NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

На кухне начальник стрельбища распорядился об обеде на двоих в своём домике. Затем отвёл старшего оператора Виталия Басалаева в сторону и поделился вначале радостью о досрочном присвоении звания капитан командиру 9МСР, а затем тревожным сообщением о сборе всех старослужащих у себе в домике ровно через час.

Теперь уже капитан Чубарев был особо приближённым офицером к войсковому стрельбищу Помсен как непосредственный военноначальник двух БМП, стоящих на качалках директрисы. Механики – водители этих боевых машин подчинялись одновременно командиру роты и начальнику стрельбища. Чубарев был самым молодым ротным в полку, два года его мотострелки считались лучшими в части вместе с разведротой, пока не сравняли периоды службы. В 67МСП остались только три боевых подразделения с разным периодом службы: разведрота, рота связи и полигонная команда войскового стрельбища Помсен. Вековые традиции армейской жизни были нарушены напрочь, и теперь командиру когда - то отличной роты пришлось начинать всё заново. 9МСР вместе с разведкой полка  дневала и ночевала на полигоне, бойцы обоих подразделений были хорошо знакомы с полигонной командой, а офицеры и прапорщики волей или неволей старалась не сориться с начальником стрельбища.  Ещё три года назад молодой лейтенант Чубарев в один прекрасный день боевых стрельб познакомился с молодым прапорщиком Кантемировым, молодые люди принюхались друг к другу, подружились и по возможности старались вместе переносить всякие там тяготы и лишения мотострелковой службы. А личный состав стрельбища просто уважал умного, волевого и весёлого офицера.

Прапорщик гостеприимно распахнул дверь своего домика и подвёл офицера к своей тумбочке:

– Миша, вот звёздочки, нитки и иголка. Шило сейчас Басалаев принесёт.

– Ни хрена себе! Осмелюсь спросить хозяина – и нахуя Вам, товарищ прапорщик, столько звёздочек в тумбочке? И майорские вижу. Тимур вдруг решил совершить головокружительную армейскую карьеру на своём полигоне?

– А я повторюсь, однако –  вот что бы Вы, господа офицерА, без меня здесь делали? – прапорщик улыбнулся и сам же ответил: – Миша, да как - то раз, тут проверяющий взъебнул хорошенько одного нашего офицера на ночной стрельбе из-за того, что на одном погоне звёздочки не хватало. Видимо, отлетела от ремня автомата или планшета. Вот Григорьев и приказал мне набрать у Тоцкого на складе разных звёзд про запас.

– Понял. Тимур, я тогда у тебя  штук несколько возьму.

– Майорские тоже захвати. Пригодятся.

Капитан не успел ответить, раздался стук в открытую дверь. Начальник стрельбища оглянулся:

– Заходи, Виталий!

– Товарищ капитан, разрешите поздравить вас с присвоением очередного звания! – старший оператор стрельбища с улыбкой протянул офицеру шило.

– Спасибо, Басалаев. 

– Виталий, стой, – Тимур вытащил из холодильника палку колбасы, разрезал пополам и протянул сержанту: – Это за обед лично от товарища капитана.

– Товарищ прапорщик, за целого капитана должна быть целая палка колбасы.

– Сержант, кругом, шагом марш!

Довольный старший оператор выскочил из комнаты. Кантемиров повернулся к Чубареву:

– Миша, пока оборудуй форму, а я обед организую и принесу.

– Яволь, товарищ прапорщик! – офицер скинул ПШ.

Повар Расим уже знал о внеочередном звании командира 9МСР и, как мог, постарался украсить обед: разлил суп в праздничные тарелки, и приготовил компот в фарфоровых чашках. Тимур попросил дополнить этот натюрморт ещё двумя гранёнными стаканами.  Когда прапорщик вместе с дневальным занесли разносы с обедом, Чубарев заканчивал пришивать второй погон с зелёнными полевыми звёздочками капитана Советской Армии. Пара золотистых звёздочек лежала на столе и дожидалась своего часа. Тимур вытащил бутылку «Кёрна» из холодильника и порезал остатки колбасы прапорщика Тоцкого. Друзья присели к столу. Миша посмотрел на водку:

– Тимур, давай по чуть – чуть. Мне ещё сегодня Григорьеву про твой кабель с траншеей докладывать.

