NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Человеку не свойственно убивать другого человека. Для того чтобы в первый раз перейти черту, должен появиться сильный стимул. Должна быть причина…

Кантемиров, находясь в экстремальной ситуации при прямой угрозе его жизни, контролировал себя и ситуацию вокруг. Он хотел ударить ножом и ударил, хотя мог оставить противника в живых. За доли секунды его и чужая жизни непоправимо изменились. Тимур сам стал убийцей, а жизнь бандита Тюрика оборвалась после удара ножом в печень.

Как принять тот факт, что ты лишил жизни человека? Как осознать, что ты стал причиной чьей-то смерти? Простить себя и снова жить дальше?

В памяти лейтенанта милиции возникло лицо уголовника с подбитым глазом и последней ухмылкой в его жизни. Кантемиров на всю жизнь запомнил звук удара своего ножа,  пронизывающего одежду и плоть человека.

Тимур улыбнулся свежим воспоминаниям. Какие прощения? На войне, как на войне…

Молодой человек искренне считал свой поступок правильным и начал продумывать, как подвести применение холодного оружия под самооборону. Гражданин Тюрин сам спровоцировал конфликт и напал первым с ножом в руке, и в тот момент угроза жизни и здоровью гражданина Кантемирова оказалась реальной и достаточно весомой. Это гут...

Откуда у внедрённого сотрудника милиции появился нож в руке? Постоянно таскал с собой холодное оружие? С какой целью? Нож – это не оружие самообороны, а оружие нападения. Останавливающего эффекта у ножа нет, если только не припугнуть. Чтобы остановить преступника с помощью ножа, придется причинить ему очень серьезную травму. Или убить. Что только что Кантемиров и сделал. Отправил на тот свет грешную душу бандита. Он что – имел на это право?

Одно дело, когда ты схватил кухонный нож со стола, чтобы защититься от грабителя в вашей квартире, и другое дело, когда достал нож из своей куртки. У следствия (если до этого дойдёт) возникнет резонный вопрос, для чего в специальных ножнах куртки таскать при себе финский нож? Если у человека постоянно с собой холодное оружие, значит, он готов его применить. И, учитывая сегодняшние последствия от применения финки, можно сделать следственный вывод, что  всё же был явный умысел на лишения жизни человека, хотя и в целях самообороны. Для отчёта перед милицейским руководством надо хорошенько подумать над вопросом появления ножа в руках внедрённого сотрудника...

Действующий под прикрытием лейтенант милиции почувствовал физическую и моральную усталость. Впервые в жизни убить человека с первого удара ножа, это не в нокаут соперника отправить. Хорошо, что не пришлось добивать. Хватило одного удара. Спикер бы оценил… Все, что происходит после – издержки твоих действий. Последствия…

Контролёры в спортивных костюмах на первом этаже молча проводили удивлённым взглядом делегацию из непосредственного командира Хирурга, трёх здоровяков охранников и незнакомца в чёрной куртке, в этот раз оказавшегося в центре шествия. Музыка наверху продолжала греметь.

Парень подмигнул подбитым глазом и сообщил:

– Курить вредно.

Повернули направо, и зашли в кабинет с табличкой на двери «Завхоз». Шикарный просторный кабинет с двумя большими окнами и добротной мебелью. Удивил большой плоский телефонный аппарат белого цвета и с множеством кнопок. Правительственная связь? Скорее всего, до рейдерского захвата бандитской группировкой местного очага культуры, здесь сидел сам директор ДК. Власть сменилась. Всё течёт, всё меняется…

И только сейчас засекреченный лейтенант милиции почувствовал зверский аппетит. Во-первых, обед сегодня в комнате Всеволода Александровича оказался лёгким и под водочку, во-вторых, работа на местном кладбище отняло много сил, и, в-третьих, Тимура оставили без ужина и вынудили потратить огромное количество энергии за очень короткий промежуток времени. Завалить наглухо матёрого бандита одним ударом ножа, это вам не кот чихнул.

Кантемирова посадили на большой кожаный диван, двое из охранников взяли от стены стулья и уселись на расстоянии с двух сторон. Третий установил стул у двери и сел спиной к выходу. Грамотно…

Бригадир Виктор Вольф занял место в кресле за столом напротив, кинул финку в ящик стола и положил перед собой паспорт и записную книжку. Тимур оглядел охрану, остановил взгляд на бригадире и решил начать разговор первым, напустив немного тумана.

– Уважаемые, если вы так красиво и правильно расселись вокруг меня, в самом деле, думаете, что я ничего не смогу сделать? – И сам же ответил на вопрос. – Я шесть лет в армии отслужил, и меня научили кое-чему.

