Юрий Иммерфорт
 
Сто дней лета.
Деревня. День первый. Найда сорвалась! 
 
 
- Найда сорвалась! - крик Гришки был полон ужаса и восторга одновременно.
Мы с Сенькой (брат мой родной, а Гришка - наш двоюродный) выскочили из дома. Гриша стоял в сенях и мы втроем выкатились во двор. На пятачке, где обитала цепная сука Найда, лежала лишь цепь и порванный ошейник. Найда - помесь лайки и овчарки. Характер имела агрессивный, куры по случайности попавшие в радиус действия собаки были схвачены, разорваны и сожраны незамедлительно. Ничто живое не могло остаться живым там, где была Найда. И вот она сорвалась.... И убежала через подкоп под забором, который она рыла месяца два...
Мы думали, что рытьё земли - это для неё разминка, занятие для мышц, так сказать... Если уж совсем быть честным, мы даже помогали ей с обратной стороны, чтобы как можно скорей она могла вылезать на ту сторону забора и почувствовать, хотя бы зрительно, свободу, которой её лишала цепь... Видимо, от постоянных вылазок туда-сюда, ошейник стерся...

- Ловите быстрей! Что ж вы стали! Там же у всех куры!!! - бабушка вышла следом, опираясь на палку - ноги начали плохо слушаться.
И мы «сорвались» тоже.... Смеясь и толкая друг друга, схватив палки, веревки и сетку от "топтухи", мы помчались по деревне. Началась охота! Развлечение - лучше не придумаешь!
      Наша деревня была не очень большая - дома располагались по обеим сторонам дороги. В длину - километр, не более. Через поле - еще две деревни, совсем маленькие. Потом речка, лес невероятных размеров, в котором водились волки, дикие кабаны и медведи. Вот на таком пространстве нам было необходимо поймать агрессивную суку, у которой было одно на уме - рвать птиц, котов и носится до смерти...     Первые сводки начали поступать от разгневанных соседей и разнообразием не отличались: "забежала, потрепала кур, одну унесла, троих придушила, цыплят даже не считаем..."; "такой красивый был индюк!!!" и так далее...
Мы шли по горячим следам и по трупам птиц. Увидели!
- Найда! Найда! - Гришка начал свистеть.- Иди сюда! Ко мне!
Сука остановилась. Глаза были полны радости, граничащей с бешенством, хвостом лупила себя по бокам, слюна стекала с открытой пасти, язык вывален полностью... В ногах лежала свежезадушенная курица...
- Найда! Домой! - побежали к ней, расходясь в стороны.      Она ждала нас немного. Потом, схватив тушку птицы, собака резко развернулась и помчалась прочь... Мы понимали, что все наши действия бесполезны и Найда будет носиться, пока не свалится от усталости. Или пока в деревне не кончатся куры... Домой идти было страшно - там бабушка с палкой. Она нас успела обвинить в организации побега и сказала, что за соучастие мы получим еще...     Мы сбавили шаг и, сбивая палками крапиву и лебеду, просто шли туда, где могла быть Найда, не особо рассчитывая на успех операции. И вдруг откуда-то сбоку, из кустов, на нас вылетает ОНА и, сбивая с ног Сеньку, начинает лизать ему лицо, голову. Гришка не мешкая накинул на шею собаки веревку и быстро обмотал вокруг руки. Я обнял псину, как можно крепче.     Найда была горячей и шумно дышала. Каждая волосинка на ее морде излучала радость и счастье, и казалось, что сейчас собака была готова даже умереть - потому что сбылись все ее мечты... Мы смеялись от счастья! Во-первых - поймали собаку, во-вторых - не придется получать палкой по спине от бабки, в-третьих - мы здорово развлеклись на этой "охоте"!
Втроем держали животное, чтобы наверняка доставить до двора. У калитки нашего дома уже стояла толпа "пострадавших", бурно обсуждавших потери и меры, которые должны быть предприняты. Бабушка всех успокаивала и обещала разобраться. Прошли мимо под осуждающие крики. Дебаты кончились, мы крепко уже зажали цепь и ждали бабушку..
- Так, - приблизившись к нам, сказала она. - У Шурки - задавлен индюк, у Пилипихи - пять цыплят, две курицы, у Карасихи - тоже две курицы загрызла сука, - неожиданно бабка со всей дури ударила палкой по морде. Найда взвизгнула и забилась в будку. Бабушка поковыляла следом и начала тыкать палкой в отверстие конуры. Собака металась в тесном пространстве и пыталась схватить зубами палку. Нам стало страшно! Найда скулила и рычала, баба тоже рычала и материлась.
- На! На, падла! - потом резко повернувшись к нам выпалила: - Гриша, неси гвоздодёр и что там есть в инструментах - плоскогубцы, ломик какой...
- З-зачем?
- Неси быстро! - и замахнулась палкой. - Подкоп ваш блядский! Горя мне не хватало! ВнучкИ спасибо вам! За кур деньги отдавать придется... Ой! - вздохнула бабка и взялась за левый бок.
Гришка принес монтировку и коробку с инструментами. Бабка выбрала нужный инструмент и резким движением сорвала скобу со стены сарая - на этой скобе была закреплена собачья цепь... Её действия были полны решимости. Цепь упала на землю, бабушка подняла её и потянула, что есть силы - вытащила псину из будки.
- Помогайте тащить!
- Куда? - мы растерянно смотрели на эти действия.
- В сарай! Вешать буду суку! Тащите! Упирается, блядь! Чует!
Найда задними лапами пыталась замедлить ход действий, пятясь к будке и мотая головой. Мы втроем схватили трехметровую цепь и потащили собаку к сараю. Найда подвывала и со страхом смотрела на нас. Сенька заплакал и отбежал на крыльцо.
- Бабушка не над-а!!!! Она больше не-е-е бу-удет! Баабааа!!!!
Мы с Гришкой тоже плакали, понимая, ЧТО ждет собаку, но продолжали тащить. В сарае пустовал загон, где жила свинья, которую зарезали полгода назад. Тут мы остановились.
- Идите на улицу, - строго сказала бабушка.
- Не надо! - в один голос завыли и мы с Гришкой. - Пожалуйста!
Бабка, замахнувшись палкой, быстро сломила наше сопротивление. Она вышла через минут десять.
- Что стали? Бегом в дом! Никаких улиц! - мы поняли - всё! - Найды больше нет и с громким плачем пошли в дом.
