NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

   Какая всё-таки универсальная часть тела-  задница. Какого предмета она ни коснись- тут же примет его форму... и температуру. ("Мысли умных людей" том 2, стр.6.). Сядешь, например, на калорифер- будет она тёплая и ребристая. А сядешь на пайолу (для сухопутных читателей- это железные настилы в трюме, по которым ходят) - будет плоская, прохладная и в клеточку. И даже некоторое время будет пахнуть так же.

   Вот и мы с коллегами, прибыли на боевой фрегат для восстановления некоего важного оборудования. Перед его выходом на боевое дежурство. В один, весьма политически не спокойный регион. И приготовились безропотно придать своим задницам ту форму, которую нам уготовила эта командировка.   Опасаясь заразить команду  популярной в этом году (2020) вирусной инфекцией, командование приняло решение перед походом подержать личный состав на карантине в акватории очень живописного, но скандального полуострова. На котором нет магазинов "Пятёрочка", Макдональдса, Сбербанка и Билайна с МегаФоном. Но зато есть барабулька, персики, виноград, инжир, миндаль, тягучий портвейн...(ща слюной подавлюсь, потому что пишу это между обедом и ужином, сидя в трюме).

  Ну так вот... Корабль заполнен командой под завязку. Укомплектован, так сказать... Тут и вертолётчики со своим вертолетом в ангаре. Веселые! Бесшабашные! Независимые такие. Очень забавно, знаете ли, наблюдать, как пьяные вертолётчики уговаривают ну оччень- оччень пьяного вертолётчика не палиться и курить в положенном месте. А тот упирается, как французский бульдог, которого в осенний слякотный день пытаются за ошейник вытянуть на прогулку. Скользя когтями по кафелю и вытянув ноги (тьфу, лапы) вперёд... Ну все терпимо и с пониманием не замечают этого казуса.

   Три недели команде нужно провести на карантине возле родного города, овеянного боевой славой предков. Всего в паре миль от домашних котлет, сопящих в подмышку жён, смешных карапузов... Не имея при этом возможности осязать их. Не простое это испытание, поверьте. А потом, если всё будет нормально, не заходя в родной порт помахать им ручкой на четыре месяца. Поэтому, пусть пьют своё шило вертолётчики, пока небо над головой мирное, а берега кругом родные...

   Ещё в состав команды входит группа морских пехотинцев. Рослые, жилистые. Даже слегка потёртая форма на них выглядит как-то сурово... Среди них есть эдакий компактный морпех. Ну как пить дать- сын полка... Как оказалось, это самый грозный и бесстрашный воин. При высадке его первым, за руки- за ноги, выкидывают на берег, где он, прикрывая товарищей обеспечивает подход основных сил. Или перекидывают через высокий забор. Или...  Ну в общем функции его не ограничены и полезны.

     Первая же команда, услышанная непривыкшим сухопутным ухом прозвучала настораживающе...      Типа, большой сбор, построение на вертолетной площадке, всё такое... форма одежды-  "ТОПИСЬ-КА"! Ну нифига ж себе! Это как же? Что там такое, что топиться надо? И что это за форма такая (ну об этом потом, по ходу повествования). А нам-то чего делать?

     Сидим в трюме на трубах, придав задницам цилиндрическую форму.  Вскрываем свой агрегат. Пьем воду из опреснилки. Закусываем леденцами. Опресненная вода, кстати, в первую ночь попыталась выйти из моего организма не совсем традиционным, забавным способом. Кагбээ, более сложным маршрутом. Вспоминая по пути к гальюну (туалету) всевозможные способы сдерживания  жидкостей в переполненных ёмкостях, я мечтал стать на время бутылкой шампанского с пробкой, намертво прикрученной проволочкой к дырочке.      Задача у нас сегодня простая. Надо наполнить некий резервуар специальной едкой жидкостью и ждать, когда он отмокнет. Сутки. А потом слить. Жидкость очень текучая и летучая. Через 15 минут мы начинаем глупо улыбаться, язык заплетается, а походка приобретает стиль "пьяный вертолётчик".  Э... нет, думаем,  срочно на воздух... А то фельдшер заругает.

