NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

 

Товариши!

Только сегодня в ночь у вас есть возможность в магазине BooK.ru на приобретение каждой второй книги Овечкина за 1 рубль.

Ваш промокод: ОВЕЧКИН
Размер скидки: 2-я книга за 1 рубль 
Срок действия: с 20:00 18 июля до 09:00 19 июля 2019
Действие промокода распространяется на Ваши книги в наличии.
 
 

 Прапорщики на входе переглянулись. Тоцкий икнул и слегка качнулся, Кантемиров пожал плечами и уверенно подошёл к столику:

– Здрасьте, здрасьте, товарищ капитан.

Капитан госбезопасности перевёл взгляд с одного пьяного прапорщика на другого и спокойно кивнул на стулья. У нелегала страх перед сотрудником КГБ был выбит немецкой водкой, но Анатолий пока не знал, как вести себя с будущим куратором, и стоял на месте, слегка пошатываясь. Тимур виделся с самбистом примерно раз в неделю, уверенно присел за стол, наклонился к сотруднику в штатском и тихо сказал:

– Виктор Викторович, у вас продается славянский шкаф?

– Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой, – чуть улыбнувшись, ответил комитетчик. Начальник стрельбища поднял голову в сторону бывшего начальника вещевого склада мотострелкового полка:

– Присаживайтесь, товарищ прапорщик. Здесь все свои. Я проверил.

 Толик укрепил своё не очень послушное тело на стуле, выдохнул и даже смог пьяно улыбнуться сотруднику КГБ. Тимур был первый раз в этом гаштете «Am Thor», больше похожем на пивной бар и с интересом осмотрелся. В отличии от прошлого места распития этот зал был большой и светлый, и народа было не так много даже в пятничный вечер. Видимо, здесь цены были не такими демократичными как в простых питейных заведениях города. Похоже, самбист знал, где можно приятно провести время в тишине, покое и без лишних глаз. К столику подошла молоденькая официантка в саксонском национальном костюме с глубоким декольте. Советские прапорщики сразу заулыбались. Девушка представилась Катрин, игриво подмигнула красавчику Тоцкому и поинтересовалась, какой заказ сделают молодые люди. Тимур со словами: «Айн момент, бите» обратился к организатору этой исторической встречи недалеко от Эльбы:

– Виктор Викторович, поужинаете с нами? Сегодня всех вещевая служба полка угощает. Гулять, так гулять.

Начальник стрельбища многозначительно посмотрел на тыловика. Тоцкий, не отрывая взгляда от декольте саксоночки, только кивнул и снова икнул. Катрин вежливо рассмеялась. Фройлян уже догадалась, что сегодня обязательно будут неплохие чаевые. Начальник дрезденского Дома советско-германской дружбы деликатно отказался от совместного ужина:

– Спасибо. Если я приду домой сытым, то жена очень обидится. А вы оба поешьте. Вам не помешает. Только без водки.

– Как изволите, – Кантемиров повернулся к девушке, сделал комплимент по поводу шикарного передничника национального костюма девушки и заказал мяса с тушённой капустой. Катрин совсем развеселилась и поинтересовалась сортом пива для весёлых парней. Тимур взглянул на старшего за столом, вздохнул и заказал яблочный сок для Толика и минеральной водички для себя. Виктор Викторович попросил повторить кружку Радебергского. Фройлян кивнула, снова подмигнула Тоцкому, лихо развернулась на месте, продемонстрировав мужчинам свои стройные ножки, и чуть покачивая бёдрами, двинулась выполнять заказ. Прапорщики проводили взглядом девушку до самой барной стойки в глубине зала и посмотрели на сотрудника государственной безопасности. Капитан спецслужбы оторвал взгляд от спины работника немецкого общепита и спросил:

– Товарищи прапорщики, с горя напились или с радости?

– Мало у нас радостного, товарищ капитан, – удручённо ответил Кантемиров и добавил: – Мы прощались. Когда ещё увидимся?

