NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

«… Оперативная квартира располагалась на первом этаже огромного исторического дома. Ровно в 20.00. Тимур нажал кнопку звонка. Дверь открыл майор Жилин и, улыбаясь, протянул ладонь:

– Заходи, узник.

– Рад вас видеть, Василий Петрович.

– А уж как мы рады… Проходи.

Квартира оказалась просторной: большая прихожая, справа кухня и санузел, длинный коридор с дверями комнат. Старенькие обои и потёртый линолеум в клеточку на полу. Устойчивой запах нежилого помещения. Жилин пошёл по коридору первым, за ним Тимур, на ходу подняв воротник пиджака и нацепив на нос чёрные очки. Когда вошли в дальнюю комнату, вчерашний арестант в виде шпиона обвёл взглядом собравшихся сотрудников. За старым круглым столом сидели Князев, рядом просматривал документы невысокий плотный мужчина в возрасте, в костюме с галстуком и в очках, которого Тимур тут же определил в полковники милиции. Третьим за столом оказался худощавый парень в ветровке, чуть постарше Тимура и с копной чернявых волос. 

Князев с неизвестным сотрудником улыбнулись гостю, мужчина в костюме оторвался от бумаг, снял очки и хмуро посмотрел на маскарад. Кантемиров согнал улыбку с лица и на полном серьёзе спросил:

–  Товарищи, у вас продается славянский шкаф?

–  Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой, – за всех, без всякой улыбки, ответил  полковник Борцов.

– Я понял, что здесь все свои.

Полковник милиции в гражданке встал первым, обошёл стол и протянул руку.

– Максим Владимирович.

– Тимур, – ответил Кантемиров, снимая очки и встряхивая ладонь после крепкого рукопожатия. Отвык в тюрьме от нормального мужского приветствия. Интересно, этот Борцов штангу тягает или просто гантельками балуется? Лапа, как у медведя… Лейтенант милиции посмотрел в глаза старшему офицеру.

 – Товарищ полковник, если бы я не знал ваше звание и должность, то подумал бы, что вы профессиональный массажист. Только у  них ладони, как камень.

– Здоровый крестьянский труд, – ухмыльнулся Борцов сравнению и пояснил. – У меня домик в деревне. И ещё штанга на досуге.

– Максим Владимирович, тогда разрешите называть вас по имени-отчеству. А то я как-то недавно одного полковника в РУОПе по привычке товарищем на допросе назвал.

– Хорошо. И этот полковник из РУОПа по фамилии Онегин рассказал мне одну занятную историю, про то, как ты устроил сотрясения мозга курсанту милиции. Что скажешь?

– Входил в образ. Да и этот курсант первый начал.

– Обязательно надо было сотрудника класть затылком на мраморный пол?

– Не знаю. Быстро всё получилось.

– Какой ты у нас резкий, Тимур…

Борцов оглянулся, Князев с парнем встали из-за стола и подошли вплотную. Полковник представил незнакомца:

– Знакомься: капитан Рифкин Эдуард, опер из Тихвина. Твой куратор и связной в области. Бокситогорск находится рядом с Тихвином. Сейчас расскажет всё, что у нас есть  на местных бандитов. Сегодня ознакомительная часть. С завтрашнего дня работаем плотно. У нас в запасе дней десять, до следующих выходных. Тимур, в следующую субботу ты должен быть в Бокситогорске.

Кантемиров кивнул и пожал руку куратору. И тепло поприветствовал Алексея Павловича. Все расселись за круглым столом. Капитан Рифкин приблизил папку к себе, посмотрел на лейтенанта Кантемирова и начал доклад:

– Имеем дело с мощной бандой, созданной уголовником по кличке Лапа, он же – Лёлик, он же – Леонид Иванович Лапин, 1960 года рождения, из местных, четыре судимости. Хотя, сама группировка состоит в основном из несудимых спортсменов, выходцев из местной секции бокса, где Лапа сам и занимался по молодости.

Эдуард посмотрел на Тимура, все остальные тоже перевели взгляд на лейтенанта. Тот кивнул. Всё понятно, сам вырос из такой же секции бокса... Докладчик продолжил.

– Не смотря на малочисленность, боксёры отличились жестокостью, железной дисциплиной и большой мотивацией для захвата себе тёплых  мест под солнцем. – Капитан Рифкин взглянул на полковника Борцова. – Лёня Лапин живёт в гражданском браке с сестрой начальника районного отдела милиции и пользуется родственными связями в своих целях. Брак не оформляется специально, так как вся недвижимость и другие активы оформлены на гражданскую жену. В семье полное доверие, а у банды сильный административный ресурс. Группировка вначале утвердилась у себя в городке, затем потеснили Тихвин и сейчас контролируют весь район. Тимур, вот справка по судимостям и фото Лапы.

