NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Арестант Кантемиров ещё на обратном пути из «вип-камеры» вора в законе, сам того не ведая, на подсознательном уровне согласился с предложением ГамлЕта. Вечный вопрос: «Быть или не быть» решился в пользу «быть»...

Иногда молодой человек совершал такие поступки, которых сам от себя не ожидал. Взять ту же историю с курсантом милиции. Мог же просто послать его куда подальше, так нет же – надо было обязательно подсечь паренька и показать себя перед всеми. Вот, мол,  какой я крутой.

И в тот раз у Тимура  снова возник вопрос: «Неужели это я?» Как будто внутри него существовал ещё один человек. Да и в армии тоже: один прапорщик Кантемиров службу тащил, стрельбы обеспечивал, а второй всё раздумывал – чего бы купить ещё подешевле и продать подороже. И что в итоге? Постоянно находил на свою задницу большие приключения… Но, как ни крути прапорщицкую фуражку, вывез из Германии забитый вещами контейнер. И деньжат подкопил, однако… Вот и красавица Лена обратила внимание на бравого прапорщика-дембеля, да к тому же студента юридического факультета ЛГУ. И в результате сын растёт…

Какая-то неведомая сила постоянно тянула бывшего прапорщика группы Советских войск в Германии в столицу земли Саксония – город Дрезден и на свой полигон Помсен. О том, что ему предложили заниматься оптовыми поставками героина, лейтенант милиции старался не думать. Просто в тюрьме очень захотелось очутиться на свободе и побыть заграницей, и не где-нибудь, а именно в такой привычно дождливой и туманной Саксонии.

Сейчас засекреченного сотрудника милиции волновал только один вопрос – докладывать руководителям операции о встрече и интересном предложении авторитетного вора из наркомафии, или пока придержать информацию? Ещё в армии прапорщик усвоил одну простую истину – на службе инициатива не всегда приносит ожидаемый результат. Каждый командир считает себя умней подчинённого. Самовольная активность часто оказывается наказуемой. Век живи – век учись. Студент постепенно привыкал к бандитской жизни и учился доверять только себе…

Тимур решил  умолчать о разговоре с лидером организованной группировки и его  предложении работы, от которой Кантемиров, по сути, так и не смог отказаться. Да и не хотел… Зачем загружать руководство лишними деталями спецоперации? Если «партия и правительство» приказали разрабатывать бокситогорскую банду, значит, будем выполнять приказ честно и добросовестно. И целый месяц у него в запасе будет. И предложенные деньги от Мары с Вершком явно не станут лишними. Интересно, сколько месяцев надо тянуть милицейскую лямку, чтобы заработать как минимум три тысячи долларов при его сегодняшней зарплате в пару сотен баксов? Это хороший вопрос…

С этого дня время в тюрьме потянулось ещё медленней. Студент проспал с обеда и до ужина, попил чая с Молдаванином, угостил Спикера бразильским кофе и после отбоя вышел за двери камеры с Севой. Смотрящий сам и предложил:

– Выйдем, поговорим.

Вот так запросто – выйдем и поговорим…

Конвой открыл дверь камеры ровно в 24.00. Отошли по широкому коридору к кругу креста, встали в сторонке от будки цириков. Белые ночи через огромные окна купола продолжали освещать один из двух основных залов исторической тюрьмы. Ночью естественного света не хватало, по кругу на каждом этаже горели жёлтые лампы. Гулкая тишина, как в пустом храме. Красиво и прохладно…

Немного постояли молча, вдыхая свежий воздух. Смотрящий взглянул в лицо сокамерника:

– Что скажешь?

– Я готов, – Тимур не отвёл взгляд. – И я уже сказал, что у меня остались свои дела. Мне нужно время – месяц, полтора.

– Нормально. Как раз наш общий знакомый освободится. Что адвокат сказал?

– Следак деньги возьмёт. Выйду через неделю, максиму – две.

– Делюгу прекратят?

– Останется одна статья по хранению холодного оружия. Уйду на поруки трудовому коллективу, – усмехнулся Кантемиров.

– Подчистую соскочить никак?

– Адвокат сказал – перебор. Мусорам надо что-то оставить для статистики.

– И то верно. – Сева задумался и сказал: – Где тормознёшь после выхода?

– В Бокситогорске.

– Почему Бокситогорск?

