NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

В первый час свободной жизни гражданин Кантемиров решил зайти на работу  к земляку и подельнику Олегу Блинкову. Благо рядом, сразу за Финляндским вокзалом. Да и дождик начал накрапывать…

Время уже за полдень, наверняка рынок открыт, и Олег сидит в своём контейнере со спиртным. Торговец оказался на месте в окружении коробок с водкой и искренне обрадовался появлению земляка. На посёлке они жили на одной лестничной площадке  новой пятиэтажки с момента новоселья. Когда Тимур пошёл в пятый класс и оказался в секции бокса, школьник Блинков вместе с  младшим Кантемировым начали учиться в одном втором классе. С тех пор старший сосед всегда защищал обоих – и в школе, и на улице. И сейчас, по большому счёту, он опять прикрыл Олежку и отвёл его в сторону от уголовных преследований и возможного ареста.

Земляки обнялись. Блинкаус отстранился:

– Странный запах.

– Олег, так тюрьма пахнет... Сильно заметно?

– Сразу почувствовал. Спасибо тебе, Тимур, за всё.

– По деньгам позже рассчитаемся, – Кантемиров внимательно, взглядом смотрящего Севы, посмотрел на земляка.

– Тимур, какие деньги? О чём ты говоришь, – торговец спиртным сделал шаг назад и махнул рукой, приглашая в глубь огромного морского контейнера.

Арестант Кантемиров не даром провёл три недели в обществе профессиональных преступников, он научился смотреть на людей так, как бурил взглядом Савелий Симонов. Он же – Сева. Совсем не милицейскими глазами...

В закутке контейнера примостился небольшой столик, над которым возвышалась настольная лампа, и лежали стопки накладных с калькулятором. Блинков открыл одну из коробок, стоящих рядом, вытащил небольшую чёрную кожаную сумку, положил на столик и с резким звуком раскрыл молнию перед земляком. Тимур с интересом заглянул внутрь, сумочка оказалась набита пачками денег в разных купюрах и перетянутых резинкой. Только что освободившийся заключённый поднял голову:

– Банк грабанул?

– Ты что? Это мой оборот за вчерашний день. Я ещё один контейнер арендовал, продавца нанял и бухгалтера.

– Растёшь, коммерсант… – Задумчиво улыбнулся бывший сосед по лестничной площадке и решил вернуться к суровым реалиям свободной жизни. –  Олег, а кто у тебя «крыша»?

– Да за год уже третья меняется, – разволновался Блинкаус. – Достали уже. То одни, то другие…

– Откуда бандосы?

– Похоже, все с нашего района – с Калининского. Последние вообще с берданками появились и с автоматом.

– Олег, не понял? Какие берданки, какой автомат?

Неудавшийся студент Горного института  по фамилии Блинков в армии не служил и совсем не стремился отдавать долг Родине. Поэтому все его познания в стрелковом оружии ограничились уроками НВП ещё в Копейском Горном техникуме. Институт Олег бросил и плотно ушёл в коммерцию. Бизнесмен тяжело вздохнул.

– Трое молодых парней, лет по двадцать. Приходят раз в неделю, каждое воскресенье, часам к семи вечера, как раз мы бабки подбиваем и закрываемся до вторника. Оружие привозят в большой сумке – две винтовки и автомат Калашникова. Так и ходят по контейнерам и деньги собирают...

– А как представляются?

– Да, никак, – Олег пожал плечами и добавил: – Говорят – мы бригада. А тот, который с автоматом ходит, видимо у них за бригадира.

– Странно… – Тимур задумчиво осмотрел контейнер, полностью набитый коробками с алкоголем. – Ладно, Олег. Пока не до твоей «крыши». Загляну в выходные, посмотрю на них. Скажешь, что я твой новый бухгалтер.

Коммерсант Блинков испуганно посмотрел на только что освободившегося заключённого. На рынке никому не хотелось новых проблем... Кантемиров улыбнулся:

– Не бойся, Олежек. Только посмотрю и всё. Даже разговаривать не стану… А сейчас дай мне ещё денег на подъёмные, как сам понимаешь, после тюрьмы.

– Сколько, – торговец спиртным успокоился и охотно придвинул сумку ближе к себе. Поддержать земляка после выхода из мест лишения свободы – это святое…

– Сотни хватит.

