Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

    Для того, чтоб сегодняшний день не прошёл для вас недостаточно торжественно (хотя новые носки – это всегда торжественно!), решили мы с Костей Соколовым изготовить для вас открытку ко Дню Защитника Отечества.

 

 

-Эй, лейтенант! Псс! Давай поменяемся, иди на моё место! Василич, давай сюда перестраивайся, у штурмана ещё есть!

    Командующий флотилией опаздывал. Флотилия, построенная для торжественного прохождения маршем с песней в шеренги и колонны, начала волноваться.

- Ну, вздрогнем!
- Мой кувшин пуст, господа!
- А вон, гляди, ракетчик из рукава явно наливает! Лейтенант! Псс! Давай обратно меняться! Василич, иди за мной и это, Вову ткни там в бок – у него конфеты были на закуску!

    Но не так волноваться, знаете, как девицы из приличных семей перед первым балом, ничего такого как «ах, на кого же он нас покинул», «ах, что же он не едет», «ах, что же теперь делать», а в прямом смысле, как море – волнами. Сначала, когда военные строятся коробками – это красиво, не так, как картины Айвазовского с захватыванием духа, а просто, на примитивном уровне: вот много людей, они все одинаково одеты, все по росту распределены, и по краям их коробочки такие ровненькие и стоят ведь, не шелохнутся, живы ли вовсе? Да живы, живы, конечно, и при этом, поверьте, не получают никакого удовольствия от праздника. Особенно, если он выпал на субботу или воскресенье – в будний день ещё куда ни шло, а вот когда праздник в выходной - эх, ну где же то восьмое марта?

-Мальчик! Мальчик! Иди сюда. Это мама твоя? Тётя в гости приехала? А муж есть у тёти? Ах, как жаль, мальчик от таких печальных вестей! Ну на тебе конфетку – ступай.

    И ещё начальники удивительным образом любят опаздывать – уж и не знаю, откуда повелась эта традиция, но, если парад не в Москве или, на худой конец, Санкт- Петербурге, уж будьте уверены, что Самый Главный На Параде непременно опоздает ну хотя бы на час. А, вот: это, видимо, оттого происходит, что создавая РККА и отметая из неё всё буржуазно-чуждое, отмели и поговорку: «Точность — вежливость королей и долг всех добрых людей», а вместо неё ввели: «Начальство не опаздывает, начальство – задерживается», чтоб, значит, не воображали себе невесть что.

-Кто там курит в строю? Совсем, что ли, опухли?
- Никто не курит, тащ командир! Вы что: как можно в строю-то?
- А дым откуда вьётся?
- Предохранители не выдерживают! Перегораем от нетерпения!
- Старпом! Смотри тут, схожу узнаю, в чём там задержка опять, а то один выходной в месяц как-то неуловимо тает непонятно за каким занятием!

    И военные потомятся немного, потомятся, запал у них пройдёт, и начинают они себе сами праздник устраивать, прямо в коробке. И коробки уже не такие прямоугольные и шевелятся, но почти незаметно, и то там дымок завьётся, то здесь кто-то крякнет, то те, кто с краю, к прохожим приставать начнут. Один раз даже монетки начали кидать стайке девушек, которые напротив похихикать остановились.

- В Видяево уплыл, а обратно что-то задерживается.
- Видать от видяевских хлебов никак не оторваться.
-Видать. Мы песню-то хоть выучили?
- Тащ командир. Обижаете.
- Ну-ну… ну-ну.

    А вышло так один раз, что замполиты наши решили оптимизировать свой труд и разделились: корабельный обучал песне всех, кроме БЧ-5 (примерно сто человек), а комсомолец – БЧ-5 (примерно 70 человек). А договорились они так:
- Олег, ты же зам БЧ-5, вот и учи свою БЧ-5, а я – остальных.
- Так вместе бы потренировать!
- Это бесполезные мечты! Учим на сухую, без тренировок! Экспромт – всему голова!
- А какую песню учить?
- Ну нашу, экипажную!
- Ну есть, понял, чо.

