NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Навеяно исключительно в преддверии Дня Советской Армии и Военно-Морского флота:

       «Ровно в 10.00.  Отто и Кантемиров вошли в книжный магазин и оказались крайними в этой живой очереди из человека в штатском (и в шляпе), самого Сэра Бивера Гамильтон и взвода морпехов под чутким командованием Новенького. Пока автор Виталий Овцын тщательно подписывал свою книгу заезжему интуристу, прапорщик и литератор в конце очереди с удивлением озирались вокруг. Магазин «Буквоед» уже был полон народу. Среди полок с книгами бродили с неприкаянным видом люди в штатском, у кассы стоял и мило беседовал с юной продавщицей популярный среди богемы Невского проспекта  художник Костя Соколовский, а из кухни местного кафе озабоченно выглядывал общепризнанный мастер кухонного ножа и кухонного топора Кухмейстер.

          Гражданские лица просто не могли знать, что весь магазин ещё до открытия был заполнен людьми Центра исключительно для прикрытия разведчика Вебера. Весь персонал Центра и заштатные сотрудники были привлечены только ради одного легендарного нелегала. Прапорщик и литератор не знали, что ещё после первой нашумевшей на весь литературный мир книги «Барракуды из титана» автор Виталий Овцын был деликатно приглашён в Центр. Специальный отдел Центра постоянно мониторил ситуёвину в современной литературе и живописи, отслеживая новые таланты. Так в поле зрения разведки и контрразведки и попали автор нашумевшей книги и автор не менее нашумевшей картины «Морпехи на Неве».

          В кабинете солидный мужчина в дорогом костюме с ходу предложил талантливому писателю немного поработать на Родину. Виталий интеллигентно поинтересовался: «О какой Родине сейчас идёт речь?» Хозяин кабинета сухо заметил, что Родина у нас у всех одна, и если писатель чего - то не понимает, то может быть ему стоит прямо сейчас прослушать песню «С чего начинается Родина…» Сотрудник в штатском молча указал на чёрный рояль в углу кабинета и одновременно написал на отдельном листочке такую сумму гонорара (исключительно в СКВ) за следующую книгу автора, что Виталий тут - же резонно подумал: «А почему бы и нет? И потом, Родина у нас у всех действительно одна…» У автора – подводника росли дети, поэтому он вежливо отказался от прослушивания патриотической песни и подписал все необходимые документы.

          С богемным художником Костей Соколовским в этом же кабинете пришлось повозиться немного дольше. Любитель всех заведений Невского проспекта на тот период своей жизни постоянно экспериментировал со своими причёсками и на встречу с сотрудником Центра пришёл с ярко - длинным «ирокезом» на всю голову, выкрашенным в отечественный триколор.  Слух о появлении известного художника в коридорах Центра моментально разнёсся среди прекрасной половины сотрудников секретной конторы. Женщины облепили со всех сторон Константина (что означает – постоянный) и требовали от него дружеского шаржа с явным продолжением картинки вне стен этого скрытного заведения. Тут появился тот самый солидный мужчина в штатском, разогнал сотрудниц и пригласил Соколовского в свой кабинет.

          Над предложением поработать на Родину – Мать  художник только усмехнулся. Тогда хозяин кабинета сам уселся за рояль и сыграл непонятливому гражданину известную всем мелодию «С чего начинается Родина…» Костику только взгрустнулось немного, и он  вспомнил свою маму. Затем прозвучала песня о тех, кто где-то честно жить не хочет и о тех, кто ведёт с ними (кто честно жить не хочет) незримый бой. Костян сидел, слушал и  по блатному насвистывал мелодию в такт ментовской песни.  Перед Костей Соколовским поставили на стол  полную рюмку водки, рядом поставили бутылку «Русской» и положили нарезанный солёный огурец в тарелочке. А в кабинет вдруг вбежали юные сотрудницы Центра в коротеньких юбочках и задорно заплясали «Калинку – Малинку». Тонкая душевная натура живописца не выдержала такой мощной моральной нагрузки, и художник, маханув рюмашку, лихо пустился с девчатами в пляс. Эту ночь Константин (что означает – постоянный) переночевал в люксовом номере Центра. Разумеется с плясуньями. Утром Костя подписал все необходимые документы. Но, перед этим художник поставил категорическое условие – выкупить в Лувре его картину «Морпехи на Неве». По настоятельной просьбе Центра губернатор Чукотки за свой счёт купил и перевёз известную на весь мир картину в музей боевой славы  секретной конторы.

         А с господином Кухмейстером всё решилось гораздо проще – ему просто показали огромный спецпродсклад. Мастер ножа и топора (кухонных) только вздохнул непередаваемый аромат этой «пещеры Алладина» и тут же согласился немного поработать на Родину – Мать.  Только поставил пару условий: никто и никогда его не ограничивает в меню и не мешает творческой работе. Мастер на кухне должен быть только один! Представители Центра согласились и выдали завербованному повару ключи от всех помещений и холодильников спецпродсклада.