– Тимур, да возьми двести тысяч.

– От души, Олег. Дай только мелкими.

– От души – чего? – спросил земляк, протягивая деньги и краями прошедший по уголовному делу.

– В «Крестах» это означает – большое человеческое спасибо, – улыбнулся бывший сиделец и одобрительно похлопал Олега по плечу.

– Тимур, когда обмоем твою свободу? С меня поляна.

– В воскресенье и обмоем, после встречи с твоей «крышей». Организуй баню на Гаванской.

– Договорились. И ещё подожди секунду.

Олег с заговорческим видом наклонился под стол, порылся в своих коробках и вытащил бутылку вермута «Мартини Бьянко». Довольный бизнесмен со стуком поставил мартини на стол. Из глубин памяти прапорщика ГСВГ тут же возникла картина барной стойки ночного заведения Дрездена с барменом по имени Эрик, где он впервые в жизни попробовал этот благородный напиток. Тимур поднял бутылку и с восхищением рассмотрел этикетку.

– Откуда такая роскошь?

– Первые поставки из Германии. Вермут настоящий, вчера только с московского склада привезли.  Мы с подругой уже попробовали.

– Спасибо, Олег. Вот прямо, от души. А тебе пора самому выходить на международный рынок. – Тимур засунул импортную бутылку в сумку и спросил: – Подруга появилась?

– Настя зовут, – улыбнулся Блинкаус. – В этом году Финек закончила (Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов), сейчас у меня бухгалтером работает. Вместе живём.

– Всё, Олег. Береги себя и свою подругу. – Тимур закинул сумку на плечо и выглянул из контейнера. Дождь прекратился, сквозь тучи начали пробиваться лучи солнца. – До воскресенья. Буду к половине восьмого.

Только что освободившийся заключённый прошёл мимо Финляндского вокзала, спокойно потолкался по пути на книжных развалах, расположившихся прямо напротив входа на вокзал, и купил книгу «Адвокат» Андрея Константинова. Фамилия писателя оказалась не на слуху; но, потенциального читателя заинтересовали название произведения и картинка на обложке в виде убегающего бандита в глубь питерских дворов. Символично… И ещё, бродя мимо стихийных прилавков, изголодавшийся по нормальным книгам Тимур обратил внимание, что именно эта книжка уходила с прилавков влёт. Как горячие пирожки. А российский народ знал, что читать. Особенно в электричках и в метрополитене. Хорошая книга всегда сокращает долгую дорогу домой… И вообще, для поколения Тимура появление вдруг из ниоткуда огромного книжного многообразия сводило с ума и опустошало карманы.

Уже на эскалаторе Кантемиров раскрыл книгу и начал перелистывать. И вдруг между страниц у засекреченного лейтенанта милиции впервые мелькнула шальная мысль, что за ним запросто могут следить и после выхода из «Крестов». А почему нет? У нас что – уже все проверки закончились после поступившего предложения от главаря наркомафии? Всё только начинается… И людей в организации Севы с ГамлЕтом вполне достаточно, чтобы отследить дальнейшие передвижения будущего работника.

Тимур присел на лавочку в вагоне и внимательно, из-за раскрытой книги, обвёл взглядом пассажиров вокруг. Днём народу под землёй передвигалось не так много, подозрительных личностей с поднятыми воротниками и в чёрных очках не наблюдалось. Бритых затылков в спортивных штанах и кожаных куртках тоже. Бандиты в метро не ездят...

 Кантемиров доехал до станции «Технологический институт», где при объявлении из динамиков вагона «Осторожно, двери закрываются!» сделал вид спешившего рассеянного пассажира, рукой придержал закрывающиеся двери и в последнюю секунду выскочил из вагона сумкой вперёд. Метод простой, но весьма действенный. Оглянулся. За ним никто не выскочил. Или не успел?

Станция метро «Технологический институт» в Санкт-Петербурге, состоящая из двух залов, каждая под соответствующим номером 1 и 2, имеет одну особенность, очень сложную, но архиважную для всех приезжих. В каждом зале две ветки метро идут только в одну сторону, то есть поезда не расходятся в противоположные направления, как на всех остальных нормальных станциях. Две ветки уходят параллельно на юг, и две двигаются только в обратную сторону – строго на север. Гости культурной столицы постоянно путаются в направлениях и обеих станциях, соединённые между собой коротким переходом.