Кантемиров с интересом посмотрел на фото в фас и профиль, затем перевёл взгляд на распечатку судимостей и мест отбывания наказания Леонида Лапина. Ознакомился с текстом, улыбнулся и обвёл взглядом присутствующих:

– Лапа в Копейске зону топтал.

– Иди ты, – первым среагировал полковник Борцов и потянулся за листком бумаги.

– Максим Владимирович, посмотрите по списку – третья судимость, отбывал наказание в ИТК-1, посёлок Октябрьский Челябинской области. Это рядом с моим посёлком. Мы с октябрьскими постоянно дрались на танцах.

– Вот и появилась точка соприкосновения, – задумчиво произнёс советник юстиции Князев. Майор Жилин посмотрел на Тимура и сказал:

– Осталось только продумать один интересный вопрос – с чего это вдруг, только что освободившийся из «Крестов» гражданин Кантемиров решил осчастливить своим присутствием славный город Бокситогорск?

– Я уже подумал, – Тимур положил локти на стол и наклонился к слушателям. – По совету адвоката свалил из города в область и приехал в гости к другу по службе в Германии. Армейское братство и я ещё оставался должен денег товарищу. А это святое...

– И где нам взять твоего боевого товарища? – задался резонным вопросом Рифкин.

– Все войска вывели непонятно куда, многие части вообще сократили. Находим в военкомате любого, кто служил с 1983 и по 89 года в Германии, Венгрии, Польше или Чехословакии. И кто уехал из Бокситогорска далеко, давно и навсегда. Кого уже не найти. А лучше, как бы это не звучало прискорбно – умер.

Капитан Рифкин задумался и сказал:

– Есть у меня надёжный выход на районный военкомат. 

Борцов протянул распечатку судимостей вожака банды областному сотруднику и дал приказ:

– Займись прямо с завтрашнего дня.

– Обязательно, – Эдуард сделал пометки в блокноте. – Теперь по заместителям и одновременно – бригадирам. Первого помощника Лапы зовут  Виктор Андреевич Вольф, или – Хирург. Сам из немцев, родом из Киргизии. Несколько лет назад его выгнали с четвёртого курса военно-медицинской академии за драку. Сильно побил двух молодых курсантов: один отлежался в госпитале, второй попал под операцию. Осудить не успели, сбежал из гауптвахты и приткнулся к бокситогорским. Со временем неудавшийся офицер сделал карьеру бригадира и воплотил свои юношеские мечты об армии в преступной группировке. Установил внутри организации железную дисциплину и полное подчинение. Отвечает за стратегию,  тактику и внутреннюю безопасность. Наш основной враг. Лапа со своими воровскими традициями не так опасен, как этот Хируг...

По столу пошли фотографии бандита. Тимур внимательно посмотрел на цветное фото в общем то симпатичного блондина, совсем непохожего на злодея. Рифкин вытащил следующее фото.

– Второй заместитель Владимир Владимирович Ким. Он же – Кимуля. Кореец по национальности, из местных. В конце восьмидесятых переквалифицировался из боксёра на каратиста. Две судимости по тяжким телесным. Серьёзный боец. Его бригада в основном  обеспечивает силовую поддержку операций.

Капитан Рифкин положил на стол пачку фотографий молодого мужчины корейской национальности и распечатку судимостей. Кантемиров выбрал один из снимков в спортзале. Было видно, что кореец, явно позируя перед фотографом, застыл с высоко поднятой ногой перед боксёрским мешком. Каратист, одним словом… Тимур спросил:

– Фотками сам товарищ Ким поделился?

Капитан Рифкин взглянул на полковника Борцова, тот кивнул. Рифкин ответил:

– Мы обыск производили  у них в спортзале. Поступила информация, что бандиты там оружие прячут. Да видно предупредили их. Ничего не нашли. Вот я некоторые изъятые фотки и оставил себе на память. Вот ещё фото другого бригадира.

Эдуард разложил следующую серию фото с мужиком постарше кавказской национальности.