– Товарищ капитан, это наш общий кабель и наша родная траншея. А по чуть – чуть, согласен. Мне ещё сегодня надо будет выполнить особое задание партии и правительства.

– Это Вы про что, товарищ?

–  Миша, давай вначале за капитана. Разливаю по пятьдесят.

Капитан Чубарев утопил пару звёздочек в стакане. Друзья проследили за блеснувшим лучом советских звёздочек в немецкой водке и встали по стойке «Смирно». Локоть на уровне погон, выдохнули и вогнали в себя прохладный и обжигающий напиток в тридцать восемь оборотов. Свежеиспечённый капитан ловко поймал свои звёзды зубами (опыт не пропьёшь!), аккуратно сплюнул в ладонь и спрятал в карман ПШ. Прапорщик протянул руку:

– Поздравляю, Миша!

– Спасибо тебе, Тимур, за всё. Вот я и почувствовал себя настоящим капитаном.

– Дальнего плавания?

– Глубокого копания. Мне бы ещё сегодня с этой траншеей управиться.

– Сделаем, товарищ капитан. Я всех своих бойцов к работе подключу.

– Вот это правильно. Да, товарищ прапорщик, Вам же сегодня с утра подполковники пять суток впаяли? Когда отбывать срок приказали?

– Мне командарм отсрочку дал от исполнения наказания до окончания московской проверки.

-  Вот это гут. Успеем по нормальному звёздочки обмыть.

– И генерал ещё свои пять суток добавил.

– А вот это шлехт (нем. schlecht – плохо). За что он так тебя? Ты же вроде с его дочкой шуры – муры крутишь?

– Да я, Миша, и сам ничего не понять не успел. Тут вокруг меня такое закрутилось. Товарищ гвардии капитан, а давай ещё по полтинничку?

– А вот не откажусь, товарищ гвардии прапорщик! Тем более я правильно понимаю, что мне сейчас будет что послушать?

 – Армейская смекалка Вам не изменила, товарищ военный.

– На том и живём! Тимур, давай вздрогнем и пообедаем плотней.

 Молодые люди приняли на грудь немецкой водки, закусили немецкой колбаской и с аппетитом начали поглощать русский обед из столовой полигонной команды войскового стрельбища Помсен, приготовленный поваром – азербайджанцем по имени Расим…

 Капитан Чубарев отодвинул пустую тарелку, глотнул компот и посмотрел на товарища:

– Прапорщик, пока ты не начал свою пламенную речь, меня с самого утра гложет один вопрос – где я мог видеть того чувака в штатском, прибывшего вместе с нашим особистом?

– Вот вопрос – так вопрос, товарищ капитан! Миша, этот чувак – новый директор Дома  дружбы СССР – ГДР.

– Вспомнил! Видел я его в комендатуре, когда начкаром на губе службу тащил.

–  Он больше по связям с общественностью и по культуре, – начальник стрельбища перевёл взгляд с бутылки водки на ротного. – Ещё по одной?

– Успеем ещё. На ход ноги примем. А сейчас поговорим. Тимур, если этот общественник по культуре прибыл сегодня по твою душу, то знай – к тебе уже подкрался один пушистый неприметный зверёк.

– И вот теперь, Михаил Федорович, ты своим вопросом вплотную подошёл к нашей главной теме  дня и поэтому, сиди и слушай меня внимательно.

       Капитан Чубарев быстро допил компот и пересел на диван, вытянув ноги. Прапорщик Кантемиров остался за столом, только повернул стул вслед за товарищем и начал говорить. Рассказ начальника стрельбища был кратким и по делу. Тимур не стал упоминать косвенное участие Дарьи в пересечении границ и контрабанде. Информации хватило и без этих подробностей, для того чтобы  Миша ни разу не перебил говорящего, долго молчал и потом только тихо произнёс:

 – Вот пиздец – так пиздец. Ну, вы, прапора, и отмочили дело. Много я в жизни слышал разных историй – и курсантских, и офицерских. Но, чтобы нелегально вернуться с товаром за границу на прежнее место службы – такое в первый раз, – офицер вернулся за стол.  – И что, Тимур, сейчас у особистов с гебистами выбор между тобой и Тоцким? Ему же всё равно капут. И свою подругу за собой потащит.