Охранники переглянулись, бригадир спросил:

– Где служил?

– ГСВГ, под Дрезденом. Учебный центр Помсен. Год рядовым и пять лет прапорщиком.

Хирург начал внимательно разглядывать бывшего советского военнослужащего. Спортивный, щуплый, сидит спокойно. Пять минут назад убил человека одним ударом ножа, руки не дрожат, глаз не отводит. Как будто, в самом деле, вышел покурить и вернулся на танцы…

«Учебный центр Помсен» прозвучал красиво и загадочно, точно также как и раньше – дрезденский следственный изолятор. Последние воинские части Западной группы войск покинули Германию, и кто сейчас разберётся, кто и где стоял? И как назывался? Подготовленные и боеспособные войска раскидали по всей России-Матушке, а кто-то даже оказался за рубежом нашей необъятной Родины и оказался перед выбором изучения нового текста присяги.

Последовал логичный армейский вопрос:

– В каких войсках обучался?

– По штату официально стояли в пехоте. Гвардейский 67 мотострелковый полк. – Кантемиров спокойно посмотрел в глаза бригадиру. – А дальше не могу говорить – военная тайна.

Неудавшийся офицер медицинской службы Виктор Андреевич Вольф, и сегодняшний бригадир организованного преступного сообщества под псевдонимом Хирург отвечал за стратегию,  тактику и внутреннюю безопасность группировки. Поэтому старался подбирать в свою бригаду несудимых и отслуживших в армии. Желательно из бывших офицеров, разом попавших под сокращение армии одновременно с развалом страны. Бригадир и его ближайшие сотрудники, отобранные для личной охраны Леонида Лапина, понимали, что означают слова о военной тайне и переглянулись.

Сотрудники бригады Хирурга пока ничего не могли знать, но начали догадываться, что сейчас происходит какая-то запутка и непонятка. Ушли вчетвером за незнакомцем, вернулись с ним же и только вдвоём. Где остались Лапа, Кимуля и Тюрик? У бригадира запачканная кровью финка в руке, которую он нёс за кончик лезвия. Много вопросов…

Старший охраны, сидящий у двери, засунул руку за отворот пиджака, вытащил из секретной кобуры под мышкой ПМ и сообщил, глядя в глаза задержанного:

– Нас тоже чему-то в армии учили.

  Тимур улыбнулся и кивнул.

– Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь... Я дал слово не убегать. И меня сегодня оставили без танцев и ужина. Хрен с ним, с танцами, а военнопленных надо кормить. Очень кушать хочется.

Пленник посмотрел на бригадира. Виктор Вольф снял трубку, набрал номер и приказал принести ужин на одного человека в кабинет шефа. Кантемиров только сейчас обратил внимание, что трубка телефона не соединена шнуром с аппаратом. Как в сериале про Санта-Барбару. Техника! Хирург взял паспорт со стола, сличил фото с лицом Тимура, пролистал, положил документ на стол и раскрыл записную книжку.

– Показывай номера.

– Вот домашний номер вертухая. Скажи, информация от Студента для Севы, объясни ситуацию и оставь свой номер. Сюда перезвонят из Крестов. – Кантемиров привстал и спокойно показывал записанные номера телефонов, так как ещё в изоляторе решил не шифровать бандитские данные. – А вот номер кафе «Роза ветров». Слышал о таком?

Хирург кивнул. Кто же не слышал?

 – Главного там зовут Фёдор Александрович Банщиков, он же – Федя-Банщик. Он меня знает. Привет передай.

В дверь постучали. Охранник с пистолетом в руке встал, убрал стул за спинку и открыл дверь. Молодой парень в спортивном костюме, не говоря ни слова, прошёл с разносом в кабинет и разложил тарелки и стакан на столе. Также молча повернулся к бригадиру. Тот кивнул.

– Свободен.

За спортсменом закрылась дверь, стул с охранником вернулся на место. Порядок и дисциплина в банде. По кабинету поплыл запах только что приготовленной пищи. Картофель-пюре с огромной котлетой, салат из свежих огурцов и стакан минеральной воды. Провинция – просто и сытно. Отдельно в тарелочке пару кусков хлеба и завёрнутые в салфетку вилка со столовым ножом. Сервис…

Хирург поднялся с блокнотом в руке, захватил трубку с телефонного аппарата, посмотрел на столовый нож в руке Тимура, с азартом разрезающего котлету, и на выходе сказал охраннику у двери:

– Дёрнется – вали на месте.