– У меня там кореш живёт. Мы с ним в войсках такие дела крутили... Золотишко, серебро, наши фотоаппараты и телевизоры. Шилялис, – уточнил бывший начальник войскового стрельбища Помсен, хорошо понимая, что эту информацию обязательного донесут до ГамлЕта, и добавил.  – Кореша потом из-за немки в Союз выслали. В любовь доигрался... Вот у него и схоронюсь.

– Лады. – Смотрящий легонько хлопнул Тимура по плечу. – Иди в хату, я пока погуляю.

Тимур и сам не знал, зачем он приплёл в свою легенду воображаемую фигуру бывшего начальника вещевого склада полка,  прапорщика Тоцкого? Хотя не назвал ни имени, ни фамилии...

Сотрудник питерского уголовного розыска оказался не только задержан уральскими товарищами по цеху, но и, учитывая статьи обвинения, обоснованно арестован по действующему Указу президента о борьбе с бандитизмом. В настоящее время добровольному арестанту приходилось постоянно работать среди профессиональных преступников над своим внешним образом и стилем поведения. Необходимые навыки, правильные слова, движения и выражения пришлось изучать в реальных условиях главного следственного изолятора города.

 Из-за внезапного прибытия в город уральских сотрудников  план внедрения лейтенанта Кантемирова пошёл  совсем по другому руслу. Да и весь ход операции пришлось менять  в процессе возникших событий. Тимуру, в зависимости от ситуации в следственном изоляторе, пришлось действовать одному, без помощников в виде «подсадных уток». Нет худа без добра. Если хочешь выжить – век живи и век учись.

 И, учитывая обстоятельства задержания в изолятор временного содержания, последующего ареста и заключения в «Кресты», легенда получилась правдободобней некуда...

Следующей ночью Сева вновь предложил выйти вдвоём. Разговорились на том же месте. В основном говорил смотрящий, Студент только слушал. Подчеркивая важность момента, Савелий обратился по имени:

– Тимур, хотя ты и не похож на фрайера, который вначале говорит «да», а потом «нет», спрошу ещё раз – ты сам понимаешь, какое серьёзное дело тебе предложили?

– По этому делу пятнашка корячится. Куда уж серьёзней, – Кантемиров спокойно посмотрел в лицо  опытному преступнику.

– Правильно всё понимаешь, – сделал вывод Сева и продолжил: – На первое время деньги у тебя будут от уральских земляков. Возможно, больше чем трёшка, пока не знаю. Как выйдешь, деньги получишь в кафе «Роза ветров» на углу Московского проспекта и улицы Гастелло.

– Наслышан об этом заведении.

– Перед выходом дам тебе номер телефона. Позвонишь и подойдёшь. И ещё… – Сева приблизил лицо. – С тобой обязательно должна быть связь в области. По этому же номеру отзвонишься из Бокситогорска и оставишь свой номер и адрес.

– Понял. У меня вопрос.

– Слушаю.

– Из этих денег мне что-то оставить на общее?

– Студент, это правильный вопрос. Из тебя  всё же толк будет, – сообщил с улыбкой смотрящий и ответил: – Оставлять ничего не нужно. Можешь, считать, что это твои подъёмные. Аванс, так сказать.

– Я тогда комнату куплю и сделаю постоянную прописку. У меня ещё советский паспорт, надо менять. Да и заодно заграничный паспорт оформлю.

– Я же говорю, что из тебя  будет толк. А теперь по Бокситогорску. Там всеми делами заправляет некий Лапа. Мы его не знаем, но он о нас знает хорошо. Возникнут проблемы, можешь озвучить имя ГамлЕт.

– Понял.

– Тогда отправляйся назад в хату, а меня дела ждут.

– Сева, я минут десять ещё здесь постою. Подышу, да и обмозгую всё спокойно. В хате сейчас суета – «дорога» пошла.

– Постой с полчаса. Я предупрежу вертухая.

Смотрящий развернулся и подошёл к будке конвоя. Тимур упёрся руками в перила по кругу креста и поднял голову. Мягкий полумрак белых ночей проникал сквозь частые окна куполообразного сводчатого потолка и рассеивался на верхнем этаже. Узник опустил голову. Нижние этажи освещались только жёлтым светом ламп по кругу. Над нижним этажом металлическая сетка. Время как будто застыло между естественным сумраком и искусственным светом где-то посредине высоты кирпичных стен исторической тюрьмы. А за стенами длинные вечерние сумерки плавно переходили в утренние. Белая ночь плыла над Невой мимо «Крестов». Что даст арестантам завтрашний день?