– Миша, как ты думаешь, в самом деле Толяна быстро в Союз отправят и дело замнут? Или контрразведчики меня просто на понт берут?

– Тимур, есть у них шанс перед этой московской проверкой быстро и втихую всё похерить. Если с понедельника информация о нарушителе дойдёт до проверяющих, они тут наперегонки рванут к телефонам на верха докладывать. Это же надо, какое дело века будет – простой прапор обе спецслужбы вокруг пальца обвёл и за своей немкой из Союза вернулся. Это же будет шухер и шмон по всей группе войск! И, наверняка, звёзды с погон полетят, – офицер любовно взглянул на свой обновлённый погон и добавил: – И если, начальник стрельбища желает знать мое мнение, я скажу правду и только правду в глаза товарищу.

– Очень желает.

– Тимур, твоего Тоцкого по любому возьмут, если границы для него уже перекрыты. Сам знаешь – страна небольшая и у немцев везде  «Орднунг». Скинут ориентировки полиции и все дела. Максимум, Толик с неделю успеет побегать. Только всех разозлит. Вот тогда точно статью припаяют. И подругу его зацепят, и тебя до кучи. Начальнику вещевого склада надо самому идти и сдаваться. Без вариантов!

– Понял, товарищ капитан. Спасибо!

– За что спасибо то?

– За разговор. Миша, надеюсь,  мне не надо говорить, что весь базар только между нами, двумя мальчиками.

– О чём ты, Тимур? Не было у нас никакого разговора про КГБ и прочих нехороших служб. И быть не могло. Некогда нам. И нам с тобою, прапорщик, уже давно пора траншею копать и кабель прокладывать.

– Так точно, товарищ капитан! – улыбнулся начальник стрельбища.

– Вот теперь можно и на посошок. Наливай, хозяин!

 Когда довольные и сытые друзья вышли из домика, их ждал строй старослужащих полигонной команды в количестве пяти бойцов. Старший оператор подал команду:

 – Смирно! Равнение на товарища капитана и наше троекратное «Ура»!

  Дружный выкрик  пяти здоровых и сытых глоток согнал птиц с ближайших берёзок и лёг бальзамом на душу офицера. Капитан Чубарев весь такой заулыбался сразу:

– Ну, спасибо, братцы! Уважили. С меня каждому по бутылке «Вита – Колы»

– Товарищ капитан, может быть мы Вам ещё «ура» покричим, а вы нам по бутылке пива? Каждому,  – с ходу предложил сержант Басалаев.

– По поводу пива обращайтесь напрямую к товарищу прапорщику.

– Я их сейчас всех на траншею загоню, –  встрял в разговор непосредственный начальник Дедов Советской Армии.

– Вот и договорились. Ладно, бойцы, не прощаюсь, – капитан заспешил к своему личному составу. Вскоре со стороны землянок тоже раздалось троекратное «ура». Прапорщик с солдатами пришли к единому мнению, что наше «ура» было гораздо мощней и звонче.

    Сбор «стариков» в домике прапорщика исторически являлось событием редким, архиважным и тревожным в жизни старослужащих солдат полигонной команды войскового стрельбища Помсен. Прапорщик Кантемиров с самого начала своей сверхсрочной службы ввёл такую практику – суровый и прямой разговор с Дедами Советской Армии «тет на тет» за круглым столом, где все участники переговоров были почти на равных. Стол был привезён с немецкой свалки полтора года назад и отреставрирован лично краснодеревщиком рядовым Драугялисом. Этой осенью состав старослужащих четвёртого периода оказался в количестве пяти бойцов: старший оператор Виталий Басалаев, оператор первого направления Владимир Вовченко, оператор пятого направления Сергей Смолич, пилорамщик Ромас Драугялисом  и повар Расим Алиев. Русский, украинец, белорус, литовец и азербайджанец. Вызванный на разговор с начальником стрельбища период старослужащих был самым дружным из всех трёх с половиной лет службы Кантемирова на стрельбище Помсен. «Старики» полигонной команды с чувством собственного достоинства расселись напротив своего командира. Прапорщик обвёл всех взглядом и сказал:

