Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

За стенкой отходил от пьянки отец. Но это никогда не выглядело мучением. Его «отходняк» в те годы – это злость, это взвинченный до предела человек с оголенными нервами.  Но такое состояние прерывалось очередной дозой алкоголя. И так две недели подряд. Весь цикл завершался эпичным эпилептическим припадком с криками, судорогами и водопадами блевоты…. Поэтому в период выхода из запоя – ему важно было два-три дня лежать на кровати, чтобы не упасть в припадке и не убиться. Это получалось не всегда, поэтому окончание запоя приносило:

- сломанные ребра;

- рассеченную в разных местах голову, сломанный нос и проч.;

- переломы-вывихи конечностей, которые потом срастались кое-как…

Все это на наших глазах, естественно. Ох, и насмотрелись же мы! Пена изо рта, посинение и судорожное дерганье одеревеневшими руками и ногами. Я в 10 лет знал, зачем суют в рот тугой валик. Сам и пихал, чтобы отец не откусил язык или губу. Черт! От этого всего хотелось бежать! Хотелось спрятаться и никогда этого не видеть! Но маму с сестрой ведь не бросишь.

Смирение. Странное чувство! Понимание того, что это твой мир, твоя среда, твой, если позволите, крест – как-то облегчало ношу. Не было сопротивления. Не было страха. Просто привычка.

 

Я проснулся давно и просто лежал в кровати, слушая шум, издаваемый отцом. И у меня созрел план.

И я, разбудив Сеньку, сказал:

- Мы едем к маме! Я тут больше не останусь! Собирайся!

Самое интересное, что на тот момент, я знал только город куда должен приехать поезд. И название деревни, где была наша мама… Больше ничего. Но жить хотелось больше.

- Куда? – спросонья пробубнил брат. – Она же в деревне…

- Ну! Правильно! - мной уже овладел азарт и начала мучить жажда. Приключений, естественно.

- Одевайся, короче! – уверенным голосом приказал брату и сам пошел в зал.

Отец сидел на диване и смотрел в выключенный телевизор. После вчерашнего на столе оставалась половина бутылки водки и нетронутая стояла на полу, у журнального столика.

- Где Пират? – сразу спросил он.

- Ушел вчера еще…  - растерянно пробормотал я.

- Ну, и хуй с ним! – он мотнул головой. – Где мама?

- В деревне.

- Да? - как будто для него это новость. – А вы что? А?

- Ничего… - механически отвечал я, наблюдая как он наливает себе водку в стакан.

Вообще-то, я не просто так вышел, как могло показаться на первый взгляд. Моя цель стояла в противоположном конце комнаты и выглядела, как стеклоблок. Обычный матовый стеклоблок. Необычным его делала прорезь в одной из граней. И в эту прорезь мы все бросали монеты. Говоря простым языком – это была копилка.

Чтобы достать монеты, требовался нож и сноровка. Лезвием ножа нужно было орудовать внутри копилки, а монеты, принимая вертикальное положение от возвратно-поступательных движений, выскакивали наружу.

Я прикинул, что пару рублей, нам хватило бы, для всего путешествия в один конец. Но посредине комнаты сидел батя… И нужно было пройти мимо. Решил включить дурака и как ни в чем не бывало направился к копилке.

Да, по пути взял нож… Ну, и пошел. Возможно, я держал нож не так, как нужно. Даже допускаю, что лезвие длиной в тридцать сантиметров могло испугать любого человека. Но чтобы настолько!

- А-а!!! – батя неожиданно вскочил с ногами на диван, задев коленями стол и опрокинув почти допитую бутылку водки. – Ты что, сын, задумал? Брось нож!

Я отскочил в сторону, думая, что за моей спиной стоит Сенька и собирается кинуться на батю с ножом. После вчерашней атаки на Пирата, я, знаете ли, не удивился бы… Брата сзади не было. Лишь мое отражение в зеркале шкафа. С огромным ножом. С бледным лицом. И в одних трусах… И тут до меня дошло!

- Нож бросай, кому сказал, быстро! – снова крикнул батя скороговоркой.

Он спускался с дивана уже.

- Да я к копилке… - развеял я его опасения.

А он уже доливал остатки водки в стакан и не обращал на меня внимания. Лишь криво усмехался своей глупости.

Мелочи набралось больше, чем на два рубля.

- Зачем тебе деньги? – зачем-то спросил отец.

- Ну, мороженое купить… На кино еще…

- Где мама? – опять спросил он и, не дождавшись ответа, выдохнул: - А-ай!

И выпил из стакана водки.

Итак, деньги есть! Что еще нужно для долгого путешествия? Одежда – это понятно. Мы с братом быстро оделись. Что еще?

- Всё? – спросил Сенька.

- Да! – осмотрев весь состав путешественников ответил я. – Пошли, но запомни, мы идем на улицу!

Последний совет не пригодился. Батя уже спал. Дверь мы закрыли снаружи, а ключ я всегда носил на шее. Всё! Едем к маме, а он пусть приводит кого хочет. Идем по длинному коридору (пятно засохшей крови  на полу, напомнило о минувшем вечере), и дальше – вахта.