     По мнению наблюдательного штатного ФСБэшника (или как там его) наша работа выглядит подозрительно. Сидят, мол, такие туристы на трубе, хихикают, покачиваются и смотрят в одну точку, словно зрители, наблюдающие с берега за гонками подводных лодок на глубине (очень увлекательное зрелище). Нам даже стыдно немного, что мы не затыкаем нашими универсальными задницами кингстоны, или не сжимаем зубами оголённые провода, выпуская ноздрями сизый дым. Да ещё и выбегаем каждый час на поверхность, жадно хватая воздух.      У ФСБэшника на форме надпись "командир ГПР". Принялись коллективно расшифровывать эту аббревиатуру. Группа психологической разгрузки? Группа правительственной радиосвязи? Главный покоритель разума? Гроза предателей Родины? Главный прокурор России? Если есть командир группы, то где сама группа? Вообще, главная его обязанность, по общему мнению- выявлять наличие у личного состава всяких гаджетов с последующим их изъятием. Даже блютуз-колонку у моряков отобрал... Потому как, в ней есть встроенная память. А запасная память военным морякам ни к чему.

     Короче... Ждать, когда отмокнет агрегат, и при этом изображать бурную деятельность- очень трудно. Не по-военному это. Поэтому принимаем решение создавать иллюзию бурной деятельность. Авось, и время будет лететь быстрее. Бегаем. Разматываем и сматываем шланг. О! А давайте прямо на рабочем месте кофе сварим, что ли... Протянули в самый темный угол отделения вспомогательных механизмов удлинитель, сдвинули туда ящик с ЗИПом. Притащили электротурку (молодцы китайцы, всё-таки), стаканчики, сахар, печеньки. Ну и бегаем взмыленные туда по очереди. Кофе варим. С пенкой.  Кажись, всё встало на свои места. И овцы сыты, и волки спокойны.

     Что же я, блин,  про наш быт- ночлег забыл рассказать... Командир боевой части (чрезвычайно приятный и отзывчивый капитан-лейтенант) в чьем ведоме находится наш агрегат,  заселил нас в почетную каюту под номером 1! Мы так вальяжно уже стали складывать свои скромные пожитки в многочисленные шикарные кранцы (шкафчики железные такие). Сюда бумагу туалетную, сюда кетчуп с майонезом...что не заметили, как в дверном проёме образовались вертолетчики во главе со старпомом (всё время боюсь случайно назвать его страпоном). И называя нас (между собой) "телами", выразили  недовольство по поводу несправедливого распределения койко-мест между сухопутными рыхлыми туристами и могучими покорителями голубых бескрайних просторов.

     Так мы переехали в каюту побольше. К мичманам (блин, бумагу туалетную у вертолётчиков забыли... ну и пусть, может им нужнее). Но тут оказалось, что для того, чтобы мы заехали, нужно кого-то убрать из мичманов. Ну тут уж мы не стали свои пожитки выкладывать.

      Вообще в армии, и во флоте в частности нельзя сразу бежать выполнять поставленную задачу. Вид, что ты её выполняешь делать конечно надо, но, собственно, выполнять совсем не обязательно.

      Таким образом мы сэкономили время и непредвиденные потери на выкладывание и запихивание обратно майонезов- кетчупов- зубных щеток. И вот уже мы, ведомые заботливым и счастливым мичманом (ура! ему-то переезжать не надо) следуем в самое что ни на есть глубокое и неизведанное чрево корабля, бля. В кубрик. Полумрак которого плотненько так заполнен лабиринтом трёхъярусных шконок (коек). Забегая вперёд, скажу, что только на пятый день "круиза" сумел сосчитать количество спальных мест (21) и безошибочно, с первого раза находить среди них своё.  Для нас заботливо ( искренне признателен этим пацанам- матросикам)и оперативно освободили три яруса возле телевизора. Дембельские места (это в бытность моей далёкой службы в Советской армии их так называли). Ну посмотрели мы друг на друга. И поняли, что под подволок (потолок) помещаюсь только я. Максим чуть круглее, Георгий чуть повыше... и ему упираться коленями в мою попу- трансформер гораздо приятнее, чем в выступающие железные элементы подволока. А железки эти над головой совсем оказались не страшными. И на третью ночь, я даже ни разу не ударился о них переносицей. Со временем я достиг такого совершенства по молниеносному запрыгиванию на третий ярус, что сам себе стал напоминать объездчика диких лошадей с не менее дикого запада, ловко седлающего норовистого мустанга- иноходца...не говоря уже про спрыгивание. А ведь на первое утро, я даже ума не мог приложить, как заправить кровать, которая на 30 см. выше тебя самого. А рядом ни табуреток, ни тумбочек. Только узенькая лесенка в ногах. Потом, раскорячившись, как кот на унитазе, и цепляясь ушами за конструктивные элементы,  я всё-таки постиг в совершенстве искусство заправки коек в экстремальных условиях.

