Мама - первое слово, Главное слово в каждой судьбе. Мама жизнь подарила, Мир подарила мне и тебе. (Песня из к/ф "Мама", 1976 год) Когда мне исполнилось 6 лет, а потом наступило лето, мама сказала мне: «Андрей, ты стал взрослым, мы берем тебя в поход!». Я ликовал! До этого только старшая сестра удостаивалась такой чести – быть в Походе! Наша семья, как я сейчас понимаю, отличалась некоторым нестандартным подходом к жизни от других семей. Выражалось это, среди прочего, традиционными летними выездами на природу на достаточно длинные периоды (от 2 недель до месяца) с проживанием в палатках чаще всего в диких, заброшенных уголках нашего региона. Основным условием являлось – быть на берегу нашей любимой реки Волги. Старшая сестра с мамой и папой начала бывать в этих выездах гораздо раньше, чем я, и, порой, смотрела на меня по этому поводу свысока. Чего только стоила их поездка в район города Васильсурск с посещением свалки местного завода ювелирных изделий, откуда они привезли несколько горстей бракованных, но прекрасных стеклянных «драгоценных камней». Камни были красивы, разнообразны в оттенках цветов и приятны на ощупь. Я, будучи тогда еще весьма бестолковым ребенком, воспринимал их настоящими. Родители с улыбками выделили под них специальную шкатулку, которую я с благоговением порой доставал и любовался на «сокровища». Для поездок в походы, прежде всего, использовались моторные лодки (отцовская и его друзей), а так же автомобили более зажиточных семей. В мое шестилетие поход состоялся не вниз по реке, а в другую сторону – в верховья нашего водохранилища, причем, меня, как начинающего мелкого походника везли не по воде, а в машине марки «Запорожец» одного из отцовских друзей. Место, где мы разместились, мне очень понравилось. Высокий берег, на котором росли могучие сосны, со спуском к бескрайнему рукотворному «морю». Вода была очень теплая, чуть зеленоватая (водохранилище «цвело»). Стоял июль, погода была замечательная, поэтому мы с другими детьми купались, практически не переставая. Мама часто волновалась по поводу моего возможного переохлаждения. Ну, знаете же, дети, пока синими не станут – их из воды не вытащить, и даже тогда это удается с трудом. Я не был исключением, но беда подкралась с другой стороны. Не простуда и не насморк атаковали меня, а случилось вот что. На коленке выскочил «чирей» - сначала появилось покраснение, а потом характерная «головка», мне стало больно сгибать ногу. Мне тут же запретили купаться, и мир для меня стал мал и неинтересен – ну как же, лето, жара, а в воду нельзя! Но нарастающая боль в колене заставила меня забыть о купании и просто печально переживать – что же делать с этой проблемой? Я старался быть рядом с мамой, хныкал и переживал, а она как могла меня успокаивала. Прошел день, боль в коленке усиливалась. Ожидался приезд еще одного друга отца, по профессии – врача. Я ждал его, как волшебника, а мама, чтобы я не сильно расстраивался, постоянно подкармливала меня сырокопченой колбасой, которую я очень любил. И вот, врач, дядя Николай приехал! Мама привела его ко мне. Я сидел, пригорюнившись, на откосе и печально взирал на просторы водохранилища, согнув больное колено. Как и все врачи, дядя Коля вызывал необъяснимое чувство доверия к себе. Он ощупал и осмотрел колено, задумчиво посмотрел на мою маму. - Ира, я сейчас кое-какую процедуру проведу, только ты не пугайся, - обратился он к ней. - Коля, делай, что считаешь нужным, Андрей привычен к различным (порой не безболезненным) процедурам… Из небольшой сумочки (вот уж не думал, что, даже выезжая на природу, врачи таскают с собой свои принадлежности) он достал кусочек бинта, сложенный в несколько раз и флакончик со спиртом. Посмотрев мне в глаза, он спросил: - Андрей, ты боли боишься? - Нет! – честно ответил я. (Мое детство не было безоблачным, на тот момент я знал, что такое уколы, а так же приходилось падать с деревьев и драться со сверстниками, при этом я никогда не плакал и считал себя мужественным ребенком)… Отец тоже подошел и наблюдал за действиями дяди Николая, который, намочив спиртом марлевый тампон, сначала протер кожу на колене в области воспаления, а затем, обхватив опухлость пальцами, резко надавил. Огромный зеленоватый стержень, длиной, чтобы не соврать, сантиметра три, вылез из насиженного места, оставив пустое бескровное отверстие… Ощущение было острым, болезненным и коротким. Но я постарался, чтобы ни один мускул не дрогнул на моем лице. За меня поморщилась мама, а выражение лица отца я не успел рассмотреть. - Гляди, какой мушкетер! – с улыбкой произнес дядя Николай. – Сейчас закончу…. Из другого флакона он залил в отверстие йод. Читал, уже взрослым, что так нельзя, но у практикующих врачей имеется свое мнение… Начало жечь, но терпимо. - Володя, Ира, что с ним дальше делать? - Ну а что тут можно посоветовать, - ответила мама, - залепи чем-нибудь и отпускай купаться, он же об это мечтает, да, Андрей? - Да, мама!!! – боль в колене сразу куда-то ушла, я благодарно смотрел на дядю Николая и на свою маму. Сейчас я думаю – ну как, как так спокойно, сразу после процедуры с коленом, она меня отпустила? Знаю много примеров, когда с такой «болячкой» прерывались походы, ребенок отправлялся в город для лечения, а тут… И это однозначно не было пренебрежением к моему здоровью, решение было обдуманным и выверенным, просто она понимала, что для меня значит природа, солнце, вода… Сейчас я чувствую, знаю, что это было проявлением материнской любви в истинной, правильной форме – без излишних «ахов» и «охов», и с осознанием некоторого риска, который был верно посчитан минимальным и оправданным. Дядя Николай, улыбаясь, залепил отверстие пластырем, наказал вечером перед сном отлеплять, чтобы ранка «дышала» и отпустил меня, хлопнув напоследок по заднице. Я, счастливый, побежал купаться. Далее все прекрасно зажило, сейчас даже не припомню, с левым коленом это случилось, или с правым. Мое светлое солнечное детство, как же все было прекрасно! Моя милая мама, какая же ты была – добрая, хорошая, справедливая! Ты учила меня основам жизни, и уроки были замечательными, запоминающимися, но не утомительными! Спасибо тебе, мама… Comments

