Пламя огня осветило лицо Сашки. Дикая пляска света и теней исказило радостную физиономию друга и я вдруг увидел, как исчезли его брови.

- Санёооооок!!! – закричал я со смехом. – У тебя брови сгорели!
Он только засмеялся и отвел руку с полыхающим камышом от лица подальше. Я вплотную приблизился к его лицу, чтобы еще раз убедиться, что мне не показалось. В свете догорающего растения я отчетливо рассмотрел голые участки в тех местах, где должны быть брови и бесцветные завитки на месте ресниц… Три штуки на оба глаза. Брюнет от рождения Сашка выглядел дебиловато. Слово «малость» я опускаю за ненадобностью.
- Тебя мамка убьет! – вздохнул я.
И заржал во всю глотку! Более тупого выражения лица, чем у безбрового Сашки, я не мог себе представить.
- Все! Камыш догорел! Давай следующий… - Сашка как-бы подвел черту под этой темой.

За двенадцать часов до описываемых событий.

Я проснулся в восемь утра. Дома. В нашей общаге. Рядом спал брат Сенька. Вчера нас привезли из деревни и всю следующую неделю, мы должны были околачиваться в городе…
Родители уже были на работе, младшая сестра в садике. Впереди был длинный летний день. Перелез через брата, пошел на кухню. Вообще-то кухня у нас была общая на восемь блоков, там были электроплиты, столы и умывальники. Но в блоке нашем был небольшой закуток, где помещался стол и холодильник, и нами назывался кухней. На столе была записка с рационом на день, но если быть точнее всего два слова «Ешьте кашу». Все понятно. Впихнув в себя пару ложек перловки, запив молоком, я решил проверить, кто сейчас в городе. В первую очередь меня интересовало – дома ли Саня. Это делалось просто. Подходишь к телефону-автомату, набираешь номер лучшего друга (31-83-61, как сейчас помню), ждешь когда снимут трубку. Обычно всегда подбегал к телефону сам Саня. Я его слышал, но двухкопеечной монеты не было, поэтому он меня – нет.
Сработал механизм по заглатыванию монеты. Вхолостую!
- Алло!! Алло!! – голос друга был немного сонный.
- Отлично! – крикнул я Сане и бросил трубку.
До подъезда, где жил Санек, было минуты полторы бега. Потом пятый этаж на лифте. И коротко жму на кнопку звонка. За матовым стеклом входной двери видна лишь темнота общей прихожей. Появляется свет со стороны квартиры Саниной квартиры. Загорается свет в прихожей. По контуру понимаешь, что это мой друг.
- Привет! – кричу я через дверь.
Саня выглядывает. Еще в трусах даже.
- Привет! Ты чего так рано?
- Ай, дома нечего делать! Хорошо, что ты не уехал никуда! Пошли на улицу! – не переводя дыхания выпалил я.
- Щааас, поем… - зевая ответил Саня.
- А ну, марш домой! – выглянула мама Сашки.
- Здрасьте! – сказал я.
- Здрасьте! Здрасьте! – без радости в голосе сказала она.
Недолюбливала она меня. Она была учителем английского в нашей с Саней школе. А отец Сашки начальником цеха на заводе. И тут я такой… Ниже их уровня на несколько ступеней. Рабочий класс! Тьфу, как говорится, на нас!
- Иди, подожди меня на улице! – тоном чуть громче шепота, сказал Санек. – А я поем и выйду. Куда пойдем?
Я лишь пожал плечами. Что означало: «Трудно придумать, что ли?»
Сани не было почти час. Я успел повисеть на турнике вниз головой, покидал камнями в глухую стену дома, нашел несколько «бычков» для соседа Олега, жившего со своей семьей в блоке напротив нашего. Олег был старше меня на пару лет и уже курил. В основном «бычки», которые валялись под балконами. Это был самый надежный источник сигарет. Украсть у отца получалось не всегда. Да и почти каждый эпизод приводил к поиску вора и его немедленному наказанию, с нанесением легких телесных повреждений в районе задницы.
«Бычки» я спрятал под балконом первого этажа. В следующий раз, гуляя с Олегом, просто подбегу и вытащу их для него. Вот из таких знаков внимания и были сотканы все взаимоотношения в детских коллективах. А Олег в свою очередь, будучи постарше, может защитить меня от долбанутых на всю голову малолетних гопников, коих хватало….
- Ну, куда пойдем? – спросил подошедший Санька.
- На карьеры… - не долго думая ответил я.
- Мне купаться не разрешают.
- С обрывов попрыгаем в песок. Или в лес пошли… Или на стройку…