 – Прежде чем сообщить  две плохие новости, у меня с самого утра имеется один невесёлый вопрос – с какого хрена, молодой первого направления, рядовой Усков ходит сегодня с разбитой губой? – Кантемиров в упор посмотрел на «деда» этого направления Владимира Вовченко, низкорослого и полного солдата, которого все звали или Вовчик, или Пончик. Прапорщик уточнил:  – Пончик, вопрос к тебе.

 – Товарищ прапорщик, этот Саня Усков уже который день с такой губой ходит. А Вы только сегодня заметили. Молодого никто не бил. Отвечаю. Саня так и не научился прикуривать от фазы с нулём.

        Начальник стрельбища посмотрел на своего заместителя, старшего оператора Басалаева. Сержант утвердительно кивнул. У солдат полигонной команды из-за вечного дефицита спичек особым шиком считалось умение прикурить слегка подмоченной сигареты через контакт двух оголённых проводов под напряжением. Конец сигареты слегка подмачивался, переворачивался и с двух сторон аккуратно подводились два конца провода, ноль и фаза. Лёгкая и желанная искра, вдох и вот сигарета уже дымит. В этой рисковой процедуре было важным не перемочить или не прижать сигарету проводами, иначе искра превращалась в нежеланное короткое замыкание, вспышку перед глазами и обожжённые губы. Видимо, рядовой Усков несколько дней назад провёл не совсем удачный эксперимент с экономным, но рисковым прикуриванием. Ну что же – похоже на правду.  Прапорщик Кантемиров согласно кивнул в ответ и перешёл к актуальной теме дня:

– Первая новость, коллеги по стрельбищу, – мне сегодня в общей сложности влепили десять суток ареста, – начальник стрельбища сделал паузу и продолжил:– Вторая новость – эти десять суток полностью зависят от вас, товарищи старослужащие.

– А мы то здесь причём? – спросил сержант.

 – Во – первых, кабель на пятом направлении надо полностью заменить и всё оборудование подключить по новой к утру понедельника. Командир полка проверит лично. И, во – вторых, полк должен сдать московскую проверку только на отлично. Это дембельский аккорд подполковника Григорьева. И тогда, может быть, меня амнистируют по полной. Так сказать – пошлют подальше на свободу с чистой совестью.

 – Товарищ прапорщик, конечно, было бы совсем неплохо отдохнуть от Вас дней десять, – улыбнулся старший оператор полигонной команды. – Но, с другой стороны мы своих на кичу не сдаём. И командира полка уважаем. Всё сделаем!

 – Сделаете к обеду в воскресенье. Пехота будет копать основную траншею до распределительного щитка, наши Молодые и Черпаки пусть копают до подъёмников. На вас ляжет разводка кабеля и подключение. После обеда отдых и баня. Всем перед проверкой отдохнуть и постираться. Я сейчас уеду и буду только в воскресенье к вечеру. Заодно и попарюсь.

 – Сделаем, товарищ прапорщик. Не парьтесь, – сержант посмотрел на своих товарищей по службе. Старослужащие закивали в ответ.

  – Я знаю, и поэтому приготовил ещё две новости. И весьма неплохие, – улыбнулся начальник стрельбища.                        

Тимур и так был уверен в своих солдатах, которые пока ещё ни разу не подвели своего командира. И вообще прапорщик Кантемиров считал, что дедовщина в армии – это  явление достаточно сложное, чтобы отзываться о ней однозначно. Дедовщина была и будет, пока будет существовать армия  по призыву.  Она  где – то, даже необходима. Допустим, в становлении и воспитании молодых солдат с помощью старослужащих. Совсем другое дело, какие формы она принимает. Как, например, река. Она может питать всё живое вокруг, а может превратиться в  природную стихию, несущую смерть и разрушения на своём пути. Но, тем не менее, реки существуют и никуда от них нам не деться. Бесполезно пытаться перекрыть реку, она все равно прорвётся, найдет свою дорогу. Но этот поток воды можно укротить, заставить работать на себя и даже вырабатывать полезную энергию. Главное, чтоб этот поток был под постоянным контролем…