 – Мусаев Аликбер Амин-оглы, он же – Алик. Погиб бандитской смертью в местном парке от клыков волка или собаки. Криминалисты до сих пор не могут установить точно. Странная история, прямо мистика. И, кстати, Лёня Лапин по национальности вепс. Так вот, он испугался больше всех. В этот же день нападения зверя быстро собрался и вместе с женой уехал в Питер. Только недавно вернулся в Бокситогорск. В банде Алик отвечал за связи с властью, решал юридические вопросы и отвечал за сделки по квартирам. Грамотный был азербайджанец. – Эдуард обвёл внимательных слушателей взглядом. –  И ещё. На освободившуюся должность претендует бандит по кличке Тюрик. Он же – Тюрин Иван Васильевич, 1962 года рождения. Они с Лапиным когда-то начинали вместе свои дела. Можно сказать, оба стояли у истоков банды. Потом Тюрик получил шесть лет за нанесение тяжких телесных. Ударил ножом двух командировочных на танцах в Доме Культуры. Один оклемался, второй остался инвалидом. Отсидел от звонка до звонка, вышел неделю назад и требует должность и свою долю в организации. Сейчас в банде пошёл небольшой разлад: те, кто постарше, хотят видеть бригадиром Тюрика, а молодёжь с Хирургом и Кимулей деликатно возражают.  Так сказать – внутренний конфликт в коллективе…

Капитан Рифкин снова обвёл всех взглядом.

– По руководству банды у меня всё.

Лейтенант Кантемиров поднял руку:

– У меня вопрос.

– Валяй, – разрешил полковник Борцов.

– Если вы и так всех хорошо знаете, зачем мне  внедряться в банду?

Полковник решил ответить сам.

– Тимур, за всеми перечисленными лицами стоит ещё кто-то. И он – или из действующих, или из бывших сотрудников. Мы предполагаем – из следователей. Сами бандиты из своего Бокситогорска не смогли бы так чётко и грамотно организовать мошенничества с недвижимостью в центре Питера. И пока ты парился в «Крестах», ушла ещё одна квартира по той же схеме в Адмиралтейском районе. Пропала бывшая хозяйка. Нам нужен организатор всех проведенных сделок. И твоя задача – не только вычислить этого человека, но и собрать против него доказательства.

– Понял, – задумчиво ответил Кантемиров и посмотрел на Борцова. – А какие у меня права и возможности.

– Не понял, – нахмурился полковник.

– Ну, например, если мне в Бокситогорске вдруг захочется дать кому-нибудь банально в морду, мне обязательно получать на это санкцию от куратора?

Тимур кивнул в сторону капитана Рифкина.  Эдик улыбнулся, а Максим Владимирович нахмурился ещё больше.

– Товарищ лейтенант Кантемиров, а вам что, надо обязательно кого-то бить или прикладывать затылком об пол?

– Товарищ полковник, я ещё могу перестать местных бабушек через дорогу переводить. И меня сразу и с радостью в банду примут. Да ещё определят в бригадиры.

– Тимур, не зарывайся. Забыл, с кем разговариваешь?

– Вас забудешь… – Кантемиров посмотрел на свою правую ладонь и пошевелил пальцами.

Сидящие за столом рассмеялись, полковник улыбнулся.

– Кантемиров, ты у нас офицер особого назначения с автономным внедрением. В группировке окажешься один. И тебе придётся реально участвовать в противоправной деятельности. Твои полномочия обсудим позднее. Покажем документы. Заодно и детально проиграем возможные ситуации в банде. Пока ты в Питере, начнёшь  работать с Эдиком и Василием. Мы с Князевым тоже подключимся. Встречаемся каждый день, начиная с понедельника, в этой квартире ровно в 14.00. Сейчас всё понял?

– Так точно, – ответил Тимур.

– А раз такой понятливый, бери пачку бумаги и к понедельнику составь на моё имя рапорт по твоему задержанию и твоей жизни в «Крестах». Как зашёл, с кем сидел и с кем общался. Подробный отчёт за все дни.

– Максим Владимирович, а без писанины никак?

– Тимур, а где ты видел милицию без бюрократии? – усмехнулся Борцов. – Пока всё. До понедельника подготовим тебе легенду и определимся с системами контроля и связи. 

Лейтенант Кантемиров аккуратно сложил чистые листы со стола, пожал руки коллегам, хотел на прощанье снова закрыть глаза тёмными очками и поднять воротник пиджака, но передумал и вышел из конспиративной квартиры Управления уголовного розыска ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области…

Настало время поделиться с женой хотя бы частью своих планов. Держать в неведении умную женщину – себе дороже. Тимур с Леной выросли в одном посёлке, их родители познакомились ещё в шахтёрских бараках и подружились. Девочка Лена появилась на три года позже соседского мальчика Тимура. Со временем бараки снесли, и родители переехали в новые пятиэтажные дома. Дети росли вместе в одном дворе и не обращали особого внимания друг на друга.

