NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Арестованного спокойно завели в камеру, и в этот раз только «со своим» сержантом, без личного участия начальника караула. Старший лейтенант бронетанковых войск готовился к сдаче караула. Дело хлопотное… Кантемиров скинул офицерские сапоги, которые успел переобуть на полигоне, подтянул свежие носки с заныканными внутрь скрученными банкнотами, прилёг на «макинтош» с матрасом и начал анализировать прошедшую встречу «на верхах». Не каждый день встречаешься с генералами спецслужб. И всё же, что москвичам  надо было от начальника войскового стрельбища Помсен?

Ясный пень, что оба москвича и так знали все обстоятельства неудавшегося побега рядового Драугялиса. И раз генерал в штатском задавал такие вопросы, значит, уже ознакомился с официальными и неофициальными объяснениями всех участников драки. И похоже, этот дядя в пиджаке своё дело знает. Вон как к Басалаеву прицепился. А Виталя – молодец. Как он там москвичу ответил? «На троих бутылку раздавили…» Арестант, закинув руки за голову и разглядывая потолок, улыбнулся. И всё же – для чего нужен был весь этот маскарад?

Размышления прапорщика прервал скрежет замка. Опытный арестант резво присел и принялся натягивать сапоги. В тюрьме – как в тюрьме… Открылась дверь и в камеру вошёл улыбающийся старший лейтенант Родин, командир взвода 6МСР. Пехота! Родная душа… Даже на гарнизонной гаупвахте имеются свои приятные моменты в непростой жизни узников. Новый начкар  весело скомандовал:

– Вольно, прапорщик! Тимур, смотрю, научили тебя танкисты караул уважать?

– Ой, не говори, Виктор, –  Кантемиров встал и протянул ладонь. – Здорово.

– И тебе не хворать. Ничего, товарищ прапорщик, сейчас мы этим танкистам, с этим Лисом, отомстим за тебя и твоих парней. Мне Чубарев сказал, вначале к тебе в «хату» заскочить.

– Миша правильно сказал. Дело есть к тебе, – начальник стрельбища заговорщицки посмотрел на взводного.

– Прапорщик бежать собрался? – разглядывая решётку на окне, ухмыльнулся офицер.

– Некуда мне бежать, товарищ старший лейтенант. Да и на кого я вас оставлю? Как вы тут без меня свои проверки сдавать будете? – в ответ улыбнулся арестант.

– Говори, Тимур. Времени мало.

– Виктор, сегодня есть возможность за полчаса получить бутылку «Кёрна», как сам понимаешь – 0,7 литру.

– Интересный коленкор. И каким же образом всё произойдёт?

– Принять караул у танкистов за полчаса.

– Да ну нах!

– Серьёзно. Я с Лисом поспорил на пузырь. Кстати, его Роман зовут. Нормальный парень.

– Ёшкин-кот, прапорщик! Надо было на две бутылки спорить.

– Не, Витя. Перебор! Танкист такую же зарплату, как и ты, получает.

– Это да. Тоже Ванька-Взводный.

– Вот! Точно такой же офицер. А вы тут каждый раз собачитесь при смене караула.

– Не понял.

– Товарищ старший лейтенант, какая на данный момент основная линия нашей родной партии и не менее родного правительства? – задал интригующий вопрос начальник войскового стрельбища Помсен и сам же торжественно ответил: – «Миру – мир!» и ещё «Нет войне!»

– Прапорщик, давай короче. Без политики. Мне некогда.

– Виктор, сейчас быстро принимаем караул и получаем за это пузырь «Кёрна». Роман – нормальный офицер, не зажмёт. Далее, я приглашаю танкистов в баню и раскручиваю бронелобых ещё на пару пузырей. Ты зовёшь своих двух-трех взводных, которые постоянно ходят в караулы. От пехоты в баню – закусь и пиво. В парной все равны. Все вместе обсуждаем сложившуюся напряжённую обстановку в гарнизоне и заодно – в мире, и затем заключаем пакт о ненападении под названием: «Принуждение к примирению»

– Подожди, прапорщик. Название сам придумал? И кого мы тогда дрючить будем в гарнизоне? – задал резонный вопрос мотострелок.

– Витя, если вам больше не хрен делать, можно объединиться с танкистами и переключиться на связистов.

Старший лейтенант Родин задумался. За полчаса пузырь «Кёрна» – это, конечно, гут. А как же традиции?  А с другой стороны, уже достало – то мы танкистов, то нас танкисты… И в самом деле, как будто больше не хрен делать… Офицер пехоты принял волевое решение.

– Ладно, Тимур. Так и сделаем. С баней не прокатишь?