День прошел как-то непонятно... Мы играли в карты - "дурак", "пьяница", "туалет" на казнь. Просто лежали и рассказывали друг другу про Найду, какая она была классная собака. Так до вечера и просидели на печи. Спасть легли тоже там... Утро началось, как обычно. Бабушка что-то готовила, пахло мясом и жареной картошкой. На столе стояла трехлитровая банка свежего молока.. Я попил прямо из банки - теплое и густое, отломал горбушку белого хлеба, который сегодня ночью пекли и, видимо, привезли горячим домой. Клубничное варенье из холодильника перекочевало на стол. Подтянулись братья, сонные и голодные. На троих съели батон, пол-литра варенья и полбанки молока.
- Проснулись? - бабушка заглянула в комнату. - Уже успели пожрать! Вас лучше одевать, чем кормить! - это она увидела и оценила объем съеденного и выпитого....
- Так, хорошо , что перекусили. Теперь быстро переоделись и идите снимать собаку и закопайте где-нибудь.
Мы испуганно переглянулись и без лишних слов, одевшись, вышли во двор.
- Ты первый! - сказал я Гришке.
- Какая разница? Вообще вместе зайдем.
- Здорово, пацаны!
Мы обернулись. Голос принадлежал Вовке - жил напротив и был нашим ровесником, тоже где-то двенадцать лет. Вовка знал всё. Если он чего-то не знал, то все равно выдвигал теорию с самым уверенным выражением лица, что никто не думал сомневаться в правильности его слов.
- Здорово. А мы тут Найду хоронить собрались.
- Повесили уже? Я так и знал. Давно надо было. У нас кур задушила, у соседей... Это не собака, таким жить нельзя. Нормальные собаки кур не душат...
- Помоги лучше, - оборвал его Гришка. - Надо снять и закопать.
- Нож взяли веревку срезать? Носилки надо бы тоже...
Сенька метнулся за ножом, вместо носилок - старое алюминиевое корыто, в котором купали детей раньше.
- Так, - Вовка оценил наши возможности. - теперь заходим и, главное, не смотрите ей в глаза! Там может быть фосфор! (наши умы были не перегружены познаниями о мертвых собаках и слово "фосфор" повергло нас в ужас, а Вовка вознесся на недосягаемую высоту, как авторитет) Фосфор (мы затрепетали!) может перебросится на живых и забрать их с собой!
Я толкнул сбитую из досок калитку загона. Нашему взору предстала картина - Найда висит на толстой балке с прямыми конечностями, морды мы, естественно. не видели, так как боялись фосфора. Висела она на цепи. Ножом можно было разрезать только ошейник, который был просто врезан в шею несчастной собаки.... -Да... Проблема номер один - надо резать ошейник, - изрек Вовка. - Я так и знал. (это была его любимая фраза, за которую он бывал частенько бит товарищами) Я так и знал... Что ж давайте нож, ставьте корыто под собаку.
Все сделали. И тут Вовка сделал неожиданное - выколол глаза ножом. Быстро и без эмоций.
- Ей не больно. Наоборот. - мы молча согласились и отошли немного подальше от Вовки. Мало ли, наши глаза ему не понравятся тоже.... Спорить и уточнять , что значило "наоборот" не хотелось.
Собака как будто плакала, по морде текла жидкость из глазниц... Врезалось в память.
И тут Вовка начал перерезать ошейник... Самое интересное. что не сзади, где он был оттянут и напряжен, а спереди, где был скрыт складками шкуры. Может специально он это делал, сейчас не скажу... Но было противно видеть такое! Рука и нож были испачканы кровью и клочьями шерсти, наконец тело собаки дернулось и, описав зигзаг, рухнуло на край корыта, перевернув его.
- Я так и знал! Поднимаем вместе! - собаке было четыре года и весила она много, особенно мертвая.
- Сенька, притащи веревку - потянем корыто по земле, - сказал Вовка. - Слишком тяжелая сука! Руки оторвем. Хотя если расчленить...
Сенька с испуганным лицом убежал за веревкой и уже через десять секунд накручивал ее на ручку корыта... Нож у Вовки пришлось забрать.
Тащить было недалеко - лес начинался уже в конце огорода.
- Здесь! - сказал Вовка, когда мы подтянули труп к первой ели. - Тут хорошее место. Копайте.
Лопата одна была. Начал Гришка. Через несколько секунд наткнулись на корень, потом еще... Копать было невозможно.
- Я так и знал! Давай сюда, немного в сторону. ..
Выкопали кое-как на полметра. Перевернули корыто. Всё. Дальше начали засыпать. В конце потоптались, утрамбовали. Хотели уже уходить, но...
- Надо камней сверху накидать, придавить могилу, - сказал Вовка.
- Зачем? И так пойдет, пошли лучше куда-нибудь пойдем - на ферму или на второй поселок.... (на ферме можно играть в прятки, лазить по заброшенным коровникам и всяким сооружениям, а на втором поселке - поиграть с пацанами в "пекаря", в "чижика" или в войну какую-нибудь...)
- Вы что! Это же сука! Самцы могут ее выкопать и отъебать! (мы просто пришли в ужас при мысли, что мертвую собаку могут отъебать, выкопав из могилы) А если выкопать раньше, чем пройдет девять дней, то фосфор (опять этот "фосфор"!!!) может перекинуться на людей, которые тут будут ходить мимо...
Мы еще полдня носили камни, битые кирпичи, куски арматуры. Устали, как собаки! Никаких ферм теперь не надо было....
- Всё! Расходимся...- подытожил Вовка. - После обеда выходите, сходим куда-нибудь... Или на великах погоняем... - Что? Закопали? - сразу спросила бабушка, когда мы зашли в дом. - Садитесь есть. А чего так долго?
- А мы еще камни носили на могилу, чтоб собаки не могли отъебать Найду! - выпалил Сенька. Он был самый младший из нас и не всегда понимал, о чем говорит. Бабка вылупила глаза на внука и нижняя челюсть начала опускаться к груди. - А Вовка выколол ей глаза и порезал шею. Чтобы не было фосфора, - бабушка была добита окончательно.
- Отъебать? Фосфор? - бабка сразу смекнула, откуда ветер дует. - Где Вовка? Он с вами ходил? Так, быстро мыться, жрать и ждите меня. Я приду скоро, - схватила палку и пошла куда-то.
Через час она вернулась.
До конца дня Вовку мы не видели. Видимо, был наказан... Либо боялся фосфора... Горе от ума...
А поздно вечером отец Гришки привез нам щенка - точную копию Найды. Оказывается, три месяца назад она родила троих щенков, двоих отдали людям, а этого оставили себе родители Гришки, которые жили в деревне в пяти километрах от бабушкиного дома. Это был кобель, назвали его - Букет... Счастью нашему не было предела!