Кантемиров осознавал, что его элементарно втягивают деньгами в крупный наркобизнес, куда вход рубль, а выхода нет, и не предвидится. Лейтенант милиции решил использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу и постараться максимально обеспечить семью. О своём долге и об обязательствах перед милицейскими начальниками, руководителями секретной операции, Тимур не думал. Сейчас он размышлял на досуге, как уйти от этой пресловутой ответственности. Кантемиров никогда не был особо  законопослушным гражданином и часто выходил за рамки безопасного поведения. Душа Тимура просила риска…

Молодому мужчине постоянно нужны сильные эмоции и прилив адреналина. И для скорейшего достижения своей цели он был готов без всяких сомнений нарушить закон. Один человек внутри него спрашивал у другого: «Куда ты суёшься, дурак?». Второй многозначительно молчал, просчитывал ходы к поставленной цели и старался поднять самооценку первого.

У Тимура всегда получались игры с другими людьми, и чем эти «другие» были опасней, тем больше молодой человек чувствовал свою значимость. Взять тех же особистов полка или директора Дома Дружбы СССР-ГДР? В итоге прапорщик переиграл и тех, и других. Кантемиров, не смотря на то, что стал лейтенантом милиции и, по сути, солидным семейным человеком, так и остался авантюристом по жизни. Но, надо думать о семье. Первым делом – безопасность жены и сына. И если ему предстоит работа за границей, семью лучше не оставлять в России. Будем думать…

Следующий день принёс непростой разговор с адвокатом. Сергей появился на день раньше. Странно…

В этот раз вызвали после прогулки, на которой Студент успел позаниматься со Спикером и закрепить элементы одновременной защиты и нападения. Если в поединке ты постараешься нанести сопернику максимум урона, но при этом и сам начнёшь пропускать удары, тогда для чего вообще  нужен бокс? Защита – прежде всего! Алексей старался добросовестно и для новичка достиг хороших результатов. И потом Тимур готовил ученика не для ринга, а для улицы.

Адвокат Соломонов ждал подзащитного в нормальном кабинете, без металлической решётки в углу. Сели друг напротив  друга. Тимур сразу обратил внимание на сосредоточенное лицо своего защитника.

– Здорово, Сергей. Прямо порадовал сегодня. Я тебя только завтра ждал.

– Здорово, здорово, гражданин заключённый. Коль не шутишь...

– Какие шутки, господин адвокат? Я же в тюрьме. Здесь без шуток. Тут всё по-взрослому.

– Ну, если без шуток и по делу – у нас всё складывается хорошо. Следователь Копф ещё раз сегодня обнадёжил по телефону. Всё идёт по плану.

– Тогда это есть гут, товарищ защитник, – улыбнулся арестант.

– Но, товарищ, по ходу дела у меня возник к тебе серьёзный вопрос.

– Слушаю.

– Тимур, ты мне друг?

– Не понял?

– Спрошу по-другому, – вздохнул адвокат. – Ты мне во всём доверяешь?

– Странный вопрос.

– Отвечай, Тимур, – Соломонов повысил голос и положил правую ладонь на стол. Бывший  оперуполномоченный смотрел жёстко на товарища по университету. Адвокатская практика несколько ослабила оперативную хватку уволенного год назад сотрудника уголовного розыска, и господин Соломонов в своём суровом пожелании не учёл момент тяжести уголовных статей, нюансы ареста и набранный тюремный опыт своего бывшего однокурсника.

– Адвокат, базар фильтруй. – Арестант Кантемиров наклонился к защитнику и положил левый кулак на стол. – Рамсы попутал, Серёга?

Бывших оперов не бывает, и Соломонов сменил смысл и тональность вопроса, который уже прозвучал без наезда:

– Тимур, ты знаком со следователем Панаяном?

Перед глазами сидельца тут же мелькнула вчерашняя милицейская фуражка с высокой тульей на голове сотрудника в форме, и мозг  действующего опера вытащил из глубин подсознания лицо следователя армянской национальности, которого Тимур видел только один раз в кабинете советника юстиции Князева. Надо было вчера арестанту оглянуться…

 Кантемиров тяжело вздохнул и выдохнул.

– Вот сука…

– Кто сука? – спокойно спросил адвокат.