Когда закрылась дверь, бывший офицер ВДВ передёрнул затвор пистолета и пожелал от всей бандитской души:

– Приятного аппетита.

Кантемиров кивнул и начал поглощать пищу, положенную согласно Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Тимур в процессе ужина продумывал дальнейших ход действий. Хирург наверняка дозвонится, и бандиты получат первую информацию о нём. Только останется убедить Лапу с бригадирами о достоверности его версии прибытия в не самый гостеприимный город Бокситогорск.

Значит, он правильно сделал, что решил прямо сегодня, не смотря на жаркий день, привести могилу Костылева в порядок. Заодно и познакомился со старшим бригады, работающей на кладбище. И если этот Аксён окажется у себя, и, скорее всего, так и будет, он добавит ещё информации о новом человеке, неожиданно появившемся сегодня  на погосте. Пока всё складывается в ёлочку. Кроме убийства Тюрика...

Минут через двадцать открылась входная дверь. Первым в кабинет вошёл Лапа и сел на своё место. Руководитель преступного сообщества. Следом зашли Хирург и Кимуля. Трубка телефона вернулась на место, на аппарате зажёгся зелёный огонёк. Главарь банды посмотрел на пленника и затем на охрану.

– Подождите за дверью.

Опытным сотрудникам не надо было повторять приказ дважды. Все одновременно встали, вернули стулья на место, старший щёлкнул предохранителем пистолета. Конвой вышел. Кантемиров допил воду и поставил стакан на стол.

– Благодарю душевно.

Леонид Лапин молчал и продолжал смотреть на залётного фраера. Только что замочил человека, поел с аппетитом и ещё благодарит. Может быть, оставить его у себя на постоянной основе в качестве штатного ликвидатора?

Авторитет специально выпустил сегодня залётного фрайера из зала дискотеки и оставил охрану за углом ДК, чтобы не плодить свидетелей. Вожак банды надеялся, что поддатый Тюрик, всегда ходивший с ножом в кармане, не справится с эмоциями и вновь совершит преступление. А дальше по обстоятельствам: или гражданин Тюрин подастся в вечные бега, или гражданин Лапин через своего шурина законопатит друга детства обратно на зону. На пару пятилеток.

Залётный фрайер, которому предназначалась судьба жертвы, поступил по своему и решил вопрос кардинально...

И тамбовские только что дали положительные характеристики, а слово тамбовцев всё ещё чего-то стоит в уголовном мире. Даже, несмотря на то, что Кумарин оказался заграницей, основные члены группировки по-прежнему остались на своих ключевых местах. Организация  продолжает функционировать все так же, как единое целое.

Авторитету Лапе в своих тайных мечтаниях очень хотелось вырасти до уровня авторитета Кума.

Областному руководителю преступного сообщества становилось тесно в границах своего района. Тем более, сейчас, когда основная проблема единовластия решилась сама собой. Вернее, с помощью этого Студента, спокойно сидящего перед ним. Прежде чем предлагать серьёзную работу новичку, надо выяснить всю его подноготную. И с чего это вдруг Студент с Питера оказался в Бокситогорске?

Лапа прервал молчание и спросил:

– К нам зачем приехал?

– Я уже говорил, что к корешу заехал. Толик Костылев, служили вместе в Германии. Разбился на машине, а я думал у него спокойно с месяц пересидеть, – пожал плечами Кантемиров и добавил: – Адвокат посоветовал съехать с Питера, а на Урал мне нельзя сейчас. Там все мои кореша в розыске.

– Ты с Урала?

– Лапа, мой паспорт перед тобой лежит.

Леонид раскрыл первую страницу документа и удивлённо уставился на Тимура.

– Так ты с Копейска?

– С посёлков, с шахты «Комсомольской», – уточнил южноуральский паренёк.

– А я на Октябрьской чалился. На единичке.

– Жёсткая зона, – подтвердил Кантемиров и повернулся к бригадирам. – Там птицефабрика рядом, и когда ветер с севера, сидельцам дышать совсем нечем.

– Да там каждый день  ветер северный.  – На Лёню Лапина нахлынули не самые приятные воспоминания. – И как в той песне – «зла немеряно…»

– Мы постоянно с октябрьскими на танцах махались. – У Тимура оказались свои памятные моменты проживания в шахтёрских посёлках.

Лапе захотелось вспомнить лихую молодость и в очередной раз поделиться с бригадирами своим приобретённым опытом преодоления тягот и лишения бандитской жизни на уральских зонах. Так сказать, в воспитательных целях. Да и третий слушатель появился, который явно в теме. Воспоминания авторитета прервал телефонный звонок.

