«Любите ли вы спать так, как люблю это я?» - хотел было я начать рассказ с такой фразы, но это было бы некоторым непозволительным допущением против правды. Как ни странно, с годами организм, ну очевидно же, что более изношенный и уставший, отторгает эту привычку как вредную и контрпродуктивную. Как это нечем заняться? Лежи и смотри в потолок, крути в голове события и поступки – рефлексируй, в конце концов! А кто, если не ты?  Дядя Вася из стройтреста номер двадцать один? Поэтому начну рассказ без обычного вступления.

    Наш комсомолец Олег любил спать так самозабвенно и трогательно, как не все гуманоиды способны любить вообще. Любую свободную минуту, любую позу и любое занятие он считал необходимым посвятить одному – крепкому богатырскому сну или хотя бы маленькому тревожному пересыпу. При нём даже опасались заводить разговоры о сне: начнут, бывало, пультовые зубры рассказывать, как на них мохнатые наваливаются от усталости, не успевают они до коечки доползти, а этот, гляньте на него, - уже и глазки закатил. И надо ли говорить, что просыпаться он мог, только когда его кто-то тормошил, причём желательно похлопывая при этом по щекам.

    «Комсомолец», если я вдруг не писал или кто-то не читал этого раньше – стандартное сермяжное (в смысле народное) название должности заместителя командира БЧ-5 по воспитательной работе. На «Акуле» же мало того что докторов двое (трое, вместе с фельдшером), но и замполита одного, корабельного, посчитали недостаточным для воспитания такого стада в рамках лояльности к коммунистической морали и ввели в электромеханической боевой части (то ли как в самой аморальной, то ли как в самой многочисленной) должность своего собственного замполита. А так как замполитом он был как бы не настоящим (коммунистическим), как «большой» зам, то и называли его званием на ступень ниже коммуниста – комсомольцем.

- Вот не понимаю, как так! Может, у меня болезнь какая-то? Ну там не сплю я, а сознание теряю или умираю временно?
- Олег, - обрывал его командир, - объяснительную на стол, почему опять опоздал на проверку, не надо мне умывать грудь слезьми своими!
- Тащ командир, да я напишу, я не о том же! Я же не спорю, я просто сам в недоумении! Я растерян!
- Растерян? Ну иди – пожалею. Всё, поздно: я передумал, не иди. Объяснительную на стол! А с жалостливыми стонами – к доктору! Я – кнут, доктор – пряник. В данном конкретном случае.
- Шу шения, тащ командир! – не выдерживал доктор. - Но наука медицина против бессилия воли у индивидуума давно уже отвергла пряники как метод лечения! Так что готов быть обухом, а пряником может механик? Его же зам.
- Да щас! – вступал механик. - Не для того мои прянички росли, чтоб замполитам их скармливать! Тем более, в таком количестве, как он опаздывает.

    И тут механик был прав: опаздывал Олег почти всегда с тех пор, как переехал от родителей в самостоятельную квартиру. Почти, потому что иногда-то он и не опаздывал, но в основной своей массе это бывали случаи, когда компания военморов, засидевшись до утра, спать не ложилась вовсе, а отставив стаканы и надев фуражки, шла на ратные подвиги свои прямо из-за стола.

    Ого, сколько же там объяснительных скопилось, наверняка подумали сейчас некоторые из вас, но нет. Их скопилось изрядно, конечно, но вовсе не в таком количестве, как он опаздывал: кому нужен заместитель командира электромеханической боевой части по воспитательной работе в базе? Эта фраза не означает, что он кому-то нужен в море, но просто в базе он ещё более не нужен – мало того что он был самым молодым (за исключением матросов) членом БЧ-5, так и в те годы завоевать авторитет у мичманов (один из которых, например, приехал из очередного отпуска с медалью «За оборону Приднестровья») стало не в пример сложнее, чем в благословенные (для замполитов) времена активного построения коммунизма в отдельно взятой стране.

    В общем, махнув рукой на постоянные опоздания комсомольца, командир периодически всё-таки собирал с него объяснительные (для острастки и чтоб держать в тонусе) и, не читая, отдавал их старшему замполиту. Замполит завёл даже отдельную папочку с названием «Объяснительные записки человека, который должен служить воспитателем душ, но не может даже вовремя проснуться» (позже дописал «Том первый») и аккуратно туда их подшивал по датам, тоже вряд ли читая.