Пассажир перешёл в другой зал и поехал в обратном северном направлении, до станции «Петроградская». Над землёй погода начала меняться, ветер стих, выглянуло солнце. Потеплело…Тимур снял куртку, аккуратно свернул, засунул в сумку и оглянулся вокруг. Стены, столбы и деревья рядом с выходом из метро оказались залеплены листками объявлений. И прошедший дождь с ветром не успели уничтожить приклеенные листки бумаги с пожеланиями петербуржцев. Жители Петроградской стороны старались что-то продать и кое-что купить. А также сдать жильё в аренду. Ближайшее пространство вокруг любой станции метрополитена являло собой источник важной информации. Но, не всегда верной и надёжной...

Кантемиров сорвал несколько свежих объявлений о сдаче квартир внаём, купил в киоске карточку для телефона-автомата и начал с извещения о сдаче жилья по улице Большая Пушкарская, на которой, он точно знал, располагались Пушкарские бани. А баня после тюрьмы – это первое дело! У Тимура получилось вторым, так как надо было вначале решить вопрос с тайным жильём.

Дуракам, новичкам и освободившимся заключённым всегда везёт. На первый же звонок ответила женщина, которая сообщила, что они с мужем решили сдать её квартиру, а сами будут жить у свекрови. И тут же честно предупредила, что квартира небольшая и расположена на первом этаже. Но, с отдельным входом на этаж и она сдаст только людям славянской национальности. Без обид...

В ответ Тимур Рашитович Кантемиров деликатно сообщил о своих родовых корнях. Женский голос здраво рассудил, что если к ним кто-то и влез, так и тот татарин. Договорились о встрече около дома под номером 21 по Большой Пушкарской улице через час.

И только сейчас молодой человек понял, как он проголодался. И у него есть целый час на нормальный обед в любом приличном заведении. И деньги у него тоже имеются. Тимур прошёл до первого ресторана под названием «Демьянова уха» по бывшему Кировскому проспекту, новое наименование которого, вернее – хорошо забытое старое – Каменноостровский проспект, пока не прижилось в сознании ленинградцев.

В предбаннике скучал парень амбального вида в спортивном костюме тёмно-зеленого цвета, явно уступающем в качестве одежды вошедшего посетителя. Популярный рыбный ресторан остался известен ещё с советских времён и старался придерживаться своих традиций. Время обеда, все места заняты. Центр Санкт-Петербурга, как ни крути карту города…

Швейцар-атлет оценил взглядом внешний вид вошедшего, встал со стула и оказался на две головы выше тщедушного посетителя.

– Братан, мест нет.

– А в тюрьме сейчас обед – макароны дают, – спокойно и серьёзно сообщил свободный гражданин  и аккуратно положил перед зеркалом спортивную сумку с плеча.

– Кореш зону топтал? – последовал наводящий вопрос.

– Час назад с «Крестов» откинулся.

– В каком кресте тосковал?

– В западном.

– Брателло, давай баул и проходи в зал. Щас всё сделаю красиво.

– От души, братан, – усмехнулся бывший арестант и сам задал резонный вопрос: – Водка не палённая?

– Не кипишуй, всё будет в цвет.

Куда катится этот мир? Бандитская профессия становится престижной, перед тобой открываются все двери…

Незваного гостя впустили в заполненный зал ресторана и усадили за столик с табличкой «Занято». Официанточка с улыбкой закрутилась вокруг и посмотрела так многообещающе на типичного бандита, только что вышедшего из тюрьмы, что Студенту даже  неловко стало. Того же Блинкауса с его полной сумочкой денег послали бы от ворот вежливо и надолго. Тимур заказал уху «Балтийская» и картошки с селёдкой на второе. Водочки грамм сто и клюквенный компот. Вполне достаточно на первый день свободы. Желудок после тюрьмы не железный, надо беречь…

На прощанье оставил солидные чаевые и пообещал спортивному метрдотелю заходить чаще. Хотя, точно знал, что больше не осчастливит своим посещением данный рыбный ресторан. Человек всегда оставляет следы… А сегодня освободившегося зека точно запомнили, так зачем ещё раз закреплять память ресторанных работников Петроградского района. Будем кушать в разных местах. Бережённого аллах бережёт, а про конвой сейчас вспоминать совсем не хотелось…

С хозяйкой квартиры договорились быстро, опытный в торговых делах прапорщик запаса с ходу уменьшил сумму на треть, но посулил оплату разом за полгода. Сейчас за месяц вперёд, а в понедельник остальная сумма в долларах США. На том и порешили...