Трубку снял Хирург. Безопасность босса – прежде всего.

– Слушаю.

Виктор Вольф услышал короткий ответ и протянул трубку шефу.

– ГамлЕт из Крестов.

Кантемирову показалось, что Лапа в этот момент был готов вскочить с кресла. Дважды судимый Кимуля с удивлением перевёл взгляд с вожака на сидящего Студента. Известный порядочному обществу всей страны  московский вор в законе ГамлЕт вдруг решил позвонить в их богадельню? Что сейчас происходит? Один Хирург оказался далёк от блатного мира и не сразу почувствовал значимость  звонка с самой верхушки уголовной иерархии.

Руководитель преступного сообщества постарался ответить достойно:

– Час в радость, бродяга. – Прослушал ответ, затем вопрос и сообщил в трубку. – Напротив меня сидит.

Лапа кивнул и протянул через стол трубку Тимуру, который впервые в жизни держал часть телефонного аппарата без соединяющего шнура.

– Добрый вечер, Гамлет Самвелович.

Студент улыбнулся, услышав ответное приветствие. Лапа и Кимуля заулыбались вслед. Второй заместитель главаря  сохранил хмурый вид и присел на диван. Ему положено, он отвечает за безопасность группировки.

Тимур продолжил разговор:

– Расклад такой: один местный брателло втравил меня в блудняк, базар не фильтровал. Я забил стрелку, он выдернул перо, у меня финка с собой была, и я его завалил наглухо. Вот такая канитель…

Студент прослушал ответ вора в законе и сказал.

– Сейчас в кабинете у старшего. По беспределу не пошли, накормили, – Тимур поднял голову, посмотрел на Лапина и улыбнулся в трубку. – Вот только водки не налили.

Лапа довольно переглянулся с Кимулей.

Студент продолжил разговор:

– Согласен. Лапе решать. От души, ГамлЕт. – Кантемиров протянул трубку обратно. Главарь банды важно подвёл трубку к телефону и взмахом руки указал всем освободить помещение.

Авторитеты говорить будут…

После разговора с вором в законе  уже никто не контролировал свободу передвижения залётного фрайера. Кимуля предложил Хирургу подняться наверх, где продолжалась дискотека, но Виктору Вольфу не захотелось бегать туда-сюда. Шеф скоро вызовет.

Тимур решил сходить в туалет на первом этаже, бригадиры остались в фойе. Через полчаса дверь кабинета открылась, и Лапа позвал всех обратно.  Кантемиров сел на своё место и посмотрел на самого главного бандита Бокситогорска.

Леонид Лапин вежливо поинтересовался:

– Студент, водку будешь?

– Не откажусь, – Тимур посмотрел на обоих бригадиров. – Всегда готов выпить с порядочными  людьми.

Бригадира Кимулю весь вечер доставал одни спортивный вопрос.

– Слышь, Студент, кто тебе такой красивый фингал нарисовал?

– Хулиганы, – Тимур ответил голосом Шварцнегера из фильма «Красная жара», сам же не выдержал, рассмеялся и объяснил коллеге-бандиту: – Вчера утром на ринге удар пропустил.

– Так ты боксёр? – Вова Ким переглянулся с Лёней Лапиным.

– КМС в весовой категории до 48 кг, – важно сообщил Тимур и посмотрел на часы. Сеанс связи с капитаном Рифкиным прошёл час назад...

Раздался стук в дверь, и вошёл тот же парень в спортивном костюме. На этот раз на разносе гордо возвышалась бутылка водки «Распутин», несколько бутылок минералки калибром поменьше, множество различных бутербродов и тарелка солёных огурцов.

Когда немецкая водка водрузилась на стол, мистический старец подмигнул залётному фрайеру – всё в ёлочку, братан!  

В это время совсем в другом кабинете упомянутого Тимуром учреждения ИЗ-45/1 авторитетный преступник, вор в законе и глава одного из кланов наркомафии со странным погонялом ГамлЕт положил телефонную трубку и посмотрел на Севу, сидящего за столом служебного кабинета, под жизнеутверждающим плакатом на стене: «На свободу с чистой совестью».

Гамлет Самвелович только что закончил разговор с менее авторитетным бандитом с псевдонимом Лапа, главой одной из областных преступных группировок, и делился услышанным.

– В чужом городе  нашему Студенту не понравились поминки на дискотеке, устроенной местным бродягой с погонялом Тюрик.

– Не слышал о таком. Да и кому поминки на танцульках понравятся? – задал риторический вопрос Савелий Симонов.