Ни прапорщик Тоцкий, ни прапорщик Кантемиров пока не могли знать, что после этого расставания других встреч в их жизни больше не произойдёт. Никогда. Великая страна распадётся на куски, и друзья вновь окажутся по разные стороны государственных границ. Письма не дойдут до адресатов, и даже в недалёком будущем всемирная паутина Интернета ничем не сможет помочь расставшимся в этом саксонском пивном баре друзьям – прапорщикам Советской Армии. Этот совместный вечер в пивном баре на улице Хауптштрассе в самом центре Дрездена и в самом деле оказался крайним в судьбе обоих военнослужащих ГСВГ. Больше они никогда не увидятся...

А пока они оба просто надеялись, что в этой истории всё закончится хорошо: Анатолий встретит Симону в Москве, а Тимур сможет присоединиться к ним в ближайший отпуск. И как мы все знаем – надежда умирает последней. Ужин принесли быстро, порции оказались большими. Катрин, сервируя стол, как бы невзначай, прислонилась грудью к блондинистому русскому, но Толик тонкого намёка девушки даже не заметил. Этот прошедший день был очень насыщенным различными событиями для обоих гостей этого уютного заведения с прекрасным сервисом, и здоровые молодые мужчины только сейчас почувствовали зверский голод. Первым делом самолёты…Виктор Викторович не стал им мешать, пил пиво, наблюдал за советской молодёжью и о чём-то размышлял о своём, сугубо секретном. Начальник стрельбища доел первым, отодвинул тарелку и посмотрел на часы:

– Мне уже пора. Надо засветло успеть траншею проверить.

– Товарищ прапорщик, а мы Вас не задерживаем, – усмехнулся капитан КГБ.

– Товарищ капитан, я своё слово сдержал, и нам с Толиком просто хотелось бы ещё раз услышать Ваши условия, – Кантемиров притянул к себе бокал с минеральной водой.

– Ну, уже хорошо, что вы оба пришли. Сейчас заканчиваем ужин, подъедем с Тоцким к нам на Ангеликаштрассе 4, подпишем кое-какие документы, твой друг переночует у нас, а завтра на поезд «Дрезден-Брест» вместе с майором Яшкиным. Вот и всё. И счастливого пути!

– А с Симоной что будет? – подал голос протрезвевший нелегал.

– С понедельника начнём оформлять ей документы на поездку в Союз. Звоните девушке домой, и сами договаривайтесь с ней о встрече в Москве.

Тимур с Толиком переглянулись. Вроде всё складывается нормально? Не обманут? Остаётся только верить на слово. И опять же – верить слову офицера. Кантемиров обернулся и махнул рукой заждавшейся официантке: «Die Rechnung, bitte» (счёт, пожалуйста) Катрин быстро подошла, с немым укором посмотрела на этого тормознутого русского с лицом истинного арийца и протянула счёт другому русскому, который явно не соответствовал её идеалам мужской красоты. Директор Дома дружбы СССР-ГДР и начальник войскового стрельбища потянулись за деньгами, но бывший начальник вещевого склада со словами: «Сегодня угощает вещевая служба» протянул официантке несколько купюр и с чувством добавил специально для девушки: «Катя, сдачи не надо!» Фройлян прекрасно понимала эти волшебные слова, сделала книксен, ещё раз метнула на щедрого, но такого непонятливого клиента многозначительный взгляд и вернулась к работе. Из пивного бара вышли вместе. Тимур протянул руку Толику:

– Всё, Толян, давай. Дальше сам. Ни пуха тебе…

– Пошёл к чёрту, Тимур. И спасибо за всё, – Тоцкий ответил крепким рукопожатием и повернулся к сотруднику госбезопасности: – Товарищ капитан, мне руки за спиной держать? А где наш «чёрный воронок»?

– Иди уж, узник совести. Вартбург за углом стоит, – Виктор Викторович слегка подтолкнул нелегала в спину и протянул руку легальному прапорщику: – Всё, Тимур, ещё увидимся.

– Хотелось бы видеть Вас только в спортзале, товарищ самбист, – Тимур пожал ладонь, развернулся и быстро зашагал к автобусной станции...

