Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

Я проснулся от запаха черничного варенья. Воздух в доме был так насыщен этим ароматом, что вкус черники буквально чувствовался во рту. Братья спали, взрослых уже не было… Мышцы болели, в горле саднило…. Вчера мы много кричали и бегали.
Осторожно, чтобы никого не разбудить, я переполз через братьев и, всунув ноги в калоши, пошёл к выходу. Но дойдя до бабушки, остановился. На газовой плите в огромном алюминиевом тазу варилось варенье. Пена красиво пузырилась, но долго ей пузыриться не суждено было. Бабушка, стоявшая перед плитой, ловко снимала пенку и отправляла ее в тазик поменьше. Я молча смотрел и думал, что неплохо бы этот мелкий тазик стянуть и слопать все содержимое…. С молоком из холодильника и теплым свежим батоном!
Сидел на стуле, молчал…. Забыл даже, что шел в туалет. Бабушка мешала и мешала, потом повернулась и вздрогнула, увидев меня.
- Тьфу на тебя! – от неожиданности вскликнула она. – Чаго так рана? Ня спіцца?
- В туалет шел.
- Дык ідзі! Рассеўся тут! Ілі давай мне банкі носі из шкапа! – начала нарезать задания она.
Я сполз со стула и, прошмыгнув мимо нее, выскочил во двор. Успеется! ***** За 30 часов до этого.

- Дети встаем! Встаем! – голос дяди Гриши звучал бодро, как будто он и не ложился совсем.
Часы, стоявшие на комоде в общей комнате, только что пробили 3.30 ночи. Когда была половина часа, механизм внутри старинных часов протяжно вздыхал, натягивая какую-то пружину, и с глухим звуком, отпускал. Я за лето очень сильно привыкал к эти звукам исходящих от часов и потом, осенью в городе, мне даже было непривычно спать в полной тишине.
-Ну, кто не встанет с кровати, тому хана! – эти слова всегда звучали ровно за минуту до того, как в лицо выливалась вода.
Но минуты даже и не прошло.
- А-а-а-а-а!!! – сначала подскочил Гришка, яростно стряхивая с себя ледяную воду.
Я с братом, попав в зону поражения, тоже решили вскочить, но дядю было не остановить. Он уже смеялся, видя реакцию своего сына, и просто вылил оставшуюся воду в наши сонные лица.
- А ну, марш умываться i есці!
Сегодня мы едем за черникой. В такую рань нужно вставать чтобы успеть занять самые черничные поляны. Да и ехать далеко было!
Баба уже что-то выложила на стол для быстрого перекуса. Она оставалась дома, так как во всю прогрессирующий артроз, не давал ей возможности перемещаться на дальние расстояния. Умывались мы всегда одинаково – поливая друг другу из большой кружки. Ледяная вода убивала остатки сна и бодрила надолго!
Рассвет вставал над нашей деревней. Орали петухи. Щенок Букет путался в ногах лошади, которую запрягал дядя Гриша. На колесах в середине уже лежали корзины, засланные пленкой, алюминиевые ведра и пакеты с разнообразной едой для пикника на поляне. Бутылки с самогоном тоже лежали. Как же не выпить в обед да в лесу! Святое дело!
Взрослые постепенно выходили на улицу, собираясь у дороги. Дядя Гриша, тетя Лиля, наши с Сенькой родители, родители нашего старшего двоюродного брата Толика – тетя Юля и дядя Валера. И мы втроем. Девять человек на стандартные колеса на одной лошадиной тяге… Чтобы не замерзнуть в процессе езды на нас натянули телогрейки.
Телогрейка – самая народная одежда в деревнях СССР. Ее начинали носить с шести лет и в ней умирали. Если она была велика – подпоясывались веревками и закатывали рукава. Не было замены этой одежде! И еще она выдерживала удары любым тупым предметом. Это важно.
Уселись все по периметру телеги и конь повез всю нашу компанию в лес. Мы, конечно же, укутавшись в телогрейки, пытались вырвать еще немного сна. Нам нужны были силы. Взрослые же о чем то говорили. Обсуждали планы на день, схемы действий в лесу и какое количество ягод считалось достаточным для возвращения домой.
- Н-но, н-но, лентяй! – выкрикнул дядя Гриша и щелкнул в воздухе пугой.