– Жизнь – сука, Сергей. Не ты и не Лерник.

– Мудрое замечание. Сам всё расскажешь?

– Вначале ты про Панаяна объяснишь.

– Я первый спросил, – усмехнулся Соломонов.

– Сергей, я сейчас в камеру пойду. К жуликам. А ты спокойно из тюрьмы домой поедешь к маме.

– Прямо, железная логика. – Адвокат наклонился ближе к подзащитному. – Мы вместе начинали работу в Василеостровском районе. Потом Лерник  в вышку поступил на дневное, а у меня уже техникум был и меня в опера взяли. Панаян вышку закончил, звание получил и попал по распределению в следствие Центрального района. Вот только уходит он из милиции. Решил тоже в адвокатуру податься. Сам мне вчера сказал.

– Чего так?

– Лерника в очередной раз с комнатой кинули. Обещали муниципальную комнату дать, чтобы он её потом смог приватизировать, но опять общагу предложили. Койко-место. Без права на приватизацию.

– Да уж, дела… Многих испортил квартирный вопрос.

– Тимур, сейчас я бы хотел про тебя послушать.

– Сергей, ещё один вопрос по Лернику – как он по жизни? Нормальный?

– Отвечает за свои слова и за свои действия.  – Адвокат внимательно взглянул на подзащитного и добавил: – В отличие от некоторых друзей. Панаяна лет семь знаю.

– Не заводись. Не мог я тебе всего сказать.

– Чего всего?

– Подожди, адвокат. Дай подумать…

Тимур откинулся спиной к деревянной стене следственного кабинета. Так и сидел, молча  разглядывая своего защитника. Адвокат спокойно ждал.

Одному с делом не справиться, каким бы он умником ни был. Нужны помощники. И выбирать особо не из кого. На кон слишком много поставлено, может быть, даже его жизнь. Сергей – нормальный парень, можно положиться. Вот только что там произошло при увольнении из органов? Лерник, похоже, тоже не дурак, раз решил больше не ждать помощи от государства и не тянуть следовательскую лямку до пенсии. И Сергей готов за него поручиться. Тут надо хорошенько подумать...

Тимур кивком подтвердил свои мысли и сказал:

– Серёга, поговори с Лерником. Пусть обо мне никому не говорит и ни у кого не спрашивает. Как только выйду, через день встретимся втроём и обо всём поговорим. Даю слово. Я накрываю поляну, заодно и отметим мою свободу. Договорились?

– Тебе видней, узник совести, – в ответ усмехнулся адвокат и придвинул ближе портфель. Дежурные три пачки «Мальборо», плитка шоколада и книга Николая Носова «Незнайка на Луне». Тимур рассовал контрабанду по карманам и взял в руки книгу.

– Адвокат, ты что, детскую библиотеку ограбил?

– Это мои книги. А куда мне их девать? Не выбрасывать же? Вот и пронёс в тюрьму хорошему человеку.

– Прямо от души, гражданин защитник.

– Тимур, зайду в понедельник. Сиди и читай умную книжку.

– Сергей, в следующий раз захвати ещё карту Питера и Ленинградской области.

– Из «Крестов» бежать собрался?

– Мы всей хатой решили стены разобрать. Как граф Монте-Кристо в замке Иф, – серьёзно ответил Тимур, поднимаясь со скамейки.

– Тогда удачи вам, каторжане… И счастья в личной жизни.

Адвокат и подзащитный рассмеялись, пожали руки и расстались вполне довольные друг другом…

Альпинисты, сапёры и сидельцы никогда не говорят «последний», а только произносят «крайний». Крайние дни до выхода из тюрьмы тянулись медленно. На каждой часовой прогулке Тимур гонял себя и своего ученика до полного измождения. О том, что он скоро выйдет, знали только Сева и Спикер. Ну и, конечно, обо всём знал вор в законе с литературным погонялом ГамлЕт. Больше никаких инструкций от высшего звена наркомафии не поступало.

Арестант Кантемиров убивал время  сном, оформлением жалоб и ходатайств за грев в хату и на досуге освежал детскую память книжкой про Незнайку. Читали с Молдаванином по очереди, и когда вор-домушник в очередной раз громко рассмеялся за чтением, смотрящий заинтересовался произведением Николая Носова.

– Молдаванин, ты вроде человек серьёзный и взрослый, а ржёшь над детской книгой на всю тюрьму.

– Сева, здесь про нас написано – про бродяг и мусоров.