– Не говори, Сева, – вздохнул авторитет.  – Совсем рамсы попутали. Ничего святого.

– Так что там со Студентом?

– Лапа говорит, что наш Тимурка до упора пытался замять базар миром. Но, этот Тюрик при всей честной братве обозначил его чепушилой.  Студент вызвал понтярщика на улицу. В парке за дворцом культуры местный вытащил перо и сам нарвался на финку. Один удар в печень. Лапа утверждает, что не успел ничего заметить, как Тюрик завалился мордой в землю. Тимур профессионально сработал.

– Это его Спикер научил. Постоянно на прогулке занимались вдвоём, – Сева объяснил мастерство бывшего сокамерника.

– Быстро учится наш Студент, – сделал вывод ГамлЕт. – И это хорошо. С Лапой договорились, что он пока приезжего у себя приютит. Дальше посмотрим, как себя покажет.

И если у Гамлета Самвеловича до этой ночи ещё оставались сомнения по поводу привлечения Кантемирова к серьёзным делам своей организации, то после убийства Тюрика все подозрения в лояльности кандидата развеялись, как утренний туман над Невой. Студент доказал совершенным тяжким преступлением свою непричастность к правоохранительным органам. Никакой внедрённый милицейский агент не станет мочить направо и налево несогласных с его жизненной позицией.

Вор в законе крикнул в закрытую дверь имя конвоира, и ГамлЕта с Севой развели по камерам следственного изолятора «Кресты».

У оперуполномоченного Эдуарда Рифкина на постоянной связи состоял паренёк из Бокситогорска по имени Сергей Афанасьев, который охотно откликался на кличку Афоня. Сергей с шестого класса походил в секцию бокса, особых результатов не показал, в девятом классе закурил, а в десятом уже не представлял себе выходных без водки и пива. Из секции выгнали, но городок маленький и остались знакомые боксёры. В группировку Серёгу не взяли, как слабого душой и телом…

Так и жил бы Афоня себе потихоньку рядом с бокситогорской бандой, но пристрастился к наркотикам и год назад попался по краже в магазине Тихвина. Матёрый опер расколол парня и вербанул на раз. На безрыбье и наркоман – рыба. Сергей ещё с юных лет знал многих постоянных участников банды и снабжал тихвинских оперов различной информацией, но, в основном, поверхностной.

Когда истёк срок ожидания договорённого звонка, Эдуард подождал ещё час в квартире  подруги и позвонил Афанасьеву домой. Опер прямых вопросов не задавал, но юный барабанщик в надежде на скромное денежное вознаграждение сам поделился новостью о неизвестном парне в чёрной кожаной куртке и с фингалом под глазом, впервые появившемся на местной дискотеке в ДК.

Этот новичок повздорил с Тюриком,  затем вышел с ним из танцевального зала. За ними выскочил Лапа с бригадирами и охраной. Назад никто не вернулся. Афоня с подругой сидел недалеко и всё видел сам. Разговор не слышал.

Рифкин хорошо знал, что с недавно освободившимся Тюриным шутки плохи. Итак, до посадки, всегда слыл человеком вспыльчивым, чуть что – сразу за нож хватался. Шесть лет на зоне мозгов и спокойствия не прибавили, только блатного гонора появилось выше крыши.

Не смотря на поздний час, Эдуард позвонил Борцову домой и рассказал о сложившейся ситуации. Максим Владимирович посоветовал завтра, с утра в воскресенье, съездить в бокситогорский отдел якобы по своим милицейским делам и аккуратно поводить жалом. Нет ли какой дополнительной информации по дискотеке? И дождаться следующего сеанса связи. Если Кантемиров и во второй раз не выйдет из небытия, будем с утра понедельника поднимать тревогу. Вопрос серьёзный…

Со временем отличительной чертой бокситогорской ОПГ стала слаженная работа внутри коллектива благодаря организаторским способностям Леонида Лапина, который хорошо разбирался в людях и мог спокойно делегировать некоторые свои лидерские полномочия приближённым заместителям – бригадирам, у которых в свою очередь работали особо доверенные старшие групп. Каждая бригада делилась на несколько подразделений. Каждый бригадир имел право самому набирать себе людей и назначать их на должности. Для решения спорных ситуаций допускались компромиссы,  за власть никто из бригадиров не боролся. Всё это, в итоге, положительным образом сказалось на результативной деятельности всего преступного сообщества.

