Я совершил ошибку. Теперь я это понимаю, но время назад уже не отмотать. Знать бы заранее, чем все закончится…
Контракт казался очень выгодным, вот я и повелся. Такому парню, как я, без образования, без цели в жизни – то, что надо. Как сказала бы моя матушка: «Ножки потянул, размялся, на другой бок повернулся и спи отдыхай!»
Нет, серьезно. Над этим контрактом не иначе как психологи поработали, чтобы заманивать таких лопухов, как я. Судите сами! Искали молодых людей для несложной работы по терроформированию планеты для последующей колонизации. Единственное условие – кандидаты должны быть одиноки и готовы к тому, что на Землю вернутся четыре десятка лет спустя. Ну, здесь я идеально подходил. Матушка, единственная моя родственница, умерла в прошлом году, и остался я один — одинёшенек, как перекати-поле. Про образование-то я погорячился, все-таки какой-никакой техникум закончил – электрик я, хотя и неумелый. По специальности никогда не работал. Да это и неважно, ребята на собеседовании сказали, что можно совсем без образования. Вся работа – на кнопочки в определенном порядке нажимать, да вести журнал наблюдений.

Comments

- Опять он кричит? Почему он все время кричит?
Мужчина с трудом приподнял голову от подушки, вглядываясь в ночную темноту. Что он хотел разглядеть? Едва ли плачущего сына, который заходился криком в детской.
- Ему просто приснился страшный сон.
- Опять.
- Он всего лишь ребенок. Детям часто снятся страшные сны…
- Да, да, я знаю, — он уже чувствовал раскаяние за свой недовольный тон, за то, что был резок. Всего лишь ребенок. – Я подойду.
- Да ничего. Я сама…

Comments

«Бутик грез»… Какое претенциозное название. На деле же бутик выглядел как небольшая витрина в торговом центре, где на стеклянных полках выставлены флаконы в ярких упаковках. Флаконов было мало, цены стыдливо прятались под перевернутыми ценниками. Виктор всегда удивлялся: кто это покупает, да еще за такие деньги. Но сегодня сам пришел и остановился, разглядывая товар.
«Южная ночь», «Стремительный спуск», «Полет» - названия ничего ему не говорили. Продавец вынул наушник, давая понять, что он готов порекомендовать что-то, но навязываться не будет.
- А… Вот этот… Этот «спуск». Он про что?

Comments

Иногда мне кажется, что мои дети что-то скрывают. Вот и сегодня, когда я проходила мимо комнаты дочери, я увидела их, сидящих на диване. Заметила склоненные друг к другу светловолосые головы. Лика шептала что-то на ухо своему брату, и вдруг, заметив меня, улыбнулась, обнажив ровные белые зубки.

- Да, мамуля

Но могу поклясться, что за секунду до улыбки я видела злость в ее глазах. И еще какое-то чувство… Жалость? Но с чего бы моей дочери жалеть меня?

Конечно, я списала все на усталость, на нервы. И Лике двенадцать лет, уже подросток. Они становятся колючими в этом возрасте. Может быть, во взгляде действительно была злость, ведь я вторглась на ее территорию, нарушила границы. Но что она нашептывала ему? Почему в движении губ так явственно слышалось слово «молчи»?

Максим пришел на кухню, когда я готовила ужин. Пристроился рядом на стул, набрал пригоршню луковой шелухи, стал крошить ее в пальцах.

Comments

Уважаемые читатели!

Рады вам сообщить

о выходе новой книги Анны Платуновой "Воображаемый друг".

Благородные контрабандисты, таинственные пришельцы, прекрасные незнакомки и опасные приключения. Рассказы этого сборника объединены темой космоса. Книга для тех, кто немного заскучал на этой Земле.

 

Купить...

 

Comments

… Но страсть и волю мне уже стремила,
Как если колесу дан ровный ход,
Любовь, что движет солнце и светила.