Наш район находился на возвышенности на самом краю города. С одной стороны был достаточно большой лес, за которым находился мой родной поселок. Со второй стороны – высокий спуск к пойме реки Днепр, с несколькими песчаными карьерами, в которых купались жители прилегающих районов, а также огромным полигоном для стендовой стрельбы (траншеи, будки, неразбитые черные тарелки и прочие радости детства). С третьей стороны – железная дорога, разделявшая два района. «Железка» проходила в выемке на глубине примерно двадцать метров. Склоны были достаточно крутыми и нужно было очень постараться, чтобы не съехать на заднице на самый низ во время спуска. Пешеходный мост был, но идти до него нам было часто в лом, поэтому такие переходы через железную дорогу были нормой (минимум по пути в школу и со школы).
В общем, болтая о всякой ерунде мы с Саньком подошли к краю спуска к пойме Днепра. Прекрасный вид на реку и карьеры!
- Пошли? – вновь предложил я карьеры. – А купаться можно и без трусов…
И Санька, сделав пару шагов по склону, вдруг побежал вниз. Я не долго думая помчался следом. Жара стояла невыносимая! Так хотелось в прохладную воду!
- А мы можем и в трусах покупаться! А пока придем домой – все высохнет! – настаивал я на обязательной части мероприятия.
- Да не вопрос! – Санька, хоть и побаивался родителей, был Сорви-головой и жажда приключений в нем была неутолимой.
Людей на берегу одного из ближайших водоемов было немного. Мы решили перейти на остров посреди карьера. Благо, знали брод. Раздевшись до трусов, подняв над головой свертки с одеждой, перешли на необитаемые участки суши. Там спокойно можно было бегать и орать, прыгать с ив, во множестве склонившихся над водой. Строить песчаные замки и разбивать их камнями, за которыми ныряли с самодельного пирса. Рыбаков здесь не было, поэтому никто нас прогнать не мог. Отдыхающие будут вечером… Остров наш!
- Смотри, там камыши! – вдруг крикнул Сашка.
И правда, на фоне густо растущих кустов лозы, отчетливо просматривалась коричневая полоса этого растения.
- Эта рагоз… - вспомнил я деревенское название.
- Сам ты рагоз, Юрик! – Сашка заржал. – Давай наберем его домой! Он в вазах красиво стоит!
- А мы рагоз… Тьфу! …камыш, поджигали в деревне и кидали в траву… - вспомнил я деревенские будни.
- Точно! – у Сашки засверкали оба глаза. – Точно! Давай собирать!
В общем, возможно я сейчас и открою кому-то тайну, но то, что мы привыкли называть «камышом» называется «рогоз», а камыш выглядит по другому и никогда не привлекал ваше внимание своим бледно-зеленым видом. Рогоз с коричневым початком, полным легко воспламеняющегося пуха, был настоящим сокровищем в умелых руках подростка с острой приключенческой недостаточностью.
Рогоз мы рвали с корнем и складировали на берегу, где обрубали куском стекла стебель до приемлемой длины до одного метра. Так мы надергали два десятка на двоих.
- Хватит? – спросил Санек.
- Наверное…. - я прикинул, что больше нам будет нести неудобно.
Два километра с растениями в руках показались длиннее раза в два. Мы шли молча и даже один раз порывались выбросить все к чертям собачьим, но… сдерживались и терпели.
Подвалы многоэтажек в то время были зоной свободного доступа и не иметь там штаб-квартиру для любой компании пацанов, считалось дурным тоном и признаком умственной отсталости или малолетства.
Мы снесли все на нашу «базу». Комната в подвале была выгорожена фундаментными блоками несущих стен. Мы провели туда свет (лампочка в патроне), застелили пол картоном и в качестве мебели были ящики. Все остальное нам заменяла фантазия. Карты, шахматы, разговоры – вот краткое содержание наших встреч.
Камыши были свалены в углу нашей «базы».
- Всё! – выдохнул Санек. – Пошли расскажем пацанам!
На улице встретили Виталика (наш общий друг, нас даже прозвали в школе «святой троицей»), рассказали ему о планах покидать горящие камыши в высохшую от продолжительной жары траву, и позырить, как она горит.
- Камыши можно макать в бензобак! Чтобы лучше горело! – Виталик знал толк в извращениях.
В то время (да-да, такое было время) автомобили были редкостью и те, что стояли во дворах не имели специальных замков на крышках бензобаков. Поэтому не было ничего проще, чем открыв крышку и отвинтив пробку, тупо засовывать початки растения в отверстие бака и набухшие от бензина, складывать на боевых расчетах.
Место для поджога травы было выбрано не случайно. Это наша выемка между районами. Трава там выгорела от месячной жары и представляла собой жухлый ковер, готовый к сжиганию.