        Сегодня весь Центр работал на единственного легендарного разведчика в книжном магазине «Буквоед» на Невском проспекте. Сегодня был День Вебера. Или – Веберское Воскресенье. Сэр Вебер Гамильтон наконец то получил свою книгу с подписью и лучшими пожеланиями от Автора и отправился в кафе магазина на утренний ланч. А теперь о второй книге Виталия Овцына  «Барракуды из титана» – это была не просто книжка, это была шифровка Центра! В этой книге было всё: задания, инструкции, пожелания, письма родных и близких, ответные письма разведчика на Родину. А ключ от шифра был в авторской подписи. И этим ключом владели только три человека: сам Автор, сам Вебер и куратор задания «Пришёл, увидел, победил».

        Разведчик Вебер присел за столик, раскрыл только что полученную книгу и принялся расшифровывать первую страницу. Тут же лично Кухмейстером были  поданы тарелка с дымящими макаронами по-флотски и металлическая кружка с компотом. А теперь разберёмся в хитроумных нюансах этого позднего завтрака. Макароны по-флотски и компот означали, что в зале все свои, чужих нет. Кроме литератора и прапорщика в отставке, но эти не считаются. А овсянка с чаем на столе означали бы, что надо срочно уходить, отстреливаясь. Вебер очень любил уходить не по-английски, а вот так  – отстреливаясь от погони. В этот раз всё было спокойно. И для полного душевного равновесия разведчика, бывшего военного подводного пловца (а бывших – не бывает), под столиком был закреплён автомат АПС. Пальцы диверсанта привычно охватили рукоятку родного оружия, и Вебер окончательно успокоился. Даже принял волевое решение не чистить сегодня ебальник прапорщику Кантемирову. Пусть живёт, засранец… Всё же свой, хотя и наглец…

        Вдруг перед нелегалом появился полный гранённый стакан с русской водкой. Разведчик возмущённо оторвал глаза от шифровки (книги «Барракуды из титана) и посмотрел вверх: «Вебер на задании никогда не пьёт!» Кухмейстер только улыбнулся и едва заметным движением глаз указал на дно стакана. Разведчик опустил один глаз в стакан. Второй глаз остался на месте –  контролировать обстановку. На дне стакана мерцали две звезды. Вебер вопросительно взглянул на внештатного сотрудника Центра: «Подполковник?». Сотрудник незаметно и мило улыбнулся: «Поздравляю!» Вебер в самом деле никогда не пил на задании, но всегда чтил офицерские традиции. Новоиспечённый  подполковник встал, застегнул на все пуговицы свой дорогущий твидовый пиджак, поднял локоть на уровень воображаемых подполковничьих погон, и разом опрокинул весь стакан в себя. Старший офицер разведки ловко поймал зубами свои звёзды, аккуратно и быстро сплюнул в ладонь и незаметно спрятал в тайном кармане специального пиджака.

           Внеочередное офицерское звание Вебер получил за сверхсекретную операцию по выходу Великобритании из Европейского Союза. Все помнят первую реакцию мировой общественности, когда весь мир удивился результатам референдума на острове? Многие политологи предсказывали совсем другой исход голосования, принимая во внимание тот факт, что правящая Консервативная партия страны на тот момент официально выступала против выхода страны из ЕС. Так и было, пока в эти стройные ряды партийцев не влился активист по имени Сэр Бивер Гамильтон со своим кланом. И понеслась …  

           Ещё в первые дни на острове товарищ Вебер завербовал свою вторую жену Маргарет, а затем и весь клан Гамильтонов. Взрослую мужскую часть клана разведчик научил задавать основной острый вопрос в партийных прениях: «Сэр, ты меня уважаешь?» И сейчас на всех собраниях Консервативной партии, где только появлялся сэр Бивер Гамильтон со своим кланом, тут же начинались раздрай и шатания, плавно переходящие в хорошую межпартийную драку. Итог этой операции нам всем известен – Великобритания покинет Европейский Союз 29 марта этого года. Приказ был выполнен, а на плечи товарища Вебера легли внеочередные звёзды и следующее задание Центра.

            Гость культурной столицы доел макароны по-флотски и потребовал добавки. Кухмейстер метнулся на кухню, поставил перед нелегалом тарелку с дымящими макаронами и второй стакан водки. Вебер гневно взглянул на внештатного сотрудника: «Вебер на задании никогда не пьёт!» (Первый стакан не считается – это традиция) Сотрудник вновь почти незаметно указал на дно стакана. В этот раз оба глаза разведчика буквально утонули в водке, где мерцал всеми красками радуги орден. Родина высоко ценит своих героев! Это была награда за разработку и успешное применение боевого нервно – паралитического яда под кодовым названием «Старичок», целенаправленного исключительно на предателей нашей необъятной Родины.

