NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

В направлении Бокситогорска не оказалось прямых сообщений. Кантемиров выехал от автовокзала у Обводного канала в семь утра на междугороднем автобусе, который шёл до Тихвина. Затем следовала пересадка на местный автобус. Всего четыре часа пути. С раннего утра субботы основной поток автомобилей медленно плыл по Мурманскому шоссе строго на восток.

Лето! Дачно-рыболовно-ягодно-грибной сезон. Из душного города выехали те, кто не успел выдвинуться в пятницу вечером. Многие горожане так и остались на выходные в каменных джунглях…

Тимур купил билет заранее, за два дня, и выбрал место у окна, недалеко от водителя. Салон автобуса заполнился быстро. Рядом сидел плотный мужчина, который после посадки устроился удобней и тут же уснул. Кантемиров впервые выехал так далеко по Ленинградской области и с интересом наблюдал проплывающие картины суровой северной природы. На мосту через Неву снял солнцезащитные очки, маскирующие синяк под глазом. Под храп половины пассажиров доехали до следующего моста через реку Волхов и повернули на юг. Водитель объявил короткий отдых на десять минут. Асфальт нового направления желал лучшего, автобус проваливался в выбоины и ямы, в салоне больше никто не спал.

Вдоль дороги потянулись густые леса и болота. Пассажир у окна откинул сиденье, закрыл глаза тёмными очками и попытался восстановить по памяти расположение улиц и домов в городке прибытия. Тимур задумался над вопросом знакомства с главным бандитом Бокситогорска и окрестностей – как сделать так, чтобы залётный фраер сразу привлёк  внимание авторитета Лапы? Не подойдёшь же к нему на улице и не скажешь: «Здрасьте, я Студент. Прошу любить и жаловать…» Да и, учитывая развитую систему безопасности в группировке, чужаку и подойти то не дадут… Что делать?

Пересадка в Тихвине заняла полчаса. Старенький местный автобус ЛиАЗ-677 медленно подъехал к крошечному автовокзалу конечного пункта прибытия. Кантемиров сразу вспомнил автостанцию в родном посёлке, расположенную в конце улицы, куда местные жители объясняли дорогу приезжим: «По Коммунистической, и до тупика…» Пассажиры высыпались из автобуса, забрали свой багаж и начали расходиться по улицам городка. Потеплело… Июль месяц, да и Бокситогорск расположен южнее Питера, примерно на уровне Вырицы, где та же сирень начинает цвести гораздо раньше, чем в северной столице.

Тимур снял верхнюю кутку спортивного костюма и засунул в сумку. Спешить особо некуда, можно и по местной Садовой улице прогуляться и в реальной обстановке довершить мысленную корректировку местности. Авось, пригодится в разведке…

Молодой мужчина в спортивных штанах и футболке закинул импортную спортивную сумку красного цвета через плечо, поправил тёмные очки и выдвинулся в сторону до боли знакомых кирпичных пятиэтажек, утопающих в зелени деревьев. Тимур Кантемиров прожил точно в таком же  доме до призыва в армию… И, кстати, с Олегом Блинковым на одной лестничной площадке третьего этажа. Приезжий чуть расслабился от ностальгических воспоминаний и не сразу заметил двойку лихих людей, следующих за ним от автовокзала. И стоило зайти за угол дома, чтобы срезать угол улицы и выйти на Садовую, как залётного фрайера окликнул хриплый голос:

– Эй, чувак?

Кантемиров обернулся, заметил парней и сразу всё понял. Даже как-то потеплело на душе, повеяло таким родным и близким – чужак на нашем посёлке... Первый, выше ростом и видимо старший в этой двойке романтиков с большой дороги, в тёмных брюках клёш (где он их выкопал?), закреплённых матросским ремнём с якорем на бляхе и засаленной рубашке с подвёрнутыми рукавами вырвался вперёд. Второй в трениках с раздувшимися коленками, майке и кедах отстал на шаг и начал обходить слева.

Сейчас возникнет логичный вопрос о точном времени в этот счастливый момент встречи или культурная просьба поделиться сигареткой. По внешнему виду обоих парней лет двадцати Тимур сделал вывод, что лиходеи не состоят в группировке. Во всяком случае – в её организованной части. Промышляют у автовокзала на добровольных началах и по своей инициативе. Может быть, делятся на общее... Хотя, навряд ли. Одним словом – бакланы.

Тимур соображал и действовал одновременно. Крутой разворот, сумку с плеча на землю, очки с глаз и в карман штанов. Шаг вперёд к старшему, первое и последнее устное предупреждение.

– Сейчас я скажу – который час, дам закурить и начищу обоим рыла.

Опыт уличных драк – дело наживное. Вожак в брюках остановился, рассмотрел ближе казавшуюся вначале лёгкую добычу, верно оценил уверенную стойку, синяк под глазом, правильный ответ противника и сразу почувствовал в глубине хулиганской души большие сомнения в необходимости привычных действий. Последовал наводящий вопрос:

– Братан, всё путём. К кому прибыл?

– Твои братаны зону топчат по хулиганке. Лапе привет передай.

Второй баклан в трениках, услышав погоняло боса местной мафии, сделал шаг назад, оскалил зубы, демонстрируя нехватку двух передних, и тоже решил поучаствовать в диалоге:

– От кого привет то?

– Инкогнито. – Тимур ухмыльнулся, поднял сумку и зашагал в сторону Садовой.