– Не понял.

С самой верхней шконки свесил голову Студент и объяснил главному зеку:

– Там на Луне Незнайку с корешами мусора приняли. Полицейские с электрическими дубинками. Потом арест, и через суд всех хотели отправить на Дурацкий остров. Зона такая с особым режимом.

– Почему режим особый? – серьёзно заинтересовался смотрящий.

– Там всех нарушителей закона в овец превращают.

– Ни хрена себе! – возмутился Сева и приказал: – Так, Молдаванин, займись чаем, а ты, Студент, прыгай с «пальмы» и обоснуй нам нормально про бродягу Незнайку и его корешей.

Тимур улыбнулся в потолок. Рассказывать былины сидельцам в хате всегда интересней и полезней, чем валяться на шконке. И время проходит быстрей, и мозги немного очищаются от тревожных мыслей. И жить в тюрьме становится немного веселей…

Вскоре по камере поплыл густой аромат свежезаваренного чая вперемешку с запахом шоколада, аккуратно поделенного на маленькие дольки.

Былинник начал с объяснения сокамерникам про коротышек, и как они очутились в лунном городе, где миром правят деньги и власть богатых. Затем остановился подробней на моменте ареста Незнайки и заключении его с друзьями в каталажку со странной системой определения заключенных по росту, размеру головы, носа и цвету глаз.

Сидельцы слушали молча и вдумчиво. Сами не раз переживали точно такие же моменты из жизни коротышек. Периодически тюремная камера взрывалась хохотом, который ударялся об толстые кирпичные стены и вырывался наружу сквозь открытое окно и толстую металлическую решётку. Громкий смех долетал до противоположных стен креста исторической тюрьмы и эхом возвращался обратно. Арестанты соседних камер понимающе улыбались – хорошо, когда в хате есть свой былинник. Один только Савелий Симонов под конец рассказа задумался о печальном… Скучно станет без Студента в хате. А что делать? Как говорится: «Часик в радость, чифир в сладость…» 

После очередных занятий по ножевому бою Спикер предложил Студенту вшить изнутри в куртку кожаные ножны. Лёха таким образом постоянно носил свою пику на воле. Не рвать же карман? В тюремной камере сказанное всегда означает сделанное. И опять же, занятость – и время идёт быстрей. Через Севу за пачку сигарет достали толстый кусок кожи. Иголки, нитки и напёрсток в хате имелись свои. Алексей сам взялся за работу: по размерам своего макета ножа сшил между собой отрезки кожи и плотно закрепил ножны с внутренней стороны куртки. Получилось аккуратно и надёжно. Как дополнительный внутренний карман. Даже красиво изнутри и незаметно снаружи. Для каких целей в дальнейшем постоянно носить нож с собой, Тимур пока не думал... В разведке, как на войне!

После обеда в понедельник арестанта Кантемирова вызвали к адвокату. Тимур за годы учёбы успел изучить Сергея и по его довольному виду сразу понял, что всё идёт по плану. Адвокат привычно сидел в следственном кабинете тюрьмы, сиял как медный пятак, вскочил и протянул ладонь:

– Здорово, каторжанин.

– Не томи, защитник.

– Докладываю, как есть, – ответил Соломонов, присаживаясь на место и кивком приглашая своего подзащитного сесть рядом. Наклонился и заговорил почти шёпотом: – Остались формальности. Я сегодня с утра сгонял во Всеволожск и закинул ходатайство с приложенными справками. Следователь сегодня утрясёт вопрос с руководством. Держать тебя здесь больше нет никаких оснований.

– И когда на выход?

– Смотри, Тимур. Я завтра снова махну в следственный отдел, подпишу все необходимые документы. Наш следователь оформит постановления по прекращению уголовного дела и о твоём освобождении. И мы с Андреем Генриховичем договорились, что все документы оформим на день позднее, так как завтра следак просто не успеет физически подписать все бумаги у начальства, доехать с готовыми документами из области до «Крестов», зайти в тюрьму и попасть в канцелярию изолятора до окончания рабочего дня. Если даже успеет, тебя всё равно оставят здесь на ночь. Всё понял, узник?

– Пока понятно. А дальше?

– Твой предмет, похожий на холодное оружие, и записную книжку я заберу завтра. А с самого утра среды следователь Копф зайдёт в «Кресты», оформит освобождение в тюремной канцелярии и вручит твой паспорт. – Защитник улыбнулся. – И как говорится: «С чистой совестью и на свободу!». Теперь всё понял?