Лишь выход на свободу Ивана Тюрина внёс некоторый разлад в тщательно созданную бандитскую структуру. После смерти Алика дисциплина в его бригаде пошатнулась, личный состав без сильной руки начал забывать спортзал и потянулся к алкоголю и развлечениям. Тюрик уже мнил себя бригадиром, всячески потакал прихотям братвы и собрал вокруг себя недовольных жёсткой дисциплине в организации.

Назревал бунт на корабле – бандитский и бессмысленный. Один удар ножом в печень неудавшегося бригадира пресёк дальнейшие волнения в коллективе. Оставался только профилактический разговор с несколькими приверженцами разгульной жизни.

И как бы ещё не начали мстить за Тюрика. А Лапа слово дал вору в законе беречь Студента. Придётся охрану поставить...

Леонид Лапин восполнил отсутствие высшего образования чтением книг. Особенно увлекался историческими произведениями, и весь опыт былых времён переносил на свои действия. В то время, как в других ОПГ постоянно шли разборки и дележ власти, бокситогорские спокойно подмяли под себя весь район. Разумно поступали они и с конкурентами из соседних областей, избегая провокаций, старались поддерживать с ними ровные отношения. Лапа постоянно отстёгивал в воровской общак.

Да и ближайшие Новгородская область и Вологодская область не интересовали Лапина в принципе. Взоры организатора и руководителя бокситогорского ОПГ устремились на запад. Пришла горячая пора рубить «окно в Европу».

Мудрый вожак воспользовался ситуацией и в обмен на защиту Студента попросил ГамлЕта содействия и покровительства при будущих разговорах  с представителями основных группировок бандитской столицы. Ты мне – я тебе.

С вором в законе, томящимся в «Крестах» договорились держать постоянную связь. Леонид Лапин, хотя и имел четыре судимости и относил себя к воровской идеологии, больше склонялся к гангстерскому мировоззрению – преступным путём ухватить большой кусок пирога, а дальше жить, как все богатые законопослушные граждане. И чтобы его дети и внуки ходили в нормальные школы и потом учились за границей. Лапа не хотел пожизненно оставаться частью воровского сообщества. Начитанный человек понимал, что ничего хорошего в этом мире нет...

Кантемиров проснулся под утреннее пение птиц. Сквозь открытую форточку и зелень ближайших деревьев пробивалось солнце и свежий воздух. Лёгкий ветерок теребил шторы. Странно, но комаров в квартире не было, здесь не центр Питера, выросший на балтийских речках и болотах. Никто спать не мешал и кошмарные сны в виде Тюрика с ножом-бабочкой в руках не тревожили здоровый молодецкий сон.

Тимур быстро привёл себя в порядок и принялся за привычную утреннюю гимнастику, размышляя о вчерашнем дне. Как ни крути ножички, а вчера он убил человека. Не совсем примерного гражданина, но всё же – человека…

В памяти возникла драка за дрезденской вокзалом семилетней давности, где на него напали с ножом немецкие хулиганы. И нападавших тогда оказалось гораздо больше, и Тимур остался ранен ножом в руку.  Но, семь лет назад в голове прапорщика Кантемирова не возникло ни одной шальной мысли мочить немцев. Обезоружил и сдал подоспевшей полиции.

А вчера, долго не думая, просто нанёс один удар ножом в печень, хорошо представляя все последствия. И прямо с сегодняшнего дня надо начинать зачищать все следы. Финку, паспорт и записную книжку Лапа решил пока оставить у себя. Сказал – вернёт в понедельник. Скорее всего, обратится к своему родственнику, начальнику местной милиции. Нож отдадут на экспертизу и закрепят документально. Если дадут делу ход, потом не отвертишься. Надо сегодня же звонить Рифкину и доложить свою версию событий. Значит, необходимо сделать так, чтобы Лапа до вечера сам отдал блокнот. Сегодня воскресенье… Что делать?

Кантемиров выглянул в окно, с удовольствием вздохнул полной грудью утренний чистый воздух и заметил стоящий прямо у входа в подъезд тёмный джип Гранд-Чероки охраны. Вчера за столом руководитель банды дал приказ Хирургу выставить охрану у дома Студента. Якобы у Тюрика ещё кореша остались, могут отомстить.

В машине двое, за рулём бодрствует тот самый охранник, который вчера держал под пистолетом и пожелал приятного аппетита. Второй спал на откинутом пассажирском сиденье. Грамотные охранники. Или конвоиры?

Тимур прошёл на кухню и поставил чайник со свистком. Дождался характерного высокого звука, сообщающего о закипевшей воде, открыл окно кухни прямо перед джипом, взял в руку банку растворимого бразильского кофе, захваченного с Питера, и позвал:

– Эй, охрана. Не спим на посту!