Хулиганы переглянулись. Странная погремушка… Надо запомнить.

Кантемиров вышел через просторные дворы на нужную улицу. До чего же Бокситогорск оказался похож на его родной шахтёрский посёлок… Старая часть города состояла из двухэтажных домов, которые строили пленные немцы. Тимур только в Ленинграде услышал новое название однотипных построек с деревянными лестницами, большими окнами и все, как один, выкрашенные в жёлтый цвет – немецкие дома. Впереди показалась площадь, окружённая тополями и трёхэтажными кирпичными домами более позднего периода. Так называемые – сталинские дома.

В окружении четырёх «сталинок» в центре площади возвышался традиционный четырёхэтажный Дом Культуры, похожий на ДК в любом копейском посёлке. Те же высокие колонны на переднем фасаде с балкончиками по бокам. Крупные фрески советского периода рассказывали о космонавтах, рабочих и доярках, застывших навечно в ожидании светлого будущего. Тяжёлые, высокие двери приглашали в кино, на концерты и спектакли. Местый очаг культуры и отдыха... Зал бокса и штаб-квартира организованной преступной группировки.

Тимур прошёл мимо и для себя отметил огромное количество когда-то высаженных деревьев. Буйная  зелень окружало весь городок, скрывая невысокие старые дома без привычных табличек с номерами домов и названиями улиц. Посшибали местные хулиганы? Надо выйти на улицу Школьную. Кантемиров услышал странные хлопки в глубине огромного двора, разделённого кустарником. Пошёл на звук и оказался на площадке с мусорными баками. Рядом стоял высокий худощавый гражданин лет сорока в шляпе и в старом рабочем костюме из штанов, рубашки и куртки. Плотная ткань, типа – спецовка. Не жарко в середине лета? Мужик увлеченно складывал только что расплющенные алюминиевые банки в котомку…

Гость города подошёл ближе, интеллигентно кашлянул, привлекая внимание, и сказал:

– Аллах в помощь.

Гражданин в шляпе настороженно поднял голову и сообщил в ответ:

– На бога надейся, а сам не плошай.

– Согласен. – Кантемиров снял солнцезащитные очки и спросил: – Не подскажите, от какого дома начинается Школьная улица. Заплутал немного.

– От школы и начинается. – Мужик с интересом посмотрел на синяк под глазом незнакомца и махнул рукой в сторону тропинки, уходящей в глубь двора. – Здесь короче будет. Ищите кого?

– Однополчанина.

Вечная тема священного долга перед Родиной оказалась не чужда местному жителю. Гражданин в шляпе протянул ладонь.

– Северный флот. Старший матрос Всеволод Александрович.

– Пехота, ГСВГ. Меня Тимур зовут.

Кантемиров с улыбкой ответил на рукопожатие и сразу почувствовал, как напрягся новый знакомый, в глазах которого мелькнул явный испуг. Тимур спокойно стоял и продолжал улыбаться. Всеволод Александрович настороженно спросил:

– Под Берлином служил? В разведке?

– Почему?  – Приезжий сделал удивлённое лицо. – Город Дрезден, гвардейский 67 мотострелковый полк. Я на полигоне служил, потом на прапора остался. Шесть лет в армии.

Мужчина в шляпе выдохнул и улыбнулся в ответ. А лейтенант милиции Кантемиров вспомнил место службы пропащего гражданина Шильда и сделал резонный вывод, что местный житель обладает какой-то информацией по одному из «потеряшек» и не желает ни с кем делиться. Даже боится упоминаний о пропащем человеке. Интересно…

Успокоенный Всеволод Александрович спросил:

– Однополчанина как зовут? Я тут в округе многих знаю.

– Толик Костылев. Ровесник мой почти, с 66 года, – с готовностью сообщил приезжий.

– Костыль что ли? Так он умер год назад. На машине разбился.

– Не было у Толяна машины, – уверенно возразил Тимур, делая вид человека цепляющего за соломинку при известии о смерти близкого человека.

– У соседа угнал и в карьер слетел, – разбил последнюю надежду Всеволод Александрович.

Кантемиров оглянулся, заметил скамейку в кустах, подошёл, положил сумку, присел и тяжело вздохнул.

– Как же так… Жена у него и сын. Он мне сам в Германию писал.

– Продали они квартиру и уехали, – сообщил местный житель и присел рядом. – Могу только место на кладбище подсказать. Здесь недалеко.

 – Слушаю.

Коренной бокситогорец подробно объяснил, как добраться до кладбища, и где расположена могилка усопшего. В конце инструктажа Всеволод Александрович облизнул губы и сделал логичное заключение:

– Помянуть бы? Здесь магазин рядом.

– У меня с собой. Думал, с Толяном раздавим, – задумчиво ответил приезжий, раскрыл сумку и продемонстрировал плоскую бутылку "Smirnoff". У местного загорелись глаза.

– Интересная посуда. Заграничная?

– Хорошая водка, – подтвердил Тимур, вспомнил про обеденное время и спросил просто у нового товарища:

– Закусь организуешь?

– Пойдём, металл сдадим и в магазин. А потом ко мне приглашаю. Живу через дом. – Всеволод Александрович деловито вскочил со скамейки и поднял свою котомку.

– Деньги есть, – Кантемиров поднялся вслед. – Идём за продуктами. Где здесь можно руки помыть.

– Колонка за углом.