           После мутной истории с «Новичком»  Центр в пику нашим заокеанским партнёрам разработал и провёл свою успешную операцию по ликвидации предателей по всему земному шару  благодаря современным разработкам и численного моделирования  химических свойств и токсичности структуры «Старичка», разработанного группой наших химиков под чутким руководством товарища Вебера.  В этот нервно-паралитический яд входили только натуральные компоненты из глубинки нашей неохватной Родины. Поэтому яд не оставлял никаких следов и действовал точечно на отечественных предателей. Вебер лично пробовал, дегустировал и разрабатывал химические структуры этих соединений. Организм военного подводного пловца стойко переносил вся тяготы и лишения диверсионной службы. Точную формулу соединений, которые использовались при отравлении перебежчиков, знали только сам Вебер и куратор операции. Официально было только известно, что все предатели скончались естественной смертью, перед которой им всем было мучительно больно и стыдно за свою бесчестно прожитую жизнь.

          Товарищ Вебер встал, одернул пиджак, локоть на уровне погон. И в этот момент в зал  кафе книжного магазина неожиданно вошла его жена (настоящая) с книжкой про подводные лодки в руке и в сопровождении молодого мужчины. Разведчик всё же маханул стакан, чуть не поперхнулся своим орденом, смог совладать с собой, незаметно сплюнул награду в ладонь и быстро спрятал в другой тайный карман дорогущего пиджака. Пара прошла в глубь кафе и заняла столик напротив разведчика. Нелегал хорошо понимал, что он по своей легенде не имеет права даже жестом показать знакомство с этой красивой женщиной. Сегодня Сэр Бивер Гамильтон совсем как в своё время Макс Отто фон Штирлиц в кафе «Элефант» сможет только издали любоваться своей супругой. Буквально пять минут жена и муж только смотрели друг на друга с такой нежностью и любовью, что даже мрачный и неразговорчивый педант и сноб Кухмейстер не выдержал, всхлипнул и маханул таки стакан вискаря, хотя тоже имел правильную привычку не пить на задании.  А по каменному лицу диверсанта пробежала скупая разведчицкая слеза…

          Спутник жены разведчика постоянно оглядывал зал и полностью контролировал ситуацию. Относительно молодого сотрудника звали Вася Бёрнер, он воевал в Афганистане и никогда не задумывался над вечным вопросом: «Стрелять или не стрелять?». Вася стрелял с обеих рук, быстро и метко. И сейчас под специально сшитым для сотрудника пиджаком были закреплены два пистолета «Удав» с глушителями. Вебер лично отобрал Василия из множества кандидатов для охраны и обороны своей семьи. Ему нравился этот молодой человек со своей внутренней философией войны, жизни и смерти. И сейчас старший товарищ неуловимым движением руки указал молодому сотруднику на выглядывающую рукоять пистолета. Вася быстро исправил оплошность и благодарно взглянул на Вебера. Опыт не пропьёшь!

           А нашему разведчику от переизбытка чувств вдруг уж очень захотелось просто махануть стакан русской водки. (первые два стакана не считаются – это традиции) Куратор мероприятия «Пришёл, увидел, победил» прекрасно знал, что после третьего стакана товарища Вебера будет просто не остановить. В одну из своих крайних операций разведчик чуть не набил морду принцу Чарльзу и чуть не трахнул Терезу Мей. Буяна от принца  успели оттащить мужики из клана Гамильтон, а лицо Терезы успел разглядеть  в последнюю секунду сам Вебер, и резко передумал. Премьер – министр уж очень долго потом обижалась на Сэра Бивера Гамильтон. Она так надеялась, а он… Ох, уж эти бритты!

           Весь зал кафе книжного  магазина был обставлен кадками с искусственными русскими берёзками и разукрашен картинами Кости Соколовского. Центр за ценой не постоял! Куратор мероприятия подошёл к нелегалу, шепнул ему пару секретных слов и тайно махнул в сторону берёзок. Вебер заинтригованно двинулся вслед за старшим по званию. А в углу зала, замаскированный в русских берёзках, стоял белый рояль… Тонкие нервные пальцы диверсанта привычно легли на чёрно-белые клавиши и над всем книжным магазином «Буквоед» поплыла до боли знакомая мелодия: «С чего начинается Родина…»

         «Пришёл, увидел, победил» подал тайный знак Косте Соколовскому. Внештатный сотрудник в этот знаменательный день оказался натуральным блондином. Видимо Константин считал, что ничего не украшает мужчину так, как перекись водорода. Прапорщик Кантемиров, глядя на богемного живописца, подумал, что эти эксперименты со своей причёской не доведут до добра голову художника. Соколовский со скоростью разборки – сборки автомата Калашникова быстро разобрал оба свои мольберта и принялся размешивать краски. Вокруг живописца  тут же совсем как дети сгрудились улыбающиеся морские пехотинцы. Морпехам нравилось всё, что собирается и разбирается со скоростью автомата Калашникова.  Костя богемно затянул резинкой свою блондинистую шевелюру в конский хвост и начал писать одновременно с двух рук, по - македонски, две картины под кодовыми названиями: «Вебер дома» и «Улыбка морского пехотинца»...

           Когда репертуар виртуоза Вебера перешёл с патриотических песен на задорные «Я московский озорной гуляка» и «Мурка», прапорщик Кантемиров и литератор Отто сразу догадались, что им настала пора покинуть это культурное заведение чисто по-английски…»

           С Днём Советской Армии и Военно-Морского Флота, Товарищи!  

 

 

 

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division