Однажды весной, после окончания техникума, девятнадцатилетнему гражданину СССР Канетмирову пришла пора защищать Родину, Лена присутствовала на проводах и следующей осенью поступила в медицинский институт. Бравый прапорщик Кантемиров появлялся в родном посёлке раз в год и за все шесть лет службы так и не пересёкся с подружкой детства. И только после ухода в запас обратил внимание на изменившуюся до невозможности умную и симпатичную девушку. За прошедшие шесть лет они оба встали на ноги и ни от кого не зависели. Тимур не смог устоять перед красотой молодого врача, а Лена быстро сдалась перед натиском и шармом прапорщика ГСВГ и ответила взаимностью.

Свадьба, рождение сына и переезд в город-герой Ленинград за лучшей долей. Обычная история обычных советских молодых людей, если бы огромная страна не развалилась на куски, и началась необычная борьба за выживание, в результате которой лейтенант милиции Кантемиров ради жилья и постоянной регистрации в северной столице оказался участником секретной операции.

Тимур позвонил вечером в Гатчину и договорился о встрече перед занятиями жены на выходе станции метро «Чернышевская». Конечно, Лена удивилась такому предложению и очень обрадовалась. Вопросы потом… Сына решили пока оставить в садике и ничего ему не говорить.

Встретились в назначенное время, обнялись, и жена с тревогой заметила, что её супруг заметно похудел. В командировке плохо кормят? Где был? Когда приехал и на сколько? Вопросы сыпались один за другим, муж успевал только улыбаться. В итоге у входа в институт договорились, что Лена отметится на занятиях и отсидит только первую пару. Тимур дождался  в Таврическом саду, поймал частника и повёз жену в своё тайное жилище. Никаких секретов от жены… Почти никаких секретов...

С самого утра Кантемиров продумывал разговор с Леной. Что сказать, и какие моменты пока придержать при себе, чтобы особо не расстраивать любимую женщину. Внезапный арест и тюрьму обязательно сохраним в тайне. Итак, что мы имеем для Лены? Горячо любимый муж находится в секретной милицейской командировке в Выборге, где тайно расследует таможенные преступления. Особого риска нет, но вся операция проходит негласно. И только поэтому в деле присутствуют таинственность и ответственность, за которую неплохо платят и даже обещают предоставить комнату в центре города. Кстати, а как обстоят дела с обещанным жильём?

Разговор двух любимых сердец происходил в перерывах между постелью и кухней с «Мартини Бьянко». Лена начала свой рассказ о временной квартире в Гатчине (как там красиво, рядом дворцы, но такие запущенные…) и о работе неврологом в местном санатории с минеральными источниками. Затем подробно остановилась о предложенных четырёх комнатах на выбор: две в Центральном районе, и по одной в Адмиралтейском и в Петроградском. Супруг посоветовал выбрать район, в котором они сейчас находятся, и который нравился ему всё больше и больше. Расстались после обеда, плотно перекусив в открытом кафе парка у Петропавловской крепости. Лена вспомнила о деньгах с зарплаты, часть которых захватила с собой для мужа. Тимур сообщил, что ему постоянно платят суточные, и он сейчас в деньгах  не нуждается. Пусть лучше жена купит доллары про запас. Или дойчмарки. На том и порешили…

И в конце беседы любящий муж аккуратно поинтересовался у своей умной жены, как она смотрит в дальнейшем на жизнь далеко за границей нашей необъятной Родины? Например, в Германии? Лена удивилась вопросу, но резкого отрицания не последовало. Уже хорошо.

Кантемиров проводил жену до станции метро «Горьковская» и на обратном пути задумался о своём задании. Всё же Алексей Павлович выполняет свои обещания, а у Тимура по открывшимся в ходе операции интересным предложениям появился свой план действий. И взятые на себя обязательства надо выполнять. И ещё надо писать отчёт на имя Борцова. Лейтенант милиции встряхнул головой.