    Так и ходили они, каждый в своём стаде, и раздавали листки с песней, умоляя их выучить. Не, ну а чего там учить? Одна и та же песня каждый год. Да и петь не велика наука – главное, уметь рот красиво открывать.

- Едееет! Едееет! – донеслось откуда-то с флангов и радостно прокатилось по рядам. Стоять-то уже откровенно надоело, а тут, раз едет, осталось полчаса от силы – отсюда и радость, а не от самого факта приезда.

    Строи чёрной неровной змеёй тянутся на исходную, и тут всем официально разрешают быстренько перекурить. Командир выдаёт последние ЦУ:

- И чтоб не как в прошлый раз! Никакого строевого позора мне! Любите на лодке кататься, любите и строевым шагом прогуляться!

    Не, ну а как тут нормально прогуляешься? Морпехам хорошо – у них сапоги с подковами и дисциплина, а мы в ботиночках и уставшие от долгого, бесполезного ожидания – надо же войти в наше положение! Мы же, как сабли: в ножнах тупеем. Торжественным шагом и в парадном строю двигаемся к трибуне. Впереди командир, старпомы и замполит

- Товарищ замполит, у вас партбилет из сзади вывалился!

    Перед нами экипаж мухобойки какой-то, поют нескладно, совсем как мы в прошлом году, людям от этого весело.
- Песню запе – вай!

    И тут оказалось, что восприятие объективного мира крайне субъективно – «ну нашу, экипажную» песню выучили разную: люксы - «Северный флот не подведёт!», а механики более сложную в исполнении строем, но, по мнению комсомольца, более современную и залихватскую -  «И пусть качает». Быстро сориентировались в возникшей какофонии и поменяли песни: люксы стали петь «И пусть качает», а механики - «Северный флот не подведёт!». Гражданские люди пришли в натуральный восторг и даже стали аплодировать поднятыми вверх руками.

    В итоге перед трибуной все заткнулись и шли в гордом молчании, красиво завернув подбородки. Командующий отчего-то снял шапку, видно вытереть слёзы, вслед за командующим, повинуясь стадному инстинкту, сняли шапки и все остальные, стоящие на трибуне, а представитель политотдела, который комментировал происходящее с трибуны, объявил минуту молчания – шапки сняла вся флотилия.

- Опять без торта остались! – первым спугнул неловкое молчание после прохождения замполит.
- Что ты ноешь, как баба! На восьмое марта торт поешь, а сегодня наш, мужской праздник! Только шило и гидроколбаса! Идёшь с нами в гараж праздновать?
- Иду, тащ командир, а к кому в гараж пойдём?
- К тебе и пойдём!
- Так нет у меня гаража ведь.
- Ну значит домой к тебе пойдём, раз у тебя гаража нет! Серёга, ты с нами?
- Что за вопрос? Только я завтра дежурным по дивизии заступаю, поэтому я быстро отпраздную, а потом вы меня домой занесите!
- Позорище! – объявил командир экипажу. - Я когда говорил «не как в прошлом году», то совсем не это имел в виду! Всем думать над своим отвратительным владением искусством пения в строю! Командиры боевых частей идут думать со мной к замполиту!

    Если в воскресенье, то думать приходилось быстро – завтра на службу идти, а не попрёшься же, как пижонистый штурман, в белом кашне: надо успеть зайти домой переодеться. Хорошо, что военные умеют думать быстро, а то и вовсе принимать решения не думая, а так бы и не знаю, как выкручивались: ждали бы 8 марта, наверное.

    Хоть Отечества у нас сейчас разные и защищаем мы их каждый по-своему, но мы с Соколовым как ископаемые свидетели тех времён, когда 23 февраля ещё был обычным рабочим днём во всех странах, поздравляем всех вас и желаем вам здоровья, уверенности (но не упоротости) в своих делах, оптимизма (не переходящего в кретинизм) и глубокого уважения ко всем вашим вероятным и невероятным противникам ! Ура, товарищи!

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.