NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

В субботу старший лейтенант юстиции Паноян установил личности хозяев квартиры и официально зафиксировал два трупа по первому делу в Центральном районе. К расследованию объединенного уголовного дела добавилась ещё одна статья – «Убийство».

Князев позвонил старшему оперуполномоченному и дал распоряжение подготовить к понедельнику дело оперативного учёта, так сказать фактическое обоснование необходимости срочного внедрения сотрудника в банду.

Жилин попробовал напомнить товарищу об огромном объёме работы в выходные дни, которые обещали быть теплыми и солнечными. Но бригадир остался непреклонным. И как бы ни взывал к совести своего друга Василий, старший следователь приказал ему явиться в понедельник  со всеми оперативными документами ровно в 13.45.  на Литейный проспект, дом 4.

Сам Алексей Павлович с утра понедельника прибыл с докладом о ходе следствия по новому делу в кабинет заместителя прокурора города. Старший советник юстиции Болдырев  не стал особо слушать подчинённого и быстро подмахнул план расследования уголовного дела. Главное в работе следователя – это план, так сказать, организационная основа всех дальнейших действий. Без этого важного документа не обходилось ни одно действие следователя при раскрытии любого преступления. Даже при краже коровы... И проверяющие органы в первую очередь запрашивали этот пресловутый  план расследования, от которого и плясали. Подписанный сегодня заместителем прокурора города документ играл важную роль в жизни старшего следователя Князева, но не всегда соответствовал реальной действительности за окнами кабинетов городской прокуратуры. Алексей Павлович за двадцать лет работы наловчился стряпать эти основы следовательской работы так, как шеф-повар готовил своё фирменное блюдо в самом дорогом ресторане города. Не подкопаешься...

Поэтому в сегодняшнем, подписанным самим БАСом плане не было ни одного слова о лейтенанте милиции Кантемирове. О том, что он планирует внедрить  сотрудника в банду, Князев решил поговорить с руководством уголовного розыска  ГУВД после беседы с Тимуром.

Советник юстиции  сегодня решил стать таким же пунктуальным, как  стажёр милиции. Никогда не поздно приобретать полезные привычки. И питерская погода сегодня вполне соответствовала желанию прокурорского работника прийти точно во время – светило летнее солнце, с Финского залива сквозь плотно стоящие исторические дома пробивался лёгкий ветерок. Алексей, как ни старался подойти к месту встречи секунда в секунду, всё же опоздал на полминуты. Тимур сидел на той же скамейке в кустах сирени и читал «Комсомолку». Молодой человек заметил приближающегося Князева, отложил газету в сторону, встал и с улыбкой протянул руку:

– Добрый день, Алексей Павлович.

– Здравствуй, Тимур. С утра читаешь советские газеты?

– Привык к «Комсомолке», каждый день покупаю.

– А книгами интересуешься? – старший следователь присел рядом.

– Постоянно читаю. Сейчас Агата Кристи затянула, – повернулся на скамейке молодой человек.

– Вместе с маленьким бельгийцем по имени Эркюль Пуаро?

– Тоже читали?

– Как ты говоришь – классика, – усмехнулся Князев и спросил напрямую: – Подумал, Тимур?

– Я согласен, Алексей Павлович. – Кантемиров свернул газету трубкой и постучал по ладони.  – И мне бы очень хотелось, чтобы ваши обещания не оказались пустыми.

– С женой поговорил?

– Сказал, что могут отправить в командировку на пару месяцев.

– Не испугалась?

– Взяла с меня честное слово, что не поеду на Кавказ, – улыбнулся лейтенант милиции.

– Это хорошо, что жена тебе верит на слово. Кстати, как зовут супругу?

– Лена. Елена Нагимовна.

– Интересное имя. – Алексей вспомнил жену, вздохнул и задумался. Тимур ждал молча и спокойно разглядывал прохожих, идущих по набережной Фонтанки. Князев посмотрел на парня:

 – Теперь по поводу моих обещаний – в ближайшие дни перевезёшь семью в Гатчину. Бывал в этом пригороде?