Хорошо! Будет вам неизвестный участник банды и будет вам сама банда на блюдечке с голубой каёмочкой. Тут главное этих пресловутых бокситогорцев в Питер вытянуть, а дальше посмотрим…

Практически целый день субботы оказался занят отчётом. Подобные справки о проделанной работе бывшему прапорщику Кантемирову уже приходилось писать при выполнении особых заданий контрразведчиков мотострелкового полка в ГСВГ. Тимур к делу отнёсся серьёзно и продумывал каждые сутки, проведённые в двух изоляторах: временном и следственном. И, конечно же, решил оставить вне рамок рапорта знакомство с Гамлетом Самвеловичем и тренировки со Спикером. И ещё, не стал останавливаться на финансовых подробностях своего освобождения. Зачем подставлять нормальных сотрудников областной прокуратуры?

Во второй половине дня прогулялся по Большой Пушкарской до бани и выяснил адрес ближайшего зала бокса. Где вместе с тренером, мужчиной лет сорока, вспомнил молодость, прогулялся в разговоре по местами спортивной славы и договорился о ежедневных тренировках по вечерам. Тренер согласился только с одним условием – залётный боксёр периодически обязан участвовать в спаррингах с молодёжью. Так сказать, мальчик для битья... КМС по боксу только попросил пару первых тренировок для восстановления формы без участия в молодецких забавах.

После первой тренировки Кантемиров позвонил адвокату Соломонову и договорился с ним о встрече вместе со следователем Панаяном ровно в 21.00 в кафе «Роза ветров». Сам в спортивном костюме и куртке появился в легендарном  заведении на полчаса раньше. Кафе на Московском проспекте прославилось тем, что именно здесь когда-то, будучи студентом Ленинградского института точной механики и оптики, начинал свою бурную деятельность в качестве вышибалы Владимир Сергеевич Кумарин (Барсуков) – будущий лидер тамбовской группировки.

Сейчас на месте вышибалы сидел здоровый короткостриженный земляк Кумарина в спортивном костюме, явный последователь своего вожака. На вопросительный взгляд работника кафе Кантемиров объяснил, что его зовут Студент, и он по рекомендации Севы с Захаром пришёл на встречу с Федей-Банщиком. Короткий кивок квадратного подбородка и взмах руки, больше похожей на оглоблю, указывающей верной направление. В отличие от рыбного ресторана этот сотрудник безопасности не отличался особой разговорчивостью.

В кабинете с табличкой «Администрация» за письменным столом расположился молодой мужчина спортивного вида лет тридцати пяти, но в костюме с галстуком и в очках. Фёдор Александрович Банщиков, он же – Федя-Банщик, оказался одним из первых представителей тамбовской группировки, которые с полной серьёзностью отнеслись к легализации своей преступной деятельности.

Бойцы его бригады влились в организованное им же частное охранное предприятие «Скорпион» и получили лицензии на право ношения огнестрельного оружия. И если раньше внимание тамбовских привлекали только кооператоры и директора небольших магазинов и предприятий общепита, то теперь бригада Феди-Банщика начала культурно наезжать на руководство заводов и фабрик с навязчивым предложением охранной деятельности. Именно для этих целей Фёдор Александрович, мастер спорта по самбо, переоделся из спортивного костюма с кожаной курткой в специально сшитый тёмно-серый костюм. И пошитый так, чтобы постороннему взгляду не была заметна оперативная кобура с пистолетом Макарова, спрятанная под мышкой. Федя обладал хорошим вкусом и в принципе не мог терпеть малиновые и бордовые пиджаки, входящие в моду у бандитов и обычных граждан культурной столицы.

Когда вошёл посетитель, администратор кивком указал ему на стул напротив себя. Какие тут все молчаливые…

Тимур со словом «Здрасьте» присел на указанное место. Федя-Банщик с минуту молча разглядывал незнакомца сквозь очки. Затем уточнил:

– Ты Студент?

Кантемиров кивнул. Раз тут все отличаются немногословностью, то и мы особо болтать  не станем. Последовал второй вопрос:

– Это ты ментов в РУОПЕ положил?

– Только одного. Подсечкой на пол уронил, – Тимур решил не объяснять свои мотивы того памятного дня ареста и различий мента от ментёнка.

– Самбо иди дзюдо?

– Бокс, КМС. Приёмам один мастер спорта научил в армии. Самбист.

– Я тоже мастер спорта по самбо.

Администратор протянул ладонь через стол. Сидя обменялись рукопожатием и представились: «Фёдор – Тимур».  Просто Федя снял очки и с улыбкой протянул собеседнику:

– Надень, попробуй.

Посетитель молча нацепил окуляры и с удивлением обнаружил оправу с обычными стёклами. Без диоптрий… Тимур покрутил головой, догадался, что очки являются лишь дополнением к внешнему виду бригадира, и с восхищением произнёс умное слово для бандитского уха:

– Конспирация!