Действительно, всё оказалось рядом: и магазин, и колонка, и комната в коммунальной квартире старого немецкого дома. Тимур сориентировался на местности и по дороге обратил внимание на свежую решётку на окнах первого этажа соседнего «немецкого» дома. На стене над окнами остались свежие следы копоти. Именно этот дом был отмечен Эдуардом на самодельной карте. Гость города  показал пальцем и спросил, как бы, между прочим:

– Квартира горела?

Коренной бокситогорец испуганно взглянул на Тимура, который спокойно пояснил свой вопрос:

– Я в Ленинграде пожарным работал. Пока часть не сократили.

Всё понятно – профессиональный интерес. Всеволод Александрович выдохнул и ответил:

– Пожар был не так давно. Месяца два назад.

– Людей всех спасли? – Тимур поддержал разговор.

– В квартире только один мужик жил. Успел из окна выпрыгнуть.

Лейтенант милиции решил больше не напрягать нового знакомого вопросами, кивнул и сам ещё раз убедился о наличии какой-то тайны в голове местного жителя.

В небольшом магазинчике Кантемиров не постоял за ценой ради поминок «однополчанина» и обеспечил Всеволода Александровича продуктами на неделю вперёд. Довольный щедрым гостем хозяин комнаты умело пожарил свою фирменную яичницу с помидорами и колбасой, затем шустро накрыл холостяцкий стол. Первую рюмку выпили стоя, и не чокаясь. Земля тебе пухом, Анатолий Костылев… И пусть твоё имя ещё раз послужит нужному делу…

Пил в основном местный житель, гость ради приличия поднимал рюмку и при каждом следующем тосте (за ГСВГ, за Северный флот, за тех, кто в море…)  делал небольшой глоток. Хозяин стола особо не возражал и не лез с резонным вопросом о взаимном уважении. Кантемиров с   вечной темы армейской службы начал переводить разговор в нужное русло:

– Всеволод Александрович, я вообще то планировал погостить у Толяна с месяц. Да видимо, не судьба. Где у вас тут можно квартиру снять?

– У нас в городе только одно агентство, называется «Дом родной». Хозяин – мой одноклассник, зовут Леня Лапин. Директором работает его жена, – ответил Всеволод Александрович и внимательно посмотрел на гостя, в общем-то неплохого человека, раз собрался к однополчанину на кладбище. – Леонид Лапин у нас авторитет, и все его знают, как Лапу или Лёлика. В это агентство идти не советую.

– Почему?

– Бандитская контора.

– Тогда, что делать? Мне возвращаться не с руки.

Коренной бокситогорец задумчиво взглянул на пустую бутылку «Смирновки» и сказал:

– У меня есть ещё одноклассница по имени Таисия, у которой от мамы осталась квартирка. Однокомнатная, но прямо у дворца культуры. А дом Таи с мужем здесь рядом. После закрытия комбината оба остались без работы, так и живут за счёт сдачи маминой хаты.

– Тогда идём к однокласснице?

– Надо по дороге в магазин зайти.

– У меня с собой ещё есть.

– Выдвигаемся, – воодушевлённый хозяин комнаты вскочил первым.

С одноклассницей договорились быстро. Основным аргументом оказались две диковинные металлические банки водки чёрного цвета с изображением черепа. Первую банку распили в квартире Таисии, вторую оставили до маминой квартиры, где хозяйка получила по сравнению с центром Питера смешную оплату за месяц вперёд. Обе стороны устной сделки аренды жилого помещения остались довольны друг-другом. Тимур только уточнил о наличии садового инвентаря в квартире, объяснив неотложным походом на кладбище к однополчанину. Дело святое…Тая с мужем задумались, супруг метнулся по подъезду и принёс от соседей небольшую лопату и тяпку. Чего не сделаешь ради хорошего человека... Больше баночек с водкой у нового жильца не наблюдалось, и коренные бокситогорцы вернулись к Таисии в гости. Сейчас средства позволяли продолжить банкет.

Большая однокомнатная квартира с «бабушкиной» мебелью: старый сервант, огромный комод, на котором примостился цветной телевизор «Рекорд», большой кожаный диван и стол в углу. Окна выходили на дворец культуры. Мама Таисии оказалась участником партизанского движения, а после войны работала в горкоме партии. Поэтому и смогла получить отдельную квартиру в престижном месте. И, видимо, дочка пошла не в маму…

Кантемиров каждый год посещал могилы отца и брата на поселковском кладбище. И каждый раз удивлялся появившимся новым оградам и памятникам, расширяющим территорию земель вечного упокоения. И если могила отца располагалась в глубине мусульманских участков, то младшего брата похоронили на окраине кладбища. Через два года могила братишки оказалась за несколькими рядами новых оград. Народ посёлка умирал от контрафактного алкоголя, продающегося на каждом шагу, и погибал в бандитских войнах. Поток старых иномарок, хлынувших через открытые границы, тоже внёс свою лепту в увеличении смертности на дорогах. Страна проваливалась в демографическую яму…

Кладбище Бокситогорска ничем не отличалось от родных мест. Те же ряды свежих мощных оград с крупными памятниками из цельных кусков мрамора с датами рождения и смерти молодых мужчин. Захват чужих территорий не прошёл даром для группировки Леонида Лапина. За всё надо платить… Как он сам жив остался?