Охранник за рулём спокойно повернул голову. Кантемиров показал банку кофе и сообщил:

– Доппаёк. Кофе будешь?

– Если мышьяк не подсыпешь,  – ответил служивый и толкнул локтем соседа. – Подъём.

Тимур взял три чашки со стола, поставил на подоконник в ряд, демонстративно насыпал кофе, добавил сахара из другой жестяной банки (это было красиво и стильно – держать сахар на столе в импортной банке) и протянул готовый парящийся кофе подошедшему парню с пассажирского сиденья. Водитель остался сидеть на месте. Есть контакт с охраной...

Охраняемый (или временно задержанный) принялся делать бутерброды для себя и часовых на посту. Если ты к служивым нормально, то и к тебе будет – хорошо. После завтрака надо продумать причину, дальнейший разговор и  как вызвать бригадира охраны и безопасности.

Хирург сам подошёл через час, зашёл в квартиру и протянул ладонь.

– Как спалось? Кошмары не мучили?

– Нет. Проснулся под пение птичек, как у себя в армейском учебном центре. Считай, мы в немецком лесу служили.

Вчера, за рюмкой водки Кантемиров вкратце поделился своей биографией и немного рассказал о совместных спекулятивных делах вместе со своим армейским другом Толиком Костылевым. И эта тема оказалась особенно интересна для неудавшегося офицера Виктора Вольфа, немца по национальности, пившего только заморский коньяк.

Бывший начальник войскового стрельбища Помсен владел темой, рассказ звучал правдиво. Начальнику службы безопасности банды оставалось только переговорить с одноклассником Лапы по поводу разбившегося насмерть прапорщика Костылева и посетить кладбище.

Если бы не хулиганская натура бывшего курсанта военно-медицинской академии, с детства привыкшего драться с местными ребятишками в солнечной Киргизии, из Виктора Вольфа мог бы получиться отличный офицер – военный врач-хирург. Но, свои военно-медицинские познания молодой человек реализовал совсем на другом поприще. Судьба сыграла так, что полностью раскрыть свой потенциал, заложенный природой и уличным воспитанием, Виктор смог только в бокситогорской банде.

Неудавшийся офицер осуществил свои потенциальные возможности в становлении и укреплении организованного преступного сообщества. Молодой мужчина, с детства мечтающий о службе в армии и проучившийся почти до выпуска в престижном военном училище, умел подчинять себе людей и ставить перед ними цели для выполнения приказов. Как чистокровный немец по национальности, Виктор Вольф с молоком матери впитал в себя привычку к порядку и дисциплине. От отца передался «прусский дух» и любовь к оружию.

В киргизской школе «бледнолицых» мальчиков (русских, немцев и татар) оказалось гораздо меньше местных пацанов. Стычки случались чуть ли не каждый день. Пятиклассник Витя возглавил мальчишеское нацменьшинство, и до самого выпуска его ватага давала достойный отпор всем азиатам в округе.  И, кстати, те двое курсантов, которых жёстко побил старшекурсник Вольф, оказались родом из славного города Бишкек, бывший Фрунзе.

Гражданин современной России избавился от навязанных обществом стандартов и шаблонов, не стремился создать семью и иметь верных друзей. Виктор Андреевич Вольф, наслаждаясь одиночеством, выбрал стратегию собственного жизненного благополучия. На сегодняшний день молодой человек искренне считал, что его жизнь разворачивается правильно, логически и рационально, вполне соответствуя изменившимся реалиям жизни в стране.

Бригадир Хирург с помощью вожака Лапы установил твёрдую дисциплину в преступной организации, внутри которой организовал и развил собственную службу безопасности. Ordnung und Disziplin! Личный состав ранее неизвестной в определённых кругах банды подтянулся физически и морально, победил в нескольких локальных бандитских войнах, захватил весь район и на равных вошёл в список уважаемых преступных группировок Ленинградской области.

Не удивительно, что освободившийся гражданин Тюрин Иван Васильевич со своими представлениями о блатной вольнице сразу невзлюбил новые порядки в преступном сообществе родного города. Тюрик и Хирург не понравились друг-другу с первой встречи, неприязнь росла с каждым днём и закончилась с появлением Студента на местной дискотеке.

По большому счёту, Виктор Вольф должен был, как минимум, остаться благодарным гостю города за столь радикальное избавление от существенной проблемы внутри организации. Но, Хирург не умел оставаться благодарным, подозревал всех и верил только себе. 