Собственница, миловидная женщина лет пятидесяти, переписала данные паспорта постояльца: «Сейчас такое время… Даже Рональд Рейган сказал – доверьяй, но проверьяй…». Затем рассказала о ближайших магазинах и провела экскурсию по квартире. Два огромных окна комнаты с высокими потолками смотрят на двор-колодец, окно небольшой кухоньки на саму улицу. Крохотный совмещенный узел тоже имел окошко, выглядывающее в стену дома напротив. Вход в квартиру со двора, первый этаж высокий, до окон не дотянуться. Двор сквозной, с выходом через две арки с Большой Пушкарской улицы на Малую Пушкарскую. Что ещё нужно для засекреченного агента милиции? Правда сама милиция об этом адресе даже не подозревала.

Довольная хозяйка ушла, оставив ключи и свой номер телефона на бумажке. В тесной прихожей на стене тоже был закреплён телефонный аппарат, номер которого записан крупно прямо на обоях. Тимур прошёл в комнату, присел на диван и обвёл глазами квартиру. Стандартный советский набор мебели: стенка из трёх секций, стол со стульями и в углу телевизор на комоде.

В данный момент ни одна живая душа не знала, где он находится, и это было чертовски приятное чувство...

Душа бывшего заключённого желала баню. Но, первым делом избавляем вещи от тюремного запаха. Кантемиров замочил всю одежду, кроме спортивного костюма на себе, затем аккуратно почистил куртку и сумку. Через полчаса вышел на Большой проспект, заглянул в парикмахерскую, прошелся по магазинам, купил продукты, а также смену белья и одежду для дома – штаны, футболку и лёгкую ветровку. В середине 1994 года во всех торговых точках города начали появляться приличная одежда и обувь. Талоны на продукты и водку отменили, цены устаканились, но всё казалось так дорого…

В самой бане приобрёл «всё необходимое для принятия водных и тепловых процедур с целью профилактики и оздоровления всего организма». Так было написано над кассой предбанника. Любой каприз за ваши деньги. Парился, мылся и отдыхал почти два часа. Переоделся во всё чистое и вернулся в новый дом. Хорошо то как…

Сегодня никаких дел и звонков. Сил хватило только на быструю стирку и на кружку мартини. Тимур разложил диван, нашёл в комоде свежее постельное бельё и, раскинув руки, вытянулся на новом спальном месте. Это вам не на узкой шконке  сутки коротать.

Свободный гражданин Российской Федерации с некоторыми добровольно взятыми на себя обязательствами перед государством, и одновременно подписавшись на работу в самой опасной преступной организации страны, уснул моментально.

Прапорщику запаса  снились родной полигон, боевые машины пехоты и улицы Дрездена…

Кантемиров проснулся рано утром, открыл глаза и сразу вспомнил, где он. Четыре захода в парную вывели остатки тюремного бытия из тела и мозга лейтенанта милиции. Находясь в изоляторе, всегда приходилось чем-то занимать себя, и не было никаких мотиваций подниматься ни свет, ни заря. Тимур вообще никогда не любил, проснувшись, валяться в постели. Ещё с вечера задёрнул шторы от света белых ночей, оставив открытыми все форточки квартиры. По сумрачной комнате гулял лёгкий сквозняк, колыхая тяжелые шторы и проветривая сохнущую одежду, развешанную на кухонных стульях. Вчерашний зек с удовольствием провёл ладонью по белой простыне, поднялся, присел на диван и посмотрел на настенные часы напротив.

