NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Тимур с Толиком немного скинули первый мандраж пивом, а затем призадумались. Как всё пройдёт? Комитет не обманет? Где будет ночевать сегодня гражданин СССР, находящийся нелегально в ГДР? И как всё это объяснить Симоне?Вопросы накапливались по мере приближения к дому учительницы русского языка. Вначале друзья решили говорить правду и только правду. Уже около дома Тимур поделился с коллегой своими сомнениями по поводу правдивого разговора:

– Толян, если мы расскажем Симоне всё, как было на самом деле, её просто кондратий хватит. Она же немка! Одно дело русской всё рассказать, Даше например; и другое дело законопослушной фройлян. Симона не так всё поймёт. Надо что-то придумать.

       Нелегал задумался. Вопрос серьёзный. Не каждый день идёшь сдаваться с повинной в комитет госбезапасности. В голове начальника стрельбища возникла своя версия событий:

– Товарищ гвардии прапорщик Тоцкий, будем говорить немецкой гражданке правду и только правду. А правда будет такая – Толик, ты не бывший начальник вещевого склада, а секретный агент КГБ СССР, выполняющий в ГДР особое задание партии и правительства.

– Да ну нах, Тимур! – возмутился вещевик. – И ты думаешь, Симона поверит?

– Толик, ей так будет легче поверить. Помнишь, у меня Ангелика была? Так вот мы здорово поссорились только после того, как я труды Маркса и Ленина отстойными назвал. С этого и пошло. А потом Дарья появилась, – Тимур задумался и продолжил: – Братан, для немцев, и особенно для немок, главное, чтобы был «Орднунг». А у тебя, Толик, на самом деле получается ни хрена не «Орднунг», а совсем наоборот – контрабанда и незаконное пересечение границ.

– Хрень какая-та. И как мы всё это Симоне объясним?

– Докладываю: по заданию ты находился здесь, потом по приказу съездил в Союз и вернулся обратно. Задание и секретный приказ выполнил. Молодец! За это прапорщику Тоцкому… Или Вы уже совсем не прапорщик, товарищ Тоцкий? Не ниже капитана будете? Так вот, за успешно выполненное задание секретному агенту полагается премия. Кстати, Толян, у тебя ещё пять тысяч марок осталось. Вот и объяснишь своей невесте, откуда у тебя такие деньжища. Скажешь, что твой надёжный друг получит марки за тебя в специальной финчасти КГБ и оставит верной подруге. А тебе просто некогда. Агента тайной службы ждут новые дела! Поэтому и срочный тайный отъезд, а затем долгожданная встреча в Москве. Всё логично.

– Не знаю, Тимур, – задумался контрабандист. Какой же начальник вещевого склада не мечтает стать в глазах любимой женщины секретным агентом? А так всё легко объясняется: приезд, срочное отбытие и деньги. Служба такая! И, тем более, сегодня он сам подпишет необходимые документы у сотрудника госбезопасности. Получается почти правда? И всё же у Толика были сомнения:

– А потом, в Союзе, я что Симоне скажу? Выгнали, мол, с секретной службы?

– Зачем выгнали? Оставили. Но, на оочень секретном задании. Толян, смотри – вот захочется тебе не только с Симоной покувыркаться, а с какой-нибудь молоденькой хохлушкой приятно провести время. И ты так раз – и на задании до утра. Симона спокойно ждёт дома, особо не волнуется и завтрак тебе готовит.

– Кроме Симоны мне никого не надо!

– Не знаю, братан, не знаю, – заулыбался надёжный друг. Друзья подошли к дому возлюбленной начальника вещевого склада, который стал почти тайным агентом. Тимур повернулся к товарищу:

– Ладно, Толян, присутствовать при Вашем секретном разговоре я не буду. Лучше поеду в город, куплю тебе сумку и подарки в Союз. Заодно успею в интершоп заскочить, сюрприз тебе будет. А ты, дружок, давай устраивай свою личную жизнь. Пару часов у тебя есть. Кровать не сломайте. Встречаемся в восемь часов на автостанции города. Приезжай автобусом.

– Тогда ещё одна просьба, Тимур.

– Говори.

– Раз дойчмарки захватил, купи духи французские Симоне. Маленький флакон. Вместе с ключами потом и отдашь.

– Сделаем.

      Начальник войскового стрельбища вернулся в город, быстро пробежался по центральному универмагу, укомплектовал дорожную сумку подарками и оставил багаж в камере хранения. Затем аккуратно зашёл в интершоп гостиницы «Меркурий», выбрал для друга самую модную куртку тёмно-синего цвета за сто пятьдесят западных марок и ещё купил три небольших флакона французских духов одной фирмы. И как по секрету сообщила молоденькая продавщица – с наимоднейшим запахом этого сезона. Был у Тимура свой план...

