NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

С верхней части дома, вниз по лестнице послышались торопливые шаги грузной женщины. Матеус снял трубку телефона с аппарата висящего на стене заведения и повернулся спиной к клиенту. Тимур взглянул на свой товар, разложенный на прилавке, и сделал ещё один шаг к немцу, сократив расстояние до связки ключей от входной двери. Прапорщик действовал уже на уровне инстинктов -  схватить свёрток с металлом, открыть дверь, с ключом на улицу, закрываем дверь на ключ и быстрым шагом, не привлекая внимания, на автовокзал.

А дальше – как повезёт. И стоянка такси там рядом. А потом пусть полиция с комендатурой ищут советского военнослужащего ГСВГ, примерного комсомольца по имени Тайсин Фердаус Халяфович. А бывшему механику-водителю БМП-1 Феде сейчас в его солнечной Башкирии наверняка опять икается... Ещё с лестницы немка вдруг громко спросила супруга:

– Матеус, что случилось?

В этот момент Тимур шагнул к стойке и протянул руку за ключами. Немец начал набирать номер телефона и спокойно ответил спускающейся жене:

 – Ангелика, у нас не хватит денег для Фердауса, надо срочно идти в банк. Посмотри, сколько наш друг принёс нам товара. А я пока звоню нашему сотруднику банка и закажу деньги на сегодня.

Тимур бросил руку вниз и шагнул назад. Жена ювелира прямо с лестницы широко улыбнулась незваному гостю:

– Добрый день, Фердаус! Мы Вас так давно не видели.

– Добрый день, фрау Ангелика! Я тоже очень рад Вас видеть.

Матеус договорился с банком о получении сегодня наличных денег и широким жестом руки показал супруге весь товар Тимура. Фрау Ангелика только радостно воскликнула: «Мой бог!» и поспешила собираться перед посещением единственного банка в этом саксонском городке. Перед уходом заботливая женщина оставила постоянному и такому щедрому клиенту прямо на прилавке небольшой горячий кофейник, чашку и вазочку с домашним печеньем. Чтобы не скучал! А молодому человеку совсем не было скучно. И весело тоже не было. У Тимура зашкаливал адреналин в крови и тряслись руки. А сердце стучало как после третьего раунда...

Ювелир только разложил свой инструмент на столе, включил лампу и собрался было работать, как вежливый русский интеллигентно поинтересовался, как мужик у мужика, нет ли у хозяина этого дома немного водки в укромном месте? Немец поднял голову, внимательно взглянул на ошарашенное лицо парня и всё понял:

– Похоже Фердаус вчера хорошо погулял с друзьями?

– Мой товарищ вчера вернулся из отпуска и привез русской водки. Вот и посидели с ним до утра. Его товар тоже здесь, – советский сбытчик золотого лома честно показал на прилавок.

– Мой дорогой Фердаус, будет тебе шнапс. Только моей Ангелике ни слова! А я потом тоже выпью с тобой, но только после расчёта. Договорились?

Немец, не смотря на свой возраст, быстро метнулся наверх и принёс шкалик «Дабл кёрна» и пару стаканчиков. Налил гостю, пододвинул печенье. Закусывай! Второй стаканчик Тимур налил себе сам. Дрожь в руках прекратилась, мандраж в теле вроде отпустил. Запивая немецкую водку крепким кофе, Тимур внимательно наблюдал за работой немца. Матеус аккуратно разложил кусок ткани на столе, брал в руки каждое изделие и специальной лупой внимательно рассматривал пробу. Затем слегка царапал надфилем кольцо и капал кислотой со специальной золотой иголки, потом сравнивал цвет иглы и цвет царапины на кольце после кислоты. При работе с серебром уже использовалась другие реактивы. И тряпочка тоже менялась. А микрочастицы после надфиля очень аккуратно стряхивались в баночки: золото в одну баночку, серебро в другую. И так, изделие за изделием. И на заключительном этапе работы идёт взвешивание на специальных весах с точностью до миллиграмма. После проверки и взвешивания каждого изделия ювелир делал запись на отдельном листочке.

Из глубины дома послышался звон колокольчика, вернулась хозяйка из банка. Хозяин заведения и дома как раз заканчивал общий подсчёт и жестом показал Тимуру быстро спрятать шкалик и стаканчики под прилавок. Затем Матеус взглянул на цифру окончательно расчёта с клиентом, удовлетворенно кивнул головой, молча показал Тимуру итоговую цифру, улыбнулся и пошёл наверх за деньгами.

