NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Сегодня бывший дознаватель УВД Курортного района был сильно огорчен находкой челябинских оперов. Забыл он совсем про этот нож. Да и жена могла бы захватить финку с собой в Гатчину. Всё радовалась острию импровизированного кухонного ножа при резке мяса, да вот решила оставить трофей хозяину. Лучше бы с собой забрала…

– Наш нож, кухонный, – не стал лукавить обладатель холодного оружия.

– За этот нож у тебя, прапор,  пятилеточка на лбу нарисовалась,  – радостно доложил опер в ботинках. – Почему добровольно не выдал?

– Спрашивали про гранаты и пистолеты. Да и по статье, максимум, один год светит. И вы ещё должны доказать, что эта финка при мне была, а не валялась среди других ножей в ящике кухонного стола на общей кухне. Нет состава преступления, граждане начальнички, – Кантемиров выпрямился на стуле и посмотрел на сотрудников с понятыми.

– Нет, Саня, ты посмотри, какие умные пожарники в Питере пошли! Откуда про статью знаешь, прапор? – сотрудник челябинский областной милиции подошел вплотную к задержанному. Офицер питерской милиции ещё раз зафиксировал обращение к нему по званию «прапорщик», поднял голову и ответил в тему:

– Изучал право в школе прапорщиков.

– На зоне свои статьи изучать будешь, – залётный опер посмотрел на  наполненный носками пакет, вытащенный из шкафчика и сброшенный на пол. – Кантемиров, ты что, на всю жизнь носками запасся?

 – Запас жопу совершенно не трогает, – бывший прапорщик не стал выражаться при даме и дословно делиться  армейской мудростью. – Граждане милиционеры, если размер подойдёт – могу подарить каждому по пачке.

– Иди ты, – заинтересовался предложением удачливый опер, нашедший финку, и поставил свой ботинок рядом с туфлей задержанного. – Мой размер! Слышь, прапорщик, я тогда  пару пачек возьму: черные и зеленые.

– Берите, гражданин начальник. Не жалко, – улыбнулся Кантемиров, сидя на стуле в углу своей комнаты. Валентина с сожалением посмотрела на огромные тапки супруга. Не подойдут…

Обыск подошёл к концу, протокол оформили только по изъятию единственного предмета, похожего на холодное оружие. Если нет гранат с пистолетами, то хотя бы нож сойдёт. Экспертиза  покажет точно. Хотя этот финский нож уже получал положительный ответ криминалистических экспертов УВД Курортного района г.Санкт-Петербурга.

Задержанного под конвоем вывели на улицу. Дождь прекратился, и Тимур полной грудью вздохнул свежий воздух умытого леса. Воздух свободы... Когда он ещё вернётся в родное общежитие? И родное ли оно теперь? За воротами ограждения пожарной части старший группы решил отпустить сотрудников местного Кузьмоловского отдела ППС.

– Всё, парни, спасибо. Преступник оказался не вооружен. И не станет уходить в лес, отстреливаясь до последнего патрона. Дальше мы с ним сами справимся.

Милиционеры пожали друг другу руки, сержант с улыбкой погрозил Кантемирову пальцем, и УАЗ первым выдвинулся в сторону родного отдела. Челябинский опер Саша с папочкой сел впереди, второй оперативник с носками в руках помог устроиться гражданину в наручниках на заднее сиденье и сам уселся рядом. Милицейский ВАЗ-2106 выдвинулся в сторону города. Тимур бросил взгляд на часы  опера – десять минут пятого. Десять минут назад лейтенанту милиции Кантемирову полагалось находиться на секретной встрече с заместителем начальника УУР ГУВД г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области…

 ***

Полковник милиции Борцов Максим Владимирович прождал своего потенциального конфидента (человек, которому поверяют всякие секреты и тайны)   на назначенном месте в парке Таврического сада ровно тридцать минут. Дождь закончился, выглянуло солнце, и неповторимый запах влажной после дождя земли заполнил всю территорию парка в центре города. Полковник с удовольствием вздохнул на посошок сочный аромат сырой почвы и направился в сторону управления. Благо – рядом. В кабинете набрал служебный номер майора Жилина:

– Здорово, Василий. По поводу пунктуальности вашего крестника у меня один мат в голове. Не пришел на встречу твой Кантемиров.