Федя-Банщик довольно рассмеялся и открыл выдвижной ящик стола:

– У меня таких штук пять. Специально заказал.

Кантемиров понимающе кивнул и вдруг вспомнил про завтрашнюю встречу с непонятной крышей на торговом рынке за Финляндским вокзалом.

– Федор, подари одни. Нужны для дела...

Как можно отказать гостю, да ещё и с рекомендацией от уважаемых людей?

– Выбирай, Студент. Зеркало за шкафом.

  Пока Тимур выбирал очки, Федя отсчитал деньги и протянул пачку, перетянутую резинкой:

– Ровно пять тысяч зелёных. Пересчитаешь?

– Нет. И ещё одна просьба.

– Слушаю.

– У меня сейчас встреча с адвокатами. Нам бы столик, где спокойней. Надо мою делюгу перетереть.

– Пойдём.

В основном зале администратор дал распоряжение выделить место для его личного гостя в дальнем углу у окна. Официанты с барменом и так знали, что делать дальше для вип-клиента...

Адвокат Соломонов и бывший следователь Панаян прибыли вовремя и очень удивились качеству приготовленной пищи и вниманию со стороны персонала скандально известного на весь город заведения. Тимур сразу предложил – первым делом ужин, а разговоры потом. Виновник встречи разлил водку и с улыбкой поднял рюмку:

– Жизнь ворам и волю пацанам...

– Тогда за тебя, каторжанин, – усмехнулся Сергей и подмигнул Лернику. – Не отставай.

Маханули прохладной водочки и принялись за салат, за ним последовал классический говяжий стейк. Ели молча, с интересом разглядывая интерьер и колоритных завсегдатаев. Кафе постепенно пополнялось. И посторонние в этом зале не кушали. Здоровье дороже…

Вечер, начало рабочего дня. Ночная жизнь, всё впереди. Видимо бывший опер Соломонов и бывший следователь Панаян не смогли скрыть своих ментовских заинтересованных взглядов. С противоположного угла, где сидела особо шумная компания, синхронно встали и выдвинулись в их сторону двое качков. Один из официантов юркнул в гардероб и быстро появился с молчаливым вышибалой. Система охраны и безопасности работала чётко. Охранник успел перехватить любопытных и что-то сказал одному на ухо. Трое посетителей у окна услышали удивлённый бас амбала:

– Тот самый Студент?

Вышибала молча кивнул и спокойно вернулся на место работы. Спортсмены слаженно изменили направление, подозвали официанта, поговорили и присели обратно к боевым товарищам. Вскоре на столе Студента появился штоф виски с тремя бокалами. Официант объяснил коротко:

– От братвы с того стола. Уважуха.

Тимур кивнул, открыл бутылку, разлил вискарь и сказал:

– Сейчас приду. Угощайтесь пока…

Встал и с полным бокалом выдвинулся в другой конец зала, куда вернулись ходоки. Два стола соединены вместе, человек десять изволили культурно отужинать в своём кафе. Дорогие спортивные костюмы, мощные кроссовки, бритые затылки и тяжёлые золотые цепи плетенья «Бисмарк», вкупе и каждый аксессуар в отдельности, несли в себе жестокость и агрессивность. По тому, как все враз замолчали и уставились на подошедшего, Тимур понял, что все уже знают, кто он такой и решил закрепить, как бы сейчас сказали, свой бренд.  Кантемиров остановился перед столом и спросил:

– Гуляем, братва? Могу присоединиться? Я Студент.

– Бери стул. Это ты охрану в РУОПЕ раскидал?

– Только одного успел, – улыбнулся Тимур, поставил бокал с виски на стол и чтобы пресечь вопросы и объяснения, спросил сам. – По какому поводу отдыхаем?

Компания заговорила разом, и гость понял, что один из братков сегодня откинулся с зоны. Студент вспомнил, как они с Молдаванином не только книги читали в камере, но и пытались сочинить стихи на вечную тему тюрьмы и свободы. Тимур встал и взял в руки свой бокал.

– У меня тост.

Компания замолчала. Студент пояснил:

– Я сам два дня назад с «Крестов» вышел под подписку. Сейчас с адвокатами делюгу трём. – И обратился к виновнику сегодняшнего торжества. – Брателло, тебя как зовут?