- Здрасьте, Нина Матвеевна! – говорю я за двоих.

- Здрасьте, хлопцы! – порывается встать вахтерша, но мы ускоряем шаг. – А куда это вы собрались в такую рань?

- Гулять пойдем! – кидаю через плечо заготовленную фразу.

- Далеко не ходите! Мама просила за вами смотреть! – крикнула она. – Чтобы к обеду были дома!

Чудесный человек! Да, если она дежурила, то обязательно помогала нашей маме. Я уверен, что и в этот раз, она бы угостила блинами или пирожками…

Дверь подъезда за спиной захлопнулась. Мы с братом вышли на залитую солнцем площадку перед общагой.

- Ну, что, - задумавшись начал я. – Пошли на остановку?

Брат кивнул. Не успели мы сделать и десятка шагов, как мимо нас проехал дядя Иван! Знаете, много ли на свете существуют профессий, которые безоговорочно вызывают трепет, слабость и приступ зависти и одновременно обиды, от того что ты еще мал и не можешь работать как вот этот взрослый? Пожарный, милиционер, мороженщик, водитель любой спецтехники, а особенно мусоровоза! Всех не перечислить! Но дядя Иван – это отдельный вид, о котором я расскажу поподробнее.

Он всегда ездил на раскладном велосипеде. Багажник его был модернизирован так, чтобы на нем можно было безопасно перевозить ценный вещи – широкое основание, примерно полметра на полметра, из деревянного щита, оборудованное ремнями. Через плечо была перекинута большая сумка, почти как у почтальона. Пока ничего примечательного, верно? Смотрим дальше. Именно в таком виде дядя Иван благородно подъехал к стене нашего общежития, к месту, специально отведенному для объявлений. Снял сумку, вытащил папку для бумаг, небольшой молоток, к металлической части которого, был изолентой прикручен магнит и свободной рукой прицепил к магниту канцелярскую кнопку. Таким образом, ударив молотком по стене, он вгонял кнопку в нужное место. Теперь дядя Ваня достает расписанный черным и красным альбомный лист и придерживая его левой рукой, методично заколачивает кнопки в каждый угол.

- Здрасьте, дядя Ваня!

- Доброе утро! – вежливо поздоровался он и, уложив свои инструменты в сумку, поехал дальше.

Мы жадно стали вчитываться в содержимое листа. Это была афиша на сегодняшний вечер! Дядя Ваня – единственный в нашем районе владелец видеомагнитофона, которому разрешили в нашей общаге, устраивать сеансы массового просмотра видеофильмов. В день сеанса, он прикреплял к багажнику советский видеомагнитофон «Электроника ВМ-12» и вез его через весь район в наш зал. Там уже подключал к телевизору, вставлял видеокассету и все, кто находился в зале, погружались в мир, придуманный в Голливуде. Черно-белый, правда. Так как декодера в телевизоре не было! (этот технический нюанс был знаком всем детям конца восьмидесятых). «Чужой» и «Звездные войны» считались всеми классикой черно-белого кино.  Спустя некоторое время, телевизор поменяли, и мы с не меньшим удовольствием пересмотрели все фильмы в цвете.

Дядя Иван – это был наш портал из советской реальности во вселенную, где еще был жив Брюс Ли, во всей красе блистали Джеки Чан, Ван Дамм и, конечно, Арнольд со Сталлоне… Где добро побеждало зло, а кровь при этом лилась ручьями.

Сеансы были каждую пятницу в 18.00, потом в 20.00 и, по требованию, в 22.00. А по субботам добавлялись детские фильмы с 15.00…. 10 копеек стоил детский билет, а 20 – взрослый. После последнего сеанса, видеомагнитофон аккуратно упаковывался в сумку и уезжал на багажнике велосипеда с дядей Ваней. И гора мелочи тоже, в сумке через плечо. Представьте каким воротилой был дядя Ваня! Его старший сын, серьезный не по годам мальчик, так никогда и не признался, где они хранят монеты. Ходили легенды, что у них дома целая комната завалена мелочью!

Ну а, рейтинги фильмов значения не имели. Я одинаково попадал и на «Ночь демонов», и на «Меня зовут Арлекино», и на «Аварию – дочь мента» … Знающие люди оценят полярность трэша в каждой из картин.

Я не помню, что должно было идти в тот субботний день, но мне было безумно жалко пропускать очередной шедевр. Мы смотрели в след дяде Ване, на пустующее место на багажнике и завидовали тем, кто сегодня придет в темный зал, освещаемый лишь небольшим экраном телевизора, сядет на пол, так как мест свободных уже нет и из любого места одинаково прекрасно будет видно и слышно. Эх…

- Эй, поехали к маме уже! – Сенька потянул меня за руку. – Ну!

Я еще раз вспомнил вчерашний вечер и решительно зашагал в сторону остановки. Если бы я мог предвидеть будущее хотя бы на два дня вперед, то обязательно бы пересмотрел бы фильм «Следопыт» (последний фильм Андрея Миронова). Но кое-что я все-таки вспомнил… Потом. 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.