– Не может быть.

– Может, Вася. Разберись и вечером ко мне на доклад.

– Понял, товарищ полковник, – Жилин медленно положил трубку и задумался. Что-то здесь не так… И не так, как надо… Хотя, он знает Тимура всего около месяца. Может быть, элементарно забухал? Стресс снимает? Не похоже… Вроде, спортсмен?

Майор милиции вытащил из ящика стола свой огромный черный блокнот в твёрдом переплёте с застежкой в виде резинки и c ляссе, подаренный от чистого сердца директором магазина канцелярских товаров. Василий всё не мог запомнить название этой записной книжки – органайзер, хотя легко запомнил слово «ляссе» – узкая лента для закладок страниц в этом блокноте. Душа старшего оперуполномоченного тяготела ко всему прекрасному и звучному. Может быть, если бы не работа в милиции, Василий Петрович стал бы художником или поэтом?

 Жилин быстро нашел номер телефона общежития пожарной части, набрал номер и долго слушал длинные гудки. К телефону никто не подошел. Кантемиров говорил, что на этаже остались всего две семьи. Василий по памяти набрал номер товарища. В этот раз аппарат ответил тут же:

– Следователь Князев слушает.

– Осмелюсь уточнить – старший следователь. Здравствуйте, гражданин начальник.

– Добрый вечер, милиция.

– Осмелюсь доложить, что вечер у нас не совсем добрый.

– Говорите, майор Жилин. Не тяни кота Ваську за причинные места.

– Кантемиров не пришел на встречу с полковником. Телефон на этаже общаги молчит.

– Не может быть.

– Алексей, я точно также ответил начальству. А оно заявило, что может. И ещё добавило про сплошной мат в своей башке. – Василий вздохнул в трубку. – Леша, я переодеваюсь в форму и выезжаю в Медвежий Стан.

– Это правильно. Так езжай, зачем форма?

– Тимур рассказывал про скандальную соседку по имени Валя. Думаю, надо явиться майором милиции.

– Позвони мне прямо с общежития, буду ждать звонка в кабинете.

– Договорились.

Василий Петрович сменил гражданский костюм на милицейскую форму и, резонно решив, что в конце рабочего дня лучше быть ближе к народу и воспользоваться услугами метрополитена, быстро  пошел по 2-й Красноармейской улице к станции метро «Технологический институт». Да и дождь уже закончился, но зонт с собой надо взять обязательно. И черную папочку тоже.

 Старший оперуполномоченный Жилин и засекреченный сотрудник милиции Кантемиров разминулись в районе площади Мужества. Василий Петрович, зажатый в вагоне метро согражданами родного города,  пролетел под площадью  на глубине 67 метров и со скоростью 70 км/час. В этот момент милицейский ВАЗ-2106 с сотрудниками челябинской милиции и задержанным стояли на этой же площади в небольшой пробке. Когда майор Жилин, доехав до станции метро Девяткино (бывшая – Комсомольская), выходившей на поверхность в чистое колхозное поле, прогулялся полчаса среди деревенских улиц и поднялся на четвертый этаж пожарной части, лейтенанта Кантемирова ввели в здание регионального управления по организованной преступности (РУОП) при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области...

Майор милиции отдышался  в сумраке коридора семейного общежития и прислушался. Ещё на выходе из КПП Жилин заметил запущенность территории вокруг пожарной части. Все двери и ворота оказались закрыты, асфальтированная площадка перед воротами гаража зарастала травой. И кому пришло в голову закрыть единственную пожарную часть в крупном посёлке, состоящем из деревянных строений? И тем более рядом со станцией метро и оборонным предприятием?  Перестройка и гласность потушили все пожары в округе?