Договорились на десять вечера, когда уже начинало темнеть. Думали, полчаса покидаем и по домам. А утром посмотрим, как сильно почернеют склоны. Виталику было поручено смочить все растения бензином и снести в кусты на краю склона. Мы же с Саней, все-таки принесли эти камыши! Так что все справедливо.
Я ждал Саню возле своей общаги, наблюдая за толпой мамочек с детьми и болтающих о жизни бабулек. Меня родители отпустили до одиннадцати вечера, Сеньку оставили дома. Он еще мал, конечно! Тут не деревня!
- Побежали, Юрик! – Санек был полон сил и, налетев на меня, потащил в сторону железной дороги.
Пришлось бежать! Виталик ждет!
В кустах в намеченном месте, нас с нетерпением ждал Виталик.
- Бля, пацаны! Сколько вас ждать? – он демонстративно хлопнул себя по электронным часам на запястье.
Виталик был из богатой семьи. У него даже был японский видеомагнитофон! И приставка с джойстиком! Хотя папа работал обыкновенным спасателем на спасательной станции одного из водохранилищ. Но по слухам, не брезговал рэкетом. Потом благополучно сел на лет шесть или семь.
- Не ссы, Виталь! Пошли кидать! – Сашка нагнулся и взял в обе руки по несколько штук.
До края откоса было метров десять.
- Остальные можно оставить в кустах, будем приносить. У кого спички?
- Нету у меня, - я демонстративно вывернул карманы.
- И у меня нет спичек, - Виталик презрительно хмыкнул. – Только зажигалка.
Мы с облегчением засмеялись.
- Первая пошла! – выкрикнул Санёк и дал Виталику поджечь «снаряд».
Пламя огня осветило лицо Сашки. Дикая пляска света и теней исказило радостную физиономию друга и я вдруг увидел, как исчезли его брови.
- Санёооооок!!! – закричал я со смехом. – У тебя брови сгорели!
Он только засмеялся и отвел руку с полыхающим камышом от лица подальше. Я вплотную приблизился к его физиономии, чтобы еще раз убедиться, что мне не показалось. В свете догорающего растения я отчетливо рассмотрел голые участки в тех местах, где должны быть брови и бесцветные завитки на месте ресниц… Три штуки на оба глаза. Брюнет от рождения Сашка выглядел дебиловато. Слово «малость» я опускаю за ненадобностью.
- Тебя мамка убьет! – вздохнул я.
И заржал во всю глотку! Более тупого выражения лица, чем у безбрового Сашки, я не мог себе представить.
- Все! Камыш догорел! Давай следующий… - Сашка как-бы подвел черту под этой темой.
- Только морду подальше отодвинь и сразу кидай, - провел инструктаж Виталик и чиркнул импортной зажигалкой.
Вспышка! Все отбежали и Саня, широко размахнувшись, с силой бросил камыш в сторону железной дороги. Горящий снаряд описал дугу, роняя искры, и шлепнулся на землю. Трава тут же занялась огнем. Пошло дело!
- Следующий! – Саня вытянул руку с камышом, чиркнула зажигалка и бросок.
Камыш долетел до самых рельс и разбившись о камни, бесславно пропал в темноте.
Следующий горящий снаряд, был целенаправленно выпущен в траву. Теперь огонь разрастался в другом месте.
- Клаасс!!! – кричали мы в три глотки, по очереди бросая камыши.
- Поезд идет! – заорал кто-то из пацанов.
- Давай по поезду! – вдруг предложил Санек. – Он же железный!
Сказано – сделано. Стук колес стремительно приближался. Все было готово для атаки.
- Поджигай! – Санек на всякий случай держал два камыша, планируя кинуть сразу друг за другом.
Размахнувшись со всей силы запустил факел вниз. Поезд проносился под нашими ногами. Все форточки были открыты. Жара…
Сколько должно было сойтись факторов, чтобы горящее растение попало точно в открытое окно? Я не знаю. Но они сошлись. В темном помещении (я думаю, было купе) вдруг вспыхнуло. И мы как зачарованные смотрели на это окно.
- Вот пиздец какой…. – схватившись за голову, произнес Саня.
И, как будто услышав его слова, поезд вдруг начал тормозить…
- Там сорвали стоп-кран!!! – закричал Виталик. – Смываемся!
Напоследок окинули взглядом площади возгорания травы на откосах. Впечатляет! Но попадание в окно вагона – это было, конечно, высшим пилотажем!
Мы побежали по домам. Но не знали, что огонь подбирался к пешеходному мосту. А под ним проходила трасса газопровода… Подбегая к общежитию, я услышал сирены пожарных машин. Началось!


 

Эпилог.

Пожар потушили, а поезд уехал. Милиционеры первые несколько дней обходили все учебные заведения в радиусе пяти километров. Но все зря... Очередной "висяк", как говорится.

Саня – друг с детского сада и до восьмого класса включительно. Потом я переехал и дружба сошла на нет.
Виталик – с третьего класса с нами. Дружба также угасла после моего переезда…
Я – это я.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.