На следующее утро прапорщик Кантемиров занял скрытую позицию за киоском прессы на дрезденском вокзале за сорок минут до отправления скорого поезда «Дрезден – Брест». Через полчаса на соседнем перроне появились Тоцкий с Яшкиным. Толик не только нёс сумку в правой руке, а коробку с сервизом – в левой,  он помахивал этой сумкой и крутил головой в поисках затаившегося товарища. Яков Алексеевич сосредоточенно тащил, постоянно меняя руки, тяжёлый чемодан. Это понятно – подарки родным и близким. Первым к проводнику международного поезда подошёл майор, поставил свой чемодан и протянул билеты и документы на обоих пассажиров. Прапорщик Советской Армии тоже приземлил свой багаж, обвёл взглядом вокзал и незаметно показал большой палец руки у кармана новенькой куртки. Пассажиры прошли в вагон.

Тимур дождался отправления поезда, мысленно помахал другу на прощанье и выдвинулся домой, в семейное общежитие. До прибытия своих солдат оставалось два часа, надо было успеть пообедать и переодеться. Бойцы прибыли вовремя, в выглаженных парадках, начищенных ботинках и строго с армейскими причёсками. Рядовой  Драугялис нёс за плечом новенький солдатский мешок с инструментом, сержант Басалаев гордо шагал рядом с начальником стрельбища и докладывал о ходе прокладки кабеля на пятом направлении. Прекрасный солнечный день в столице Саксонии. Тройка советских военнослужащих спускались по центру Дрездена вниз к Эльбе, а с противоположной стороны узкой улицы поднималась точно такая же тройка бойцов во главе с прапорщиком, но с чёрными погонами. На ремне солдат висели штык-ножи, а старший группы был вооружён красной повязкой и пистолетом. Патруль! И не самый дружественный. Сержант с рядовым полигонной команды, зная вечное соперничество в патруле и в карауле гаупвахты чёрнопогонников (танковый полк)  с краснопогонниками (мотострелковый полк), слегка заволновались и принялись осматривать свою форму.  Прапорщик Кантемиров спокойно скомандовал: «Бойцы, налево за мной, шагом марш» пересёк саксонскую улицу в неположенном месте и вместе с солдатами подошёл к патрульным гарнизона. Прапорщик с пистолетом заулыбался и протянул ладонь:

– Здорово, пехота! Порядок нарушаем? Куда собрались? Что в мешке?

– И Вам не хворать, бронелобые. Выполняем личный приказ генерала-лейтенанта Потапова.

– Увольнительных, конечно, нет?

– Натюрлих.

– Отойдём, Тимур.

Начальник патруля и одновременно начальник вещевого склада танкового полка по имени Саша Матвеев отвёл коллегу в сторону и вполголоса спросил:

– Тимур, слух пошёл, что Тоцкого видели в городе. Ты не в курсе?

– Саня, откуда? Мы же с тобой вместе его отвальную отмечали у меня в бане. Симсон с простынями помнишь?

– Вот и я думаю – какой на хрен Тоцкий? Давно уже в Союзе наших баб имеет. Говорят, якобы жены лейтенантов вашего полка видели его вечером на вокзале.

– Товарищ прапорщик, тогда всё понятно. Скучают бабы по Тоцкому, вот и мерещится им Толик на каждом шагу.

Коллеги по воинской службе развеселились, подождали немного, пока их солдаты докурят, и выдвинулись дальше. Каждый в заданном направлении. А Кантемиров задумался: «Вовремя Тоцкий уехал. Ещё бы кто-то заметил из наших, и тогда точно – пипец! Знал бы весь гарнизон. Эх, Толян, Толян…»

В спортивном отделе Консумента, пока Виталий с Ромасом выбирали и примеряли спортивные костюмы, Тимур подошёл к стойке спортивного инвентаря и попросил стройную продавщицу подобрать ему боксёрскую грушу, перчатки, бинты и боксёрки. Немочка удивилась размеру ноги боксёра. Русский на полном серьёзе объяснил, что все эти покупки для подарка его подруге, и попросил подобрать самые красивую спортивную обувь.  Фройлян округлила глаза и вежливо поинтересовалась:

– In der Sowjetunion sind alle Mädchen Boxen? (В Советском Союзе все девушки занимаются боксом?)