– Да, Сергей. Спасибо.

– С тебя поляна. Таковы традиции, – усмехнулся Соломонов.

– Натюрлих, – Тимур улыбнулся в ответ и прикинул: – Встречаемся в пятницу вечером. Кстати, с Лерником поговорил?

– Да, всё в порядке. Ждём твоих объяснений.

– В пятницу и поговорим. Место и время сообщу после откидки, – задумчиво сказал пока ещё арестант Кантемиров и спросил: – Подожди, Сергей. А в среду тебя, что, не будет?

– У меня слушания до обеда, здесь рядом, в Калининском суде. Никак не смогу. Если хочешь сам зайди. Два шага от «Крестов»

– Мне только осталось после тюрьмы по федеральным судам шастать, – вздохнул Тимур. – Так получается, что мы с тобой, дорогой мой адвокат, сегодня видимся крайний раз в следственном изоляторе?

– Получается так, непростой мой подзащитный.

– Серёга, а когда прапорщики пехоты были простыми? – рассмеялся Кантемиров. Только сейчас у арестанта появилось предчувствие свободы, подкреплённое словами адвоката. Соломонов всегда отвечал за свои слова...

– Так точно, товарищ прапорщик, – усмехнулся приятель.

– Тогда оставляй свою контрабанду, и расходимся до четверга, как в море корабли.

В этот раз к дежурным сигаретам и шоколадке адвокат Соломонов прибавил новую карту Санкт-Петербурга и Ленинградской области на одном листе бумаги и книгу Джека Лондона «Белый клык» из своей библиотеки.  Актуальная тема про силу воли и законы выживания... Сокамерники останутся довольны. Хотя, и коротышка Незнайка оказался серьёзным бродягой. За карту пришлось отдать цирику дополнительную пачку сигарет. Нестандартный пронос…

Молдаванин ждал прихода адвоката Соломонова не меньше Студента и принял книгу с нескрываемым интересом. Личная библиотека вора-домушника постепенно пополнялась, активный читатель начал обмениваться книгами с другими камерами блока.  Что необходимо арестанту в день? Сто пятьдесят граммов сала или масла, несколько кусков сахара, лук и чеснок, лимон, черный чай,  интересная книга – вот минимальный жизненный набор для каждого попавшего в неволю. Всё остальное опционально.

Тимур оставил последнюю пачку «Мальборо» для Севы, залез на свою «пальму», распечатал шоколадку, треть протянул Спикеру напротив, уселся удобней и раскрыл карту Санкт-Петербурга.

Заключённый Кантемиров начал просчитывать шаги после дня освобождения. Надо решать вопрос с жильём. Оставаться в общаге посёлка Медвежий Стан больше не хотелось, да и надоело уже постоянно мотаться с окраины города в центр. К тому же в пожарной части ещё месяц назад обещали отключить электричество. По большому счёту можно было спокойно пожить у Блинкауса, но это тоже пройденный этап. Тимур хотел найти жильё, о котором никто не будет знать. Даже милицейские кураторы... И тем более – подручные Гамлета Самвеловича.

Может быть, потом  он сообщит этот адрес кому-то из своих ближайших помощников… Но, не сейчас. Для чего ему понадобится секретное жильё –Тимур и сам себе не мог ответить. Просто интуитивно чувствовал, что своя тайная база обязательно понадобится. А оставшиеся вещи из общежития он перевезёт в новую купленную комнату. Раз ГамлЕт сказал про деньги для него, значит, сумма обязательно будет. Надо завтра перед выходом ещё раз переговорить с Севой...

Студент принялся изучать центр культурной столицы. Адмиралтейский и Центральный районы отметаем сразу, так как там есть шанс нарваться на знакомых по работе в уголовном розыске. Опять же, все объекты по мошенническим продажам квартир расположены именно в этих районах. Питер – город маленький… Василеостровский тоже не подойдёт, уже там жил, в баню ходил и водку пил. Да и Серёга там работал опером и сейчас трудится на адвокатском поприще у себя в районе. Остаётся Петроградский район. Ну, что же, весьма неплохо. Правда, один из самых дорогих районов города, но и деньги у вышедшего на свободу с чистой совестью появились немалые. Интересно, почём здесь аренда и сколько стоят комнаты в районе?

