- Кукушечка, кукушечка, милая птушечка! – смешно сложив губы трубочкой, прокричал Женечка. – Сколько мне жить осталось?
И, приложив палец к губам, призвал нас с братьями к тишине. Считаем, мол, сколько раз прокукует птица. Кивками Женечка отмечал каждый новый звук. Насчитали 45 раз…
Он удовлетворенно ухмыльнулся, прикинув, что умрет в 55 лет… А это почти вечная жизнь! Свои судьбы мы искушать не стали и просто пошли гулять по лесу дальше. Женечка шел чуть в стороне, периодически наклоняясь, чтобы восхититься красотой какого-нибудь насекомого.
Мы переглядывались между собой и, положа руку на сердце, считали Женечку почти девочкой. Такой манерный мальчик, попавший с рождения в стаю бабушек. Светлые волосы, худощавый, всегда в выглаженной одежде без единого разрыва и пятен грязи. Наверное оттого, что его мама тоже была в деревне почти все лето. И, в отличие от нас, беспризорников, он всегда был ухожен и всем своим видом олицетворял благополучие и достаток.
- Муравейник! – воскликнул Женечка.

Ловким движением руки выдернул из зарослей травы длинный стебель какого-то растения и воткнул в муравейник. Муравьи кинулись обильно орошать инородный предмет кислотой. Подождав минуту, вытянул стебель, стряхнул насекомых и с явным удовольствием обсосал его, проведя через рот.
- Кисленько! Попробуйте! – для нас это было чудом.
Гришка выдернул похожую травинку и повторил все действия за Женькой.
- Точно кисленько! – дебильно улыбаясь сказал Гришка.
- Это очень полезно! – поучая, сказал наш товарищ. – В кислоте много витаминов. Даже в аптеках ее продают! Мой папа собирает муравьев в бутылки и делает из них мазь…
- Брррр, - представил я. – Ерунда какая-то…
Наше шатание по мелколесью не носило никакой нагрузки. Свежий воздух, отсутствие работы, друзья вокруг – что еще надо?
- Ладно! – Женечка вдруг развернулся в сторону деревни. – Мне пора обедать. Пойду домой.
- Обедать…. – для нас это звучало дико! Процесс поглощения пищи никогда не носил системного характера и настигал нас в случаях, когда сходились сразу три фактора: мы находились дома, мы хотели есть, мы заслужили еду.
Например, мы находились дома и хотели есть, но не заслужили… Всё! Еды не будет! Выход тут один – иди работай!
Единственное исключение, если мы хотели есть и мы заслужили еду, но были далеко от дома. Просто питались подножным кормом или варили голубей (была попытка, по крайней мере)! Но иди домой обедать – это был моветон! Такого в пацанских компаниях не допускалось!
Мы тоже пошли домой… Вечером был договор поиграть в волейбол за деревней. Сашка и Сергей (с ожогами на лице), Вовка, Женечка, Гришка, Сенька, Володька с Костиком, Педалька, Генка-цыган. Без Димки-Зохара было скучно… Димка умел, как обезьяна, взбираться на деревянный столб и закидывать проволоку на электрические провода так, чтобы внизу в розетке был ток. Таким образом мы могли освещать нашу спортивную площадку поздними вечерами с помощью прожектора, который тот же Димка украл на ферме и слушать музыку через упомянутый в предыдущей главе магнитофон.
А пока впереди был долгий день. Дошли до деревни, Женька побежал к своему дому, а мы втроем не спеша поплелись к своему…
Сашка и Сергей пилили бревна двуручной пилой. Мы как раз проходили мимо их.
- Давайте помогайте! – мокрые от пота прокричали братья почти одновременно. Напомню, что это были близнецы с разницей в возрасте 40 минут. Сергей был старше.
- А мы домой идем! – ответил я, но понял, что это ни разу не отмазка.
- Обедать! – продолжил Гришка.
- Ой, хватит гнать! Обедать они идут! – засмеялся Сергей. – Мы тут до ночи не управимся! Никакого волейбола не будет тогда!
Знали, на что давить! Сетка, которая натягивалась между столбами, была их собственностью.
- А что делать? – спросил Гришка.
- Носите поленья к колодке, там батька потом колоть будет. Потом поменяемся.
Работа была несложной. Бери, носи, кидай… Вышел папа Сашки и Сергея и, увидев слаженную работу нашей бригады, аж присвистнул.
- Вот молодцы, пацаны! Спасибо! Теща! – дядя Сергей (да, имена настоящие, поэтому столько повторов) обернулся и крикнул в сторону хаты. - Смотри сколько у нас помощников!
Вышла баба Валя.
- Ай, якія малайцы! – засмеялась она. – Настаяшчыя сябры!
Время летело незаметно… Мы носили отпиленные части, потом по очереди тягали за ручку пилы, потом отдыхали и смотрели, как дядя Сергей рубит все на дрова. Обливались водой, бегали друг от друга вокруг растущей кучи дров… Энергия требовала выхода и вдруг услышали песню:
 
