NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Поздно вечером, по окончании ночных стрельб, прапорщик Кантемиров ждал своего друга у стелы полигона, на повороте к домику казармы. Ночь выдалась звёздная, машин на дороге не наблюдалось, и приближающийся тёмный силуэт прапорщика Тоцкого был виден издали. Тимур выкрикнул из тени стелы:

– Стой, кто идёт!

Тень человека упала в кювет и затаилась.

– Толян, вставай. Ты убит.

– Тимур, кончай так шутить, –  Толик подошёл с пакетом и протянул руку. – Я уже думал всё, пиздец. Засада!

– Здорово, здорово, шпиён! Это чтобы ты нюх не терял и не забывал, что находишься на вражеской территории. Пойдём домой, жрать охота. Я повару сказал, чтобы мне сегодня большую порцию на ужин приготовил. Маме сервиз  купил?

– Купил. Столовый, на шесть персон. Тяжёлый, зараза! Оставил на вокзале в камере хранения. Вот квитанция, оставь пока у себя.

– Толян, блин! И нахуя ты на вокзал попёрся? А если патруль?

– Тимур, я что – совсем тупой? Какой патруль в это время?

– Тогда, кто- нибудь из наших, – прапорщик Кантемиров положил руку на плечо товарища. – Толик, больше на вокзал не суйся. Только на автобусную станцию, там наших сограждан практически не бывает. А в пакете что?

– Пиво и булочки с колбаской захватил.

– Вот это гут.

Друзья опять повторили заход домой через окно бани. Абрек, каждый раз получая кусок сахара при очередном нелегальном проникновении на территорию советского отдельного гарнизона, начал привыкать к прапорщику Тоцкому в гражданке и дополнительному пайку. Даже приветливо помахивал хвостом, глядя на источник своего собачьего довольствия. Тимур проинструктировал Толика, оставил его в бане, закрыл книжную полку и пошёл за ужином. Вернулся вместе с дневальным, который с интересом зашёл в домик своего командира и забрал освободившийся разнос. За что получил бутерброд с колбасой. Боец даже не спросил, зачем прапорщику вдруг понадобились на ужин одновременно вилка и ложка. Не две же вилки тащить в дом. Конспирация, и ещё раз – конспирация!

После плотного ужина с пивом, Тимур сообщил Толику о том, что Симона будет ждать его завтра в девять вечера у дома своей тёти. От этой новости товарищ  даже пивом поперхнулся:

– И ты до сих пор молчал?

– Толик, не хотел тебе и себе аппетит портить.

– С чего это вдруг?

– Ничего хорошего в этой встрече я не вижу. Валить тебе надо, Толик, отсюда быстро и навсегда. А не с местными бабами ночные рандеву устраивать в центре Дрездена.

– Вечером там наших не бывает, магазины же закрыты. И, Тимур, тебе не понять. Я ради Симоны  готов на всё!

– Да куда нам. Я ж с Урала! Давай спать, Ромео. Завтра опять ранний подъём.

Утром при расставании друзья договорились так, что если Толик не приходит сегодня вечером в назначенное время к стеле стрельбища, значит, остался у Симоны. Где она  спрячет своего любимого и как  – пусть нелегал сам и придумает. На полигоне оставаться опасно. Да и надоело уже из-за товарища каждый раз просыпаться в пять утра. Этим утром прапорщик Тоцкий захватил  одну пачку из своих денег. На карманные расходы…

Прапорщик Кантемиров тоже оставил себе одну пачку марок, остальные завернул в пакет вместе со своими дойчмарками, уложил в пустой цинк из-под патронов и после  ночных стрельб, отпустив оператора директрисы БМП, спрятал совместно приобретенное  богатство в секретной нише под кабелем трансформаторного узла на первом этаже вышки, куда допуск и ключ от замка был только у начальника стрельбища. Эту нишу ещё три года назад рядовой Кантемиров  сделал сам при смене силового кабеля на войсковом стрельбище Помсен. Планировал  прятать там свой дембельский альбом. Вот и пригодился секретный схрон  под кабелем с напряжением в 380 вольт и с огромной силой тока.

Прапорщик Тоцкий после дальней и долгой разлуки наконец то встретился со своей иностранной возлюбленной. Молодым повезло, во всяком случае – советский прапорщик и немецкий преподаватель так думали. Родная тётя Симоны слегла в больницу, дом пустовал и был в полном распоряжении двух влюблённых сердец. Симона не могла оставаться на ночь, дома ждали сын и мама. Законопослушная фройлян перед отъездом твёрдо проинструктировала своего русского друга: из дома не выходить, окна зашторить, верхний свет не включать. И на всякий случай оставила на листке два своих телефона: рабочий и домашний.