Тимур нашёл нужную заросшую могилу с временным памятником, сваренным из листов железа в виде конуса с пятиконечной звездой. За год памятник покосился и облез. Местами проступила ржавчина. Прапорщик запаса Кантемиров под палящим солнцем и стрекотом кузнечиков вначале установил и закрепил железную конструкцию, очистил табличку с датой рождения и смерти другого прапорщика ГСВГ и начал очищать участок и холм земли от травы и мусора. Похоже, с момента смерти Анатолия Костылева никто не ухаживал за его могилой. Очистка и приведение места захоронения в порядок заняли целый час. Добровольный работник никуда не спешил, работал с перерывами, отдыхая в тени ближайшей берёзы. Надо было воды с собой взять…

Ещё на входе Кантемиров обратил внимание на небольшое строение за отдельным забором и входом в виде калитки. Слышался шум работающих электроинструментов. Тимур подошёл поближе и понял, что на территории кладбища развёрнут доходный бизнес по изготовлению надгробных памятников и металлической изгороди. Любые изделия на ваш вкус и кошелёк. На вошедшего потенциального клиента с лопатой и тяпкой в руках сразу обратили внимание. Высокий здоровый мужик в рабочих штанах и майке отложил дрель в сторону, встал и подошёл ближе.

– Желаете заказать памятник?

Тимур мазнул взглядом по наколкам на руках бригадира и ответил.

– День в радость. Вначале желаю водички попить.

Мужик молча махнул рукой, приглашая идти в контору. В небольшом кабинете указал на стул, открыл холодильник, вытащил минералки и разлил в два высоких стакана. Вода оказалась прохладной и не поддельной. Тимур осушил стакан за несколько глотков, выдохнул, вытер тыльной стороной ладони губы и произнёс:

– Вот прямо от души…

Мужик ответил улыбкой и спросил:

– Где чалился?

– На днях с Крестов откинулся. На зоне у хозяина не был.

– И не надо, – усмехнулся работник похоронного бизнеса. – Вижу, что не из блатных. По каким статьям парился?

– Статьи 77, 102 и 218. Я из автоматчиков.

– Нормально, – кивнул  бригадир и протянул ладонь через стол. – Аксён.

– Студент, – ответил на рукопожатие Тимур.

– Родственника похоронил? – последовал профессиональный вопрос.

– Год назад однополчанин на машине разбился. Служили вместе в Германии.

– Номер могилы?

– Номера не знаю, могу на схеме показать, – ответил Кантемиров, встал и подошёл к большой схеме кладбища, развешенной на стене. Ткнул пальцем. – Здесь.

Бригадир с погонялом Аксён сверился с журналом.

– Анатолий Иванович Костылев, 1966 года рождения?

– Он самый.

– Что будем устанавливать?

– Что-нибудь попроще и устойчивей. Чтобы надолго.

– Понял. Фото будет? – Аксён взял со стола лист бумаги и начал рисовать и делать пометки.

– У меня только армейские в форме остались. Занесу на днях.

– Что напишем кроме даты рождения и смерти?

– От жены и сына... – Тимур немного подумал и сказал. – Всё. Больше ничего не надо писать.

Бригадир привычно дорисовал эскиз, сделал подсчёт и показал лист клиенту, который согласно кивнул.

– Аванс могу прямо сейчас оставить. Остальные деньги принесу вместе с фоткой.

– Договорились. Зайди в бухгалтерию, дверь напротив.

Кладбищенский бизнес работал как часы. И наверняка под чутким руководством гражданина Лапина. Итак, в первый же день приезда в славный город Бокситогорск погоняло Студент прозвучало всего один раз. Интересно, а местные бандиты слышали что-нибудь о легендарном Студенте, раскидавшем охрану не менее легендарного РУОПа?

Тимур усмехнулся своим мыслям, захватил тяпку с лопатой, вышел за территорию кладбища и выдвинулся в сторону нового места проживания. По дороге, проходя мимо ДК, обратил внимание на большую афишу, приглашающую сегодня вечером на дискотеку: «Дискотека БОКСитогорска! Начало в 20.00. Вход платный».

Интересно, Леонид Лапин посещает дискотеки?

Тимур вышел на дискотеку около девяти вечера. После кладбища сходил в магазин за продуктами и хорошенько помылся в ванной, благо горячую воду пока не отключили. Затем здоровый сон на час, после отдыха расслабил плотной гимнастикой застоявшиеся мышцы от непривычной работы с тяпкой и лопатой, посмотрел за чаем художественный фильм по телеку и вперёд – к очагу культуры и отдыха местной молодёжи.

Молодой человек решил одеться просто и классически: белые кроссовки, синие джинсы, белая рубашка и чёрная кожаная куртка. Хотя на улице тепло для верхней одежды, но и жизнь бандитская довольно активная в плане физических нагрузок. Кто его знает, что произойдёт на танцах в чужом городе…

Кожаная крутка, более или менее вменяемая, конечно, не особо сковывает движения, она гладкая, за нее трудно схватиться рукой. К тому же такую одежду можно быстро снять в критической ситуации. И так же быстро надеть. Плюс, черная кожаная куртка в сочетании с короткой стрижкой на голове, создает этакий брутальный мужественный образ.

Повертел в руках финку – брать, не брать? Решил взять на всякий пожарный случай. Да и есть куда положить и закрепить. Пригодится в разведке... На выходе из квартиры перед зеркалом изучил синяк перед зеркалом – тёмно-синий оттенок начал переходить в чёрно-фиолетовый. Ещё с неделю фингал будет заметен точно. Захватил солнцезащитные очки для маскировки.

