Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

Начало здесь: Часть 1, Часть 2, Часть 3.

    Пробежав на крыльях пару километров после выхода из верхнего шлюза - подходим к причальным стенкам предварительного ожидания нижних шлюзов. Слева видим возвышенности древнего города, который старше областного центра (и всего на 5 лет младше столицы) и где запланировано бракосочетание.

    И тут на нас через внешние громкоговорители голосом диспетчера с башни  обрушивается сообщение . Ничего не поменялось с моего детства - разобрать, что он нам резко выкрикивает, не представляется никакой возможности, так как звук резонирует, уносится ветром, заглушается шумом двигателей, отражается от бетонных поверхностей...

- Глуши движки! -  одновременно кричу я Герману и показываю жестами Сергею - судоводителю второго катера, надеясь, что так мы лучше услышим повтор. Они понимают меня с полуслова, и мы оказываемся во внезапной тишине, прерываемой плеском волн о корпуса наших судов.

Сообщения повторяется.

"На катерах СПК! - доносится с башни диспетчера. -  После открытия верхних ворот заходим и швартуемся к первым рымам!"
    Мы не верим своему счастью. Нас собираются прошлюзовать одних, видимо все же снизу (со стороны реки) подошло какое-то судно, и ему требуется немедленно шлюзоваться вверх. А камера заполнена, и это очень нам на руку. Заводимся, входим в шлюз и швартуемся по прежней схеме.

    Лихой диспетчер начинает подъем верхних ворот, не дожидаясь нашей швартовки (в отличие от нижних распашных, верхние ворота представляют собой огромную задвижку, поднимаемую гидромеханизмами снизу вверх). "Вот это правильный чел!" - сообщаю я с удовлетворением Герману и Ольге, а Сергею с Димой, швартующимся у противоположной стенки, просто показываю большой палец.

   Они, улыбаясь, вторят мне таким же жестом, камера быстро опорожняется.

    Пока это происходит, мы с Германом облачаемся в костюмы, ведь до встречи с невестой и ее кавалькадой остается совсем немного.

    Немного о костюме Германа - светлом, льняном, свободном. Выглядел он так, как если бы Старик Хоттабыч, зная толк в пиджачных парах или тройках, начал бы носить один из костюмов молодым Джинном, потом забыл бы его на многие века в своем платяном шкафу (или где там хранят свои наряды Джинны из восточных мифологий) и снова через несколько сот лет  достал бы, лениво выбил бы из него пыль и просто надел на себя.

    Именно так и выглядел костюм Германа. Он был, безусловно, стилен. Он был льнян, светел, обветрен. И при этом от него веяло древнейшей древностью (забытых племен, великих мумий, неудачных захватов нашей планеты инопланетными цивилизациями или еще чем-нибудь, подобающей глубины и силы). В нем же он пребывал на моей свадьбе 4 года назад (его очень хвалила моя старшая сестра), и костюм стал только выразительнее. К сожалению, я еще не был знаком с Германом 21 год назад, когда была сыграна моя первая (я называю ее тренировочной)) свадьба, но, полагаю, он был бы одет в этот же костюм.

    Когда настало время выходить из шлюза, Герман - худой, зоркий, костлявый, облаченный в это символичное одеяние - встал к штурвалу, как старый обветренный мореход (а он и был таковым), дал полный ход, и фалды его пиджака развевались по ветру... Казалось, что с них нисходит прах времен, а сам капитан этому процессу не подвластен...

    Так бы, с волшебством, и хотелось бы добежать до места приема на борт красавицы невесты, но выяснилось все же, что на долгих перегонах двигатель нашего катера на  полном ходу охлаждается неудовлетворительно. Скорость 60 км/ч держать не удавалось, шли медленнее. (Впоследствии оказалось, что в каналах наружного контура системы охлаждения болталась пробка от шампанского, доставшаяся от прежних хозяев... Это выяснилось только в следующем сезоне, а в текущем, к сожалению (уже после свадьбы), двигатель был пару раз неожиданно перегрет до кипения).

