NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Дежурить по лодке я заступил с субботы на воскресенье, что само по себе, конечно, немного обидно: выходной день как-никак, а тут на вахте приходится прозябать, железо охранять, в «прочном корпусе» париться. Но, с другой стороны, ничего, в общем-то, страшного, даже наоборот. Целый день абсолютной свободы, никого из начальства нет, никто не заявится носом тыкать. Все с утра воскресенья под пальмами на пляже залягут, кто хунтотовку, а кто шильцо казённое из заначек достанет. Отдыхать культурно люди будут: выпивать там, закусывать или, кому вообще заняться нечем, – купаться. Да и вахтенные на этот раз подобрались вроде бы вменяемые, молодые, все одного призыва и даже почти непьющие. Таким образом, предстоящие сутки не предвещали никаких потрясений.

Ночь прошла вполне спокойно. Часов до двух боролся со сном, как лунатик, бродил по пирсу в ожидании проверяющих из штаба. Они взяли моду именно в это время заявляться со своей «неожиданной» проверкой. Никого не дождавшись, я не выдержал ожесточённого поединка с «лохматым» и, потерпев от него сокрушительное поражение, завалился спать в кают-компании, где и продрых сладко до самого утра, никем не потревоженный.

Ясным воскресным утром, отдохнувший и полный сил, я выполз на освещённый ярким солнцем ходовой мостик и окинул взглядом свои владения. Всё вверенное мне имущество оказалось на месте, цело и невредимо. Я сразу же и безошибочно определил, что лодка за ночь не утонула, пирс и море никуда не делись и хунтоты вроде бы ничего не умыкнули.

– Что ещё для счастья надо? Прекрасное утро! Всё отлично! – беззаботно улыбнулся я, подставил лицо ласковым лучам и потянулся, сладко хрустя «сонными» костями. И тут мой взгляд скользнул по корпусу вдоль борта. В корме, возле стойки якорного огня, как-то странно копошились двое верхних вахтенных. Стоя раком, склонившись головами к воде, они о чём-то оживлённо переговаривались, с опаской косясь в мою сторону. Я с интересом на них посмотрел и насторожился.

– Что это они там ковыряются? – заныло в душе нехорошее предчувствие. – А ну-ка, пойду проверю...

– Таа-аащь литина-ант, – жалобно заблеял один из бойцов, лишь только я приблизился к ним. Второй скромно отошёл в сторону, давая понимать, что он тут ни при чём.

– Таа-аащь литинант, – продолжал блеять боец, – я тута эта... в туалет хотел, автомат вот сюда положил, а он, этого... соскользнул и того... утонул. Я ничайно, простите... и подсумок с патронами тоже...

Всё моё утреннее умилительно-благостное настроение мигом куда-то улетучилось, в груди неприятно похолодело, и на лбу выступила испарина. Я представил, что может начаться, если об этом узнает командир, комбриг и, не дай Бог, местные особисты. Потеря оружия – это почти что измена Родине! Нас с училища этим накачивали. А потеря оружия подчинённым – ещё более страшный грех, тем более что, завалившись спать, я не оформил надлежащим образом «Журнал приёма–выдачи оружия».

Что-то надо предпринимать, и как можно скорее!

– Сука ты криволапая, Ряхин, – сказал я хлюпающему носом бойцу. – Сколько раз вам, олухам, можно было повторять, что оружие не выпускается из рук ни при каких обстоятельствах! Суши сухари теперь, вместе поедем тачки по Сахалину катать! Лучше бы ты сам утонул, дубина, проблем было бы меньше! – Ряхин безропотно внимал, старательно кивал бритой, лопоухой головой, во всём со мной соглашаясь.

Я задумался. Автомат каким-то образом надо доставать. Конечно, самое простое было бы сбросить Ряхина за борт и не вытаскивать, пока автомат не найдёт. Но была вероятность, что потом придётся искать и самого Ряхина. Поэтому данный вариант я отложил про запас.

– Самому надо погружаться! – решительно сказал я себе.

Первым делом я достал швартовый фал – выброску со свинцовым грузом в оплётке на конце, разложил её на палубе и разметил ярким суриком каждый метр. Затем опустил этот импровизированный лот до дна и измерил глубину под бортом. Вышло что-то около пятнадцати метров.