На жилом этаже майор милиции уловил запах готовящегося обеда и  услышал звук работающего телевизора из дальней комнаты. Василий прошел по коридору и по-милицейски требовательно стукнул в дверь. На шум открыла высокая женщина в желтом махровом халате и вопросительно посмотрела на милиционера. За этот день Валентина успела привыкнуть к людям в серой форме. Старший оперуполномоченный сразу догадался, кто стоит перед ним, и профессионально задал вопрос:

– Мадам, почему открываем дверь, не спросив: «Кто там?» А вдруг за дверью плохие люди?

Соседка молча протянула правую руку за дверь в угол комнаты и перед носом майора  возникла огромная деревянная скалка.  Жилин восхищенно покачал головой:

– Мадам, я вас уважаю! Разрешите представиться – майор Васин. Можно просто – Валентин.

– Ой, а меня Валя зовут, – широко заулыбалась молодая женщина. Как мало надо нашим российским женщинам? Всего лишь выразить уважение и проявить вежливость. А затем шепнуть ей на ушко какую-нибудь дребедень. Вот и всё… Сотрудник милиции, находясь при исполнении служебных обязанностей, не стал ничего шептать на ушко  обитательнице семейного общежития, а просто сообщил ей своё сугубо личное мнение:

– А вы, интересная женщина, Валентина.

Интересная женщина  распахнула дверь комнаты.

– Проходите, Валентин. Разувайтесь. Вы по поводу нашего соседа? Кантемирова?

– Так точно.

– Так увезли его, – радостно сообщила добрая соседка. – Так ему и надо! С женой разругался, на работу не устроился. Вот и допрыгался. Нож у него нашли.

– Милая Валя, не так быстро, – милиционер скинул туфли и прошел в комнату. Хозяйка, своим женским чутьём почувствовала внимательного слушателя и махнула в сторону дивана.

– Садись, майор. Чай будешь?

– Валентина, с тобой? – Жилин (он же – Васин) широко улыбнулся. – Конечно, буду!

– Сейчас чебуреки принесу. На кухне доходят. А муж внизу дежурит, гараж охраняет, – знойная женщина (мечта поэта!) игриво взглянула на сотрудника внутренних дел. Опытный мужчина с майорскими погонами на плечах, поднял голову и ответил таким слегка затуманенным взглядом, что сердце соседки ухнуло куда-то вниз…

Валя побежала на кухню, майор Васин (он же – Жилин) усмехнулся и оглядел комнату. Стандартный набор мебели семейного общежития: раскладной диван, комод с телевизором, в углу стол с двумя стульями и огромный шкаф, разделяющий  комнату на две части: прихожая и жилая. Жили, жили люди – не тужили... Работали, пожары тушили, людей спасали. А сейчас ни работы, ни прописки и жильё надо освобождать. Куда катимся? Умудрённый жизнью и службой человек тяжело вздохнул…

Раскрасневшееся хозяйка появилась в дверях с полной тарелкой плоских пирожков и чайником в руке. Майор милиции заулыбался такой милой его сердцу картине. Совместил приятное с полезным. Осталось только провести разведопрос и найти вескую причину, чтобы благоразумно покинуть этот гостеприимный дом до прихода хозяина. Валентина ответила многообещающей улыбкой, придвинула к дивану столик и разлила чай в кружки. Милиционеру досталась большая кружка с крупной надписью: «Тра-ля-ля, тра-ля-ля – с 23 Февраля!»

Жаркий бок крупной женщины вплотную придвинулся к майору. Василий на свежем воздухе нагулял прекрасный аппетит, а соседка Валя явно тоже не прочь была хорошенько перекусить. Каждый навернул по паре чебуреков и допил свой чай. Соседка с удовольствием выдохнула, заулыбалась и добавила горячий напиток по кружкам. Старший оперуполномоченный перешел ближе к делу:

– Так что там, с Кантемировым-то?

– А зачем он тебе, майор? – Валя игриво ткнула боком сотрудника. Халат немного распахнулся на мощной женской груди. Сотрудник отодвинулся и посмотрел на молодую женщину серьёзным милицейским взглядом:

– Есть у нас оперативная информация про этого гражданина, которую я не имею права разглашать.

