В этом разделе сайта будут аккумулироваться рассказы из цикла "Сто дней лета" моего товарища Юрия Иммерфорта. Мне они нравятся, может понравятся и кому-нибудь из вас.

С Уважением Legal Alien

Я тащил брата за руку сквозь толпу. Не то, чтобы он упирался, но его манера еле идти была весьма не кстати.
- Как мы сможем так далеко идти? Юра? Ты что?! - доносились его вопросы.
- А что еще нам делать? На вокзале жить?
Сенька на секунду терялся и снова начинал талдычить свое. Но одна мысль мне показалась дельной.
- А может на чем-нибудь подъедем? - обронил он в тот момент, когда из привокзального частного двора выехал мотоблок с прицепом.
Это была очень модная среди продвинутых крестьян штука. Мотоциклетный руль заканчивался мотором и двумя колесами, колесная пара соединялась с прицепом, на котором восседал счастливый обладатель железного друга. Прицепы всячески модернизировались. Некоторые умудрялись перевозить бревна по 6 метров, до такой степени увеличивая длину колесной базы!
Нам на глаза попался именно такой экземпляр. На счастье, бревен не было и пока мотоблок выходил на асфальтированную дорогу, мы с Сенькой смогли спокойно забраться на прицеп, и усевшись спиной к водителю, поехали в том направлении, куда обычно нас увозил автобус со станции.
Вот проехали огромную водонапорную башню из красного кирпича. Она всегда меня восхищала своим исполинским видом. Мне казалось, что именно в таких башнях драконы держат в заточении прекрасных принцесс, которых должен спасать мужественный и прекрасный принц типа меня... Я даже представлял, как закинув веревку на самый верх, ползу по отвесной стене с саблей в одной руке, а с пистолетом в другой. Стоп! А как же я мог бы ползти? Значит пистолет я должен заткнуть за пояс.
Башня скрылась за поворотом и огромными деревьями. Я посмотрел на Сеньку, который как-то странной сидел, сильно наклонившись вперед, почти положив грудь на колени. Лицо было довольно бледным...

Comments

Идем в сторону остановки. День обещал быть солнечным. Прохладный ветер бодрил, и пока не хотелось искать тень. Я размышлял от том, как мы сядем в поезд  и он довезет нас до нужной остановки, потом мы пересядем на автобус и доедем до перекрестка с нашей деревней. Двадцать минут от шоссе и мы у бабушки. Нет ничего проще!
- Юр! А ты знаешь, как доехать до деревни? – спросил Сенька.
- Не боись, братан! Доедем! – в голос я вложил всю уверенность, которая была во мне на этот момент.
Я нащупал в кармане шорт мелочь, которую я запихал в пружину. Ну, знаете, чтобы мелочь не гремела в кармане, прибегали к разным способам. Так вот  пружина – один из них. Сгибаете так, чтобы расстояние между витками увеличилось и засовываете монеты. Пружина сжимается и всё. Деньги есть, не пропадем!

Comments

За стенкой отходил от пьянки отец. Но это никогда не выглядело мучением. Его «отходняк» в те годы – это злость, это взвинченный до предела человек с оголенными нервами.  Но такое состояние прерывалось очередной дозой алкоголя. И так две недели подряд. Весь цикл завершался эпичным эпилептическим припадком с криками, судорогами и водопадами блевоты…. Поэтому в период выхода из запоя – ему важно было два-три дня лежать на кровати, чтобы не упасть в припадке и не убиться. Это получалось не всегда, поэтому окончание запоя приносило:

- сломанные ребра;

- рассеченную в разных местах голову, сломанный нос и проч.;

- переломы-вывихи конечностей, которые потом срастались кое-как…

Все это на наших глазах, естественно. Ох, и насмотрелись же мы! Пена изо рта, посинение и судорожное дерганье одеревеневшими руками и ногами. Я в 10 лет знал, зачем суют в рот тугой валик. Сам и пихал, чтобы отец не откусил язык или губу. Черт! От этого всего хотелось бежать! Хотелось спрятаться и никогда этого не видеть! Но маму с сестрой ведь не бросишь.

Смирение. Странное чувство! Понимание того, что это твой мир, твоя среда, твой, если позволите, крест – как-то облегчало ношу. Не было сопротивления. Не было страха. Просто привычка.

