Экспроприация экспроприированного.

Уважаемые читатели!  

На книгу "Акулы из стали Туман" до 6 марта действует скидка в 15% по промокоду akulaizstali.

Фарфоровая чашка после газированного напитка местного разлива всегда закрашивалась в яркие цвета. «Вейнянский родник» - это было разноцветное сладкое пойло, доступное по цене каждой семье. Продавалось в двухлитровых пластиковых бутылках. Редкостная дрянь, как я сейчас понимаю, но тогда в девяностые, это было одним из самых доступных удовольствий для детей. Яркие цвета этикеток, насыщенный вкус экзотических фруктов – все манило и завлекало.
- Давай купим на троих одну! – предложил Олежка.
Мы стояли в большом зале магазина и выбирали себе что-нибудь вкусное.
- У меня только мелочь есть! – Сеня вывернул карманы.
Я начал перебирать свои бумажки. Получилось! Общими усилиями насобирали на бутылку «ананаса» и купив, пошли в направлении нашего дома. Планов особо не было. Выходной день… Вечером поиграем в футбол, «квадрат», посидим возле подъезда…

- Здорово, пацанэ! – я узнал голос Димы Бодича.
Он подбежал к нам сзади, видимо, догонял специально. По очереди пожали ему руку. Я понимал, что Бодич заметил в руках Олежки «ананас» и просто не мог оставить нас с ним наедине. Дима – наш ровесник с явным уклоном в криминал. Его отец пару лет назад умер и их с десятилетней сестрой воспитывала мать. Она для него авторитетом не была, поэтому вопрос «Когда Дима сядет в тюрьму?» был лишь вопросом времени. Его друзьям было под двадцать уже и половина из них в мастях и лысые.
- Я с вами пойду.
Мы не удивились этому утверждению. Мало того, что он не скидывался, так, наверняка, и выжрет больше всех. Так и произошло.
На кухне у Олежки мы вчетвером быстро выпили эту желтую субстанцию, а Дима даже вылизал цветной налет на своей чашке.
- Хорошо, но мало! Я бы еще и водки выпил… - подытожил Дима.
Для меня водка еще была незнакома, как источник радости и веселья. Первую рюмку водки я выпил в 1997 году, в училище. Но это совсем другая история.
- А пошли еще возьмем лимонада! А? – Бодич был на кураже.
- Денег нет… - хором ответили ему.
- А зачем деньги? Вы что, маленькие что ли? – сверкая глазами, он наблюдал как мы переглядываемся.
- Короче, - Дима встал с табуретки. – План такой... – он отошел в дальний угол кухни, чтобы мы все были в поле зрения. – Ты, - он указал на меня. – Заходишь в середину магаза, а я в кафешку…
Я кивнул.
- Ой, нет! – он потряс головой. – Я, захожу в большой зал, а ты, - он опять ткнул в меня пальцем. – Сидишь в кафешке.
Кафешка была внутри большого зала и отделялась металлической решеткой из гнутого металла. Черные узкие пластины формировали какой-то узор, а через некоторые элементы решетки можно было полностью пролезть пацану до 14 лет. Ну, или просунуть какой-нибудь предмет. Например, два литра лимонада…
Дима еще раз проговорил план, и мы, вдохновленные простотой реализации, двинулись в направлении магазина.
Я, честно говоря, чувствовал невероятный подъем и шел рядом с Димой, подпрыгивая чуть ли не на каждом шагу. И сам Дима в моих глазах имел образ некоего Героя, который добудет для нас халявного лимонада. А если все пройдет гладко, то и чего побольше. А что? У родителей денег просить стыдно, да и их никогда и не было! Зарабатывать не получалось… Времена, когда я мыл машины возле рынка, прошли, сбор бутылок – был позорен по определению…. Трясти лошков по закоулкам мне не позволяла совесть. А вот вынести какой-нибудь ништяк из магаза – верное дело!
- А еще мы недавно подняли «комок»! – Дима гордо усмехнулся. – Жвачек несколько коробок! Шоколад! (он даже зажмурился от воспоминаний) Одного пива – четыре ящика! Только говорю, как своим! Чтоб не смели пиздеть.
Мы, конечно, уверили Диму, что все что здесь он говорил, никто никогда не услышит! Олежка поклялся было в порыве, но, на мой взгляд, это было лишнее. А вот и площадка перед магазином. Мы встали.
- Снимай куртку! – Бодич обратился ко мне.
Все были в майках, а я, почему-то в «ветровке» из какой-то жеванной материи. Модно было носить такое… Бодич перекинул ее через плечо и еще, раз проговорив план мы двинулись в магазин.