– Ой, да какая секретность-то! – Знойная женщина придвинулась еще ближе к настоящему майору. – Тоже, небось, гранаты с пистолетами искать собрался? – Валентина победно посмотрела на милиционера. – А то мы не знаем. Да я при обыске понятой была.

– Какие гранаты? Какой обыск?  – Майор вскочил, захватив с тарелки последний чебурек. – Милая Валя, объясни толком.

– Сядь, Валентин, на место. Я сейчас ещё пирожков принесу. – Женщина запахнула халат, захватила тарелку и, покачивая бёдрами, пошла за очередной порцией.

 Старший оперуполномоченный вздохнул. Какая женщина… Мечта поэта… Но, майор Жилин очень любил свою жену и дочерей, не был пьян и принял волевое решение – сегодня сохранить супружескую верность. Да и что там с этим Кантемировым могло произойти?

 Хозяйка с очередной порцией в руках вернулась на место и придвинула угощение ближе к гостю. Хотя и незваному. Гость по-настоящему оценил щедрость этого дома и, молча, навернув ещё пару пирожков с мясом, приступил к работе.

– Валентина, давно живете в этой общаге?

– Уже больше двух лет. Я тут секретарем работала у начальника части, майора Рысева. И по совместительству – делопроизводителем. А муж был водителем пожарной машины в одном карауле с Кантемировым.

– Значит, соседа  хорошо знаете?

– Нормально жили, – Валентина решила не брать грех на душу. – Пока часть не закрыли, и мы все не остались без работы. Местные тут же все разъехались. А нам, приезжим, куда ехать?

– Валя, про Кантемирова что скажешь? – майор посмотрел в глаза соседке. Женщина не отвела взгляд.

– Да я сама сегодня удивилась, что милиционеры за ним на двух машинах приехали. – Валя отработала больше двух лет в ВПЧ, была замужем за водителем пожарной машины, поэтому хорошо разбиралась в сотрудниках и спецтехнике. – На УАЗе наши приехали в форме и с оружием, из кузьмоловского отдела; а на Жигулях оперативники в гражданке из Челябинска. Наглые такие…

– Подожди, Валя. Какой Челябинск? – майор отодвинул от себя кружку и удивленно повернулся к собеседнице.

– Они так и представились Кантемирову – за тобой приехал челябинский уголовный розыск. Да и документ про обыск я подписывала и видела – старший следователь челябинской прокуратуры. Валентин, я что слепая? Один из них, самый наглый, так смотрел на меня… Нахал! – Валентина пододвинулась к сотруднику. Опер переваривал полученную информацию и не обратил никакого внимания на тайные сигналы легко одетой молодой женщины.

– Говоришь – документ про обыск? А что искали?

– Слушай, майор Васин, я же тебе уже говорила – гранаты и пистолеты. Нож нашли на кухне.

– Какой нож?

– Острый! Мне этот нож иногда Лена давала – мясо резать. Красивый такой, с белой ручкой.

– А гранаты с пистолетами нашли?

– Валентин, ну откуда у нашего соседа пистолеты с гранатами? Он что их из Германии привёз? Он там прапорщиком служил. Лучше бы себе импортный телевизор купил.

– Подожди, Валя.  Нож изъяли на общей кухне?

– Я так и говорю. Этот наглец сразу обрадовался и побежал в комнату протокол оформлять.

– А Кантемиров что?

– Что, Кантемиров? Куда ему деваться? Сразу признался. Он в наручниках сидел.

– В наручниках? – майор встал и прошел к окну комнаты. С четвертого этажа картина запустения пожарной части проявилась в полном масштабе. Заброшенная и заросшая территория... Вокруг лес… Валентина вскочила следом, подошла и кивнула на поржавевшие ворота под окном.