 
 
Эпилог. Содержит спойлеры!
 
 
Букет - прожил пятнадцать лет и умер в своей будке.... Он всегда ел последний - сначала из его лоханки ели куры, потом коты и только после всех ел Букет... Иногда оставалось только вылизать миску. Добрейшей души был пес... Не знаю, кто его отец, но, видимо, весь в него...
 
Вовка - вырос, пошел в армию, после которой начал пить... Он повесился в СИЗО. Вместе с друзьями изнасиловали и убили девушку легкого поведения. Все были пьяные... Вовке было 20 лет.
 
Гришка - сейчас в милиции, офицер... Честно работает.
 
Сенька - на севере, где-то под Нижневартовском.... Потрепала судьба...
 
Пилипиха - скончалась в 90 лет. Причем не в своей кровати, а когда несла два ведра с водой на коромысле и в свободной руке еще одно полное ведро. Схватило сердце, она села на землю и тихо умерла, не расплескав ни капли воды...
 
Шурка - который потерял индюка, пьёт запоями до сих пор вместе с женой. Им уже по восемьдесят лет... Похоронили своих троих детей - первый (Коля-Дурдик) замерз в сенях собственного дома, когда уснул пьяный на полу (20 лет). оставшиеся сын (Саша) и дочь (Маня) угорели в бане - им было около тридцати...
 
Бабушки уже нет. Умерла. Два года назад.
 
Я - это я...

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.