– Трофа, – важно протянул самый худой из спортсменов, сидящий в центре стола. Для важности момента Тимур сделал шаг назад, поднял руку с бокалом и с чувством прочитал стих, делая нажим на каждое последнее слово:

 

 «Трофа…,

Пусть за твоей спиной «Кресты»,

На прошлое легко смотри,

Шагай с братишками вперед,

И жизнь красивая нас ждёт...»

 

Бурных аплодисментов не последовало, но стол взревел так, что с одной стороны появился молчаливый вышибала, а с другой стороны выглянул озабоченный Федя-Банщик. Дисциплина и порядок в заведении! Братан Студент махнул рукой, показывая, что за столом тишь да благодать воровская. Затем маханул вискаря за здоровье всех присутствующих и оказался в узком кругу свой среди своих. А по щекам Трофы покатилась скупая бандитская слеза. И всё же, какой сентиментальный народ – эти романтики с большой дороги…

Соломонов с Панаяном успели хлопнуть по пару бокалов вискаря, перешли на обсуждение своих подруг и совсем забыли про своего товарища. Хотя, похоже, Кантемирову в этот момент тамбовский волк – стал товарищ. Виновник встречи появился через полчаса и объявил, что ужин закончен, а для беседы выходим на свежий воздух. Бутылку виски берём с собой. На вопрос подошедшего официанта о выборе десерта, Тимур попросил счёт. На что работник бандитского общепита важно заявил, что Фёдор Александрович распорядился угостить дорогих гостей за счёт заведения.

Дорогие гости сразу заулыбались, пожелали здоровья администратору и всем работникам культурного заведения. На прощанье Тимур оставил под бокалом солидную банкноту на чай.

Самый пик белых ночей. Двенадцатый час ночи, а светло, как днём…Прошлись по проспекту, утрясли ужин в желудке и присели в сквере на скамеечке. Сделал по глоточку качественного шотландского самогона. Тимур сидел в центре и первым обратился к бывшему следователю Панаяну:

– Лерник, ты говорил Сергею о том, что видел меня в кабинете Князева и о нашей следственной группе.

– Тимур, ты за кого меня держишь? Ничего, никому и никогда не говорил.

– И это гут. – Кантемиров повернул голову к Соломонову. – Сергей, я действующий сотрудник уголовного розыска и сейчас нахожусь под прикрытием, как говорят в американских видеофильмах.

Адвокат помолчал пару минут, переваривая информацию и разглядывая голубей, снующих под ногами. Птицы вроде спать должны? На пернатых тоже действует белая ночь? Сергей переглянулся с Лерником, перевёл взгляд на действующего сотрудника милиции и спросил:

– Давно в органах работаешь?

– Восьмой месяц пошёл.

– И сразу оказался внедрённым?

– Так получилось.

– А меня втёмную затянул в своё дело? – в голосе бывшего опера проскользнула явная обида.

– Не совсем. Меня, в самом деле, задержали челябинские сотрудники. Отголоски юности... И мне, в самом деле, нужен был свой адвокат.

– Не понял.

– Тогда оба слушайте внимательно.

Кантемиров начал со смерти младшего брата и о поселковой секции бокса. Затем объяснил причины своего задержания уральскими операми в день назначенной встречи с заместителем начальника Управления уголовного розыска ГУВД, а потом обыска и ареста. Рассказал и о подсечке курсанта милиции в стенах РУОП. Закончил монолог своим выводом:

– Получив погоняло Студент, я оказался известен в определённых  кругах. Сейчас бандитская молва утверждает, что тот самый Студент при задержании, ни много – ни мало, один раскидал охрану Регионального Управления по организованной преступности, – Кантемиров печально улыбнулся и добавил. – Парни,  у меня будет важное дело к вам обоим. Поговорим после понедельника и в трезвом состоянии. Сейчас мне просто хочется отдохнуть с нормальными людьми.

– Тимур, ты у нас теперь знаменитость, – в ответ улыбнулся Лерник. – Сами видели. Мы гордимся тобой.  А что ты там декламировал?

– Стихи с сокамерником в «Крестах» пытались сочинить. Тюремная лирика. Вот и нахлынуло после вискаря на шару…

– Почитай, – попросил адвокат Соломонов.

– Вот, пожалуйста, из ранних… – Тимур глотнул виски из горла, передал бутылку товарищам, встал со скамейки и повернулся к слушателям.

 

«За всё легавым отомстим,

В обиду братьев не дадим,

Удачи, брат мой, и добра,

Чтоб жизнь от радости цвела...»