     В этот раз Тимур просто решил отблагодарить своих бойцов так, чтобы они ещё долго помнили своего прапорщика и после грядущего дембеля. Начальнику стрельбища было, за что благодарить старослужащих, и было чем. Цинковая коробка, набитая деньгами и спрятанная под силовым кабелем, просто требовала к себе особого внимания. И для важности момента прапорщик по очереди посмотрел на каждого солдата и назвал по имени:

– Виталий, Володя, Сергей, Ромас и Расим, я даю слово прапорщика ГСВГ, что если меня всё же не отправят на губу, я куплю каждому из вас по спортивному костюму. Каждому подарок лично от меня.

       В домике прапорщика повисла пауза. Старослужащие переглядывались и ничего не понимали. До этого случая подарков стоимостью в четыре зарплаты рядового своим бойцам никто не делал. Старший оператор, как земляк начальника стрельбища, вежливо поинтересовался:

 – Товарищ прапорщик клад нашёл?

 – Мы тут уже второй год копаем, копаем. И ни хрена не находим! – с улыбкой поддержал идею оператор первого направления Вовчик (он же – Пончик).

– Может быть, сегодня что-нибудь найдёте?  – с улыбкой пожал плечами Тимур. – Кто ищет, тот всегда найдёт. И, товарищи бойцы, вы все сейчас можете гордо отказаться от подарка и заявить своему командиру, что вы и без немецких спортивных костюмов перекопаете наше стрельбище вдоль и поперёк.

– Товарищ прапорщик, а мы не такие гордые и согласны на медаль, – заявил оператор пятого направления, рядовой Смолич. Остальные Дедушки Советской Армии разом загалдели и выразили полную солидарность с коллегой. Начальник стрельбища продолжил:

– Виталий, Ромас, для вас ещё одно партийное задание. Завтра оба после обеда отдельно помойтесь, переодеваетесь в парадки и ботинки, берёте инструмент, электродрель обязательно, и ровно в 16.10 садитесь на автобус в деревне Помсен.  Я буду ждать вас в форме, в городе на автовокзале. Оттуда идём в универмаг «Консумент»  за боксёрской грушей для дочери генерала Потапова. Заодно купим спортивные костюмы для всех. В 18.00 мы должны быть в доме генерала. Будем устанавливать эту грушу. Всё понятно?

– Класс! – воскликнул Басалаев. Драугялис только улыбнулся. Вовченко посмотрел на прапорщика и огорченно добавил:

– Завтра кто-то будет копать, а кто-то груши околачивать.

– Виталий с Ромасом  сами примерят обновку в магазине, остальным встать и повернуться боком. Прикинем размер.

Бойцы вскочили и повернулись к командиру. Прапорщик внимательно осмотрел каждого и обратился к Вовченко:

– Вовчик, ёшкин кот, а ты когда успел такой живот отрастить?

 Солдаты рассмеялись, а Володя обиженно протянул:

– Положено старому...

– На положено – наложено! Гвардии рядовой Вовченко, приказываю по утрам бегать вместе со мной и Абреком.

– Товарищ прапорщик, я своё отбегал. Пусть молодые с вами наперегонки гоняют.

– Пончик, мы тебе завтра спортивный костюм купим на размер меньше. Будешь бегать, пока не влезешь.

– Вот всегда Вы так, товарищ прапорщик, сначала обрадуете, а потом огорчаете, – вздохнул рядовой.

– Пончик, это у нас жизнь  в войсках такая – всегда в полосочку: белая, а потом чёрная, и потом снова белая. Да пошутил я, рядовой. Купим тебе костюм на вырост, на размер больше. А свой живот исправляй. Ты же боец Красной Армии, а не беременная немка.

– Есть исправить живот! – обрадовался изменению цвета своей жизненной полосы старослужащий Советской Армии.

– Виталий и Ромас, оба останьтесь, объясню работу на завтра в доме генерала. А остальные могут приступать к выполнению особо важного задания.