Тимур развернул карту обратной стороной и принялся искать город Бокситогорск Ленинградской области. Да уж, самая окраина… Совсем рядом внизу Новгородская область, чуть дальше на восток – Вологодская. И доехать можно автобусом или электричкой с Московского вокзала и только через Тихвин, больше двухсот километров. Далековато, однако… А что делать? Родина сказала: «Надо!», комсомол ответил: «Есть».

На следующий день Студент предупредил смотрящего о разговоре. Вышли вдвоём после отбоя. Тюрьма оживала, дежурный конвой суетился, бегая  по коридорам и лестницам темницы и устанавливая «дорогу».  В каждой людской, то есть порядочной камере, кровь из носа, должно быть межкамерное общение, на арестантском языке – «дорога». Наладить «дорогу» – это целое искусство, в котором огромную роль играет сама охрана тюрьмы. В местах лишения свободы  информация – очень важный ресурс, и им обязательно необходимо делиться. В том числе, за долю малую. И традиционно тюрьма не живет без чая и сигарет. «Чай-курить» – это твёрдая валюта, если у тебя есть «чай-курить», у тебя появляются друзья и уважение сокамерников.

Сева показал место за будкой цириков. Тимур встал, поднял голову и внимательно осмотрел купол центра креста, запоминая картину льющегося вниз сквозь тюремную решётку сумрачного света белых ночей. Уже завтра он окажется за стенами «Крестов», и возвращаться сюда больше не хотелось. Смотрящий понимал состояние сидельца, помолчал пару минут и начал инструктаж:

– В субботу вечером зайдёшь в кафе по тому адресу и у администратора, его зовут Федя-Банщик, получишь деньги. В итоге с уральцами договорились на пять тысяч баксов.

– Ни хрена себе! – перебил старшего Тимур.

– Нас уважают, – довольно подтвердил Сева и добавил. – ГамлЕт одобрил покупку жилья. Сказал – у законопослушного гражданина должен  быть свой угол и постоянная регистрация в городе. Тем более, тебе ещё надо свой паспорт менять и оформлять заграничный. Этот же администратор подскажет человека, который поможет с оформлением документов.

– Это хорошо. Я даже не представлял, куда идти со своей просроченной пропиской.

– Студент, слушай дальше. У тамбовских своя контора по недвижимости, тебе дадут специалиста, купишь с ним комнату. С другими могут запросто кинуть на бабки. В день выхода дам тебе домашний телефон одного цирика. Если что-то срочно, связь через него. Всё понял?

– Понял.

– Тогда возвращайся,  у меня дела.

– Сева, скажи Гамлету Самвеловичу, что я благодарен за всё.

– Скажу, Тимур. Но, у тебя всё впереди. Работы много, – усмехнулся смотрящий по первому блоку следственного изолятора «Кресты».

В эту же ночь Спикер передал листок бумаги с данными брата. Тимур рассказал о том, что планируется  встреча со своим адвокатом в пятницу вечером, значит, за выходные Соломонов встретится с братом, заключит с ним соглашение и в начале следующей недели появится на свидании с новым подзащитным…

Выход  из следственного изолятора Учреждения ИЗ 45/1 оказался гораздо быстрее, чем вход. Пока Студент последний раз давал уроки бокса Спикеру, следователь Копф заканчивал оформлять документы на освобождение арестанта Кантемирова. Тимура выдернули в следственный блок на обратном пути с прогулки. Даже не успел отдышаться.

Довольный следователь, без особого риска пополнивший благосостояние примерно на три своих зарплаты разом, разложил на столе все постановления и улыбнулся вошедшему клиенту. Благодаря которому и пополнил свой кошелёк. Отчего же не улыбнуться лишний раз?

– Здравствуйте, свободный гражданин.

– И вам не хворать, гражданин начальник, – ответил Тимур, присаживаясь напротив.

– Можете называть меня Андрей Генрихович. Вот ваш паспорт, подписывайте постановления.

Тимур даже читать не стал, быстро подмахнул документы и вопросительно посмотрел на работника прокуратуры.

– Дальше что делаем?

– Сейчас прогуляетесь обратно до своей камеры за вещами, затем в канцелярии быстро оформят пропуск и на выход. Я там девчатам коробку конфет оставил. Всё!