 Не самый законопослушный советский прапорщик заскучал  уже к обеду. С утра включил телик, ничего не понятно, одни новости.  Любимые эротические передачи показывали только ночью. Вот там всё было доходчиво и ясно даже без перевода. Погонял радиоприёмник по различным волнам – надоело! Гарному хлопцу Анатолию банально «деньги жгли ляжку», и эту пачку надо было обязательно «взлохматить».  Какой же русский, находясь за границей, удержится от этого соблазна – потратить свою валюту? В нашем случае – социалистическую.

Толик был далеко не дурак  и начал продумывать маршрут пробежки по местным магазинам, где он гарантированно не мог встретить соотечественников. Маршрут быстро сложился в голове бывшего начальника вещевого склада, и нелегал спокойно выдвинулся тратить заработанные своим горбом денежные знаки. Если бы гвардии прапорщик Тоцкий знал, что ещё день назад он случайно столкнулся с двумя милыми соотечественницами на дрезденском вокзале, он бы, конечно остался дома и даже не высунул свой  украинский нос из-за штор огромных окон исторического саксонского здания.

Анатолий не знал, что при сдаче им столового сервиза «Мадонна» в камеру хранения вокзала, мимо него буквально прошмыгнули две молоденькие женушки командиров взводов родного мотострелкового полка. Две подружки – москвички, пока их мужья – лейтенанты воевали на учениях, решили избавиться от гарнизонной скуки и тайно съездить в Восточный Берлин. Запретный плод всегда сладок. Одна из подружек по имени Наталья владела разговорным немецким и подговорила землячку Марию съездить полюбоваться легендарной Берлинской стеной. Москвичкам повезло, в столице ГДР они не напоролись на советский патруль и спокойно вернулись в Дрезден, где и случайно встретили красавчика  Тоцкого. Ошибиться подружки не могли в принципе. Кто же не узнает этого гарнизонного ловеласа, способного по десять раз за ночь? Так гласили местные девчачьи легенды…

Жёны лейтенантов испугались, удивились и спрятались за колонну. Затем  проводили томным взглядом живую легенду дрезденского гарнизона и, смеясь, побежали на трамвай. На следующий день подруги не выдержали и поделились своим секретом с соседкой по общей кухне, женой прапорщика, начальника продовольственного склада. Если в закрытом гарнизоне тайну знают три женщины, но это тайное совсем скоро становится явным.

Вскоре до особиста мотострелкового полка, майора Яшкина Якова Алексеевича, в части более известного, как «ЯЯ» (произносилось по немецки – яа, яа), дошла информация, что поздно вечером на железнодорожном вокзале двумя лейтенантскими жёнами был замечен бывший начальник вещевого склада, прапорщик Тоцкий. Майор только усмехнулся над этим большим бабским секретом: «Вот девкам неймётся! Всё им Тоцкий мерещится. Скучают бабы без своих мужиков…»  Начальник особого отдела  полка только сделал в своей голове особую заметку – после учений пообщаться с мужьями на предмет поздних прогулок их юных жён вдали от гарнизона.

Напротив тётиного дома Симоны жила – была другая заслуженная пенсионерка Социалистической Единой партии Германии (СЕПГ), в квартире которой в своё время был установлен телефон за счёт местной полиции, куда пожилая дама и постукивала периодически, но постоянно.  Фрау знала, что её подруга по партии находится сейчас на лечении, и очень удивилась, заметив незнакомого симпатичного юношу, выходившего из соседнего дома. Молодой человек был похож на истинного арийца, никуда не спешил и производил впечатление воспитанного человека. На всякий случай почтенная фрау позвонила и сообщила о незнакомце куда следует.