– Не был. Почему Гатчина?

– Для безопасности жены и сына. Пока там поживут, в двухкомнатной квартире. Мебель, холодильник и телевизор в квартире есть. Адрес буду знать я один. Эта квартира досталась моей жене от бабушки. Так и стоит до сих пор, – старший следователь снова вздохнул. –  Тимур, за семью можешь быть спокоен.

– А ваша жена не будет против?

– Моя жена умерла год назад. Рак лёгких. И кстати, мою жену тоже Леной звали. Живу с сыном и родителями на Ваське. 

– Не знал. Мне жаль. Сын в школу ходит?

– Уже в девятом учится. Жизнь продолжается, Тимур. Теперь о твоей жене. Работу ей подберут, пусть не волнуется. Я с прокурором Ленинградской области в одной группе университета учился. От него и будет звонок в районную администрацию.

– А я в прошлом году диплом защитил.

– Молодец. Международное частное право с какого раза сдал?

– С пятого.

– А я со второго, – довольно улыбнулся советник юстиции и продолжил:  – Жене скажи – я сам предупрежу о звонке из  администрации, куда её пригласят на получение смотровой в Центральном районе. Это такой документ для просмотра предлагаемого жилья. Будет выбор из двух-трёх комнат. Пусть определится сама, но долго не думает. Потом оформит комнату и  пропишется в ней вместе с сыном. Жить останутся в Гатчине, пока ты будешь в командировке. Так безопасней.

– Спасибо вам, Алексей Павлович.

– Это я благодарить тебя должен. Тимур, ты хотя бы сам понимаешь, в какую передрягу лезешь?

– Товарищ советник юстиции, передряги в моей жизни начались перед самым призывом в армию. С тех пор так и продолжаются.

– Не понял?

– За два дня до призыва меня чуть не привлекли к уголовной ответственности за драку на танцах в посёлке. Наш участковый Виктор Викторович оказался нормальным мужиком и приятелем отца. Вник в ситуацию. Я был там не при делах и до сих пор  ему благодарен. Обошлось... Потом уже, в первые сутки в войсках, в спортроте подрался с каптёром, сломал ефрейтору челюсть и навсегда попрощался с дальнейшей спортивной карьерой. А в ГСВГ меня чуть не посадили за спекуляцию. Я вам говорил. и еще перед самым концом службы я оказался между разборками Особого отдела армии и КГБ. Тоже обошлось. Затем на гражданке – успел поработать три года, как пожарную часть закрыли, сейчас здание продают вместе с общагой и жильцами. У нас с женой закончилась временная прописка и сынишка растёт. Жить негде, в садик без регистрации сына не устроить. Только начал нормально работать в Сестрорецке, как этот уголовник-мясник нарисовался с родственником в администрации. Хорошо, Василий Петрович помог, и меня быстро перевели в город. Ну, теперь вы, Алексей Павлович, с предложением, от которого мне сложно отказаться. И жильё в центре, и постоянная прописка. Мы с женой о таком даже не мечтали. – Тимур посмотрел в лицо Князеву. – И я вам верю, Алексей Павлович.

– Да уж! Жизнь – жестянка. Покрутила тебя из стороны в сторону. – Не отвёл взгляд собеседник. – Тимур, каким видом спорта занимался?

– Бокс. Перед призывом КМС выполнил.

– Бокс – это хорошо. А вот драться – нехорошо, – улыбнулся Алексей Павлович.

– Согласен.

– Тимур, на твоей малой Родине знают, что ты в милиции работаешь?

– Даже мама не знает. Не стал лишний раз беспокоить. Мы недавно младшего брата похоронили. Думал, в следующем году в отпуске всё рассказать. Да и в наших посёлках ментов не особо приветствуют. Все думают, что я до сих пор в пожарке работаю.

– Друзья остались в посёлках?

– Конечно, я же там прожил до девятнадцати лет, из которых восемь лет в боксе. И в области много разных знакомых… – Тимур откинулся на скамейке и задумался. Князев сидел, молчал и с удовольствием вдыхал запах сирени. Парень с Урала посмотрел на местного и сказал: – Алексей Павлович, вот только многие из моих приятелей бандитами стали. А некоторых уже и в живых нет.