 С питанием было тоже не всё гладко. Чтобы поставить нас официально на котловое довольствие нужен приказ как минимум замминистра. Но у него и без нас наверняка дел хватает. И такими банальными вопросами, как пропитание трёх тел с задницами, привыкшими принимать любую форму, наше руководство не стало его отвлекать от стратегии и тактики ведения ближних и дальних боёв. Задумчиво посмотрев на наши заискивающие портреты и, видимо, вспомнив своего оставленного на берегу французского бульдога, ПЭКАЭС (помощник командира по снабжению) пообещал что-нибудь придумать. И с серьёзным выражением лица (может опять бульдога вспомнил) проронил, что во всяком случае, нам и похудеть не грех... Потом он про лечебное голодание говорил ещё раз, когда переживал, что котлет на всех не хватит. Правда этого не произошло, славатехоспади. Начальник столовой гостеприимно пообещал, что мы должны питаться непременно в кают компании! А мичман, который из-за нас чуть не выселился из каюты, добавил, что замолвит о нас словечко в столовой мичманов...        Зная уже по опыту особенности воено-морских обещаний, и не строя особых иллюзий, мы было запереживали, что три недели будем питаться припрятанным майонезом и кетчупом, вприкуску с барбарисками. Или, чего хуже, биться между бакланами и дельфинами за содержимое бачков, которые выкидывает за борт наряд по окончании приема писчи...пищщи..  Эту позитивную стадию развития наших гастрономических размышлений прервал забежавший в кубрик дежурный по столовой. Мол, если кушать будете, то пожалуйте проследовать в столовую для матросов номер 2. И там (когда все поедят) нам накроют отдельный стол! Прямо воооон там- под большим портретом Президента и портретом чуть поменьше- Министра обороны. Синхронно взирающими за тем, как мы, придав лицам полное равнодушие, одними глазами (как Винни Пух в гостях у Кролика) следим, а что там нам осталось после третьей боевой смены (в конце-то концов, мы совсем не против сбросить по 5-7 кг). К счастью (или к сожалению?) мы поняли, что про похудение на эти три недели можно забыть вообще. За это отдельное спасибо гостеприимным морячкам.

  Вот тут отступление.

   Ну за что, скажите, мне не любить Родину, если она в лице этих людей так искренне и безвозмездно любит меня? Ну почему я не должен любить Родину, если она, в облике дежурного по КПП военной базы, расположенной на северной части живописного полуострова, возле так называемой Голландии, приветливо кивая, пропускает меня, забывшего в гостинице документы, на секретную территорию... А?

   Вот такие мысли посетили меня после сытного ужина и теплого вечернего душа.

  Кстати! Стою я такой весь обнаженный босиком в душе. В очках. Среди дюжины молодых, крепких военно-морских тел. Смываю с себя опреснённой водой слой морской соли. И ко мне из соседней кабинки с сыновьей заботой обращается намыленный моряк:

   -Вы бы тапочки надели, а то тут некоторые могут и на пол пописить. Не все же такие культурные, как вы!

   "Ну то, что я культурный по мне видно. Я ж в очках мылся. А абсолютно голые люди в очках выглядят всегда очень культурно... Но почему он решил, что голые люди в очках не могут пописить на пол?"- подумал я... В общем, с этого момента я зарёкся писить, стоя в душе... Навсегда! Мне же так сильно самооценку подняли!

  Так вот... Стоя на вертолётке и сплёвывая за борт шелуху от семачек, я думал, что люди за такие тематические круизы бешеные деньги отваливают. Это ж сколько я сэкономил то...мама дорогая. Даже не жалко этой Родине штраф отдать за несоблюдение режима самоизоляции (да-да, переболел этой гадостью).

   Ещё нам пообещали, что будет купание в открытом море. Мол, командир- большой любитель.        

  -Эх, братцы! У вас и море, и усиленное питание, и солярий кругом!        

  -Нет-, говорят, -ссалярий у нас только в строго отведенных местах...вы ж культурные люди...

  Теперь нам предстоит ждать буксир с запчастями. И буксир который нас заберёт после окончания ремонта и карантина на берег, заросший ежевикой...

   А если, вдруг что-то пойдет не так? Шторм там. Или проспим... Тогда прощай родные берега на 4 месяца...

  Посреди кубрика матрос пришивает погоны к новенькой форме. То ли бежевой, то ли светло- коричневой... Со светоотражающими полосками. Красивая.  Шортики такие забавные. Немного нелепо смотрятся под ними черные ботинки с черными же носками до середины голени. Выдали бы морякам кроксы. Белые.

   Спрашиваю у матроса, а что, мол, за форма такая у вас новая?

   Отвечает уголком губ, зажав зубами нитку: тропическая называется...

   А на языке дежурного, по трансляции, это звучит: ФОРМА ОДЕЖДЫ- "ТОПИСЬ-КА".

        Не дай бог, конечно...

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division