NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Выбирали ли вы сами себе место, которое станет вашим домом на месяц или на два? Будучи ребенком восьми лет от роду – вряд ли. Вы не перебирали варианты листая цветные журналы, вы не выслушивали зазывных речей и не видели пестрящих всеми красками реклам по телевизору. Вы даже не крутили лототрон с целью вытянуть волшебную пулю с путевкой внутри. Ничего этого не было.
Было ровно так: приходила мать и говорила, что первый месяц лета я провожу в лагере от завода. Путевка нам выделена, отпираться бесполезно. Потом деревня и осенью школа. Всё. Дальше живешь в ожидании. Спрашиваешь у одноклассников, которые прошли лагеря, как оно там? Нормально, говорили они. А что это значит? Ну, гуляешь там… Ну, еду дают всякую… Песни поем, строем ходим… Еще местные нападают иногда… «Как индейцы?» -уточнял я. «Чиииво?» - переспрашивали в большинстве случаев мои ровесники. «Как бандиты!»
В общем объем знаний перед первым этапом в лагерь был довольно скуден. Но незнание не пугало, а наоборот – заставляло включать фантазию и рисовать мир в котором я хотел бы оказаться. Всегда было разочарование. Особенно первые разы. Позднее иллюзий не возникало никогда.

Тихий час – это время сна. Но не сегодня. Наша комната была средней из трех. Слева от нас девчонки, а справа за перегородкой комната Аллы, нашей пионервожатой. Все послеобеденное время мы знакомились друг с другом.
- Меня зовут Юра, я из Могилева, учусь в школе…
- А что тебе нравится делать в свободное время? – это Алла одинаковыми вопросами пытается сблизить коллектив.
- Читать, гулять на улице…
- Олег, тоже из Могилева. Учусь в школе с Колей в одном классе!
Тут я обратил внимание на большеголового пацана. Точно! Почему я сразу его не узнал!
- Все понятно! – Алла засмеялась. – Дайте угадаю. Вы все учитесь в школе?
- Дааааааа
- Все любите гулять на улице и читать книги?
- Даааа ! Неееет! – в разнобой отвечали дети.
- Все любите своих родителей?
- Дааааа!!! – все так от души и громко закричали, что Алла засмеялась и попросила немного потише.
- Вот если вы любите своих родителей и не хотите их расстраивать, то знаете, как нужно вести себя в лагере?
- Дааааа!
- Давайте повторим! Итак, первое - подъем у нас в 7 утра!
- У-у-у-у! – загудели мы. - Как в школе!
- Не перебивайте дети, когда с вами говорит старший! – Алла вдруг изменилась и обвела всех взглядом строгой учительницы. – После умывания и зарядки – подъем флага. Потом завтрак и работа на свежем воздухе. Будем играть, купаться и весело проводить время! Потом опять кушаем и спать! Не так, как сейчас, а обязательно нужно поспать! Вы же еще малыши у меня!
- Мы взрослые! – выкрикнул Рома из дальнего угла комнаты. Он почему-то переполз на кровать рыжего Ивана–таракана. Мы уже успели дать ему кличку. Естественно, долго не думали.
- После сна мы сходим на полдник и снова будем заниматься тем, что вы любите больше всего – играть на улице до самого ужина! И самое интересное начинается вечером!
- Приедут местные и будут гонять нас по лагерю… - на всю комнату крикнул Ромка и дотронулся зубами до спинки кровати. – Я уже видел такое в прошлом году.
- Так, Роман, прекрати выкрикивать глупости!
- Никакие это не глупости! Нам тут стекло даже выбили в двери! Мы плакали все! А никто не пришёл нас защищать! Все взрослые были в столовой всю ночь!
- Ну, - пионервожатая немного смутилась от такой информации. – Я тут первый раз, если честно… Но я обязательно все узнаю и вам расскажу.
Наш восьмой отряд сидел молча и переваривал информацию от Ромы. Он тоже сидел без звука, втянув губы так, что рот превратился в маленькую складку под носом.
- Дети, распорядок дня вы слышали, - решила уйти от темы Алла. – Они еще написаны на плакате перед входом, можете самостоятельно все посмотреть после «тихого часа».
- Тааак! – на последних словах Аллы распахнулась дверь и вошла Жанна. – Почему не спим?
- Так, решила ребятам рассказать про… -начала было говорить пионервожатая.
И только сейчас я их смог сравнить полноценно. Алла – очень красивая, робкая и невысокого роста, а Жанна выше на голову и чем-то внешне напоминавшая скелет от лошади. Только обтянутый человеческой кожей. Старой человеческой кожей.
- Для информации есть время помимо «тихого часа»! - глубокий вздох воспитательницы. – А до шестнадцати ноль-ноль дети должны спать!
Мы уже разлетелись по своим местам в первые секунды ее появления и сейчас просто смотрели, как Блузка становится чудовищем.
- Дети! – это уже к нам. – Запомните раз и навсегда. Это вы дома могли заниматься чем угодно и когда угодно. А здесь ваша задача – слушаться старших, быть примером для… - так как мы и были самыми младшими, то она запнулась. – Быть примером друг для друга и не расстраивать своих мам и пап, которые приедут к вам через пять дней!