Черноух перешел с шага на рысь. И где-то в этот момент я окончательно отдался сну.
Проснулся я уже, когда мы въехали в какой-то лес. Места были абсолютно незнакомыми.
- А где мы уже? – спросил я спросонья.
- Приехали почти! Двадцать километров, наверное, проехали. Уставайце уже.
Мы с братьями осматривали деревья, которые проплывали мимо наших глаз. Они стояли так часто, что не смотря на то, что уже солнце встало, там в глубине леса, была непроглядная тьма. Много деревьев было завалено ураганом и лежали они, поросшие мхом, пугая вывороченными корнями случайных прохожих. Именно тогда мне стал понятен смысл слова «дремучий». Как сейчас помню.
- А что с деревьями там? –спросил я у взрослых, увидев изуродованную сосну.
На сосне под углом, на участке не больше метра, была срезана вся кора до светлой части ствола. Выглядело это так: СОСНА - Зверь! – почти без эмоций сказал дядя Гриша. – Точит когти, зубы… Страшный такой. То ли медведь, то ли волк. Никто не знает. Если видит детей, которые заблудились, то рвет на части и сжирает. Такое вот чудище… Говорят даже, что на человека похож. В общем, смотрите мне, далеко чтоб не отходили. Понятно?
Я кивнул, провожая взглядом страшные отметины. Вдруг мой отец спрыгнул с телеги (он сидел сзади) и пробежав по инерции немного, нагнувшись, срезал огромный боровик, росший прямо посередине лесной дороги.
- Белый! – крикнул он и побежал к нам обратно. – Грибов еще насобираем!
Дядя Валера с видом знатока принялся рассматривать боровик. Дядя всегда был молчалив и без особой нужды старался не говорить. По его виду был понятно, что гриб хороший. И дядька отложив его в сторону, закурил «Астру». Всегда курил. И всегда страдал от сухого кашля. Именно благодаря дяде Валере я не начал курить. До сих пор помню его слова:
- Начнешь курить – привыкнешь так, что никогда не бросишь. Будешь хотеть, а не получится ничего. Будешь жалеть, что начал. Всю жизнь будешь жалеть, - и зашелся кашлем.
И я понял для себя одно: зачем начинать, чтобы потом жалеть? Глупо.
Он умрет в 2005 году от туберкулеза, имея уже инвалидность по этой болезни.
- Приехали! – поляна, на которой мы «припарковались», была залита солнцем и ничем не отличалась от многих других. – Расходимся!
Мы взяли литровые банки, к которым были привязаны веревки для ношения на шее. Одели и, выбрав тетю Лилю в партнеры, пошли за ней в глубину леса. Порядок для нас был следующий. Мы набираем полную банку черники и относим в ведро к тете Лиле, как только ведро наполняется, оно относится в телегу и берется любое пустое. Механизм отточен годами. Витамины на зиму были важны для всех. Но занятие тоскливое, скажу я вам! Маленькие ягоды никак не хотят закрывать дно банки! Сколько не сыпь, а дно светится. Психологически становилось легче, когда банка наполнялась наполовину. Но наступала следующая стадия, когда хотелось уже высыпать, но ягоды утрясаясь, все никак не хотели быть вровень с горлышком! Это была мука! Но вот, наконец, посиневшими от черники пальцами ты понимаешь, что пора высыпать! Секунды наслаждения от высвобождаемой банки, ягоды черничным водопадом, вываливаются в ведро и все сначала! Ууууу!
- Ах ты, блядь такая!!!! – вдруг послышался зычный бас дяди Гриши. – Иди-ка сюда!
Мы переглянулись и, оставив банки, побежали на крик. Тетя Лиля напряглась и застыла в ожидании. Бежать ей смысла не было. Она не переживала за мужа. Он справится. Чтобы там не случилось. Когда мы добежали до места криков, все уже кончилось.
Дядя пинками гнал двух мужичков с поляны, щедро отвешивая еще удары кулаками по спинам и головам. Потом, схватив с земли здоровенный сук, бросил в убегающих.
- Чтоб я больше вас здесь не видел, собаки! – он был красным от гнева.