Как только вышел из дома, сразу почувствовал усилившийся ветер и прохладу. Хорошо, что куртку надел. Стемнело. Здесь не Санкт-Петербург с его белыми ночами. Конечно, не так темно как на Южном Урале в это время года, но без работающих фонарей было бы сложно найти в темноте нужный адрес среди раскинувшихся по всему городку деревьев и кустарников. Хорошо, что снял жильё рядом с ДК. Свет и шум музыки от очага культуры пробивался сквозь плотную зелень насаждений.

Открывая массивную дверь в здание, Тимур всё пытался вспомнить, когда он был в последний раз на дискотеке? В один из первых отпусков, когда начал служить прапорщиком и приехал в посёлок на побывку? Быстро время пролетело… Стареем… Уже не до танцев.

Просторное фойе, слева на стене висел большой стенд с фотографиями под названием: «Радуга талантов». Кантемиров снял очки и подошёл близко. Различные цветные фото местных детских кружков показывали, что жизнь в ДК бьёт ключом. Половину стенда занимали фото мальчишек в боксёрских перчатках и с медалями на шее. Бокс плотно вошёл в жизнь подрастающего поколения города Бокситогорска. Точно также, как и в родном посёлке Тимура. И наверняка половина пацанов мечтают о бандитской карьере...

Напротив стенда расположилась касса, над которой висела табличка с крупной надписью: «План основных мероприятий дворца культуры им. Ленина на месяц» и закреплённым листком с заглавием: «ИЮЛЬ». Прямо как в армии… Везде порядок и чистота. Чувствуется крепкая рука «завхоза» Лапы.

Кантемиров купил билет, накинул очки, прошёл мимо гардероба и у следующей двери предъявил двум контролёрам в спортивной форме. Парни с подозрением осмотрели незнакомца. Кто такой? Вроде не пьян? Стоит, лыбится в своих очках. Один оторвал контроль билетика и сообщил:

– У нас не хулиганят…

– Я похож на баклана? – ответил резонным вопросом незнакомый гость.

– Отдыхай культурно, – от души посоветовал спортсмен и шагнул в сторону, приглашая проходить внутрь учреждения культуры и отдыха.

Кантемиров поднялся на второй этаж по широкой красивой лестнице, в конце которой стояли ещё два спортсмена и наблюдали за танцующими в огромном, на весь этаж, зале. Тимур огляделся и сразу вспомнил дружинников-шахтёров, стоявших точно также на поселковых танцах в своё время. Этим парням в спортивной форме не хватало только красных повязок на рукаве. Чувствовался контроль и дисциплина.

По периметру зала располагались столики в два ряда, за которыми сидели и перекусывали под музыку и алкоголь гости дворца культуры имени Ленина, бюст которого возвышался на красном постаменте прямо у лестницы. Из больших акустических колонок в противоположном углу гремела музыка. Дискотека каждый раз приносила приличный доход, да и отдыхать местным парням и девчатам похоже было просто негде. Зал оказался полон ещё в самом начале вечернего мероприятия.

Рядом за столиком сидели трое девушек на выданье, которые разом посмотрели на новенького. Что ни говори, а брутальный вид и уверенный взгляд в тёмных очках молодого человека с заявкой во внешности на гангстерский типаж сразу приковывает внимание слабого пола. Это они ещё синяка под глазом не видели...

Подружки разом замахали ручками, привлекая внимание незнакомого парня и показывая пальчиками на свободный четвёртый стул рядом с ними. Тимур улыбнулся, сделал пару шагов в сторону девчат, как вдруг заметил слева от себя, за бюстом Ильича, свободный стол с небольшим портретом на подставке, перед которым стоял полный стакан, прикрытый куском хлеба. Абсолютно пустой стол без стульев, покрытый белой скатертью, портрет на подставке и перед ним, скорее всего, стакан водки.  Странно…

Кантемиров приветливо махнул девушкам и кивнул в сторону портрета. Мол, подождите, сейчас буду. Подошёл к свободному столу и увидел за стаканом чёрно-белое фото молодого мужчины кавказской национальности, обрамлённое чёрной лентой. Внизу портрета закрепили табличку с надписью. Тимур снял очки и прочитал: «Мусаев Аликбер Амин-оглы. 1962  – 1994», затем поднял голову и обратил внимание на два соседних стола, сдвинутые вместе, за которым в ряд у стены, сидели четверо мужчин. Явно бандитской внешности.

Лейтенант милиции сразу узнал всех по фотографиям капитана Рифкина: Лапа с Тюриком и Хирург с Кимулей. Хотя столы и сдвинуты вместе, старшие бандиты сидели ближе  друг к другу, а молодые бригадиры  устроились немного в стороне. Столы накрыты соответственно статусам верхушке организованной группировки. Даже стояла бутылка импортного шампанского. Невиданная роскошь…

Вся великолепная чётвертка уставились на залётного фрайера с синяком под глазом. Откуда нарисовался и чьих будет?

Тимур со слов Эдуарда знал о назревающем конфликте в руководстве бандитского сообщества. Обычное дело в уголовном мире. Но, засекреченный лейтенант милиции не мог знать, что именно сегодня, в сороковой день со смерти Аликбера Мусаева, разногласия между Леонидом Лапиным и Иваном Тюриным достигли своего пика.