      Тоцкий приехал вовремя, уставший и довольный. Но, весь такой сосредоточенный на выполнение особого задания партии и правительства. Главное, чтобы комитетчики с особистами не обманули. Друзья подошли к скамейке около привокзального парка. Нелегал с интересом взглянул на фирменный интершоповский пакет в руках товарища и сказал:

– Пожрать бы, Тимур?

– Понимаю, товарищ. Силы разведчика потрачены на контакт с иностранкой. Порубаем в гаштете вместе с сотрудником КГБ. И, кстати, о шпиёнах – Симона поверила?

– Братан, да я сам удивился. Поверила. Даже всплакнула.

– Надеюсь, ты смог быстро девушку успокоить?

– Шпион старался.

– И награда нашла своего героя! Снимай свою ветровку. Документы не забудь вытащить.

– Зачем?

– От лица секретной службы вручаю. Держи. Это подарок, Толян.

        Кантемиров вытащил из пакета новую куртку, всю в карманах с молниями и стоимостью примерно в одну зарплату старшего офицера, и развернул перед товарищем. Тоцкий быстро вынул документы, мелочь и платок из карманов старой ветровки, скинул и переоделся в новьё с ароматом чуждой нам капиталистической жизни. Рассовывая всё по карманам, Толик произнёс:

– Блин, Тимур, не ожидал. Честно. Вот от души – спасибо тебе за всё!

– Пока не за что, Толян. Посмотрим, чем нас контрразведчики сегодня порадуют? Или сильно огорчат?

– Посмотрим. Да мне уже как-то всё по хрен. Устал я, Тимур.

– А мне ещё нет. И врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»…

– Тимур, а с ветровкой, что будем делать?

– Сложи в пакет и оставь здесь на скамейке. Будем заметать следы, как настоящие разведчики.

         По дороге в гаштет Тимур инструктировал Толика:

– Смотри, Толян, наверняка мне сегодня скажут, чтобы я не приходил завтра на вокзал, чтобы тебя лишний раз не светить. Я приду заранее и буду вас ждать на соседнем перроне за каким-нибудь киоском.

– На хрена, Тимур?

– Хотя бы чтобы знать, что у тебя всё в порядке.

– И как ты узнаешь? Думаешь, меня в наручниках на поезд «Дрезден – Брест» посадят?

– Толик, у тебя в руках будут сумка и сервиз в коробке. Если сумка в правой руке, а  коробка в левой – значит у нас «орднунг». Если наоборот – тогда: «Всё пропало, шеф!»

– А если всё плохо – что ты сделаешь?

– Выскочу из засады, нокаутирую особиста полка, и будем мы с тобой, Толян, уходить, отстреливаясь, на Восток.  Не бзди, прапорщик, я тебе выдам свой парабеллум.

– Тимур, меня и так трясёт, а тут ты со своими смехуёчками.

– Блин, братан, я же говорю – чтобы нам всем здесь  –  и мне, и Симоне, и Даше  – знать, что у тебя всё в порядке. Чтобы спасть спокойно, Толик, и за тебя не волноваться.

– Понял. Что-то мне хреново, Тимур. Может до комитетчика куда зайдём и вмажем по стопарю?

– А вот это здравая мысль! Вот и гаштет какой-то на той стороне улицы. Пойдём, шпиён. Толик, ты главное завтра сумку с коробкой не перепутай.

       Друзья заскочили в питейное заведение, которых в центре города, около вокзала было немало. Небольшой полутёмный зал на четыре стола в пятницу вечером оказался заполнен, Тимур подвёл товарища прямо к мощной деревянной стойке и заказал «цвай доппельт водка». Бармен сразу понял, что перед ним русские и понимающе кивнул. По сорок грамм немецкой водки в тридцать восемь оборотов каждому оказалось ничтожно мало для снятия стресса перед встречей с сотрудником КГБ. Товарищи переглянулись, и нелегал сам попросил бармена повторить заказ в двойном размере: «фиер доппельт водка».  И ещё два стакана яблочного сока. Толик очень любил яблочный сок и хорошо знал это слово – «апфельсафт» (нем. – Apfelsaft). За барной стойкой Тимур продолжил инструктаж:

– Толян, ещё раз говорю – сумка в правой руке, это хорошо; сумка в левой руке – это плохо. Запомнил?

– Братан, уж поверь на слово, левой – правой мне в армии твёрдо вдолбили. Не перепутаю, – заулыбался человек, идущий сдаваться в КГБ.  И у его товарища после повтора тоже приятно зашумело в голове. Начальник стрельбища осмотрел зал в поисках тайной слежки, не обнаружил подозрительных лиц, но на всякий случай  пододвинулся ближе к нелегалу и зашептал ему в ухо:

– Товарищ шпиён, у меня к вам ещё одно дело.

– Слушаю внимательно, товарищ разведчик, – бывший начальник вещевого склада мотострелкового полка подозрительно посмотрел на рыжего бармена и склонил голову.

– Толик, я купил твоей Симоне самые модные духи.

– Покажи.