– Товарищ старший лейтенант, а вы хотя бы раз слышали, что прапорщик ГСВГ дал слово и не сдержал?

– Да постоянно! – воскликнул возмущённый взводный и посмотрел на собеседника. – Но, к Вам, товарищ начальник стрельбища, это не относится.

– И на том, спасибо, – улыбнулся Кантемиров. Старший лейтенант Родин со словами: «До вечера, прапорщик» поспешил выполнять секретную операцию под кодовым названием: «Принуждение к примирению». На кону стояла 0,7 литра «Кёрна» за шестнадцать восточногерманских марок…

«Узнику совести» от волнения лежать больше не хотелось, и прапорщик вновь принялся мерить шагами свою камеру: три шага туда и три обратно...

В это время начальник особого отдела штаба 1 гвардейской Танковой армии, полковник Полянский, тоже находясь в некотором возбуждении от полученной информации, решал непростую задачу – как решить вопрос с прапорщиком Кантемировым, парнем дочери своего друга. И друга непростого – буквально через неделю Потапов примет должность первого заместителя командующего ГСВГ.  Поэтому, учитывая, что в деле с прапорщиком плотно работают коллеги из госбезопасности и в результате заинтересован лично их генерал, надо всё сделать аккуратно и нелегально. Оперативно. Чтобы комар носа не подточил…

Да и Кантемиров тот ещё тот фрукт оказался. Всё ему мало приключений на свою жопу. Валютчик хренов… Сам подставляется и всем вокруг проблемы создаёт. Надо же было додуматься до таких сделок – покупать валюту в Берлине и перепродавать в Лейпциге. Когда успевал? С одной стороны, и привлечь бы Кантемирова к ответственности не мешало, чтобы остальным прапорюгам было не повадно заниматься спекуляцией. В гарнизоне развились торгаши, особенно из азербайджанских и армянских прапорщиков. Торгуют всем, чем могут. Но, этот начальник стрельбища всех обошёл с дойчмарками. А с другой стороны, неглупый прапорщик, нам помогает и вроде как свой получается? И опять же Дарья…

Боевой офицер не страдал шпионскими комплексами, но и не спешил давать лишний повод для различных вопросов коллег из смежной организации. Полковник мог сейчас запросто зайти в приёмную кабинета командующего 1 гвардейской Танковой Армии и по свойски попросить адъютанта на рандеву с генералом. И тогда у комитетчиков точно появятся мысли нехорошие. Мол, тут же побежал другу стучать… Или, мог просто позвонить Мише и договориться о встрече. Но, опять же связь только через адъютанта. Не доверял Константин Жанович чужим. Остаётся действовать только через своего, годами проверенного человека. Полковник снял трубку и попросил соединить его с женой по домашнему телефону…

Прапорщик Кантемиров не долго тосковал в ограниченном пространстве своей камеры. Примерно через полчаса металлическая дверь распахнулась, и на пороге появился взволнованный старший лейтенант Лисовских. Можно было уверенно сказать, что танкист Рома был рад до жопы.  Офицер протянул ладонь прапорщику и эмоционально высказался о наболевшем:

– Блин, Тимур, пиздец какой-то! За двадцать минут караул сдали. Всё! С меня пузырь.

– Вот видите, товарищ старший лейтенант, а вы не верили в волшебное слово, – с удовольствием пожал руку сиделец.

– Слушай, Тимур, а как ты со своими договорился? Не было же такого ни разу?

– Сказал, что за скорость сдачи караула танкисты готовы выкатить бутылку «Кёрна».

– И всё? – удивился танкист.

– Всё. Рома, сам посчитай – за двадцать минут бутылка водки. Разумеется 0,7. Где ещё так заработаешь? Если только секретный танк шпионам не продашь.

– Блин. Точно. Ну, ты, прапорщик, и жучара…

– Не, товарищ старший лейтенант, я же говорил, что я свой. Я за красных. Поэтому предлагаю в ближайшие выходные, если меня оставят дослуживать в гарнизоне – Роман, берёшь с собой пару друзей офицеров и приезжаешь ко мне на Помсен в баню. Водки ещё захватите. Интеллигентно паримся вместе с пехотой, а затем все, дружно, на дискотеку в Оттервиш, к падшим немецким женщинам. Как Вам такой план, товарищ офицер?

– Всё, Тимур. Будем, как штык.

– Роман, «как штык» – это наше выражение. Ты должен сейчас сказать: «Будем, как танк».

– Будем, как танк на твоём стрельбище, товарищ прапорщик.