Мне стало страшно! Вот впереди огромные стеклянные двери. Мы ближе, ближе… Вот я толкаю одну из них, прохожу тамбур, толкаю вторую дверь. Обхожу людей, стараюсь не смотреть им в лица и нервничаю, если кто-то задерживает взгляд на мне. Бодич хлопает меня по плечу и указывает подбородком на кафешку, где я должен сесть за столик и наблюдать за Бодичем.
Я вдруг понял, что ужасно хочу пить! В горле было так сухо, что казалось, оно состояло из древесной коры. Пить! Воды! Мелочь осталась в ветровке! Эх, сейчас бы молочный коктейль! Я сел за стол, с которого еще не успели убрать стаканы, после предыдущих посетителей. В одном из них была какая-то мутная жидкость. Чай? Странный цвет только… Но ничего! Я, недолго думая, схватил его и сделал большой глоток.
Из-за сухости в горле вкус я понял не сразу. Но нос, затормозив в начале процесса, вдруг включился на полную мощность после судорожного глотательного движения.
- Пффф-хххааааа! – выкрикнуло мое горло, выталкивая из себя субстанцию, в которую превратилась вода, после многонедельного стояния в ней каких-то цветов.
На меня посмотрели все, кто был в кафе. Мой трюк имел успех! Ржали все. Продавщица, надо отдать ей должное, выбежала со стаканом чистой воды и дала мне запить. И все красная от смеха, забрала всю посуду с моего столика.
Этот момент меня немного сбил с толку, и я на чуть было не забыл, зачем я сюда пришел! Бодич же в зале! Так, собрался! Так! Я должен подойти к решетке и крикнуть в зал: «Слава! Верни мне куртку!» Имя мы решили сменить, конечно. Бодич, демонстрируя высшую степень забывчивости (бьет себя по лбу рукой, как можно более демонстративно) бежит к решетке и передает мне свернутую в клубок куртку. Я ее забираю и выхожу из магазина. В куртке, конечно, завернута бутылка лимонада! Потом Дима выбегает, и мы все дружно уходим от погони (несомненно!) и прячемся в котловане ближайшей стройки. Там выпиваем из горла лимонад и братаемся, клянясь в вечной дружбе….
- Иди уже! – Олежка пнул меня, возвращая к реальности.
Если бы взглядом можно было хватать за шкирку и бить мордой об стол, то я бы все это испытал на себе. Бодич сверлил меня глазами из глубины магазина! Под мышкой угадывалась завернутая в мою куртку бутылка. И она горела аки шапка на воре!
- Диии…. – начал я, и вдруг понял, что забыл новое имя для Бодича. – Эй, мой друг! Друуууг! – я дико сморозился в тот момент! Но назад пути не было! – Верни мою куртку! Я уже домой хочу!
- Несу! – громко сказал Бодич. – Эту? – он вытянул сверток перед собой.
- Да! – закричал я.
Этот спектакль был интересен только нам. Роли были прописаны. Слова, к сожалению, частично забыты! Но зрителей это не волновало. Со стороны казалось, что перекрикиваются два умственно-отсталых подростка.
- Вот твоя куртка! – передавая ношу, громко сказал Бодич, опять взглядами впечатывая меня в стол и разрывая на куски.
Я принял передачу. И не обращая внимания ни на кого, нащупав два литра под слоем ткани, побежал к выходу. Спина покрылась потом! Я видел только двери! Первые! Толчок! Вторые! Толчок! Улица! Никаких криков сзади. Никто не пытается остановить. Я бегу! Бегу. Бегу. Завернул за угол ближайшей девятиэтажки, прижался спиной к стене и, медленно съехал по ней вниз. Рядом уже стояли Олежка и Сенька. Улыбались. Спустя пару минут прибежал и Бодич.
- Ну ты, бля, и долбоеб!!! – в сердцах выкрикнул он.
Я ничего не ответил. Лишь смотрел, как он развернул мою куртку, вытащил двухлитровую флягу и, со щелчком отвернув пробку, приложился к бутылке. Мне уже не хотелось. Вообще. Остатки я вылил в песок, когда Бодич ушел по своим делам. Бутылку засунули в помойное ведро возле подъезда.
- Я больше воровать не буду! – сказал Олежке и Сене. Но больше себе.
- Да ну нафиг такое! – поддакнул Олежка.
Сеня молчал. Он, был в эйфории от передоза лимонада. И злился на меня, что я вылил остатки.
В тот момент, я даже мысли не допускал, что решусь на повтор. На следующий день. В этом же магазине.

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.