    Но вот она, долгожданная набережная районного центра Б. - и невеста в фате и в окружении подруг, фотографов и родителей. Сергей С. оставлен у катеров, Герман вышагивает навстречу невесте, гордо подняв греческий нос,  в своем ветхозаветном костюме, а я, вначале босиком, засучив брюки, а потом уже, обувшись, чинно печатая шаг,- с удовольствием встречаю свою половинку - свидетельницу на этой свадьбе и славную жену в текущей моей жизни - красавицу Женьку.

    Происходит некий формальный выкуп невесты - я даже исполняю а капелла в честь брачующихся  определенный, ценящийся в наших кругах опус, и, ко всеобщему удовлетворению (ждать всем надоело),   выкуп быстро завершается.

    Здороваемся, братаемся - все в приподнятом настроении, почти все знаем друг друга, усаживаемся обратно на катера и вперед, в обратный путь вверх по течению! Получасовое путешествие обратно к старинному городу у шлюзов пробегает незаметно, гостям, размещенным в катерах, явно нравится это ощущение свободного перемещения по воде сквозь потоки ветра и «мимо дивных берегов… и островов»).

    Бракосочетание назначено на 15 часов. Мы прибываем в 17... Иииии...

    Хвала(!) нравам и терпению госслужащих этих наших маленьких чудесных городков! Нас ждал весь ЗАГС, с улыбками и почти без ропота). Чтобы попасть в сей судьбоносный чертог, преодолели подъем от набережной в 500 ступеней по старой, но крепкой деревянной лестнице, со многих после этого лил пот, но тут уж не до отдыха - брачеваться пора, нас заждались!

    И грянул марш Мендельсона, и все что положено при таких церемониях, и стояли робко жених Герман с невестой Ириной, и ответствовали они на вопросы преисполненных важностью и помпезностью чиновников о серьезности своих намерений, и кольца мягко садились на персты молодоженов, и свидетели, умудренные 4-х-летним семейным опытом (а ваш покорный слуга, с учетом первой своей попытки - 21-летним) - с удовольствием ставили подписи, размашистые и витиеватые, в положенных местах, а затем друзья, родные и близкие бросились поздравлять пару...

    И почти все как бы шло по плану, но вмешалась суровая действительность. Сергей С., дежуривший у катеров, по телефону доложил командору экспедиции (и новоиспеченному главе семейства) Герману, что внезапно и практически немедленно сейчас произойдет шлюзование вверх (в нужную нам сторону) пассажирского теплохода, и если мы хотим в составе своего водоплавающего "свадебного поезда" сегодня попасть на базу для дальнейшего празднования события - следует немедленно отчаливать и стараться попасть в шлюза с этим теплоходом вместе, иначе на ближайшие 3, 7 и даже 12 часов никто (включая диспетчера шлюза)) положительного прогноза на шлюзование не дает.

    В глазах Германа появились отблески безысходности, но тут решительный и смелый ход предложил я.

- Что вам осталось в ЗАГСЕ? Сделать фотографии в составе новоиспеченной семьи с родными и близкими на фоне бархата? Чудно. Продолжайте. Пусть на фото меня заменит Д. Большой (Дима, будешь жаться к моей жене, убью позже), а я метнусь на катер, и мы с Сергеем С. оперативно ломимся за теплоходом на обоих катерах в нижний шлюз, и спокойно шлюзуемся с ними!

- А дальше что? - слегка округлив орлиные глаза, вопрошал Герман, но видно было, что в его мозгах защелкали правильные пружинки, и он увидел, как и я, правильное решение.

- А дальше - вы прямо сейчас вызываете местное такси в необходимом количестве экипажей и, пока мы шлюзуемся в средний бьеф, прыгаете после фотографирования в них и несетесь на пассажирскую пристань, что у судоремонтного. Мы оттуда резко вас забираем и успеваем прошлюзоваться через верхние шлюзы все с тем же теплоходом!

- А что, дельно! - одобряет Герман. - Ну все, давай, двигай на катер! (это мне). Я с улыбкой целую жену, грожу кулаком улыбающемуся Д. Большому, выбегаю из ЗАГСА и тороплюсь вниз по лестнице.