Comments

 

Пират… Какие мысли у вас рождаются, когда вы слышите это слово? Одноглазый, бородатый моряк-бандит в грязной одежде. Возможно, с бутылкой рома в руке и орущий после каждого глотка: «Йо-хо-хо! Тысяча чертей на сундук мертвеца! (и-и-ик) И бутылка р-р-рома!» Возможно, вы вспомните про абордажи и яростные бои на захваченных кораблях…

А знаете ли вы, что повязка на глазу, в большинстве случаев, не означала отсутствие глаза. Во время захвата чужих кораблей, а особенно в дневное время суток, когда пират врывался в темные трюмы, то резкий перепад света и темноты делал его временно незрячим. И пока глаза привыкнут к полумраку помещений, можно было тысячу раз умереть. И вот в такие моменты – повязка срывалась или перекидывалась на другой глаз. Отличное зрение в темноте – гарантировано.

А еще «Остров сокровищ»… И, особенно, советский мультик…

Мои ассоциации со словом пират не такие. И все потому, что я видел пирата живьем. Грязная и помятая одежда, до ужаса неправильный прикус, да такой, что в нижнюю челюсть можно было бы вставлять карандаши, и они бы стояли… Вечная, растущая клочьями, щетина... Волосы до плеч, да, естественно, грязные и жирные. Половина зубов из желтого металла… Золото? Не думаю…

Comments

Предисловие.

Следующие главы полны личных воспоминаний (их будет две или три, я еще не решил). И дались мне непросто. Но они важны для повествования, так что как бы я не оттягивал их появление, это пришлось бы взять и написать. Посвящается отцу (1957-2012). Покойся с миром. Я все тебе простил.

----------------------------------------------------
Я встал с утра весь разбитый. И снилось мне всю ночь, что я все-таки упал на асфальт. Кричал во сне и плакал. Мне потом брат с утра рассказывал (а мы с ним спали на раскладном диване вдвоем), что я крутился по дивану и сбрасывал одеяло на пол.

В маленькой кухне я сидел больше часа и пил чай. Родители уже были на работе. Записки определяли наш день в плане еды и других инструкций не было. Я изучил повреждения на своем теле. Правая рука имела порез в районе локтя: кожа разъехалась на сантиметр в стороны и длиной шрам был не больше указательного пальца. Крови не было, рана уже покрылась пленкой. Нога от лодыжки до задницы была красной и в многочисленных мелких царапинах. Все-таки попала сквозь веревки. Ничего серьезного…

На глаза попалась записка, которую я сразу не заметил: «Дети! Я с Катей в деревню, а вы с батькой дома. Он завтра работает. Пока.» Всё. Всё? И всё? Катька наша младшая сестра, которой на тот момент было 4 года.
У меня пропал интерес к чаю, и я тут же побежал будить брата.
- Серый, вставай! – толкаю его так, что он откатывается на противоположный край дивана к стенке.
- Ты чего! – он спросонья был всегда злым.
- Мамка с Катей в деревню поедут сегодня! – я следил за его реакцией. Ничего. – Нас не взяли!
Он резко открыл глаза и мне даже захотелось прижать к ним ладони, дабы они не выскочили.

Comments

- Держись, друг! – Сашка, стиснув зубы, тащил меня за руку вверх.
Я не мог сжимать пальцы. Я не мог бы сейчас удержать и ложку. Но я и не надеялся на себя. Просто умоляюще смотрел на своего друга.
- Держись хоть за что-нибудь! – он тоже уставал. И начинал злиться. А когда Санек злился он мог перевернуть небольшой легковой автомобиль. Так он всем рассказывал, но никто ему не верил. Каюсь и я тоже. Но не сейчас. Сейчас я молил всех своих ангелов-хранителей, чтобы они вытащили меня отсюда с помощью Сани.
Я смотрел, как бледнеют пальцы Сашки, сжимающие мои запястья. И беспомощно скользил босыми ногами по гладкой бетонной стене. Внизу было тридцать метров пропасти.
Я смотрел на свои руки, которые начинали уходить сквозь пальцы Сашки. Ему было больно. Грудью он упирался в край крыши, руки его уже онемели и глаза превратились в отверстия, будто прорезанные ножом.
Я ощущал обреченность. Я жадно изучал каждую клеточку лица моего друга. Я думал, что же я скажу моим родителям, когда они придут с работы… Кто заберет из садика мою сестру? Стоп! Я вообще этого ничего не смогу ни сделать, ни увидеть. Я разобьюсь сейчас. Как Зюзик из фильма «Адвокат», который я недавно смотрел по телевизору… Но он там упал с небольшой высоты, и внизу был деревянный забор и его проткнуло колом… А подо мной просто асфальт. Просто…
На меня капали слезы Сашки. Он был красный и мокрый. Видел подбежавших друзей за спинами друга. Они что-то кричали и кинули мне веревку. Она беспомощно повисла рядом.
Последнее, что я заметил, как его руки схватили пустоту, а глаза широко открылись одновременно со ртом. И он закричал: «Юрка стой!!!!»
Всё! Я улетел умирать.