Ее глаза бешено вращались.
- А знаете, как вы их можете расстроить? Я вам скажу. Они приедут сюда в субботу и просто не найдут вас! Понятно, дети? Не найдут потому, что вы будете сидеть в изоляторе, который у нас есть в медпункте! Так что рекомендую вам подумать три раза перед тем, как решите нарушать режим!
Алла смотрела в комнату девочек через открытую дверь. И пока Блузка поливала нас ненавистью, пионервожатая знаками успокаивала детей, мол, все не так страшно, даже улыбалась слегка.
- Девчонки! – тут Жанна обратила свой взор на вторую комнату. – Надеюсь, вы слышали, что я тут говорила.
Слышали белки в соседнем лесу, даже Нептун забился под корягу, наверное… Я только сейчас осознал, что не моргал уже достаточно давно и зажмурил глаза, спрятавшись под одеяло.
- Алла, я требую, чтобы больше такого не повторялось! Я не первый год тут работаю. Я знаю, что говорю. Я…. Я… Я…
Тут я заткнул уши. От звука «ЙА» начало резать слух. Не заметил, как заснул.
- Подъем! Подъем! – Алла ходила между кроватей и щелкала по носу тех, кто еще спал. – Заправляем кровати, одеваемся по погоде и выходим строится на улице!
Такое чувство, что я проспал всю ночь! Еле сообразил где я нахожусь, и кто вокруг меня.
- Ребята! Постели заправляем так, - Алла остановилась возле койки Ивана-Таракана и, согнав насекомое на пол, показала уровень, которому все должны соответствовать уже завтра с утра.
Не прошло и минуты, как на месте кучи скомканного белья вдруг появилась идеально ровная поверхность, с острыми как у стола гранями. Подушка в виде кораблика стояла в изголовье. Ромб пододеяльника был ровно посередине, а полотенца (для ног и лица) аккуратно висели на металлической дужке.
- Вот так! Пробуйте теперь вы!
Наша возня была похожа на конвульсии стаи раненых животных. Но с подсказками и наставлениями Аллы все справились с этой задачей.
- Та-а-а-к! – такое ощущение, что, открывая дверь, Жанне необходимо было сымитировать скрип петель. Но с таким звуком, который издавала ее глотка, должны были распахиваться старые прогнившие двери с ржавыми петлями в каком-нибудь засранном свиньями хлеву, но никак не наша наполовину застекленная, белая и красивая. – Заправили кровати?
Мы толпились перед выходом, собираясь выйти на построение. Алла была в своей комнате, складывая наши чемоданы-сумки в чулан с полками до потолка. Подходить к ним отныне разрешалось только раз в день по разрешению, так как все что нужно хранилось в тумбочке у кровати.
- Вижу только одну идеальную кровать! Чья?!
- Моя! – Иван выполз на передний план, светясь рыжим светом.
- Молодец! Сразу видно, кто здесь… - Жанна подбирала эпитеты. - …самый рыжий!
Все вдруг засмеялись, а Иван стал рыжим еще больше.
Жанна прошла в комнату к Алле, помогла запихнуть ей последние сумки, и мы все вместе вышли на построение.
- Восьмой отряд, сейчас мы пойдем в столовую на полдник! Кто знает кричалки?
Ромка поднял руку. И какие-то две девочки тоже.
- Вы становитесь вперед. Рома, начинай!
- Я буду помогать! – весело выкрикнула Алла. – Покажем, как нужно! Это легко!
- Раз, Два! – первой начала Алла.
- Мы не ели! – Ромка и две девочки.
- Три, четыре! – опять Алла и далее по очереди
- Есть хотим!
- Открывайте шире двери!
- А то повара съедим!
- Теперь все вместе, дети!
Жанна смотрела на всё с такой невыносимой мукой на лице, что становилось неловко.
- На ходу учить надо, Алла! – крикнула Блузка. – А ну, восьмой отряд, направо! Шагом марш!
Мы, конечно, от поударялись лбами друг в друга, растерянно озираясь по сторонам, потом кое-как выстроились в одну сторону и пока дошли до столовой выучили эту незатейливую кричалку.
Потоки детей стягивались к одноэтажному зданию столовой. Вокруг слышался смех и веселые крики, светило солнце, лес окружал территорию и невыносимо пахло хвоей. К природным запахам примешивались ароматы готовящейся в столовой еды, и вот уже перед самым входом в здание лесные запахи были полностью убиты запахом вареных сосисок.
- Ищем табличку с цифрой восемь! – громко сказала Алла. – Это там.
Мы послушно расселись по стульям и смотрели на еду, которую назвали «полдником». Кусок черного хлеба с половиной сосиски лежали на граненом стакане с коричневым чаем. Всё. Я такое видел только на похоронах…
- Сегодня на полдник бутерброды, - озвучила очевидное «воспиталка» Блузка. – Обычно будет сладкое и компот, но сегодня первый день… Пока разберутся…
Последнюю фразу Жанна произнесла для себя, видимо. Чуть позже я узнал, что на полдник доедали то, что не доели на завтрак-обед. А сосиски были половинками потому, что некоторые кто-то уже кусал и их просто обрезали.