Шесть утра. Получается, Тимур проспал десять часов. Это много… В жизненных системах молодого мужчины накопилось слишком много сна. За три недели в заключении человеческий организм начал привыкать к такому пассивному состоянию. Сон постепенно становился основным видом жизнедеятельности арестанта. Кантемиров знал, что более опытные зеки могли спать и по шестнадцать часов в сутки. Чем можно ещё занять себя кроме чтения, разговоров за жизнь и ежедневной часовой прогулки?

Пора переходить на нормальный ход жизни для тридцатилетнего мужчины. Иссушающий мозг ритм тюремного существования слегка притупил привычки занятого человека. Итак, окончательно приводим себя в порядок, быстрый завтрак и ищем рабочий телефон-автомат. Из квартиры никаких звонков. Конспирация…

В семь утра Тимур в новых чёрных спортивных штанах, синей футболке и ветровке стоял в телефонной будке на Большом проспекте, раскрыв блокнот на букву «З» (в девичестве – Зайнуллина Леночка), и по надписи «Зайка» набирал закодированный номер домашнего телефона в Гатчине: вместо «3» – «5» и вместо «5» соответственно «3».  Когда в трубке раздался родной голос, его немного затрясло.

– Слушаю.

Молодой мужчина глубоко вдохнул и выдохнул.

– Слушаю вас.

– Лена, это я.

– Ну, наконец-то! Я тебя прибью. Целый месяц ни одного звонка.

– Лена, в тех местах, где я был, телефоны отсутствовали напрочь. Честно.

– А сейчас ты где?

– Рядом с Питером, на днях приеду. Я позвоню ещё. Как там сынок?

– Скучает. Каждый день тебя спрашивает, – Лена рассмеялась. – Подарков ждёт от папы с долгой командировки.

Тимур улыбнулся и, почувствовав внезапную волну нежности, захватившей его полностью, прислонился лбом к холодному стеклу будки. Соскучился по жене и сыну. Такой милый смех…

– Мою зарплату получили?

– Ой, ты так стал много зарабатывать! Почти два миллиона, это же целых триста долларов. Алексей Павлович сам привёз, я расписалась в ведомости.

– Это с командировочными так получилось.

– Быстрее заканчивай со своими поездками и домой. Когда приедешь?

– Пока точно не знаю, – вздохнул Тимур и спросил: – Лена, а ты в город выезжаешь?

– Каждую пятницу у меня занятия в ГИДУВ. Повышение квалификации.

– А что такое ГИДУВ?

– Институт усовершенствования врачей. На улице Кирочной, прямо напротив Таврического сада.

– Всё, Лена, понял. Вечером позвоню, пора бежать.

– Береги себя.

– До вечера…

Следующий звонок Князеву. А не рано? Тимур поднял руку с часами «Монтана» – 7.15. Нормально, рабочий день. Ищем абонента под кодовым словом «Лёха». После первого гудка ответил мальчишеский голос, который старался говорить басом:

– Вам кого?

– Позовите, пожалуйста, к аппарату Алексея Павловича.

– А кто его спрашивает?

– Тимурка.

На том конце провода раздался звонкий крик: «Папа, к телефону. Тебя какой-то Тимурка спрашивает…» Послышались шаги, и в трубке раздалось:

– С освобождением тебя, Тимурка.

– И вам не хворать, гражданин начальник. – Голосу Князева молодой человек обрадовался чуть меньше разговору с  женой. Но, всё же, очень обрадовался.

– Я ещё вчера вышел.

– Мы знаем. (ну, конечно…) Почему вчера не позвонил?

– Ещё вы должны знать, что мы, порядочные арестанты, чтим традиции на день освобождения. Братан, я же с крытки откинулся: банька, кореша, подруги… То, сё…

– Где ты сейчас?

– Проснулся где-то на Весёлом Посёлке.

– Тимур, позвони мне на работу в 11.00. Встречаемся вечером. И давай без всяких «то, сё…».

– Есть,  товарищ советник юстиции! – Кантемиров сделал ударение на слове «товарищ» и довольно улыбаясь, положил трубку.

Целый день впереди и это хорошо. Вечером надо будет договориться с Леной и перехватить её завтра с утра у метро «Чернышевская». А встречу с Серёгой и Лерником лучше перенести на субботу. Кстати, ключ от комнаты в общежитии так остался у адвоката вместе с часами. Да и нож пора забрать. Тимур открыл свой блокнот на букву «С».