– Тимура сразу – руки за спину и в наручники. Кузьмоловские даже автоматы навели. А я рядом стояла, – молодая женщина вздохнула, хорошо понимая, что этого настоящего майора сейчас волнуют совсем другие дела. Валя, глядя в окно, спросила:

– Валентин, а наш сосед, – он, что, бандит?

– Похоже, так и есть, – задумчиво ответил сотрудник милиции и, вздохнув, добавил: – Будем разбираться. Валя, когда соседа задержали и куда повезли?

– Не знаю. Кузьмоловские поехали к себе в отдел, оперативники в сторону города. А задержали  где-то около четырех часов, я как раз с работы шла. Тимур сам к ним вышел, весь такой разодетый и при галстуке, – сообщила женщина и печально сообщила: – Я сейчас продавцом в ларьке у метро работаю.

– Понял, Валентина. Где у вас телефон?

– Пойдём, покажу.

– Валя, я сам. Говорю же – информация секретная. А мне наверх докладывать, – сотрудник для убедительности поднял глаза на потолок, показывая на какие верха предстоит доклад.

– Справа от двери на кухню. Там темно.

– Разберусь. И я пока не прощаюсь.

– Иди уж, майор. Работай, – тяжело вздохнула, в общем-то, не такая уж и склочная, женщина.

В темном закутке Жилин на ощупь набрал номер полковника Борцова.

– Максим Владимирович, докладываю – я пока в Медвежьем Стане, в пожарной части, где жил Кантемиров.

– Он дома? Проспал что ли? – сердито перебил полковник милиции.

– Никак нет, товарищ полковник! – по-армейски чётко ответил майор и продолжил: – Сегодня около четырех часов на выходе с территории части Кантемиров был задержан сотрудниками челябинского уголовного розыска и сопровожден в наручниках обратно в комнату для проведения обыска.

– Вася, ну какая ёп, челябинская милиция? Какой обыск? Ты сам не пьян?

– Обижаете, товарищ полковник. Вы же хорошо знаете, что я на работе не пью. Мне сейчас соседка по этажу всё подробно рассказала. И про изъятый нож на кухне, и про протокол обыска, где она оставила свою подпись в качестве понятой. Интересная женщина. Кстати, её Валя зовут.

– Майор, подожди о бабах. Какие пистолеты с гранатами, и при чем тут кухонный нож?

– Вот этого не могу знать. Челябинские менты увезли Кантемирова в неизвестном направлении. Владимирыч, навскидку думаю, что это все отголоски хулиганской юности нашего сотрудника и гибели его младшего брата. Может быть, в самом деле, смог отомстить?

– Пипец! Только этого нам не хватало…, – вздохнул на другом конце провода Борцов. – Василий, а Кантемиров у нас официально уволен?

– Так точно. Думаю, рано ещё списывать парня со счетов. Давай вначале по делу разберемся.

– Ясный пень, – вновь вздохнул  полковник. – Завтра с утра попробую аккуратно выяснить, что это за менты такие, залётные с Урала. А вы оба с Князевым ждите моего звонка.

– Есть. Сейчас Палычу перезвоню, – Жилин дернул за рычаг и набрал номер следователя прокуратуры. – Алексей, тут такая картина сложилась – сегодня на выходе из территории пожарной части Кантемирова ждали сотрудники челябинской милиции. Потом наручники, обыск в комнате и на общей кухне. Соседку Валентину с мужем привлекли в качестве понятых. Изъяли нож на кухне, искали пистолеты и гранаты. Валюша говорит, что это были два опера из Челябинска, а протокол составлен старшим следователем челябинской прокуратуры.  Доложил майор Жилин.

– Вася, ты не пьян?

– Граждане начальники, как вы похожи друг на друга! Товарищ советник юстиции, да я сам вначале ох…  очень сильно удивился  информации от одной знойной женщины, соседки Кантемирова. Могу познакомить, сам всё услышишь.

– Извини. Удивил ты меня очень.

– Борцов сказал, что с утра попробует разобраться с залётными ментами, а нам с тобой ждать звонка из высочайшего кабинета.