"Цячэ вада ў ярок,
Цячэ вада ў ярок
Цячэ вада ў яроооок…."
 
Голос доносился с конца деревни, там где жил Женька. Пронзительный, тонкий голос и звуки гармошки…
- О! Гэта Жэнечка спявае! – опять из дома вышла баба Валя. - Пайду паслухаю…
Мы с пацанами переглянулись. Надо бежать и смотреть!
- Стоять! – приказ дяди Сергея относился к сыновьям.
Ну, а мы побежали на звуки песни. Дикость какая-то! Наш друг поет и играет! Культура, хуле!
Женечка сидел на низкой лавочке и во вес голос исполнял хиты для тех кому за 50. Гармошка была велика для него, но он справлялся. Конечно, лажал! Но главное было не это. А эмоции! Столько Женькиных чувств было вложено в каждую строчку!
 
«Теплоходный гудок
Разбудил городок,
У причала толпится народ…» - начал новую песню Женечка.
 
Все заулыбались и захлопали. Узнали! Все – это бабушки из соседних домов и те, кто специально пришел послушать по приглашению родных Женечки.
 
«…На теплоходе
Музыка играет,
А я один (тут Женечка вставил мужской род от себя)
Стою на берегу…»
 
Мы стояли как вкопанные, открыв рты. Женька давал жару! Волосы на лбу слиплись, щеки раскраснелись. Через полчаса песни пелись хором. Кто-то начал накрывать на скамейке импровизированный стол, появился самогон, сало, свежие огурцы… Дело к концу дня, не грех и выпить под такие песни! Взрослые смеясь и притопывая, стянулись к скамейке, а Женька понял, что пора заканчивать.
- Ну, ты даешь! – восхищенно сказал я. – Давно играешь?
- Года три, примерно, - ответил Женька. – Я еще на гитаре учусь…
От его слов повеяло чем-то неприятным, но я решил, что мне показалось. «Заучка, какой-то! Фу!» Мы помогли затащить гармошку домой, стянули со стола немного еды на ужин и уже все вместе побежали за Сашкой с Сергеем.
Братьев на улице не было.
- Саааашка! Сеерый!!! – заорали мы почти хором. – Выыыхоооодиииите!!
- Яны ядзяць! – выглянув из сеней, крикнула в ответ баба Валя. – И вы хадзiця сюды! Кусок ў рот вазьмiце якi…
Конечно, отказываться было глупо! Тем более мы заработали! Вареная бульба, огромная сковорода с жаренным салом, огурцы соленые и простокваша… Бульбы макалась в горячий жир и сразу отправлялась в рот! Следом простокваша – резкая и холодная. За ушами трещало у всех! Огурцы, наверное, хрустели потише. Еда, захваченная у Женьки, была потом скормлена собакам.
Вышли мы все с набитыми животами, а Женька ждал нас на скамейке. Забыли его! Но судя по виду, он не очень-то и хотел есть…
Пришли на площадку, натянули сетку, разделились на команды. Прикинули, что до темноты еще часа четыре и понеслась!
Я, Гришка, Сашка и Сергей, Сенька и Педалька – были с одной стороны сетки. С другой стороны сетки – Вовка, Женечка, Володя, Костик и Генка-цыган. В моей команде было больше человек, так как Сенька был мал и за полноценного члена команды не считался.
Игра протекала ровно, мяч летал исправно, голы никого не обижали… А я почему-то смотрел на Женечку, который бросал мяч, как девочка… Смеялся, как девочка… Падал, как девочка… Ныл… Визжал… Психовал…
- Ты чего такой задумчивый? – вдруг спросил меня Сергей, видя, что я иногда туплю и смотрю на соперников особенно долго.
- Не, ничего… Не хочу говорить…