    Вот он, причал, уфф, успел - теплоход как раз проходит мимо нас. Я на ходу сообщаю план Сергею, мы отчаливаем и заходим в нижний шлюз за теплоходом. Кстати, он здоровенен и красив - это самый большой из речных круизных теплоходов "Михаил Фрунзе" - длиной более 130 метров, вместимостью под 400 пассажиров.

    Мы на катерах швартуемся к рымам №8 напротив друг друга. Пассажиры теплохода толкутся на всех 4-х палубах - процесс шлюзования интересен сам по себе, а тут еще 2 катера, выглядящих в стиле "ретро" - почти синхронно ошвартовались за кормой их лайнера...

    Сверкают вспышки фотоаппаратов, многие пассажиры приветливо машут нам руками. Мы с Сергеем небрежно салютуем им и занимаем позиции ожидания со швартовыми концами в руках. Камера постепенно наполняется, на это уходит около 20 минут. "Михаил Фрунзе" неспешно выходит из камеры, катера слегка дергает в разные стороны на потоках от его винтов, затем выходим и мы.

    Звоним Герману и получаем информацию, что они опаздывают. То ли фотографировались долго, то ли такси долго ехали. После уговоров Германа принимаем решение - один катер идет забирать всех, кто поедет по воде (т.е. 2 нормы пассажиров), а второй следует за теплоходом в верхний шлюз и там любыми доступными способами задерживает закрытие нижних ворот до прибытия первого катера.

    Ну вы догадались, что задерживать закрытие ворот выпало мне? Я, кстати, был абсолютно трезв и никакой залихватской удали или жажды приключений не испытывал. Но что ни сделаешь ради счастья брачующегося собрата? Сергей умчался к пристани забирать толпу, а я проследовал за теплоходом, входящим в верхний шлюз, и, оказавшись на траверзе нижних ворот, погасил инерцию кратковременным включением заднего хода, а затем просто вырубил реверс. То есть катер Германа под моим чутким управлением болтался в створе нижних ворот, и если бы  диспетчер решил их закрывать несмотря ни на что, катер бы сплющило между створками и участь наша с ним была бы плачевна. Такое поведение в шлюзах являлось вопиющим нарушением всех существующих правил и проявлением банального неуважения к диспетчеру шлюза. Диспетчер не замедлил проявить свое возмущение объявлением по громкой связи. Начиналось оно так: "На маломерном судне:... !!!...!!!...", а дальше возросшее эхо в камере помешало понять высказанную им мысль. Всю свою жизнь с детства я думал:  ну как и кто может понять эти объявления в шлюзах? Голос гремит, в нем сила и иногда гнев. Но смысл  абсолютно недоступен. Возможно, у меня такое особенное восприятие, а остальные прекрасно понимают этот лай с многократным эхом? )

    Полагаю, стоило бы позвонить по мобильному телефону ему на пост и обрисовать ситуацию. Но ни Герман, ни Сергей этого почему-то не соблаговолили сделать, а у меня телефона диспетчерской даже никогда и не было. Так что я терпеливо, делая вид, что объявление относится не ко мне, болтался в нижних воротах, иногда чуть подрабатывая двигателем взад или вперед. Диспетчер снова что-то орал, меняя слова местами, я терпеливо ждал. Пассажиры теплохода начали постепенно смекать, что происходит что-то необычное, и в удвоенном количестве высыпали на палубы. Места у них были удобные - как на трибунах стадиона. Многие снимали на камеры, подозреваю, что среди них было немало иностранцев.

    Наконец, через 5 или 7 минут появился перегруженный катер Сергея. Угадайте, что мы стали делать сразу же по его прибытии? Правильно! Приблизившись друг к другу, прямо в створе ворот стали осуществлять пересадку и распределение пассажиров. Мне искренне жаль  диспетчера, который дежурил по верхним шлюзам в тот день - думаю, у него прибавилось немало  седых волос, потому что если бы кто-нибудь из наших утонул или просто травмировался (а все  уже были изрядно подшофе), он бы прямиком пошел в места не столь отдаленные в силу допуска таких событий при шлюзовании.