– Alle Russischen Mädchen lieben Boxen. (Все русские девушки любят бокс)

 Потрясённая до глубины души работник немецкой торговли посоветовала купить подростковые боксёрки голубого цвета с красными полосками фирмы «Адидас». Дорого, но очень красиво! Тимур поблагодарил и в цвет спортивной обуви выбрал синюю спортивную сумку и голубые бинты. Вот только боксёрские перчатки остались в продаже только чёрные. Боксёр выбрал самый маленький размер и с улыбкой попросил милую продавщицу срезать все бирки с товара. Подарок же!  Боксёрский инвентарь уложили в сумку, а все пять спортивных костюмов вместе с подарками родным уместились в один большой фирменный пакет. На выходе из Консумента за спиной  рядового Драугялиса по прежнему красовался солдатский вещмешок, через плечо сержанта Басалаева была лихо перекинута новенькая спортивная сумка, прапорщику Кантемирову достался лёгкий, но полный пакет. По дороге к генеральскому дому командир группы сказал:

– Зайдём на вокзал и оставим пакет в камере хранения. Товарищ генерал не поймёт. Завтра заберу ваши костюмы и подарки к себе в общагу.

– Товарищ прапорщик, а давайте сегодня заберём? Парни примерить хотели Ваш подарок, – как бы невзначай предложил старший оператор стрельбища.

– Да, конечно! Вы без меня приедете на полигон, все вместе примерите и потом устроите один большой спортивный праздник.

– Какой, товарищ прапорщик?

– Кто быстрей добежит до гаштета.

– Да никуда мы не побежим. Нам завтра, ещё до обеда, надо успеть кабель подключить. 

– Отставить разговорчики! Идём на вокзал.

Ровно в 18.00 в доме командующего гвардейской 1 Танковой армии прозвучал звонок. Генерал уже был дома, успел переодеться в спортивный костюм и читал прессу. Генеральша, зная о приходе гостя, возилась на кухне. Дочь генерала сделав вид, что никакие гости её сегодня не интересуют, тщательно готовилась к встрече у себя на втором этаже. Потапов поднял голову, взглянул на настенные часы, ухмыльнулся и прокричал дочери:

– Дарья, открывай!

– Папа, я никого не жду, – раздалось сверху.

Из кухни вышла хозяйка дома и молча махнула мужу рукой. Встречай гостя, раз сам позвал.  Генерал кивнул, отложил газету и пошёл в прихожую. Кантемиров вошёл первый и доложил:

– Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант! Я не один прибыл. И мне одному с задачей не справится. У нас  инструмент и груша с собой.

– Это правильно, – пропустил хозяин гостя и узнал сержанта, вошедшего следом.  – Басалаев, и ты здесь?  Заходи земляк.

Потапов внимательно посмотрел на вошедшего следом рядового и спросил у начальника стрельбища:

– Не вспомню фамилию твоего пилорамщика?

– Товарищ генерал, лучше по имени – Ромас.

– Проходи, Ромас. Тоже сегодня моим земляком будешь.

Бойцы полигонной команды войскового стрельбища Помсен прошли в просторную прихожую и разулись. Генерал показал на вешалки:

 – Китель здесь оставьте, – затем повернулся к лестнице и громко сказал на верх: – Дарья, к тебе пришли. Твой мешок будут вешать.

– Папа, я же сказала – никого не жду!