– Ладно, Василий. Спасибо. Надеюсь, что завтрашнее утро  окажется мудренее сегодняшнего…

– Будем надеяться, Алексей Павлович. – Василий хотел ответить народной мудростью про надежду, которая умирает последней; но, вовремя вспомнив про жену друга, прикусил язык. – До завтра.

Сотрудник милиции вернулся в комнату соседки, женщина показала пальчиком на небольшой пакет, лежащий на столике.

– Валентин, это Вам чебуреки на дорожку.

– Вот за это – наше огромное милицейское спасибо, – майор от души улыбнулся интересной женщине. Затем согнал улыбку.

– Присядь, Валентина. Разговор есть.

Удивленная и заинтригованная женщина села на диван. Василий (он же – майор Васин) придвинул стул от стены, уселся напротив и внимательно посмотрел в глаза бывшему секретарю начальника военизированной пожарной части.

– Валя, с твоим соседом всё серьезно. И, может быть, через некоторое время у других ментов, или не ментов к тебе возникнут вопросы.

– Не менты – это бандиты?

– Может быть, – опер взглянул в сторону окна. – Валентина, слушай внимательно и мотай на ус: кто бы ни спрашивал, ты должна говорить только правду. Как было на самом деле – задержание Кантемирова, обыск в комнате и на кухне… А вечером снова появился майор милиции с вопросами. Спокойно можешь назвать мою фамилию – майор Васин. И с мужем поговори обязательно – пусть всё подтвердит.

 – Ладно, Валентин. Пока муж охраняет гараж, мы здесь поживём. Что будет потом, я не знаю. И вообще-то, я немка по национальности.

– А я-то всё голову ломаю – откуда такая интересная дама появилась в этом богом забытом Медвежьем Стане? – майор милиции с доброй улыбкой внимательно рассматривал знойную фрау.

– Да, товарищ майор, и все мои родственники в Казахстане сейчас оформляют документы на выезд в Фатерлянд. На постоянное место жительства. А я даже не знаю, что нам с мужем делать.

– Валентина, и ты ещё думаешь? – искренне удивился российский майор. – Да вы здесь с мужем остались на птичьих правах. И ты ещё такая молодая и такая интересная. Дети есть?

– Пока нет, – засмущалась «такая молодая и такая интересная».

– Езжай, Валя! Очень советую. Заделаете там в своём Фатерлянде пару немчиков и заживете по-людски.

– Муж дочку первую хочет.

– Тоже неплохо – первую красавицу-немочку, а потом двух немчиков, – от души засмеялся  сотрудник внутренних дел. Вслед развеселилась и молодая женщина немецкой национальности.      

Майор Жилин как в воду глядел. Через пару недель  бывшей сотруднице ВПЧ-23 зададут несколько вопросов двое не самых законопослушных жителей культурной столицы. Через месяц Валентина с мужем вернутся в республику Казахстан, чтобы через три месяца очутиться в  германском городе Потсдам, где у новой ячейки немецкого общества в течение пяти лет появятся один за другим девочка и два мальчика. Валентина сможет отучиться на медицинскую сестру, а муж Сергей устроится водителем в пожарную охрану. И всё у них будет хорошо... 

Чтобы оставить в стране двух молодых, здоровых, добросовестных налогоплательщиков от российской власти требовалось всего лишь ничего – обеспечить их работой и жильём. Если поверим статистике, то с начала 90-х годов и по 2011-й года из бывших республик СССР эмигрировало в ФРГ больше половины от общего количества этнических немцев – порядка полутора миллионов человек. Уезжали «русские немцы» преимущественно из России, Казахстана и Киргизии. Очень много переселенцев покинули шахтерские поселки Южного Урала.

Большая часть «русских немцев», перебравшихся в ФРГ, имеют двойное гражданство – российское и германское, поскольку считаются репатриантами. Диаспора «русских немцев» на сегодняшний день есть в любом крупном городе Германии, где хорошо развиты объекты русской инфраструктуры: магазины, предприятия сферы бытовых услуг и т.п…   (продолжение пока следует)

 

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division