Comments

Шалаш – это решение квартирного вопроса, если тебе еще нет и двенадцати лет. Желание иметь собственный угол, свою нору, берлогу, пещеру – это в крови, это заложено инстинктами и это не вышибается до конца жизни. Поэтому решение данного вопроса затрагивает столько чувств. И особенно остро это ощущается в детстве.
 —————————————
Я выглянул в окно в надежде увидеть там Саню. Никого. Спит, как всегда, поздно. После вчерашнего нужно было отоспаться, конечно. Поел («Ешьте макароны»), оделся, вышел… Значит я пойду маячить у него под окнами. Увидит и спустится. Но сначала нужно обойти ближайшие дворы на предмет наличия на них разных знакомых. Вдруг удастся набрать банду для игры в «казаки-разбойники» или в «квадрат»… В последней игре требовался мяч, а это в то время считалось роскошью. Сейчас в каждой семье по три мяча, а тогда почему-то они были не у всех…
Встретил Лазаря (Вова Лазарев) и Петьку – оба из соседнего дома. Два бестолковых пацана, с которыми всегда интересно было играть в игры, требующие безбашенности. Например, Лазарь всегда мог сигануть с самой высокой точку во что-нибудь напоминающее гору песка, листьев или водоем… Или забравшись на тонкое деревце, схватиться за макушку и плавно спланировать на землю. Иногда, как вы понимаете, деревья ломались… Поэтому периоды, когда он был без гипса, были весьма непродолжительные.

Comments

 Пламя огня осветило лицо Сашки. Дикая пляска света и теней исказило радостную физиономию друга и я вдруг увидел, как исчезли его брови.

- Санёооооок!!! – закричал я со смехом. – У тебя брови сгорели!
Он только засмеялся и отвел руку с полыхающим камышом от лица подальше. Я вплотную приблизился к его лицу, чтобы еще раз убедиться, что мне не показалось. В свете догорающего растения я отчетливо рассмотрел голые участки в тех местах, где должны быть брови и бесцветные завитки на месте ресниц… Три штуки на оба глаза. Брюнет от рождения Сашка выглядел дебиловато. Слово «малость» я опускаю за ненадобностью.
- Тебя мамка убьет! – вздохнул я.
И заржал во всю глотку! Более тупого выражения лица, чем у безбрового Сашки, я не мог себе представить.
- Все! Камыш догорел! Давай следующий… - Сашка как-бы подвел черту под этой темой.

За двенадцать часов до описываемых событий.

Comments

- Кукушечка, кукушечка, милая птушечка! – смешно сложив губы трубочкой, прокричал Женечка. – Сколько мне жить осталось?
И, приложив палец к губам, призвал нас с братьями к тишине. Считаем, мол, сколько раз прокукует птица. Кивками Женечка отмечал каждый новый звук. Насчитали 45 раз…
Он удовлетворенно ухмыльнулся, прикинув, что умрет в 55 лет… А это почти вечная жизнь! Свои судьбы мы искушать не стали и просто пошли гулять по лесу дальше. Женечка шел чуть в стороне, периодически наклоняясь, чтобы восхититься красотой какого-нибудь насекомого.
Мы переглядывались между собой и, положа руку на сердце, считали Женечку почти девочкой. Такой манерный мальчик, попавший с рождения в стаю бабушек. Светлые волосы, худощавый, всегда в выглаженной одежде без единого разрыва и пятен грязи. Наверное оттого, что его мама тоже была в деревне почти все лето. И, в отличие от нас, беспризорников, он всегда был ухожен и всем своим видом олицетворял благополучие и достаток.
- Муравейник! – воскликнул Женечка.

Comments

"Я его ласкаю, я его ласкаю
Встань! Встань!
Он меня не слышит.
Он лежит не дышит!"

Такие строчки доносились из кассетного приёмника "Карпаты":
магнитофон
Эх! Помню каждую кнопочку на нем!!! И шесть батареек размером с детский кулак!

Comments