Всего получилось 14200 марок ГДР. Для любого советского военнослужащего, кроме штабных финансистов, конечно, это была просто огромная сумма! Даже прапорщики Кантемиров с Тоцким ни разу не держали одновременно таких бешеных денег. Зарплата прапорщика составляла около 500 марок в месяц, полученная сегодня сумма равнялась денежному довольствию примерно за два года службы. Матеус занёс общую сумму в специальный журнал, где Тимур, как обычно, размашисто расписался не своим почерком словом «Федя». Затем ювелир заполнил квитанцию и выдал русскому марки новыми банкнотами в специальных банковских упаковках. Пачки денег были аккуратно завернуты в полотенце и сложены в пакет. А мелочь просто спрятана в карман.

Фердаус с Матеусом тайно  приняли по стаканчику на ход ноги и распрощались очень довольные друг – другом. Выходя из ювелирной лавки Тимур (он же Федя, он же – Фердаус), обратил внимание на табличку с надписью «Закрыто» на витрине заведения, усмехнулся, мотнул головой и спокойно двинулся к автобусной станции. Запас времени ещё был и у молодого человека вдруг появился зверский аппетит. Надо было срочно восстанавливать нервные клетки, потраченные только что в огромном количестве в лавке ювелира. Надо же, чуть пожилого немца не вырубил из-за своего страха. Уже сидя в автобусе, Тимур на обратной дороге с удовольствием вдыхал проникающий сквозь советское полотенце запах новых немецких денег. Наверное, так и пахнет настоящее богатство…

В Лейпциге, по договоренности друзья ждали Тимура в айс-баре подальше от  вокзала и рыночной площади  за  городским концертным залом Гевандхаус (нем. Gewandhaus).  Когда сбытчик драгоценного металла вошёл в кафе, друзья заканчивали уже по третьей порции мороженого. И по тому, как взволнованно улыбнулся Толик и по вспыхнувшим глазищам Даши, молодой человек сразу догадался, что всё это время ожидания друзья обсуждали только его. Ещё бы! Тайно сдать контрабандного драгметалла на четырнадцать тысяч марок – это Вам не мороженку скушать. Это уже получается твёрдая пятилеточка на ударной стройке народного хозяйства на просторах страны где-то в сторону Северного полюса. Но, как мы все знаем, что:  «Ende gut – alles gut!» Означает, что если что-то хорошо закончилось, то не важно, сколько человек до этого натерпелся, или какой урон понёс. Главное, что закончилось всё хорошо! А для друзей всё только начиналось…

Дарья не выдержала, вскочила и крепко обняла своего  друга. Затем отстранилась и по - учительски спросила строго:

– Всё хорошо, mein lieber?

– Kein Problem, – Тимур честно посмотрел в глаза подруги и добавил: – Всё просто отлично, Даша.

Прапорщик Тоцкий встал из-за столика и крепко пожал руку товарищу.

 – Волновались мы.

 – Всё нормально, Толик.

 Друзья сели за стол, Даша пододвинула свою порцию мороженого:

– Кушай. А мы всё обменяли на платья и джинсы. И у нас даже пять штук платьев получилось! Вот мама обрадуется. Надо будет ещё тёте Насте показать. И у меня ещё деньги остались.

Тимур посмотрел на Толика, тот кивнул.  Прапорщик Кантемиров задумчиво доел мороженое, пододвинул чашку кофе и взглянул на подругу:

 – Даша, оставь деньги себе. Выберете с мамой по одному платью, остальные отдашь обратно. И больше никаких продаж и обещаний ни дома, ни в школе.

 – Да, ладно! Просто тётю Настю  тоже порадовать хотела.

 – А потом её дядя Толик меня с прапорщиком Тоцким к стенке поставит и прилюдно расстреляет. Без шуток, Даша, никому не говори про эти платья. И маму хорошенько предупреди.

 – Тогда я тёте Насте своё платье отдам! – преподаватель немецкого языка так посмотрела на своих друзей, что обоим сразу стало стыдно за свою сверхосторожность. Было видно, что подругу не переубедить. Папин характер! Тимур вздохнул:

 – Хорошо, Даша. Пообещай от моего имени, что я достану для твоей тети Насти точно такое же платье, как у тебя. Примерно через неделю. Эти платья мы пока продавать не будем. Потом из них сама и выберет,  – Тимур внимательно посмотрел в лицо подруги. – Даша, пойми нас правильно  – не надо сейчас жене командующего Первой Армии вместе с женой начальника Особо отдела штаба армии вдруг одновременно нарядиться в одинаковые джинсовые платья и появится в гарнизоне. Возникнут вопросы.

– Ой, да ладно! Договорились, конспираторы. А тётя Настя свой человек, я её с детства знаю.