«Воспиталкой» ее предложил называть Рома. Я с ним поделился кличкой «Блузка». Смеялись, склоняя сочетания этих кличек долго. Особенно Рому веселило незнакомое слово – блузка. Он решил, что это я придумал от слова Блуз. Типа Блуз – это если бы воспитателем был какой-нибудь дядька.
Вокруг висели плакаты, которые призывали мыть руки перед едой, голова – это хлебец всему, и, каноничное: «Бери хлеба столько, сколько съешь!» Но я налегал на сосиски! Потому что некоторые дети брезгливо откладывали их в сторону, мол, мы такое не едим! Рома тоже не отставал, часть еды он запихал в карманы шорт со словами: «Потом расскажу!»
Олег же смотрел на нас немного с непониманием. Мне даже стало немного неловко за свои действия за столом и для разрядки атмосферы я все-таки уточнил:
- Сосиску будешь?
- Восьмой отряд! – рявкнула Воспиталка. – Строимся на улице, кто поел. Возле своей пионервожатой!
- Пацаны, - догнал нас с Ромой Иван. – А зачем вам столько сосисок?
- Не твое дело! – огрызнулся Ромка. – Может ночью есть будем. А что?
- Не, ничего, просто интересно стало…. А я вот хлеба набрал! – он похлопал себя по животу. Точнее по выпуклости в районе живота.
- Накидал туда хлеб? Ну ты и дебил… - и уже в мою сторону. - Смотри теперь, что будет!
Мы вышли из основного зала столовой, мимо ряда умывальников, где мыли руки следующие за нами отряды, далее шел широкий коридор, заканчивающийся холлом с выходом наружу. Рыжий побежал вперед, предлагая нам обогнать его. Рома меня держал за рукав.
- А ну стой! Рыжий, стоять! – послышались крики какого-то дядьки.
Он стоял чуть в стороне от выхода. Во всей позе чувствовалась сила и уверенность. Ноги на ширине плеч, плечи шириной как я сам, обтягивающая майка не скрывала рельефных мышц, а спортивные шорты не оставляли вопросов в его роли в жизни лагеря. Физрук? Плаврук?
- Это наш физрук Павел! – подтвердил мою первую догадку Рома. – Смотри, что он сейчас сделает!
В два шага он перерезал путь Ивана к бегству, одним движением руки поднял его в воздух, как щенка и в ту же секунду из-под майки нашего товарища вывалились куски хлеба, вперемешку с сосисками. Рыжий при этом сделался таким испуганным и жалким, что продолжение его мучений было бы признаком отсутствия сердца у физрука. Сердце отсутствовало.
- А ну, малой, быстро все собрал на поднос, - кинув на пол Ивана, приказал физрук. И показав на меня пальцем. – А ты найдешь поднос и принесешь сюда. Кру-гом! Раз-два!
На счет «два» я уже бежал обратно в столовую. Вернулся довольно быстро, но толпа вокруг поверженного воришки-неудачника, уже разрослась до неприличных размеров.
- Нате!
- Спасибо! – физрук кивнул мне и передал Ивану поднос. – Наваливай своё добро и отходи вооон в тот угол. Чтобы через час все сожрал, а иначе…
Иван внезапно стал запихивать себе в рот еду с такой неподдельной яростью, что физрук на секунду опешил.
- Стооой! – выкрикнул Павел, опять хватая Ивана в охапку.
Таракан урыдал страшно. Одновременно со слезами на пол падали непережеванные куски еды. Физрук был растерян.
- А что тут происходит? – Олег стал возле нас.
Мы вкратце ему рассказали.
- Так это ж фигня какая-то! Из-за такой ерунды так мучать! Эй, - Олег под наши удивленные взгляды обратился к физруку. – Отпустите моего друга! Он ничего плохого не сделал!
- Друга отпустить? – физрук сощурил глаза. – Друга здесь нет. Здесь есть вор, а вор…
Тут Олег, неожиданно для всех, сделав два прыжка, что есть силы ударил физрука головой в живот. Тот выпустил рыжего с и с удивлением, большим чем боль, смотрел как они оба несутся в сторону леса.
- Это какой отряд? – взвыл возмущенный дядька.
Но мы тоже решили выбежать по добру-поздорову. И все крики физрука остались позади.
- Ты видел?! – на бегу заставлял признаваться своего товарища в том, что он видел тоже самое, что и я. – Видел, да?? Как Олег его!
- Да, да!!! – встав, как вкопанный Рома снова решил повторить свой нехитрый ритуал с касанием зубами. Внимания удостоился камень под столбом с указателями «Лес» и «Спортплощадка». – А теперь нужно вернуться на построение.
- А сосиски тебе зачем?
- Ах, да! – Рома улыбнулся. – Я ж сказал. Потом покажу.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division