Каждый день, возвращаясь домой из школы, она шла так медленно, как только могла. Дорога была знакома до мельчайших подробностей, и если бы она закрыла глаза, то, кажется, продолжила бы видеть даже сквозь закрытые веки и эти пучки пожухшей прошлогодней травы, выглянувшей на поверхность после того, как снег почернел под лучами неяркого, но усердного солнца, и стены гаражей с облупившейся краской, и ряды колючей проволоки, отделяющей дорогу от территории ПТУ. По ту сторону валялись огромные катушки, с намотанными на них проводами, ящики, стрела крана лежала на боку, и никто никогда не стремился установить ее ровно.
Она шла, не поднимая головы от дороги, глядя на носки своих стареньких коричневых ботинок, которые ступали в грязь, но даже не задумывалась о том, что пачкает их, и мама, уставшая после работы, снова будет ее ругать и попросит вымыть обувь. Но обувь никто не вымоет ни в этот день, ни в следующий, потому что мама устала, бабушка болеет, а самой Кате все равно.
Она шла и шептала, как заклинание: "Пусть меня ждет дома нечто чудесное! Пожалуйста, пожалуйста!!"

Comments

- Выставляю время. Насколько отмотать?
- Выставляй утро дня Х.
- Не мало? Обычно два — три дня нужно, чтобы произошло слияние. Не успеет проникнуться…
- Да ведь не в первый раз уже. Хочется до обеда успеть. Мне все это уже оскомину набило.
- Согласен. Значит, утро дня Х.
+++++
Марина открыла глаза оттого, что зазвонил будильник. Нет, «зазвонил» неправильное слово – будильник вопил дурным петушиным голосом так, словно хозяйка петуха пыталась освежевать его заживо. Марина ткнула в большую красную кнопку на экране телефона, заставляя петуха замолчать.

Comments

За барной стойкой сидел молодой мужчина. Он был угрюм, черноволос и одет в засаленный комбинезон. Длинные волосы собраны в неаккуратный хвостик, несколько прядок выбились из него и свисали на глаза грязными сосульками. Он сжимал в руке стакан с сероватой жидкостью и буравил  остекленевшим взглядом стену перед собой. Бармен на всякий случай не пересекал невидимую линию, проведенную между глазами посетителя и точкой на стене. Другие завсегдатаи бара держались на почтительном расстоянии, не сговариваясь, образовав вокруг мужчины пустоту радиусом два метра.
- Повтори, - хрипло обратился мужчина, а звали его Арт, к бармену, опрокинув в рот последние капли.
Бармен наполнил стакан и поскорее исчез из поля зрения угрюмого посетителя. Но перед тем как отойти, он с ужасом покосился за спину Арта и часто-часто заморгал. Все дело в том, что сзади к Арту подошел парень и даже, вот ужас, панибратски похлопал того по плечу.

Comments

Арт протер запотевшее зеркало ладонью и всмотрелся в отражение. Все могло быть гораздо хуже. Хотя и то, что имелось на данный момент восторга не вызывало: глаз заплыл, на левой щеке ссадина. Было недальновидно пытаться вступить в потасовку с вышибалой той сомнительной забегаловки. Недальновидно и бесперспективно: вышибала был роботом устаревшей модели, списанным за ненадобностью с военного корабля, но еще не окончательно растерявшим боевой дух. Однако, Арт на тот момент не мог рассуждать здраво: в кровь впиталась пятая порция местного пойла, не имеющего названия: вонючего, крепкого и валящего с ног. Правда, последняя опция включилась как нельзя не кстати, в тот момент, когда Арт и вышибала вцепились друг в друга, как борцы сумо, пытающиеся вытеснить противника за границы круга, а в данном случае за дверь. Арт, как ни горько это было признавать, проиграл.
Теперь он сурово смотрел на себя в зеркало. Глупо было так напиваться. Но на это была причина. Через две недели вносить плату за обучению Вюоры в частной школе на Каррелии. Двадцать тысяч. У него на данный момент было пять. Стоп, после вчерашних возлияний осталось…Арт взглянул на дисплей мульти-чипа.

Comments

Арт шел по коридору, держа в руке карту. Обыкновенную, напечатанную на бумаге, потрепанную на сгибах карту. На планете этой он был впервые и уже успел понять, почему в народе ее прозвали Кротовой норой. На поверхности планеты днем и ночью бушевали пыльные бури, поэтому города располагались под землей. 
Городок, где была назначена встреча с заказчиком, был мал: десяток уровней вниз, несколько километров в стороны. Городок, как и все другие поселения на Кротовой норе, возник с одной лишь целью: переработка эмпериума – редкой руды, наибольшее скопление которой было обнаружено на этой негостеприимной планете. 

Comments