Тюрик, считающий себя первой кандидатурой на место погибшего бригадира, именно в этот день развил бурную деятельность по поводу поминок Алика, даже сходил со старшими бандитами на кладбище, где выпил на жаре стакан водки за упокой души раба божьего, даже не думая, что  Мусаев Аликбер Амин-оглы вообще то мусульманин, и по законам ислама считать сорок дней после смерти принято со дня смерти.

Мусульман хоронят в день гибели до заката или на следующий день, если человек умер вечером или ночью. Поминки у мусульман не запрещены Шариатом, но отношение к обычаю иное, нежели у христиан.

Стоящий у истоков бокситогорской банды, пропустивший из-за посадки её основное развитие в организованное сообщество, и недавно освободившийся Иван Тюрин  предложил коллегам продолжить поминки на дискотеке. Поддатые члены бригады Алика тут же согласились с предложением продолжения банкета и организовали пустой стол с полным стаканом водки с коркой хлеба на фоне портрета погибшего. Уважуха от братвы!

 Леонид Лапин, умный и начитанный преступник, вепс по национальности и веривший не только в бога, но и в чёрта, и в остальных оборотней и колдунов, всей душой был против этой вакханалии, но пока ничего не стал предпринимать, мудро рассудив, что утро вечера мудренее и  ему надо будет завтра обязательно решить со своими бригадирами дальнейшую судьбы Тюрика.

Организатор преступного сообщества умел предвидеть события за несколько ходов вперёд и знал, что после назначения друга детства бригадиром, тот обязательно начнёт предъявлять претензии по деньгам и разделу власти. Лапин хорошо понимал, как важен для управления такого сложного преступного коллектива принцип единоначалия и всегда старался сконцентрировать основные функции управления банды только в своих руках.

Вожаку бандитской стаи не нужны были конкуренты, и Лапа решил пресечь в корне раскол своей группировки. Что делать с Ваней Тюриным, он пока не знал…

Кантемиров посмотрел на отдельный соседний столик, с которого начали синхронно подниматься охрана из трёх атлетов в спортивных костюмах, дождался паузы в гремящей на весь зал музыки и сказал, немного повысив голос:

– На костях танцуете. Нехорошо.

– Кто такой? – спросил Лапа и махнул рукой своей охране, приказывая сесть обратно.

– Меня зовут Тимур Рашитович. Кто-то меня знает, как Студента.

Четверо за столом переглянулись. Погоняло Студент не произвело никакого впечатления на руководство банды. Провинция…

Тюрик, сидевший за столом в распахнутой на груди белой рубашке с подвёрнутыми рукавами, первым начал нажимать на блатную педаль:

– Ты че буровишь, гондон штопанный?

– Не гони волну, фраерок. Остынь. Мне чужие головняки не нужны. – Тимур решил, что повода для знакомства вполне достаточно и решил проявить миролюбие. – Сами разбирайтесь с мертвяком. А я  сейчас покушаю, потанцую и спать домой пойду.

Незнакомец повернулся, делая вид, что собрался уходить к девчатам, как услышал визг Тюрика, сидевшего с краю, ближе к охране:

– Я щас тебе секель порву, сука!

Шестилетняя отсидка на мурманской зоне не прибавила Ивану Тюрину ни мозгов, ни нервов. Кантемиров развернулся обратно к авторитетному столу и, делая ещё одну попытку примирения, постарался ответить спокойно, хорошо понимая, что находится на чужой территории.

– Осади назад, фраерок. Я тебе не по масти.

– Зассал, чепушило? – Тюрик победно посмотрел на коллег по бандитскому цеху, ещё раз утверждаясь в своей крутости. Лапа посмотрел на друга детства и понимающе кивнул. Хирург с Кимулей хмуро переглянулись.

– Не суши зубы. На моём посёлке за такие слова сразу морду чистят, – Тимур сделал шаг в сторону стола и посмотрел в глаза оппоненту. – Мне братки на входе сказали, что здесь не  хулиганят. Пойдём на улицу. Бить тебя буду.

Кантемиров сделал шаг назад, развернулся и молча пошёл к лестнице. Двойка спортсменов из охраны сделала попытку остановить наглеца, но Лапа, вставая со стола, вновь махнул рукой, приказывая пропустить. Ивану Тюрину и бригадирам ничего не оставалось, как последователь за вожаком. Тюрик успел накинуть пиджак. Охрана со стола ринулась следом...

Контролёры внизу вначале особо не удивились, выпуская незнакомца в чёрной куртке на улицу, который прошёл мимо со словами: «Выйду, покурю. Сейчас вернусь».

Но, затем немного охренели, наблюдая, как вначале пробежал мимо возбуждённый и матерящийся на ходу Тюрик, за ним прошёл сосредоточенный Лапа с бригадирами и шествие замыкала тройка личной охраны. Всем захотелось разом покурить вместе с незнакомцем?

Тимур открыл массивную дверь и оглянулся. Куда идти? Где махнуться с местными? Махач на танцах – дело святое… И здесь не родной посёлок, где каждый куст знаком с детства. Зашёл за угол и увидел горящий фонарь.