    Стояла жаркая середина лета. На небе не было ни облачка, и солнце нещадно пекло, пытаясь проникнуть  своими лучами в толщу воды притока Волги речки Узомы. Течение в ней было быстрым, вода несла в себе частицы ила, глины и была мутной, поэтому солнечный свет поглощался верхними слоями водного потока, прекрасно отдавая свою тепловую энергию. Вода в реке с начала июля имела температуру парного молока.

    Одна из излучин притока была особенно живописной:  ее правый, северный берег был высок, и на нем росли вперемешку могучие дубы и вязы, образуя зеленую «стену». Южный, внутренний берег излучины представлял собой отмель чистейшего белого речного песка, нагретого солнцем до такой степени, что воздух над ним, словно в пустыне, дрожал и переливался потоками жаркого марева.

    Напротив этой отмели разыгрывалась нешуточная батальная сцена, участникам которой было не до красот природы – они были увлечены любимым во все времена и исторические периоды мужским занятием – ВОЙНОЙ.

Comments

Дорогие читатели! Сегодня, на 8 марта, коллеги выложили несколько замечательных тематических рассказов. Мне стало завидно – тем более, что рассказать что-либо по теме взаимоотношений полов в разгар женского праздника – наша святая обязанность, да и есть что ).

Было мне 14 лет, когда завязались отношения с этой замечательной девушкой Наташей. Ровесница, но училась в другой школе – привычная ситуация, не правда ли?

Живя летом у бабушки (не в своем районе), я имел возможность общаться с новым кругом знакомых, и замечательным образом в него входили особы достойных степеней привлекательности. Наташка была симпатичной, веселой и доброй девчонкой. Понимаете суть? Быть в 14 лет милым подростком женского пола, не отягощенной обидами на сверстниц, претензиями к мнимым «друзьям» и непониманием позиций родителей на предмет общения с мальчиками?

Comments

- Генералу треба сувенир купить. Циркуль для схем.
- Знаю я там по дороге одно место с офигенными циркулями. Пошли.
"ДМБ" (фильм).

    От автора.
Это, правда, фантастический рассказ, причем достаточно большой, так что если кто фантастику не любит – не взыщите, я предупредил.

1.