Михаил Петрович только было собрался сказать что-то такое властное, отцовское, как раздался звук открывающейся двери, и на лестничной площадке перед мужчинами появилась непослушная дочь. Даша сделала такой вывод – раз папа с её парнем решили сами, без её на то величайшего согласия, установить в её комнате боксёрскую грушу (хотя девушка сама достала всех в доме этой просьбой), то она устроит сегодня мужикам свой спортивный праздник. Минимум косметики и максимум открытого здорового девичьего тела. Дочь генерала  вышла навстречу гостю в коротких синих спортивных шортах, в короткой белой футболке и в новеньких белых кроссовках фирмы «Адидас» (папин подарок). Девушка не ожидала, что гостей будет трое, поэтому женский удар получился неожиданным, коварным и тройным. Как отечественный «Тройной одеколон». Отец только вздохнул, молча повернулся и пошёл делиться свежими впечатлениями от очередной выходки дочери  с её матерью. Тимур даже не смог вздохнуть, так и застыл с открытым ртом. Обоих бойцов просто пришиб кондратий. Трое молодых мужчин неприлично уставились на это видение совершенной красоты.  Как говорил в своё время товарищ Платон: «Красота есть сияние истины»

Дарья стояла наверху в лучах солнца с окна лестничной площадки и любовалась произведённым эффектом. Длинные ножки девушки уходили куда-то ввысь. Идеальная женская грудь утонула в глазах бойцов Советской Армии. Хорошо, что Басалаев с Драугялисом успели прогуляться по городу и полюбоваться легко одетыми немочками. Поэтому, переход от суровой армейской действительности к этой сказке гражданской жизни оказался несколько плавным. Иначе тройной удар вполне мог быть смертельным. Такими вещами не шутят. Дарья упруго спустилась на две ступеньки. Каждая клетка её великолепного женского тела участвовала в этом спортивном действии покорения мужчин. Победа над сильным полом оказалась быстрой и ввиду явного преимущества. Мужчины безмолвствовали, стоя её ног, но если бы поступил женский приказ «упасть и отжаться», эти трое выполнили бы команду незамедлительно.   Дочь русского генерала решила пощадить побеждённых соплеменников:

– Здравствуйте, ребята.

– Даша, привет! – очнулся от эротического нокаута Тимур.

– А с Вами, прапорщик, пока никто не разговаривает, – девушка всё же решила добить своего главного соперника.

– Даша, а у меня вот что есть!  – не сдался молодой человек, вытащил из сумки одну красно-голубую боксёрку и помахал перед девушкой. Таким жестом с яркой игрушкой в руках взрослые привлекают непослушных детишек. Девушка легонько спрыгнула на ступеньку вниз. Все мышцы тренированного девичьего тела пришли в волнующее движение. Прапорщик услышал, как рядом стоящий сержант сглотнул слюну. Генеральская дочь спросила:

– Что это?

– Даша, это боксёрки. А ещё у нас есть для тебя боксёрские перчатки и бинты, – боксёр развёл руками вокруг спортивной сумки, как купец в торговом ряду, и добавил: – Сумка с грушей тоже для тебя.

– Мальчики за мной. Прапорщик не отставать! – девушка пощадила своего молодого человека, выполнила команду «на месте, кругом» и также упруго, слегка покачивая бёдрами, начала подниматься наверх. «Мальчики», не отрывая взгляда от спины и чуть ниже, выдвинулись за своим новым командиром. Прапорщик взглянул на спортивную сумку и солдатский вещмешок, оставленные в прихожей бойцами, схватил сумку на одно плечо, мешок на другое, и стал подниматься в комнату подруги.

Дом генерала по советским меркам был просто огромным. На первом этаже кухня совмещалась с большой столовой, которая выходила через арку в просторный зал. На втором этаже, напротив друг-друга через лестничную площадку, располагались две спальни. Была ещё жилая мансарда, но это помещение использовали только под хозяйственные нужды: хранение вещей и сушка белья. Прапорщик с солдатами выбрали место для установки спортивного инвентаря в углу комнаты с таким расчётом, чтобы груша могла от ударов свободно перемещаться и возвращаться обратно. Бойцы получили задачу и одобряющие улыбки красивой девушки, отошли от пережитого шока и принялись выполнять приказ. Тимур с Дашей, чтобы не мешать, вышли на лестничную площадку и закрыли комнату. Дочь генерала притянула к себе прапорщика и крепко поцеловала взасос. Затем резко отстранилась, взяла за руку и повела к родителям показывать свои подарки…             (конец истории)

        

 

 

 

 

 

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division