- Да скажи! Я никому не скажу! Поделись! – Сергей проявлял настойчивость.
- Да вот, смотрю на Женечку, и хочется его отпиздить… - проговорил я, не отрывая глаз от манерного гармониста.
- Жеееняяяя! – засмеявшись, закричал Сергей. – Жееняяя! Тебя тут хотят побить!
Я, конечно, сразу растерялся! И очень злобно глянул на Сергея, который сверкая дурными глазами, уже всем сообщал, что сейчас будет драка!
- Кто? – Женечка, нырнув под сеткой, подбежал к нам.
Я стоял скрестив руки на груди и с вызовом смотрел на этого полумальчика. Не было ненависти. Просто животное желание надрать ему холеное лицо, повозить его по пыли и пинками загнать домой.
- Вот он! – Сергей-промоутер, приобняв меня за плечи, вывел на свободное место так, что мы с Женей оказались друг напротив друга.
- Ты хочешь со мной драться? - каким-то странно не испуганным голосом спросил меня Женечка.
- Ну, да…. – ответил я, улыбаясь, предвкушая легкую победу, почет и славу.
- Ну давай тогда! – резко сказал Женечка и встал в стойку.
Я, конечно, оценил его позу. Сам пару месяце ходил в карате и понял, что Женечка кроме музыки, тоже чем-то подобным занимался… Не успел я поднять руки для принятия боевой стойки, как Женечка обрушился на меня!!!
Признаюсь, это было просто неожиданно! Ногой он всадил мне в дыхалку, хук левой, хук правой, опять нога, кулак! Локоть! Нога!!! И это все за первые две секунды… Я успел прикрыть голову, защищая лицо… Но тут он со всей дури бьет меня в сгиб ноги. Я падаю на колени и инстинктивно, выбрасываю руки вперед, чем не преминул воспользоваться каратист-гармонист, нанеся мне несколько точных ударов в область моей дурной головы…
Я решил упасть и свернуться калачиком.
- Живот!!! – заорал я. – Стооооп! У меня живоооот болит!!!! Ааааа! Стоооой!
Я хотел его остановить! Я хотел жить!
Однако удары прекратились сразу, как только я упал.
- Лежачих не бью! – услышал я уверенный голос Евгения (да-да, именно так).
Я открыл глаза и увидел одуревшие лица своих друзей, братьев…
- Ну ты даешь! – хлопая Женечку по плечу, восторженно произнес Сергей. – Чем занимаешься?
- Кунг-фу! – гордо произнес Женечка.
- И когда ты все успеваешь? – Сашка от восхищения даже присвистнул.
- Ну, после школы… Три раза в неделю. По выходным еще… Я уже на красный пояс сдал!
Я уже поднялся и картинно держась за живот, отряхивал одежду, нарочито громко охал от боли….
- Мир? – вдруг повернувшись ко мне спросил Женечка. И протянул руку.
Я опешил. «Пффф! – подумал я. – Просто я был не готов, а не то бы я тебе…»
- Мир! – вслух сказал я и пожал его изящную руку, которая совсем недавно была молотком для моего черепа. – Научишь меня приемам?
- Ага! – улыбнулся Женечка. – Всех научу!
Раздался смех и все наперебой стали спрашивать у Женечки все то, что не их не интересовало ранее. Они увидели в нем пацана. И это было некое перерождение в нашем коллективе. Благодаря мне, конечно же. Не скажу, что так было задумано, но…. В общем, вы поняли!


Эпилог.
 
Женечка - стал милиционером. Неудачно женился. Говорят, бил свою жену, пил… Был уволен из рядов милиции. Потом погиб в аварии. Кукушка ошиблась… Ей надо было прокуковать ровно 13 раз…
 
Я – это я…!

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.