 – Зато её супруг не совсем свой, – парировал упрямую подружку начальник стрельбища.  И тут в оживлённый диспут двух любящих сердец влез третий:

 – А я хотел одно платье Симоне подарить.

– И этот туда же! – Тимур посмотрел на влюбленного в немку советского прапорщика. – Тогда я оставляю одно платье  себе. Захвачу с собой в учебный отпуск. Там, в Ленинграде или продам, или подарю.

 – Стоп, товарищ прапорщик! – Дарья резко повернулась к другу, придвинула ближе стул и положила под столом руку на колено молодого человека. – Кому собрался дарить платье в Ленинграде?

 – Студенткам, – заулыбался Тимур. Рука Даши медленно поползла вверх по внутренней части бедра навстречу к одному очень важному органу мужского организма.

– Товарищ учитель, Вы что делаете? Кругом люди, –  смог выдохнуть прапорщик Кантемиров. Прапорщик Тоцкий с улыбкой наблюдал за манипуляциями Дарьи, которая повторила свой вопрос:

– Так, кому прапорщик подарит платье?

– Студентке одной, молоденькой. Зовут Дашенька Потапова.

Скромный советский учитель немецкого языка звонко шлёпнула под столом по ляжке своего друга:

– Вот это правильный ответ!  – затем обвела обоих друзей победоносным взглядом и пошла попудрить носик.

–  Ну, чего там? Сколько получилось?  – Прапорщик Тоцкий наклонился над столом.

– Четырнадцать тысяч с небольшим, – прапорщик Кантемиров приблизил лицо к другу. – Как с куста, товарищ прапорщик!

– Ни хрена себе! Я только на десяточку рассчитывал, – с улыбкой откинулся назад бывший начальник вещевого склада мотострелкового полка и спросил: – Как делить будем – по честному или по братски?

– Толян, ты же понимаешь, что я сейчас могу легко набить тебе морду и забрать все деньги? – боксёр внимательно и без улыбок посмотрел на нелегала. Толик взглянул на пакет, лежащий на свободном стуле рядом с Тимуром. Прапорщик Кантемиров аккуратно приблизил ногой стул к себе. Прапорщик Тоцкий испуганно посмотрел на товарища:

– Тимур, ты серьёзно?

– Здоровый армейский юмор, коллега! – Улыбнулся начальник войскового стрельбища Помсен. – Толян, ты уже нюх потерял и совсем гражданским стал. Это тебе за платье для Симоны. О деле надо думать, братан. А не джинсовыми платьями расшвириваться направо и налево.

– Тимур, я люблю Симону!

– Толик, первым делом – самолёты! А немочки – потом. Достал ты меня своей любовью. Ты хотя бы подумал, где сегодня ночевать будешь? В твоей гостинице уже нельзя оставаться.

– Почему?

– По морде твоей, прапорщик! У тебя наш синий служебный паспорт. Ты просто обязан в течении суток по приезду в ГДР встать на учет в Лейпцигской комендатуре и жить в нашей советской гостинице с её  тараканами и клопами. А ты тут кайфуешь в немецкой гостинице с ночным баром и местными проститутками. Анатолий, а если завтра война?

– Тимур, типун тебе на язык!

– Толик, прапорщик ГСВГ должен быть всегда готов, как пионер, ответить на любые происки НАТО. А вот ты, гвардии прапорщик Тоцкий, ни хрена не готов. Ты только про свою Симону и думаешь днём и ночью. А другом надо размышлять за границей нашей необъятной Родины, Толян. – Тимур глотнул кофе, увидел приближающуюся Дарью и закончил свою речь: – Толик, быстро по деньгам – делим строго поровну – тебе семь и мои семь. Есть возражения? Возражений не последовало, морду бить сегодня никому не буду. А хотелось очень…

Даша подошла к столу и внимательно обвела друзей взглядом:

– Мальчики, о чём спорим? Девушку не поделили? Вы ещё тут мне подеритесь, горячие советские прапорщики.

– Деньги делим, Дарья. Вот, смотри, – Тимур аккуратно, не вынимая деньги из пакета, развернул полотенце. Перед взором молодого советского учителя с зарплатой в триста пятьдесят марок в недрах пакета открылись четырнадцать пачек новых банкнот. Четырнадцать тысяч марок ГДР. Для Дарьи, дочери советского генерала, одна из этих пачек уже была целым состоянием, о котором девушка даже и не мечтала. Три месяца работы... Даша присела на стул:

– Ребята, ну вы даёте!

Тимур с гордостью посмотрел на подругу и вдруг заметил в её прекрасных глазах только растерянность, страх и смятение...

                                    (продолжение следует)

     

         

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division