- И запомни, - увещевал командир комсомольца, - терпение моё хоть и не имеет дна, почти как и закрома нашей Родины,  но гнев уже кипит в моём сердце. И скоро я не выдержу – советую тебе немедленно принимать меры воспитания к своему организму!
- Да я же только за, тащ командир, но вот ума не приложу – как?!
- Кого не приложишь? Слушай, вот ты кто по образованию? Вот я – ракетчик, а ты?
- Замполит, - шмыгал носом Олег.
- Или по-модному   воспитатель, правильно? Так чему тебя учили в твоей бурсе целых четыре года, если не научили даже просыпаться?
- Всякому…
-И этим людям ещё выдают высшие образования! Возмутительно!  Ещё хоть один раз! Хоть на одну самую завалящую проверку! Оставлю жить на корабле! Вместе с помощником на пару выть у меня будете в прочном корпусе!

- Ребята! Ну помогите! Ну посоветуйте что-нибудь, а? Ну давайте вместе что-нибудь придумаем? Ну я же за вас всегда, ну. И планы за вас пишу и конспекты составляю, а? – умолял нас Олег на мостике во время перекура.

Ну да,  парень он был хороший, да плюс к тому ещё и заядлый маньяк в области охоты и рыбалки (то рыбкой угощал, то олениной), так отчего бы ему не помочь советом?

    Советов надавали, как опят на гнилом пне: лукошко, ведро, пакет из-под бутербродов и кофту с завязанными рукавами. Все перечислять не буду, но, чтоб вы понимали безусловную ценность товарищеской помощи и азарт в участии к чужой беде, некоторые назову:

- привязывать к ноге верёвку и конец её спускать в форточку до земли, чтоб идущие на службу могли за неё дёргать и будить (а при должном старании так и вовсе вытаскивать) на работу Олега;
- подвешивать шарик с водой и специальной иголкой, через червячно-шатунную передачу (вот схема, смотри, ничего сложного) прокалывать шарик от будильника;
- завести себе собаку;
- завести себе жену;

    В  этом месте мнения разделились и вызвали нешуточные споры по поводу того, что эффективнее и выгоднее в плане пролонгированных перспектив: часть сходилась на мнении, что собака выйдет дешевле, будет однозначно любить и не будет трепать нервы, а другая часть, что жена хоть и дороже в эксплуатации обходится, но собака, знаете, котлет не нажарит и в плане ублажения примитивных инстинктов не знаем, как у Олега, но у обычных людей бесполезна. Как у тебя с этим, Олег? Судя по выпученным глазам, как у всех: ну вот, видите, жена выходит как ни крути. В итоге, устав спорить и не придя к консенсусу, оставили эти два пункта на выбор самого пациента.

    Ещё был советы  по подключению городского телефона к колонкам С90,  по складыванию ножек кровати с одной стороны по таймеру, по вызову пожарного расчёта на квартиру силами дежурно-вахтенной службы корабля и ещё не менее ценные, но вы и так уже поняли их глубину.  Понял их и Олег и решил брать свою судьбу за яйца собственными руками и ковать своё счастье собственным молотом.

    Накануне очередной проверки мы с Максом встретили его, бегущего домой с огроменным свёртком.

- …?
- Да вот, - будильник себе купил!
- …?
- Ну там три, а не один к тому одному, который у меня уже есть!
-…?
- Ну да, там не только будильник, но я не расскажу – смеяться потом всем кораблём будете!
-…!
- Ой, да ладно, никому не расскажете, как же! Макс, а у тебя есть же перфоратор? Дашь на вечерок? И ещё, ребята, не в службу, а в дружбу – вот вам ключ запасной от моей квартиры: зайдите утром и разбудите меня, а? Пожалуйста. Ну встаньте пораньше, ну что вам, трудно? Да, боюсь, не поможет мне мой хитрый план! Ладно? А? Ой, вот спасибо!