– Не так уж и много, приблизительно высота пятиэтажки, но без акваланга всё равно не обойтись, – сообразил я. – Для страховки Васю надо бы позвать, а то эти бараны, – я покосился на бойцов, – и меня, чего доброго, утопят!

Послав одного из подвахтенных в казарму за Васей, я вытащил на палубу оба наших корабельных акваланга и замерил давление воздуха в баллонах. Результат оказался неутешительный. Погружаться с ними было никак нельзя: после экспедиции на остров их никто не подзаряжал, поэтому воздуха оставалось в лучшем случае минут на пять, да и то если на дне просто лежать и ничего не делать. Я призадумался:

– А стоит ли рисковать? Может, всё же доложить командованию? Не тридцать седьмой же год! Не посадят и не расстреляют. Ряхин – тот вообще парой нарядов отделается.

– А мне что будет? Со мной, конечно, посложнее... – наморщил я лоб, вспомнив о неприятном. – Вот с особистом штабным на той неделе из-за ерунды поругался, а тот обиделся, ходит теперь, нос везде суёт, оперативную информацию, наверное, собирает, Пинкертон долбаный! Да ему сейчас только повод дай к чему придраться, такое дело раздует! Да и замполит в последнее время волком что-то всё смотрит, до всего докапывается, козни строит. Звание на три месяца уже почему-то задерживают. Его, скорее всего, заслуга. Так лейтенантом и до пенсии проходить можно...

Пришёл Вася. Настоящий друг – никогда не бросит в беде! Вместе мы ещё какое-то время поколдовали над аквалангами и пришли к выводу, что погружаться нельзя однозначно. Я до этого ещё тешил себя какой-то надеждой, но Вася категорично заявил:

– Нельзя! Опасно! – и стал терпеливо объяснять: – Кислородное голодание может наступить незаметно. Вроде чувствуешь себя нормально, ситуация под контролем, никакого дискомфорта не ощущаешь и вдруг раз – и выключился. Пока я тебя наверх достану, трупом уже будешь!

Ещё немного подумали, взвесили все «за» и «против» и решили использовать наш безотказный ИСП. Кто не знает, что это такое и кому действительно интересно, популярно объясняю. Это индивидуальное снаряжение подводника – гидрокостюм из толстой прорезиненной ткани тяжеленными бутсами на ногах. Подобное обмундирование когда-то в «доисторические времена» использовали водолазы. Только наше облачение окраску имеет ярко-оранжевую, а на голове вместо бронзового шлема – маска типа противогазной. Сверху на шею хомутом надевается и шлангами соединяется с маской ещё одно безотказное произведение отечественного оборонпрома – ИДА‐59 – индивидуальный дыхательный аппарат образца 1959 года.

Всё это имущество по своему прямому назначению должно использоваться исключительно в аварийной обстановке – для выхода подводников на поверхность из затопленной субмарины. Для этого оно в своё время создавалось и придумывалось. Для выполнения же водолазныхработ данное снаряжение мало приспособлено, так как массу имеет порядка 50 килограммов, обзор через круглые стёклышки самый что ни есть минимальный, а из-за чугунных стелек в подошвах положение в воде кроме как вертикальное принимать крайне затруднительно. Но делать нечего, проблема не решится сама собой, надо действовать и использовать те средства, которые находятся под рукой.

Облачение в ИСП – процесс не из лёгких. С помощью Васи я принялся за это неблагодарное дело. Через специальное отверстие в грудной части комбинезона ногами вперёд влез в его нижнюю часть. Не снимая тапочек, встал ступнями на чугунные стельки безразмерных бутс. Затем нырнул в просторные рукава, набросил на плечи верхнюю половину одеяния и натянул на голову устрашающего вида маску. Вася собрал в гармошку лишнюю ткань на груди, туго скрутил её и тщательно всё загерметизировал, затянув резиновым жгутом. Потом взгромоздил мне на шею хомут ИДА, от тяжести которого я невольно присел, подсоединил к маске дыхательный шланг, открыл клапаны баллонов, переключил дыхание на аппарат и, обвязав по талии страховочным концом, легонько подтолкнул к борту. Всё, к спуску готов!

Словно рыцарь, закованный в тяжёлые латы, я загрохотал по железной палубе и с Васиной и Ряхина помощью благополучно добрался до кормы. Там осторожно, чтобы не удариться о выступы на корпусе и не повредить себя и снаряжение, грузно перекантовался за борт, и море сомкнулось над моей головой.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division