 

Весёлый громкий смех бывших милиционеров и одного действующего сотрудника уголовного розыска вспугнул голубей с асфальта и привлёк внимание многочисленных прохожих в эту прекрасную белую ночь…

И только сейчас Студент вспомнил про своего тюремного приятеля Спикера, ожидающего с понедельника нового адвоката. Тимур мысленно ругнул себя за забывчивость, вернулся на скамейку повернулся к адвокату:

– Сергей, у тебя новый клиент. В одной хате парились.

Какой же российский адвокат откажется от следующего клиента?

– Кто такой? Какая статья?

– Зовут Алексей Зубов, кликуха Спикер, статья 108, часть 1. Дело уже в суде, от прежнего адвоката отказался.

– Нормальная статья. Почему Спикер?

– На воле постоянно с пикой в кармане гулял. Вот и догулялся…

Последовал очень важный адвокатский вопрос.

– Кто оплатит услуги?

– Здесь, в Питере брат живёт. Вот телефон и адрес. – Тимур протянул заготовленный листок бумаги и спросил. – Сергей, сумма в триста баксов полностью покроет твою высокопрофессиональную работу?

– После Студента и Блинкауса – вполне, – улыбнулся адвокат Соломонов и пояснил: – Тимур, ты у меня сейчас постоянный и ответственный клиент. И всех новых клиентов от тебя всегда ждут особое внимание и солидная скидка.

– Договорились, адвокат, – в ответ ухмыльнулся Кантемиров, откинулся на скамейке, залез во внутренний карман куртки, вытащил толстую пачку долларов США, перетянутую резинкой, из которой выдернул банкноту и протянул Сергею. – Держи сотню. Это аванс за Спикера. Остаток заплатит брат по окончании суда.

– Охренеть…, – произнёс рядом сидящий бывший следователь Панаян, заметив, как половина его месячной зарплаты легко вместилась в аванс  питерского адвоката.

– Слышь, Студент, если ты сейчас вытащишь из другого кармана ТэТэшник, я не удивлюсь.  – Сергей помахал банкнотой в воздухе и важно сообщил друзьям: – Я требую продолжения банкета.

Адвокат Соломонов, заработавший в итоге со Студента и Блинкауса семьсот «зелёных» и сейчас получивший нового платежеспособного клиента, решил не постоять за ценой и угостить своих товарищей по-настоящему, по-адвокатски.  Тимур с Лерником переглянулись и заулыбались. Ещё не вечер…»

 

P.S. И на этой мажорной ноте делаем многозначительную паузу до выхода моей первой книги под названием «Жизнь за Жильё» – примерно до середины октября. Книга будет в твёрдой обложке, на хорошей бумаге, всего 448 страниц, и состоять из трёх частей: Потеряшки, Внедрение и Кресты.

 Я сейчас коплю деньжищща для типографии, услуги которой напрямую зависят от курса валют. А Вы, парни и девчата, копите денюшку для покупки книжки. Сумму озвучу после сдачи макета книги в типографию...

 С выходом книги, исключительно в рекламных целях, выложу продолжение рабочего варианта второй книги. А сейчас самым нетерпеливым и внимательным читателям искренне рекомендую почитать остальные части здесь: https://boosty.to/gsvg

 «…Засекреченный лейтенант милиции Кантемиров вышел с не совсем чистой совестью на свободу, совсем скоро вольётся в бокситогорскую банду и, научившись навыкам ножевого боя, имея финский нож при себе, обязательно применит холодное оружие и совершит убийство Классика жанра!

 Затем удачно встретится с беглецом Шильдом и вернётся в Санкт-Петербург с единственной целью – разгромить бокситогорскую банду, используя милицейский ресурс и поддержку друзей. А затем подхватит упавшее бандитское знамя и встанет у руля нового охранного предприятия, так называемой «ментовской крыши». Вот такие дела…»

 И всё будет очень даже непросто! Начал выкладывать следующие части под названием: «Питер».

Подписываемся и читаем всё подряд, нажимая "Загрузить ещё" до упора вниз:

ИВС – 8 частей.

Жизнь за Жильё – 10 частей (про потерпевшего гр-на Шильда)

Помощник нотариуса – 6 частей (в книге - оппонент Кантемирова)

Кресты – 9 частей

Прапорщик Кантемиров – 8 частей (первая полностью доработанная книга в электронном виде). Закинул в творческую паузу.

Внедрение – 8 частей.

Банда – 8 частей.

Прапорщик Кантемиров (2) – 8 частей (полностью доработанная вторая книга в электронном виде). Тоже закинул в творческую паузу...

Банда – продолжение до 29 частей!

Питер – пока 12 частей…

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division