    Утром (а что поделаешь?) встретились с Максом раньше на полчаса и вместо того, чтоб двинуть в сопки, двинули на улицу Колышкина. Странное чувство какой-то посторонней неуютности встретило нас уже в подъезде, сменившись на площадке странным звонким треском, а в квартире Олега он (этот самый треск) был и вовсе невыносим. Я мало чего боюсь, но тогда, помню, шарил по правому бедру в поисках пистолета.

    Олег мирно и тихо сопел в кроватке, а вокруг него разворачивался бурный будильниковый Армагеддон: один будильник стоял в ногах на полу, второй - в кастрюле на тумбочке справа от кровати, третий -  в скороварке на стуле слева от кровати, а четвёртый свисал с потолка в метре от головы. И все они звонили. Причём тот, который свисал на верёвке, звонил с уже заметной хрипотцой – остальные пока держались молодцами.

- Так вот зачем ему нужен был перфоратор! – догадался Макс, глядя на свежую дыру в потолке над кроватью. - Будильник повесить!
- Что? – крикнул в ответ я.
- Ничего! Давай их вырубать! Мозг сейчас убежит у меня!     Вырубив нарушителей спокойствия (Спасибо – заорал сосед из-за стенки), уселись на подоконник покурить для затыкания свежих дыр в нервной системе.

- Слушай, Эд, - Макс не курил и чорт знает чем вообще успокаивал нервную систему, - я считаю, что мы не должны его будить!
- Как это?
- Так это.  Вот для чего человеческие организмы и, например, даже мы с тобой живут на этой земле?
- С точки зрения диалектического материализма?
- С твоей точки зрения. Точку зрения диалектического материализма я изучал в параллельном с тобой классе, если помнишь.
- С моей?
- С твоей, да.
- С моей, значит...
- Ты можешь думать молча, не обязательно поддерживать со мной беседу и строить из себя тупого.
- А что тут думать? С моей точки зрения, человеческие организмы живут на земле с целью обретения личного, можно даже сказать, мещанского счастья!
- А вот прямо в дырочку! И я так думаю.
- А при чём тут спящий Олег?
- Какой Олег? А, этот Олег? Ну вот смотри – что сейчас нужно его организму для счастья?
- Ответ очевиден: сон.
- Именно! И кто мы такие, чтоб лишать человека счастья и тащить его на службу, где он будет показывать проверяющему из штаба планы воспитательной работы за позапрошлый год, выдавая их за текущие, а проверяющий будет делать вид, что не видит разводов корректора на датах и размашисто их подписывать?
- Нуууу… может, товарищи его, которых он попросил разбудить себя на эту самую проверку?
- Может, и товарищи. А даже если и товарищи, то тем более! Неужели товарищу своему счастья пожалеем!
- Так не жалко, оно да, но его же капитан прикуёт потом к пароходу!
- А беда в чём? Человек отоспится хоть!
- Логично. Стелешь мягко, конечно, но а на самом деле откуда у тебя на него зуб?
- Да, козёл он, посмотри на мой перф! Валяется на полу, не протёрт, из розетки не выключен! Ну что за отношение к чужим вещам!
- Полностью поддерживаю. Ну пошли уже, а то и сами опоздаем. И главное, как он умудрился дырку-то сам просверлить, не вызывая матросов в помощь?
-Ну, может, мама в гости приходила; чувствуешь, как котлетами с кухни пахнет? Ну вот, а жены я тут в упор не наблюдаю.

    Подоткнули одеялко Олегу, чтоб в бочки не надувало и ушли. А что? Пусть знает в следующий раз. Рассказали потом, что и так его пихали и сяк трясли, но всё без результатов – он только громче храпел и обзывался на нас всякими нехорошими словами и мы в итоге не выдержали оскорблений, заплакали и ушли.     Ох и склонял же его потом капитан! Назначил неделю жизни на корабле в качестве штрафной санкции и впредь велел всегда  оставаться накануне проверки в части, а то мало ему, так ещё выслушивать за комсомольца понукания от бездельников, страну просравших.

    Вот вы, когда друзья просят вас чем-то помочь, сверяете их просьбы со своей точкой зрения на их личное мещанское счастье? А должны бы... Ну а кто, если не вы? Дядя Вася из стройтреста номер двадцать один?

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.