    Ну представьте себе, 2 катера по 1.5 тонны весом тихонько стучатся бортами друг о друга, а нетрезвые девушки и парни с шутками и прибаутками пересаживаются из одного в другой, и все это под изумленными и заинтересованными взглядами нескольких сот пассажиров с "Михаила Фрунзе". Жаль, мы не придумали способа собрать денег за это стихийное цирковое представление.

    Дополнительно представьте, что пересаживается, например, девушка, а у нее с ноги туфелька падает аккурат между катерами. Она ойкает и тут же сует туда за ней руку. А планшири катеров тут же пытаются сделать сочное "хрумс" на уровне ее локтя, и только тройной дикий окрик (Я, Сергей и Герман) избавляет нас всех от милого зрелища отдельно плавающей кисти с присоединенной окровавленной лучевой костью...

    Итак, поддатые парни и девушки со смехом продолжают пересаживаться с катера на катер, теряя обувь, стеклотару и спасжилеты, пассажиры теплохода сверкают вспышками, доброжелательно покрикивают и балагурят между собой, диспетчер по прежнему кричит что-то неразборчивое в свою громкую связь... ) Идиллия, прямо не хочется отрываться от такой картины, но все  красивое когда-то заканчивается.

    Остается пришвартоваться по своим рымам и надеяться, что утеревший пот со лба диспетчер все же не вызовет органы правопорядка. Я, памятуя опыт Германа, заранее прижимаюсь к стенке и аккуратно швартуюсь. А вот Сергей пытается подойти под углом, и у него не получается дотянуться до рыма. Далее он пытается подработать задом, но я уже рассказывал, что эффективность этой процедуры на наших катерах почти нулевая. И он решает сделать все поразмашистее: отойти назад по прямой подальше, на пару корпусов, а потом уже на переднем сманеврировать верно.

    И что вы думаете? Пока Сергей сдает задом, диспетчер начинает закрывать ворота. Катер Сергея оказывается между закрывающимися створками. Это уже не гипотетическая опасность, а вполне реальная. Диспетчер, увидев происходящее из своей стеклянной кабины, останавливает закрытие ворот, снова что-то орет по громкой связи (и, полагаю, рвет на себе остатки волос, но нам это не суждено увидеть).

    На теплоходе народ ржет чуть ли не в голос, мелькание вспышек достигает частоты стробоскопа. Сергей, наконец, включает передний и корректно выруливает к своему рыму. Ворота с грехом пополам закрываются. На душе тревожно, но обходится без дальнейших эксцессов.

    Камера постепенно наполняется, затем верхние ворота идут вниз, и мы, не дожидаясь выхода из камеры теплохода, врубив полный ход и сирены,  вдоль его борта вырываемся на оперативный простор. Пассажиры "Михаила Фрунзе", повиснув на поручнях, машут руками, мы, задрав головы, кричим, свистим и машем в ответ. Впереди аванпорт, потом 10 км до базы. Фотографы и видеооператоры делают свое дело, 2 катера то идут параллельно, то начинают на скорости меняться местами, закладывая плавные повороты. Погода благоприятствует, волна умеренная. 15 минут, и мы на месте.

    Осадка катеров большая, и всех перевозят на берег, используя в качестве тузика надувную лодку с жестким дном. Расстояние небольшое, метров пять. Д. Большой отмечается тем, что пытется, стоя в полный рост, на этой лодке переправиться на сушу - не удерживает равновесие и во всем своем великолепии (рост 196, белоснежный костюм, похож на актера Винса Вона, только блондин) падает навзничь на береговую отмель. Это добавляет смеха, сам он тоже не унывает, а в свадебных мероприятиях продолжает участвовать, уподобившись героям фильма "Криминальное чтиво" - переодевшись в шорты и футболку.

    Вечереет. Все счастливы. Все, что произошло с нами, -  это яркий прекрасный отрезок жизни. Мы будем помнить его всегда.

    Далее начинается и продолжается всю ночь пир на весь мир, но вот он, в отличие от описанных событий, ничего неординарного не приносит, даже приличной драки не состоялось, так что опустим его описание).

    Тут некоторые пеняют на отсутствие морали. Она в том, чтобы мы могли проживать наши дни ярко, нестандартно и всегда находя выходы из, казалось бы, безвыходных положений...
Спасибо за прочтение!

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.