Как потом выяснилось, мужики собирали чернику с помощью «комбайна». Убивая черничники чуть более, чем полностью. Ягод в их ведрах было столько же, сколько и листьев. А кусты черники после таких собирателей, были похожи на скелеты. Дядька всей душой презирал таких людей и всегда мечтал встретить их в лесу. И мы стали свидетелями торжества справедливости. Вот и приключение! Мы прошли мимо «комбайнов», безжалостно растоптанных дядей, и побежали обратно к банкам. После короткого доклада тете Лиле о случившемся, продолжили собирать ягоды.
Время тянулось долго, черники было очень много. Тетя Лиля уже понесла ведро и мы ждали ее возвращения, развалившись на ковре изо мха. Никаких страхов не было, что нас укусит гадюка или заползет, куда не надо, клещ. Беззаботное детство! Хотя бы в этом.
- О, тут гриб! - выкрикнул Сенька. И через паузу: – Еще один!
Так как тети Лили еще не было, решили поискать грибы, чтобы хоть как-то разнообразить день. Я заправил майку в штаны и все грибы начали закидывать за пазуху. Следующим «сумчатым» будет Гришка. Сбор грибов увлек. Мы не заметили, как ушли очень далеко. Очень. Остановились только тогда, когда и у меня и у Гришки было забито все пространство за майками. Вокруг был лес, вверху синее небо, косые солнечные лучи, продиравшиеся сквозь кроны, немного скрашивали ужас происходящего.
- А где мы? – спросил вдруг Сенька. – Пошли назад…
- А куда это «назад»? – уточнил Гришка.
- Я не знаю… - честно ответил я.
Мы долго смотрели в одну сторону, потом в другую. В третью… Везде деревья сходились в черноту и ни одного просвета в этих живых стенах.
- Куда нам теперь идти? – голос Сеньки предательски задрожал.
Мы смотрели друг на друга. Паника в глазах нарастала. Кто-то должен принять решение. Кто-то должен сказать хоть что-нибудь!
- Куда мы пойдем? – Сенька вдруг беззвучно заплакал.
- Стоп! – Гришка принял командование на себя. – Я помню, как мы шли! За мной.
И, резко развернувшись, решительно пошагал в одному ему известную сторону. Выбора не было. Мы пошли следом.
- Ааааааа-уууууууу!!! – вдруг закричал Гришка. – Аааааа-уууууууу!!!
- Мы что, заблудились?! – Сенька был двух секундах от паники.
Одна. Две...
- Ааааа, - завопил Сенька. - хочу к маааамееее!!!! Я хочууу дооомооой!
И вцепился в Гришку.
- Успокойся, малый! - я взял его за рукав и оторвал от Гришки. – Скоро придем.
В ответ на наше «ау» никто не кричал. Стало так тоскливо! Все внутренности буквально подтянуло к горлу. Хотелось орать до беспамятства и бежать. Куда угодно…. Но мы держали себя в руках. Мы же были взрослыми, нам было по 10 лет.
- Аааааа-ууууууу! – опять начал орать Гришка и я с ним.
За несколько минут криков у меня сел голос и стало резать в горле. В ответ – тишина. Дальше шли молча, ломая ветки и сбивая сапогами кочки мха. На ходу высыпали из-под маек ставшие бесполезными вдруг собранные грибы. Где-то застучал дятел и беспрерывно куковала кукушка. Деревья вокруг начинали пугать своим однообразием и давили высотой. Шли молча, я непроизвольно плакал и втихаря вытирал слезы, чтобы младший вообще не раскис. Время тянулось бесконечно. Я представлял себе картину, как мы одни ночью остаемся в лесу и нас окружают волки. Или дикие кабаны… У нас нет спичек, нет ничего, что могло бы нас спасти. Сердце билось в унисон перестукам дятла.
- Тихо! – вдруг громким шепотом прошипел Гришка и расставил руки, чтобы мы его не обогнали.
И нашему взору предстала картина, страшнее которой не представлялось ранее ничего. Мы рухнули, как подкошенные и медленно поползли назад.
Возле огромной сосны стоял высокий бородатый человек и резкими движениями лупил по сосне чем-то похожим на огромный нож. Щепки летели во все стороны. От ударов получались такие же следы, какие показывал нам дядя Гриша. Человек был страшен! Черные зубы, черная с проседью борода, с человеческими черепами вокруг пояса… Это тот Зверь, о котором говорил дядя Гриша! Он сейчас тренируется на дереве, а потом придет за нами.