    Стоял жаркий конец июня - замечательный промежуток лета, когда тихая безоблачная погода сочеталась с чистотой воды в водохранилище. В это время она еще не успевала зацвести, шквалистые шторма начала июня уже закончились, и отсутствие течения и волнения позволяло частичкам ила осесть на дно.

    В выходные на базе Германа собралась, как водится, разношерстная компания - еще в пятницу вечером приехала группа каких-то растрепанных студентов, но и завсегдатаи подтянулись, как обычно.

Comments

Ночь, черная река длиной на века,
Смотри, как эта река широка,
Если берега принять за рассвет,
То будто дальнего берега нет.

А. Макаревич

 

    В начале апреля друг отца, дядя Толя Кунашов, купил новый подвесной мотор "Вихрь-М". Лодка у него уже была - привычная всем "Казанка" с булями (так назывались дополнительные блоки плавучести в виде "крылышек" по бокам лодки). До этого момента он использовал для передвижения старый маломощный мотор "Москва" (10 лошадиных сил) и давно мечтал приобрести что-то новое и мощное. Вожделенный "Вихрь-М" мощностью 25 лошадиных сил достался недешево - он стоил 400 рублей, по тем временам это было немало.

Comments

Мой друг Герман (знакомый читателям по рассказу "Женитьба речника") - интересный человек тонкой душевной организации, опытнейший яхтсмен, виндсерфер, кайтбордер - обладает замечательными качествами интуиции и предвидения, но работают они не везде одинаково. Пару случаев на эту тему я хочу описать.

Comments

Начало здесь: Часть 1, Часть 2, Часть 3.

    Пробежав на крыльях пару километров после выхода из верхнего шлюза - подходим к причальным стенкам предварительного ожидания нижних шлюзов. Слева видим возвышенности древнего города, который старше областного центра (и всего на 5 лет младше столицы) и где запланировано бракосочетание.

    И тут на нас через внешние громкоговорители голосом диспетчера с башни  обрушивается сообщение . Ничего не поменялось с моего детства - разобрать, что он нам резко выкрикивает, не представляется никакой возможности, так как звук резонирует, уносится ветром, заглушается шумом двигателей, отражается от бетонных поверхностей...

Comments

Начало здесь: Часть 1 и Часть 2

Итак, воду откачали, пора снова стартовать. Отчалили, поворот ключа стартера, а мотор «чих- пых», троит, делает пропуски зажигания, холостой не держит, глохнет. Был он (как и весь катер) весьма пожилым, но корпус обновили свежей покраской и заменой элементов кокпита на современные. А вот сам мотор (включая навесное оборудование и проводку) – выглядел так, что становилось ясно – он выпущен задолго до ухода на вечный покой одного из генсеков нашей бывшей великой партии (того, что с кустистыми бровями). Как пить дать – пока вода плескалась в моторном отсеке – низковольтная проводка подмокла, отсюда перебои в системе зажигания.

Для оживления пациента был срочно приглашен наш специалист по ремонту автомобилей Сергей П. – кстати, муж нашей пассажирки Ольги.

Comments

Прежде чем продолжить повествование о наших юных ценителях замечательного алкогольного напитка «Портвейн 72», сделаем отступление.
Я уже писал ранее о первой лодке моего деда - классическом деревянным судне, великом водном труженике, долгие годы являвшимся его бессменным помощником во всех речных делах.  Теперь же стоит рассказать о другой лодке, пришедшей на смену старой.

 Годы брали свое, здоровье и энергия деда отнюдь не прибывали, а деревянные лодки были тяжелы и неповоротливы, управляться с подобными становилось все труднее. Дед, посоветовавшись с отцом, принял решение продать ее и заменить на более современную и легкую, отвечающую веяниям времени. Таким образом,  в нашей жизни появилась гребно-моторная лодка «Форель», легкая и юркая.

Comments

(Часть 1 здесь).

    Итак, в 7.30 я вместе с Германом был на месте стоянки катера – в устье речки, впадающей в водохранилище рядом с местным райцентром, в 5 км от базы-поместья. Катер уже был спущен силами Германа и помощников на воду и пришвартован у небольшого причала. «Расконсервация» - слишком громко сказано, нам предстояло проверить и привести в норму уровни технических жидкостей, завести двигатель, убедиться, что все системы работают нормально, проверить (по возможности), нет ли течи в трюме, и отправить Германа в первый короткий перегон на 5 км до базы.

Comments