
- Аааааа! А зачем ему столько?
- Да я почём знаю? Он же доктор – я предпочитаю лишнего не спрашивать!
- Логично! Ладно, спускаюсь! Грибы, блядь, из йодной ямы, ну доктор, ну шелмец!

 

    Доктор постоял ещё минуту и понюхал озон, который остался в воздухе после грозы, так удачно прошедшей вот прямо под его носом.

 

До посёлка добирался дольше обычного (да что там до посёлка – в дивизию чуть не полчаса шёл) – вот вы, например, пыля на машине, подобрали бы на дороге военврача с тяжёлым ведром? И я тоже не знаю. Но добрые люди нашлись, и недалеко за обедом доктор уже был в городке.
«Во флотилию точно не поеду! В пизду его, да простят меня будущие читатели этой истории!»

 

    А куда переть это ведро? Ну, в поликлинику, например, можно.

 

    Жена (кто бы мог подумать!) категорически отказала сохранить у себя, поцеловала в щёчку и ласково вытолкала из кабинета.

 

    Начальник поликлиники подозрительно осмотрел ржавое корявое ведро, наполненное субстанцией непонятного цвета и, подумав, отказал, ссылаясь на то, что в поликлинику заходят гражданские и даже дети, так бы он да, конечно, но вот так вот – нетушки и вот Мише домашний адрес флагманского врача.

 

    Жена флагманского врача сначала удивилась, но потом, обречённо вздохнув, согласилась принять ведро и даже предложила Мише чаю за хлопоты.

    «Ну уж нет, тут важнее вовремя сбежать, а чаю я и дома попью!»

 

    Вежливо отказавшись, Миша откланялся и пулей выскочил на улицу.  На улице Мишу встретило наглое майское солнце,  запах весны и облегчение. Да, кругом ещё лежал снег, но запах… и это облегчение.
    «Эх, жаль, что я не пью. Сейчас бы стакан-то хлопнуть самое то было бы. И покурить. Жаль, что я не курю!»

 

    Захотелось на корабль – отчего, непонятно, но потянуло посидеть с Димой, зайти к комдиву-три и, может, даже старпому поставить капельницу.  Жёстко подавив в себе эту сентиментальную волну (а, вернее, отложив её на завтра), Миша пошёл домой, дав себе зарок никогда больше не носить вёдра с литолом и не подходить к телефону, когда звонит флагманский врач флотилии.

 

    А бочка так и осталась стоять и, вполне вероятно, стоит там и до сих пор. Никому неизвестно, как изменилось её ощущение окружающего мира от того, что из неё отчерпнули ведро, но Судьба  создавала её, вполне вероятно, именно для того, чтоб какой-то (не вообще, а в плане Судьбы) Миша отчерпнул из неё это самое ведро и отнёс его флагманскому врачу самой что ни на есть первой флотилии атомных подводных лодок для целей, так и оставшихся неизвестными ни Мише, ни мне, ни, я уверен, и тебе, уважаемый читатель.

 

    Ну и раз мы начали с философии, то давайте ею же и закончим, что ли? Если ты, читатель, не бочка с литолом, то кажется мне, что Судьба твоя вряд ли определена и состоит в вычерпывании из тебя вёдрами твоего содержимого. Перестань уже ждать, пока вычерпают всё и давай, я не знаю, борись: попробуй (чтя правила приличия и уголовный кодекс!) не стоять в закутке, а двинуться и  свернуть не туда, а вдруг тебе именно туда и надо?

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.