Оппонент догонял, в темноте слышалось тяжелое дыханье. Ладно, сильно бить не будем. Похоже гражданин Тюрин далёк от спорта, и к тому же бухой. Но, на голову выше Тимура и похоже, бог его здоровьем не обидел. Кантемиров встал под свет фонаря, дождался противника и его сопровождение, молча сделал шаг навстречу и резко залепил подбежавшему Тюрику в глаз вытянутой до упора прямой левой. Этот удар не был боксёрским. На посёлке его назвали бы «битухой».  Просто выкинул левый кулак как плеть в направлении глаза оппонента.

Опытный боксёр знал, что  удар в область глаза заставит неподготовленного человека закрыть веки и поднять руки к голове. Это нормально. Подсознание включает природные рефлексы, чтобы защититься. Тюрик на секунду выпустил противника из поля зрения и помотал головой. В этот момент Кантемиров, восстановивший спортивную форму после тюрьмы, мог сделать многое. Да элементарно продолжил бы серию ударов: правой по селезёнке  или солнечному сплетению, и затем ещё раз левой сбоку в челюсть. Картина маслом…

Тимур сделал шаг назад. Подошедший сзади бывший боксёр Вова Ким, он же – Кимуля, оценил опытным взглядом точные действия неизвестного парня, хлопнул по плечу стоящего рядом Витю Вольфа, кивнул в сторону новичка и показал один палец. Сто баксов на новенького! Хирург не раз видел Ваню Тирюна в спортзале, примерно представлял силу его удара и кивнул в сторону проверенного бойца. Сто баксов на Тюрика...

Леонид Лапин знал своего дружка с детства и никогда бы не пошёл против него один на один. Лапа кивком показал на земляка. Пари состоялись – один к двум. Охрану оставили за углом ДК.

После пропущенного удара по голове расшатанная нервная система гражданина Тюрина увеличила частоту сердечных сокращений и дыхания. Надпочечники начали неистово выбрасывать в кровь адреналин. Мелкие моторные навыки  нарушились. Из подбитого правого глаза потекла слёза, размывая изображения стоящего напротив противника. Но, Ваня всегда считался опытным бойцом кулачных поединков, смог справиться с собой, провёл ладонью по глазу и не дал сознанию выпустить страх и панику. Тюрик рвался в бой и старался держать фасон. Уголовник очень хотел в бригадиры…

Правая рука опытного зека нырнула в боковой карман пиджака и вытащила на свет фирменный и тяжёлый нож-бабочку, подаренный лично Лапой в день освобождения.

– Заказывай саван, петушок.

Тимур впервые видел такой нож. Иван отвёл правую руку, откинул защёлку вверх большим пальцем, резким вращательным движением руки раскрыл нож и закрепил ручку. Холодная сталь блеснула в свете фонаря. Три щелчка слились в один звук. Тюрик не терял время с момента получения подарка и часто тренировался перед зеркалом. Настала пора переходить от теории к практике, наказать залётного наглеца и поднять свой авторитет до бригадирского уровня.

Ваня Тюрин красиво закончил вращение ножа и сделал шаг навстречу противнику. Крутой эффект от  ножа-бабочки закончился именно на этой секунде...

КМС по боксу, в течение трёх недель изучающий в тюрьме основы ножевого ближнего боя, обманным финтом дёрнулся вправо и назад, якобы подальше от ножа. Одновременно правая рука Студента нырнула под куртку, достала финку и перекинула нож в левую руку.

Правый глаз Тюрика начал заплывать и он не успел правильно зафиксировать движения оппонента. Правая ладонь с мудреным ножом вытянулась, как удар копьём, и последовала за ложным движением противника. Мимо...

Боксёрский уклон Студента под шаг влево и вперёд, перенос веса на левую сторону, и одновременно с доворотом корпуса сильный удар ножом снизу-вверх, под правое нижнее ребро. Уроки Спикера не прошли даром… Холодное оружие прошило печень вглубь и легко вернулось обратно. Клинок рассёк сосуды, кровь и желчь потекли в брюшную полость. Отличный нож…

Иван Тюрин почувствовал резкую боль в правом боку, заметил клинок в крови в левой руке стоящего напротив противника и в последние минуты своей жизни успел подумать, что надо бы сейчас сказать напоследок что-то красивое. Как, например: «Ваши не пляшут…» или «И к одиннадцати туз…».

Даже перед лицом смерти Тюрик старался держать фасон перед братвой. Смертельно раненный мужчина не смог сказать ни слова, по инерции смог сделал два шага и рухнул головой вперёд и лицом вниз.

По большому счёту боксёр Кантемиров мог легко обойтись и без ножа. Тот же удар кулаком в печень вырубил бы противника надолго. Печень в принципе является одним из самых уязвимых мест в человеческом организме: удар вызывает резкий приток крови, заставляющий печень расширяться и давить на легкое. Если грамотно попасть, то остановить соперника будет просто; особенно, если ударить во время вдоха. Удары по печени не только оглушают, но и приносят достаточно сильную боль.

С какой целью Тимур нанёс удар ножом – сейчас он сам себе не мог ответить. Действовал интуитивно и быстро, точно так же, как и в стенах РУОПа с подсечкой курсанта милиции. И достаточно эффективно для полной ликвидации противника...

Первым среагировал каратист Кимуля. Кореец, правильно оценивший действия неизвестного парня и только что поднявший на пустом месте пару сотен баксов (четыре средние зарплаты на местном комбинате), в два резких шага оказался вблизи Кантемирова. На расстоянии удара ногой…

Бригадир с погонялом Хирург с секундной задержкой резко завёл правую руку за спину, вытащил из-за ремня пистолет и передёрнул затвор. Лапа сделал шаг назад.