Бригадир не отказался от кофе и спросил, потягивая благородный напиток мелкими глотками .

– Чего хотел?

Тимур продумал дальнейший разговор, был готов к вопросу и решил говорить с неудавшимся офицером просто, без воровских и бандитских выкрутасов.

– Виктор, я бы хотел, чтобы наш разговор остался между тобой, мной и, естественно, – Лапой. Дело не только моё.

Кантемиров вопросительно посмотрел на собеседника. Бригадир не спеша глотнул кофе и кивнул. Согласен. Тимур начал объяснять.

– Меня закрыли челябинские менты по наводке одного стукача на Урале. Мои кореша с посёлка сейчас в розыске, постоянной связи нет. Перед отъездом в Бокситогорск я оставил уральцам номер телефона своего адвоката. Мне нужно срочно связаться с защитником с важной информацией для уральских пацанов. Нужен телефон и мой блокнот.

– Пошли в ДК, к Лапе в кабинет. Оттуда и позвонишь.

Студент предвидел это предложение и отрицательно мотнул головой.

– При всём уважении, я не доверяю ни тебе, ни вашему хитрому аппарату. А вдруг, разговор записывается? – Для убедительности Тимур встал, прошёл к окну и повернулся к собеседнику. – Предлагаю сделать так – сейчас с любого телефона-автомата я договорюсь с адвокатом о времени связи с Челябинском, оставлю номер телефона ДК и вечером в девять часов в твоём присутствии и при шефе поговорим с моей братвой. На Урале будет одиннадцать вечера. Думаю, Лапе будет самому интересно пообщаться с моими земляками. Вдруг, кого знакомого услышит?

Виктор Вольф задумался. Не доверять и не верить – это нормально, это по-нашему. Да и особого риска никакого, а так и Лапа доволен останется. Молодость вспомнит, с уральцами поговорит. Глядишь, и пригодятся новые контакты в дальнейшей бандитской жизни. С кем шайтан не шутит, всякое может быть.

Хирург посмотрел на Студента, спокойно разглядывающего вид за окном.

– Хорошо. Я охране скажу. Отвезут и привезут. Нормальные телефоны расположены около отделения милиции и автовокзала. Сам пока по городу не ходи, опасно. Думаю, сегодня к вечеру снимем проблему окончательно.

Капитан милиции Рифкин в прекрасный воскресный день стоял в тени крылечка бокситогорского отдела милиции и мирно беседовал за жизнь со знакомыми операми уголовного розыска. Один из местных оперов отдежурил ночь, сдал дела новому сотруднику и делился свежими впечатлениями.

Ночь прошла спокойно, если не считать драку возле бани и кражу аккумулятора с автомобиля директора этой же бани. Банщик от официального заявления отказался, сообщив сотрудникам, что сам решит вопрос через гражданина Лапина, большого любителя русской парной.

Обычное дело… Рутина… Зачем обращаться в милицию, если в городе работает более эффективная организация?

Сотрудники повернулись на звук подъезжающей машины и с завистью посмотрели на подъезжающий тёмно-зелёный Джип Гранд Чироки. Никакой милицейской зарплаты не хватит на такой автомобиль. Даже – подержанный…

 Из внедорожника вышел широкоплечий молодой парень в футболке и спортивных штанах, кивнул знакомым ментам, спокойно огляделся вокруг и открыл заднюю дверь. Из салона собственной персоной появился Тимур Кантемиров с записной книжкой в руке, мазнул взглядом по милиционерам в гражданке и подошёл к телефонной будке. Рифкин насторожился. Что происходит?

Тихвинский сотрудник спросил у местных:

– Кто такие?

– В футболке Алекс. Аркадий Алексеев. Бывший офицер-десантник, под Хирургом ходит. – Один из оперов посмотрел вслед Кантемирову. – А этого с фингалом вижу впервые.

Капитан милиции отвернулся в сторону американского автомобиля.

– Красивый джип…

– «Кирпич», – подтвердил сменивший опер, вздохнул и добавил: – Объём двигателя пять литров. Зверь-машина.

– Ладно, парни. Поехал я домой, на сегодня хватит.

Сотрудник тихвинского отдела уголовного розыска, вздохнул вслед за коллегой, попрощался за руку и направился к старенькому ВАЗ-2101.

Каждому – своё…

P.S.  Вышла из печати первая книга про засекреченного лейтенанта милиции под названием «Жизнь за жильё». Стоимость 400руб. и плюс услуги Почты России вместе с конвертом обойдётся примерно в 200руб.

Принимаю заказы. Пишите мне на tagitus@yandex.ru

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division