Адвокат Соломонов ещё почивать изволили, ответил только на пятый гудок; но, как всякий воспитанный ленинградец, изобразил радость от голоса освободившегося клиента. Договорились встретиться в десять часов в кафе, напротив входа на станцию метро «Василеостровская».

При встрече даже обнялись и обошлись без скупых мужских слёз. Только позавчера в «Крестах» расстались... Тимур решил совместить приятное с полезным: встретиться в субботу с администратором кафе «Роза ветров»  Федей-Банщиком и заодно там же поужинать с друзьями. Авось, не откажут в хорошо известном в определённых кругах заведении. Да и пыль в глаза надо пустить Лернику с Сергеем. Поэтому перенёс встречу с адвокатом с пятницы на субботу вечером. Соломонов согласился, передал не только ключи, часы и финку; но, и оставил у Тимура оговоренные двести долларов США. Честность – вот кредо российских адвокатов. А деньги – это всегда гут!

До своего нового дома Кантемиров решил прогуляться пешком. Не так уж и далеко, да и спускаться на второй день освобождения в метро с финским ножом в пакете как-то не хотелось. Погода восстановилась окончательно. Утреннее ласковое солнце и лёгкий ветерок способствовал приятной прогулке по набережным центра культурной столицы. Вот только ноги отвыкли от длительных гуляний, да и лёгким не мешало бы работать энергичней. На другом берегу Невы бывший заключенный устало присел на скамейку у спортивного комплекса «Юбилейный», вытянул ноги и отдышался. Тюрьма здоровья явно не прибавила. Интересно, здесь рядом нет никаких залов бокса? Хотя бы на скакалке попрыгать. Надо будет по дороге зайти в баню и поинтересоваться. Сейчас в банях работали одни спортсмены. И спортсменки…

Тимур немного отдохнул в своей квартире, спрятал финку за диваном, нашёл утюг и погладил свой привычный спортивный костюм. Затем второй завтрак и вперёд, в Медвежий Стан за вещами. На выходе накинул новую ветровку и захватил сумку. Уже, не баул... А просто – большая спортивная сумка для одежды. Так как вечером секретная встреча с руководством операции. Значит, будем выглядеть соответственно…

На четвёртом этаже бывшего общежития при пожарной части уже никто не жил. Валентина с мужем съехали в родной Казахстан неделю назад. О чём и сообщил новый охранник, мужчина лет шестидесяти, тоскующий один в пустом гараже. Военизированная пожарная часть окончательно опустела…

Кантемиров продемонстрировал ключи и паспорт с просроченной пропиской и договорился с охранником, что часть вещей он заберёт сейчас, а на следующей неделе приедет с товарищем на машине и полностью освободит комнату. Пенсионер, прекрасно понимая по внешнему виду и по уверенному поведению бывшего жильца в спортивном костюме «Адидас», что разговаривает с не совсем законопослушным гражданином, аккуратно намекнул о вознаграждении за дополнительную охрану оставшихся вещей. Бывший старший пожарный согласился, оставил на пиво и пообещал в следующий раз захватить с собой бутылку водки. Вежливость – главное орудие бандита…

С Князевым договорились о встрече в восемь вечера на конспиративной квартире, расположенной на улице Правды, бывшей Большой Офицерской и переименованной в связи с выходом где-то по улице первого номера газеты «Правда». Тимур, при подходе к адресу, уже знал, что здесь он не откроет всю правду за прошедшие три арестантские недели. Лейтенант милиции Кантемиров, подозревая, что он сегодня встретится с заместителем начальника Управления уголовного розыска ГУВД, полковником Борцовым, решил повторить свой внешний вид прошлой неудавшейся встречи и надел  свой любимый темно-синий костюм-тройку с бордовым галстуком, купленный ещё в Дрездене.

Неужели, он в ближайшем будущем снова сможет оказаться в Саксонии? Тимур улыбнулся, вспомнил дрезденского сотрудника КГБ и продумал первую фразу при встрече с сотрудниками милиции и прокуратуры. На выходе захватил солнцезащитные очки и зонт. Погода к вечеру начала меняться, северный ветер нагнал тучи и прохладу…

 

 

 

 

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division