Незнакомец, блеснув клинком под светом фонаря, развёл руки в сторону и спокойно сообщил собравшимся бандитскую мудрость:

– Лучше нету каратэ, чем в кармане ствол ТэТэ. – Затем разжал ладонь, отпустил финку клинком вниз и посмотрел в глаза Хирурга. – Сдаюсь. Хенде хох.

– В сторону отошёл от ножа, – ствол пистолета указал жизненно-верное направление.

Кантемиров шагнул вправо, каратист не отстал и вновь оказался за спиной. Лапа разглядывал чужака и быстро соображал. Ловкий пацанчик. Красиво Тюрика замочил, видать – подготовленный боец. А с виду не скажешь…

Но, если каждый залётный фраер начнёт валить его бойцов в его же городе – братва не поймёт. А с другой стороны, сколько сейчас головняков решено одним ударом финского ножа…

И впереди вопрос с трупом. Хотя, это будут приятные хлопоты. Нет Тюрика – нет проблем. И решать задачу с залётным фрайером надо быстро. Как он там представился? Вроде Студент?  Главный бандит спокойно посмотрел на Кантемирова:

– Студент, ты только что нашего братана замочил. Надо отвечать.

– Либо я, либо он, – Тимур посмотрел на труп и перевёл взгляд на главного бандита. – Лапа, поверь мне на слово – эта картина мне нравится больше.

Леонид Лапин кивнул и усмехнулся.

– Откуда меня знаешь?

– В одном учреждении тебя рекомендовали как умного и правильного человека.

– В каком ещё учреждении? – Лапа переглянулся с Хирургом. – Ты чего буровишь? Рамсы не попутал?

– ИЗ 45/1, – спокойно ответил Тимур и повернулся правым боком к Кимуле. – Не люблю, когда за спиной стоят.

Ускоглазый бригадир напрягся и посмотрел на вожака, ожидая приказа на ликвидацию борзого фрайра. Как минимум, отправить его на больничку… Первый удар – ногой по голове. Лапа отрицательно покачал головой и спросил:

– Давно с Крестов?

– Чуть больше недели.

– По каким статьям парился?

– Одна из них 102 (Убийство), – ответил Тимур. – Ещё 77 и две части 218.

– И тебя выпустили? – вновь усмехнулся опытный преступник.

– Денег дали следаку через адвоката, – объяснил вчерашний арестант. – У меня ещё одна делюга на Урале. Поэтому я и оказался в твоём городе. Думал схорониться у кореша.

Кантемиров решил дожать оппонентов.

– Сейчас слушайте меня внимательно. О том, что я здесь знают ГамлЕт с Севой. Они на Крестах. Ещё за меня скажут тамбовские: Захар, Федя-банщик, Трофа и ещё молодняк. У меня в кармане блокнот с телефонами. Звоните, спрашивайте за Студента. – Тимур выдохнул и закончил: – Пойдёте по беспределу или сдадите мусорам – ответите все.

– Испугать решил? – переваривая в голове услышанные клички, спросил Лапа.

– Нет. Просто предупреждаю, – Тимур посмотрел в глаза Леониду. – И сейчас я сам стремаюсь. Ещё одна 102 нарисовалась, а это уже рецидив и тянет на пожизненное.

– Откуда такие слова ментовские? – удивился бандит.

– ЛГУ закончил, юридический факультет.

– А ГамлЕта откуда знаешь?

– На тюрьме познакомились, – сказал Кантемиров, решил закончить диалог рядом с остывающим трупом. – Лапа, забирай перо. Мой паспорт и блокнот в кармане куртки. Все козыри у тебя. Кроме перечисленных людей, мне крыть нечем и бежать мне некуда. Даю слово когти не рвать, а ты дай мне возможность схорониться в твоём городе. Звони людям и решай блудняк правильно. Ты человек авторитетный, а братва скажет за меня. И мазу будут держать.

Руководитель организованного преступного сообщества немного подумал и кивнул головой в сторону своего заместителя по фамилии Вольф.

– Хирург, позови охрану и веди этого фраерка ко мне в кабинет. Забери финку, паспорт и блокнот. Позвони по его номерам, и ждите меня.

Лапа повернулся ко второму заместителю.

– Кимуля, поедем с Тюриком к Аксёну.

Тимур понял, что труп неудавшегося третьего заместителя подхоронят сегодня ночью в свежевырытую могилу для нового клиента бокситогорского кладбища. Под какого-нибудь дедушку или под бабушку. Так сказать, в тесноте, да не в обиде. Мёртвые не обижаются…

 

P.S. Дальше здесь  –  https://boosty.to/gsvg

Подписываемся и читаем всё подряд, нажимая "Загрузить ещё" до упора вниз:

ИВС – 8 частей.

Жизнь за Жильё – 10 частей (про потерпевшего гр-на Шильда)

Помощник нотариуса – 6 частей (в книге - оппонент Кантемирова)

Кресты – 9 частей

Прапорщик Кантемиров – 8 частей (первая полностью доработанная книга в электронном виде). Закинул в творческую паузу.

Внедрение – 8 частей.

Банда – 8 частей.

Прапорщик Кантемиров (2) – 8 частей (полностью доработанная вторая книга в электронном виде). Тоже закинул в творческую паузу...

Банда – продолжение до 29 частей!

Питер – пока 20 частей… 

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division