– Вот, – Тимур развернулся от стойки, ещё раз внимательно осмотрел зал и вытащил из кармана небольшую коробочку французских духов. Толик повторил вслед за товарищем осмотр помещения на предмет слежки и взял упаковку в руки. Внимательно осмотрел, наклонился и произнёс шёпотом:

–  Класс, Тимур! Спасибо. Давай откроем и понюхаем.

– Толян, это сюрприз девушке. Открывать не будем.

– Тогда, братан, давай ещё по фиер доппельт водка и апфельсафт.

–  Братишка, это ещё одна прекрасная мысль за сегодняшний вечер. Толик, я тебя уважаю. Заказывай! – И тут Кантемиров вспомнил о деньгах, оставшихся от покупок сумки и подарков в Союз. – Блин, Толян, я совсем забыл – у тебя же ещё от штуки около сотни марок осталось. Держи.

– Понял, товарищ прапорщик. Сегодня вещевая служба угощает. Переведи этому рыжему, что я угощаю всех в этом зале по биру и по доппельт водка.

– Анатолий, это красивый жест, – Тимур подозвал бармена и объяснил ему, что у его товарища сегодня день рожденья, и он угощает всех бокалом пива и рюмкой водки. Работник барной стойки с уважением взглянул на виновника торжества, поднял большой палец и громко заявил в зал, что один из этих русских сегодня стал на целый год старше, и он угощает всех. Со всех четырёх столов послышались аплодисменты. Толик оторвался от стойки, шагнул в центр зала и с чувством кивнул. Аплодисменты перешли в бурные овации. Зал развеселился. Друзья тоже. Тимур понимал, что в этом приличном заведении теперь все свои и можно говорить спокойно, не опасаясь слежки и прослушки, поэтому вытащил из карманов ещё два коробки духов и аккуратно поставил их на стойку прямо перед товарищем между дупельками водки. Толик удивлённо взглянул на парфюм:

– А это кому?

– Щас скажу. Толян, давай вначале вмажем? За тебя!

– А я хочу выпить за тебя.

– Давай за нас с тобой?

– Это сильный тост, Тимур! Прапорщики пьют стоя, локоть на уровне погон…

Служивые с чувством приняли на грудь, запили соком,  нелегал икнул и вопросительно взглянул на товарища:

– Тимур, на хрена нам ещё парфюм?

– Какой парфюм, Толик?

– Вот.

Прапорщик Кантемиров сфокусировал зрение  на указывающий перст прапорщика Тоцкого, вспомнил, улыбнулся и сказал:

– Это и будет наша тайная операция под кодовым названием «Парфюм»

– Не понял?

– Товарищ прапорщик, учитесь рассуждать логически. У твоей Симоны уже завтра появятся эти духи. Так?

– Если отдашь, то появятся.

– Железная логика, товарищ Тоцкий, – Тимур протянул ладонь подельнику, который ответил сильным рукопожатием.

– Толик, а теперь представь – встречаются твоя Симона совершенно случайно с женой особиста и с женой комитетчика, и у них у всех одинаковый запах парфюма.  А они понять не могу – варум (нем. warum – почему) такая херня? – Кантемиров начал потихоньку ржать. Тоцкий, даже не подумав о том, что с чего это вдруг его Симона будет встречаться с жёнами особиста и комитетчика в городе или в другом месте, представил картину, как женщины принюхиваются друг к другу и не могут ничего понять, улыбнулся и задал логический вопрос:

– А как ты отдашь духи этим жёнам?

– Вот! Толик одни духи ты сейчас заберёшь с собой и отдашь нашему особисту в Бресте. Скажешь, подарок лично от тебя. Майор мужик нормальный возьмёт для жены. И потом, ты же в Союзе останешься. И для особиста риска никакого. А так, всё красиво получится. А комитетчику я сам на тренировке от тебя и отдам потом.

– Договорились, братан. Убираем духи и за эту операцию «Парфюм» надо выпить.

– Это обязательно!

       Друзья допили водку, расплатились по счёту и собрались было покинуть это уютное и дружественное заведение, как рыжий бармен со словами: «Еin Moment bitte» поставил перед друзьями на барную стойку фиер доппельт водка и цвай апфельсафт. От заведения в честь Дня Рождения. Друзья переглянулись, и Тимур сказал:

– Если откажемся, то обидим наших немецких товарищей.

– Друзей обижать не будем, – согласился Анатолий.

        Первые цвай водка маханули за здоровье всех присутствующих в этом зале, следующие – на посошок. Идти было примерно с квартал, и прогулка на  свежем саксонском воздухе вечернего Дрездена вперемешку с песней про самолёт и зелёное море тайги немного отрезвили советских прапорщиков. Первым в заведение под названием  «Am Thor» вошёл Кантемиров, следом Тоцкий.  Слева от входной двери, у окна сидел Директор дрезденского Дома дружбы СССР-ГДР и  пил пиво. Комитетчик заметил входящих, поднял правую руку и посмотрел на часы … (продолжение следует)

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division