     Тройка «стариков» потянулись к выходу, обсуждая фронт работы. Прапорщик достал лист бумаги и ручку и посмотрел на оставшихся подчинённых:

– Слушаем внимательно и мотаем на свой дембельский ус. Будем устанавливать набивную боксёрскую грушу на специальных растяжках. Груша крепится сверху и снизу. После удара снаряд раскачивается и возвращается в исходное положение. Поэтому, надо закрепить эти растяжки намертво и к полу, и к потолку.

       Тимур объяснял и рисовал одновременно. Виталий оторвал голову от рисунка:

– А крепления будут?

– Точно не знаю. Но, скорее всего, нет. Надо делать самим.

– Надо делать металлические с крюком и на четыре отверстия, – протянул Ромас, забрал ручку у прапорщика и нарисовал предполагаемый крюк, приваренный к металлической пластине с отверстиями. – Воот таак.

– Согласен, Ромас. Сделайте таких два. Электросварка у нас есть, токарный станок работает, а металла на полигоне больше чем, до хрена. Виталий, слушай внимательно – всё сложите в новый солдатский мешок, про электродрель я уже сказал, весь инструмент с собой, – прапорщик откинулся на стуле. – В деревне на остановке не светитесь лишний раз, выходите прямо к автобусу. И мало ли, кто из наших офицеров остановит, скажите, что выполняете личный приказ генерал – лейтенанта Потапова. Правда, он только меня пригласил, но думаю, вряд ли кто  посмеет проверять приказ командарма. Всё понятно?

– Так точно, товарищ прапорщик. Разрешите вопрос? – старший оператор от возбуждения потёр руки.

–  Слушаю.

– Товарищ прапорщик, а мы завтра точно спортивные костюмы купим?

– Я же сказал – всем куплю.

– Товарищ прапорщик, тогда разрешите и по другим отделам универмага быстро пройтись. У нас же получка недавно была. Мне бы ещё подарки посмотреть маме и сестре, вот и Ромас хотел бабушке что-нибудь купить. Да и остальные свой заказ сделают.

    Начальник стрельбища задумался и кивнул:

– Хорошо! Тогда выдвигайтесь к остановке на 15.35. И без опозданий.

– Сделаем, товарищ прапорщик.

–  Всё расходимся. Лопаты для пехоты обязательно поточите. Я пошёл к Чубареву.

     Рабочая команда прямо около землянок заканчивала свой обед, доставленный на БМП старшиной роты. Начальник стрельбища подошёл к ротному:

–  Миша, соберите все лопаты, поточим у нас в мастерской. Веселей копать будет.

– Тимур, как говорит солдатская мудрость: «Ебать – копать!» Слушай, прапорщик, у тебя случайно нет сигарет в запасе? Мои всё искурили. Достали уже меня и старшину.

– Имеется запас, товарищ капитан, –  Кантемиров прикинул количество солдат рабочей команды,  –  смогу поделиться из расчёта  – пачка «Северных» на троих бойцов.

– Широкий жест, товарищ прапорщик.

– Басалаев принесёт. Главное – выкопать эту траншею. Миша, пусть твои копают основное направление. Оператор покажет. Мои  будут херачить от распределительного щитка и до рубежей. А я переодеваюсь и в город.

– Ни пуха тебе, прапорщик. И не пера.

– Пошёл ты к чёрту, товарищ капитан!

– Смотри, Тимур, сам аккуратней там с особыми чертями.

– Это да. Всё, Миша, давай.

Друзья попрощались, начальник стрельбища зашёл на Директрису БМП, закрыл за собой входную дверь,  аккуратно вынул цинк с деньгами из-под силового кабеля, засунул пару пачек в карманы штанов ПШ, немного прикинул и захватил ещё пару банкнот дойчмарок. После Директрисы прапорщик Кантемиров подозвал старшего оператора, выдал ему из своих личных запасов сигареты для пехоты и для своих.  Затем Тимур быстро сполоснулся под душем в офицерской бане, переоделся в гражданку и рванул на конспиративную встречу с нелегалом ГСВГ, хотя пока не знал точно, где прячется Толян…

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division