Анатолий увлёкся, как бы сейчас назвали – шоппингом, и весело тащил к тётиному дому два тяжелых пакета с подарками для Симоны с Дедриком, продуктами, пивом и вином. Нелегал слишком поздно заметил ожидающий его полицейский ВАЗ-2103. Бросать пакеты и бежать было уже нельзя. Догонят! Два здоровых сотрудника полиции  вышли навстречу, вежливо представились и попросили предъявить документы. Толик смог поздороваться и предъявил стражам правопорядка своё удостоверение прапорщика Советской Армии. Заодно протянул бумажку с номерами телефонов Симоны. Один из сотрудников поднялся в дом напротив, второй остался с любителем городских магазинов. Полицейский вернулся быстро, произнёс: «Ist schon gut» (нем. – всё в порядке) и, переписав данные удостоверения Толика в свой блокнот, вернул документ хозяину. Прапорщик Тоцкий выдохнул вслед отъезжающему полицейскому автомобилю советского производства. Вечером Симона и Толик под пиво и вино со смехом обсудили неожиданную встречу с  правоохранителями и вновь посчитали, что им и в этот раз сильно повезло. Но, всё же благоразумно решили менять место ночлега. Одна из подруг преподавателя русского языка из пригорода Дрездена под названием Оберлошвиц  уехала на два месяца на учёбу в Берлин и оставила ключи Симоне – поливать цветочки. Поздно ночью, когда бдительная соседка уже спала, прапорщик с подругой покинули этот не совсем гостеприимный дом.

На следующее утро комендант гарнизона подполковник Кузнецов Пётр Константинович получил от переводчика комендатуры сводку происшествий от местной полиции за сутки с советскими гражданами. Всё было спокойно, кроме проверки документов в центре города у молодого офицера по имени Anatoli Tozki. Кузнецов точно знал, что этот  Anatoli Tozki ещё две недели назад убыл на новое место службы в Советский Союз. Перед самой заменой начальник вещевого склада мотострелкового полка по деликатной просьбе самого  коменданта гарнизона ещё раз купил ему на дойчмарки французские духи в Интершопе.  Семья коменданта гарнизона собиралась в отпуск, и это был шикарный подарок тёще подполковника. Жена старшего офицера осталась очень довольна покупкой, как и в прошлый раз.

Кузнецов снял трубку и приказал соединить его с начальником особого отдела мотострелкового полка. Трубку снял майор Яшкин и получил повторную информацию о прапорщике Тоцком. Первая мысль особиста: «Вот сукин сын! Отгулял отвальную, и теперь в городе с немками догуливает свою визу в паспорте»

Это был пока просто непорядок и далеко не первый случай, когда холостые заменщики старались максимально продлить радость удовлетворения с немками перед заменой в Союз.  Майор решил проверить в строевой части срок выдачи визы любвеобильному прапорщику. По испуганному взгляду и дрожащим рукам помощника начальника строевой части, прапорщика Хабибуллина контрразведчик сразу понял, что с визой бывшего начальника вещевого склада полка что-то не так. Опытному офицеру ничего не стоило расколоть строевика прямо на месте. В кабинет начальника особого отдела были деликатно приглашены командир полка и начальник штаба полка. Подполковника Григорьева на месте не оказалось, КП прямо после развода выехал на стрельбище Помсен, где стрелял 3МСБ. Начальник штаба, майор Ремез внимательно ознакомился с объяснением своего подчинённого, из которого выяснил, что прапорщик Тоцкий в этот раз покинул родной гарнизон совсем не навсегда. А это уже было не то чтобы непорядок, это было ЧП масштаба группы войск в Германии. Советский военнослужащий, целый прапорщик, по своей воле незаконно находится на территории, хотя и дружественного, но чужого государства.

Теперь майор Яшкин был вынужден сообщить коменданту гарнизона о подтверждении информации о нелегальном присутствии прапорщика Тоцкого в ГДР. В свою очередь подполковник Кузнецов по инструкции доложил о незаконном пересечении нескольких государственных границ советским гражданином в местный отдел КГБ. Петр Константинович спокойно поговорил об этом неординарном событии с Виктором Викторовичем, директором дрезденского Дома советско – германской дружбы. Офицеры договорились выдвинуться в штаб мотострелкового полка.

Комендант заехал за Директором, и по дороге подробно рассказал о проверки документов немецкими стражами правопорядка убывшего две недели назад по замене  в Советский Союз  прапорщика. Решили перед прибытием в воинскую часть сами ещё раз проверить адрес вместе с нарядом полиции. Старший немецкий офицер постучал в дверь, затем сходил в дом напротив. От информатора узнали, что уже сутки из этого дома никто не выходил и не заходил. Было бы странно, если бы прапорщик Тоцкий после встречи с полицейскими остался в адресе. И почему он выбрал именно этот дом? Решил спрятаться подальше от гарнизона? Что прапорщик здесь забыл? Когда он вернулся в ГДР? Вопросов было много, а за ответами подполковник Кузнецов предложил всем офицерам съездить на войсковое стрельбище Помсен в гости к прапорщику Кантемирову, который наверняка должен знать, где прячется его дружок. Заодно и доложить командиру полка о произошедшем ЧП.                                                            (продолжение следует)     

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division