В будке следственного блока Андрей Генрихович предъявил конвою своё постановление с подписями прокурора и заместителя начальника Учреждения ИЗ 45/1 по режиму, каждая заверенными своими печатями, и объяснил, что гражданин Кантемиров уже совершенно свободный человек. Осталось сходить за вещами на западный крест и вернуться в канцелярию.

Цирики враз загрустили… Никому не хотелось терять обеспеченного и спокойного  клиента из приличной хаты. А что делать?

Сумка (она же – баул) была готова со вчерашнего дня. Студент чтил тюремные традиции и всё же нарушил одну верную примету – при выходе из тюрьмы нужно обязательно забрать с собой все вещи, с которыми зашёл в камеру, даже ненужные и испорченные. Это делается для того, чтобы не вернуться назад в место лишения свободы. Якобы, такое действие «разрывает» связь вчерашнего зека со следственным изолятором. По просьбе смотрящего Тимур оставил в хате две свои юридические книги: УК и УПК. Приметы – приметами, а два уголовных кодекса постоянно приносили в хату «чай-курить».

Свободный гражданин Российской Федерации после кабинета тюремной канцелярии прошёл четыре автоматических двери, на выходе оставил пропуск и сам распахнул последнюю тяжёлую дверь следственного изолятора. На свободу с чистой совестью!

В этом году конец июня выдался прохладным. Северо-Запад, как ни крути глобус… Когда на Арсенальной набережной становилось прохладно, в камере «Крестов» всегда было легче дышать. Тимур в кожаной куртке, спортивном костюме и с красной сумкой в правой руке встал посредине тротуара, поднял голову на серое небо, затянутое облаками, затем осмотрел набережную Невы, широко вздохнул и выдохнул. Двадцать один день, ровно три недели в изоляции…

Кантемиров закинул сумку на плечо, сделал несколько шагов в сторону Финляндского вокзала, остановился и запахнул куртку. Странные ощущения... Ежедневно в течение часа ему разрешалось ходить и даже бегать по крошечному квадрату закрытого тюремного двора, и только под наблюдением охраны. Сейчас его никто не окликнул и не толкнул в спину с командой: «Вперёд».

Свобода передвижения… Бывший зек решил нарушить верную примету, оглянулся на огромную входную дверь следственного изолятора и тихо произнёс: «Прощай, тюрьма».

Затем посмотрел вперёд, в сторону Литейного моста и зашагал быстрей…

 

P.S. И на этой части «Кресты» заканчивается первая планируемая книга, которая выйдет, скорее всего, только в сентябре. Сейчас идёт работа над текстом третьей части и изготавливается макет книги вместе с обложкой. С ростом доллара сильно подскочили услуги типографии. Я даже не могу понять, почему наши российские типографии закупают бумагу в Китае и цены зависят от американского бакса? В той типографии под Питером, где сын всегда печатает свои книги, предупредили честно – сейчас самые высокие цены на услуги и посоветовали подождать. Посмотрим…

Самым нетерпеливым читателям советую почитать остальные части здесь: https://boosty.to/gsvg

Засекреченный лейтенант милиции Кантемиров вышел с не совсем чистой совестью на свободу, совсем скоро вольётся в бокситогорскую банду и, научившись навыкам ножевого боя, имея финский нож при себе, обязательно применит холодное оружие. Классика жанра!

Затем удачно встретится с беглецом Шильдом и вернётся в Санкт-Петербург с единственной целью – разгромить бокситогорскую банду, используя милицейский ресурс. А затем подхватит упавшее бандитское знамя и встанет у руля нового охранного предприятия, так называемой «ментовской крыши». Вот такие дела…

И всё будет очень даже непросто! На днях начал выкладывать следующие части под названием: «Питер».  Подписываемся и читаем, нажимая "Загрузить ещё" до упора вниз:

  1. ИВС – 8 частей.
  2. Жизнь за Жильё – 10 частей (про потерпевшего гр-на Шильда)
  3. Помощник нотариуса – 6 частей (в книге - оппонент Кантемирова)
  4. Кресты – 9 частей
  5. Прапорщик Кантемиров – 8 частей (первая полностью доработанная книга в электронном виде). Закинул в творческую паузу.
  6. Внедрение – 8 частей.
  7. Банда – 8 частей. (Студент)
  8. Прапорщик Кантемиров (2) – 8 частей (полностью доработанная вторая книга в электронном виде). Тоже закинул в творческую паузу...
  9. Банда – до 29 частей!
  10. Питер – пока 2 части…

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division