– Договорились, – представители вполне дружественных родов войск Советской Армии крепко пожали друг-другу руки и расстались почти друзьями… Вполне и почти – потому что, впереди всех ждала русская баня, после которой все эти «вполне и почти» выпариваются вениками и смываются навсегда. Остаются только нормальные молодые люди, защитники своей Родины…                

Начальник особого отдела штаба 1 гвардейской Танковой Армии, полковник Полянский, как организатор секретной семейной встречи, вызвав через свою супругу, Анастасию Петровну, чету Потаповых на вечерний разговор в парке набережной Эльбы, зашёл в гарнизонный магазин при штабе и приобрёл для тайного разговора восемь бутылок «Родебергского». По две бутылки на каждого переговорщика. Ответного вяленного леща ждали от генерал-лейтенанта, недавно прибывшего с Союза.

Крайне заинтригованная сообщением о разговоре тет-а-тет, семья на семью, супруга генерала завернула заветную рыбу в газету «Правда» и добавила к пикнику кулёк семечек. Гулять, так гулять! Рената Рашидовна сообщила дочери о прогулке с Полянскими в парке и посоветовала не ждать  родителей к ужину и покушать самой.

Дарья скучала… К концу учебного года занятия в школе сокращались, её десятый класс ждали выпускные экзамены, к которым не относились знания немецкого языка. У преподавателя иностранного языка свободного времени становилось всё больше, а её дружок всё чаще попадал в различные истории и сейчас совсем пропал в  застенках гарнизонной гаупвахты. Девушка посмотрела в окно дома на распустившиеся яблони в саду, открыла створки, вдохнула весенний аромат цветов и тяжело вздохнула…

В Москве семья Потаповых остановились на пару дней в гостях у папиного товарища из штаба округа. Генерал-майор Андреев имел свой дом в Балашихе. Дом был старый, но просторный. Комнат хватило всем. И надо же было такому случиться – как раз в эти дни к родителям на побывку приехал сын генерала по имени Артём. Уже потом Даша догадалась, что папа, совместив приятное с полезным, устроил смотрины. Смотрины – наоборот... Пусть девушка посмотрит на парня.

Мудрый генерал желал своей дочери только добра и не собирался вмешиваться в её личную жизнь. Девочка уже взрослая, пусть сама решает – с кем именно ей прожить долгую, счастливую жизнь и умереть в один день. Папа только познакомит с нормальным парнем, офицером, сыном генерала, а дальше, может быть, как говорится: «Стерпится – слюбится…»

Подъезжая к дому гостеприимного папиного друга, девушка уже знала, что Артём служил в Афганистане в отдельной вертолётной эскадрильи, при выполнении задания был сбит, отстреливался вместе со вторым пилотом и попал в плен. В плену провёл меньше суток. В этот раз разведка сработала чётко, и подоспевшая спецгруппа успела отбить у моджахедов своего лётчика. Второй лётчик погиб при освобождении. Старший лейтенант получил ранение, был представлен к государственной награде, подлечился в госпитале и приехал на недельку к родителям отдохнуть перед новым назначением для прохождения дальнейшей службы в ГСВГ.

Молодые люди познакомились, и первое время Даша не знала как себя вести с этим офицером. Сын генерала оказался человеком из другого мира. Даже сам генерал-майор Андреев с генерал-лейтенантом Потаповым несколько робели перед старшим лейтенантом, на которого уже отправили документы для досрочного получения очередного звания. Выживший в бою лётчик и побывавший в скоротечном плену в основном молчал и смотрел на всех снисходительно, слегка улыбаясь обожженным лицом.  Кожа затягивалась, молодой организм брал своё, и военные доктора пообещали, что на щеке и на лбу останутся только шрамы.

Артём сам пригласил Дарью прогуляться по лесу, шёл рядом и в основном слушал. Преподаватель немецкого языка с удовольствием рассказала про свою работу в советской школе, затем описала всю красоту Дрездена и, получив такого терпеливого и верного слушателя, поделилась своими успехами в боксе. Даже продемонстрировала несколько ударов в воздух, чем смогла наконец-то расшевелить парня. Молодой человек рассмеялся и сообщил девушке, что не завидует её ухажёрам. Даша шутливо ткнула в плечо высокого симпатичного парня и взяла его за руку. Молодой и здоровой дочери генерала было искренне жаль такого же молодого офицера, пережившего смерть товарища, плен и ранение. Артём с Дашей так и зашли в дом, держась за руки…

На обратном рейсе, в салоне самолёта, перед взором девушки ещё долго стояли серые глаза с обожженным лицом. Но, уже в доме, после известия о заключении Тимура на гаупвахту, карие глаза прапорщика быстро вытеснили взгляд нового знакомого. Здесь, в Дрездене, надо было спасать своего друга. Девичье сердце разрывалось на части…    (продолжение следует)

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division