– Включая и твоего младшего брата?

– Так точно, – вздохнул бывший боксёр. – Мой братишка Марат с боксёрами связался, они там весь Копейск держали. Затем в Челябинск влезли. Некоторые пацаны из нашего посёлка примкнули к челябинским блатным и вместе с ними начали у спортсменов торговые точки отжимать. Вот и пошла война. Брата вчетвером подкараулили зимой у гаражей, избили и оставили на морозе. Замёрз на смерть... Из тех троих отморозков на сегодняшний день никого в живых не осталось… – Тимур вновь посмотрел в глаза старшему следователю. – Алексей Павлович, я не при делах. Даю слово. Хотя знаю, кто отомстил и знаю, что мной очень интересовались в челябинской областной прокуратуре. Всё вычисляли – смог бы я в свои двое суток выходных прилететь после дежурства из Питера в Челябинск, когда этих ушлёпков мочили. И успеть вернуться обратно на службу. Следователь домой к маме приезжал, она после допроса в больницу слегла.

– Досталось маме.

– До этого, зимой восемьдесят пятого мы отца похоронили. В шахте погиб. Я из ГДР не успел на похороны. Погибших шахтёров днём похоронили, а я только поздно вечером прибыл через Свердловск. Сейчас отец и брат на кладбище рядом лежат. Мама одна в квартире живёт.

– Однако! С матерью часто общаешься?

– Постоянно. В нашей квартире телефона нет, звоню этажом ниже, там наш директор школы живёт. Пётр Филиппович. Через него и созваниваемся.

– Правильно. Маму надо поддерживать. Тимур, на всякий случай оставишь поселковый  номер телефона Жилину. И с этого дня звонить маме будешь только из телефона-автомата. И жену предупреди.

– Хорошо.

– Теперь слушай внимательно. Легенду мы тебе подготовим. С завтрашнего дня на работе тебя якобы переведут в область. На службу выходить не надо. Сейчас у тебя начнётся другая жизнь. Займись переездом. Вот ключи от квартиры, адрес и номер домашнего телефона. – Алексей Павлович передал Тимуру связку ключей и свёрнутый лист бумаги. – С семьёй будешь до выходных. Связь по телефону только со мной и с Василием. Завтра перевозишь семью, пусть жена сама решает вопрос с увольнением. И не беспокоится по поводу работы и садика. Всё сделаем. Мы с тобой начнём готовиться с этой субботы. Время и место встречи я тебе скажу перед выходными. Позвони мне в пятницу во второй половине дня. Всё понял?

– Понял. Быстро всё закрутилось.

– Только начало, Тимур. Впереди ещё много работы.

– Работать будем, Алексей Павлович – банду брать!

– Так точно, товарищ лейтенант, – ответил старший следователь городской прокуратуры и добавил: – И, Тимур, с этого момента всё серьёзно и без шуток.

– Понял.

– Всё. Мне пора.

Коллеги встали, попрощались и вновь разошлись в разные стороны. Лейтенант милиции решил отметиться в отделе и затем поехать к себе в Медвежий Стан, предупредить жену и готовиться к переезду. В ларьке у станции метро купил пару штук конфет «Рафаэлло» для  супруги и пару жвачек для сына. Всем поровну…

Советник юстиции заскочил в троллейбус и поехал к самому высокому дому в Санкт-Петербурге, с крыши которого вполне была видна Колыма. Князев уже после первого разговора с  Тимуром был уверен, что он согласится участвовать в оперативном мероприятии по своему внедрению в преступную группу. Поэтому следователь ещё в пятницу позвонил  Заместителю начальника управления уголовного розыска ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области полковнику милиции Борцову Владимиру Максимовичу и поделился своими соображениями о возможном внедрении лейтенанта Кантемирова в бокситогорское ОПС – организованное преступное сообщество...    (продолжение следует)

 

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division