Я не выдержал и, резко вскочив, побежал в противоположную сторону. Реветь я начал в голос, мысленно прощаясь со всем миром. Боковым зрением увидел, как за мной побежали братья. Споткнувшись о корягу, я разодрал себе лицо ветками и в рот мне набился мох и прошлогодние листья.
- О, лисички! – зачем-то подумал я, увидев выводок желтых грибов. – Больше я вас не увижу никогда!
И тут же поднялся, чтобы бежать дальше. Гришка меня вырвал из состояния апатии. Дыхание сбилось, в боку кололо, ноги отказывались передвигаться.
- Стойте, малыя!!!! – рев Зверя подстегнул нас, придав сил. – Куды вы! Там болото! Стоять!
Зверь нас настиг за несколько секунд. Наша возня, которую мы называли бегом, вызывала только жалость. Сначала тяжелая рука схватила меня, а потом, когда я сдался в руки смерти, увидел, как Гришка падает. Видимо, чем-то тяжелым в него запустили… Я выдохнул и закрыл глаза, чувствуя, как меня крепко сжимает рука Зверя.
- Пожалуйста, не убивайте нас! Мы хотим к маме!! Пожалуйста! – причитал Сенька.
Я тоже начал повторять за ним эти слова, вкладывая всю боль и горе. Гришка не отставал.
Человек смотрел на нас очень удивленными глазами, пытаясь понять, что с нами такое происходит.
- Заблукалі?! А? Дзе вашы бацькі?
Мы не понимали, как из этой страшной пасти, могут вырываться человеческие звуки в виде слов. Я опять глянул на пояс Зверю, чтобы увидеть черепа. Там висели странные ведра с острым дном… Показалось… Брррр!
- Заблукалі дзеці?! Пайшлі выведу вас…. А не то да цемры будзеце хадзіць, пака у балоце не сгініце!
Мы немного успокоились и уже начали приходить в себя.
- А ты кто? – первым спросил я. – Ты нас будешь убивать?
Он засмеялся. Снял с себя шапку и вытер пот.
- Хто вам такое гаворыць? – продолжая смеяться, спросил он. – Я смалу збіраю тут! І бані будую людзям! Хаты стаўлю…. Смалой стены прапітываю, каб стаялі доўга….
Мы слушали его слова и для нас они были некой музыкой. Была позабыта усталость, не болели разодранные в кровь лица, хотелось слушать его и слушать… Он рассказывал потом по ходу движения про природу. Про стоянку кабанов, мимо которой мы прошли – это воронка диаметром метров пятнадцать, вся в свалявшейся шерсти кабаньей. Про лосей и бешеных лисиц….
- Вашы бацькі? – вдруг спросил он посреди рассказа.
Мы встали, как вкопанные. На телеге сидели наши мамы, а рядом стояли дядьки. Нашего папы только не было. Они обедали.
- Мама! Папа!!!! – хором заорали мы, со всех ног бросившись к родителям.
- Што, прагаладаліся?! – загоготал дядя Гриша. – Прагыйце, дам чаго!
Мы, конечно вида не подали, что какой-то час назад были на грани помешательства и смерти. И, немного придя в себя, вдруг поняли, что Зверь ушел.
- А где дядя, который нас привел?! – первым отозвался Гришка с набитым салом ртом.
Мы вертели головами по сторонам и никого постороннего вокруг поляны не было. Странно.
- А я знаю, откуда на соснах такие следы, - сказал я.
- Ну, - дядя Гриша улыбался. – Неужто зверя встретили?
- Ага! И он нас спас даже! – Сенька от восторга не знал куда ему деться.
Пришел мой отец с полным ведром черники и мы, загрузив все на телегу, поехали в сторону дома. По пути опять встретили Зверя, он шел с полными ведрами смолы вдоль дороги. Дядя Гриша с ним поздоровался. Оказывается, что они знали друг друга.
Солнце уже садилось… Это был длинный день.


Эпилог.
 
Зверь – это был егерь Николай из местного лесничества. Смолу собирал в свободное от присмотра за лесом время. Хобби у него было такое. Это было нужно для пропитки венцов при строительстве срубов.
 
Родители – они не заматили нашего трехчасового отсутствия, так как считали, что мы прибились к кому-то из старших и все они ждали последнего (это и был мой отец). Если бы мы пришли позже, то наверняка, были бы организованы поиски. Но это была бы совсем другая история.
 
Я это я.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.