Прежде чем продолжить повествование о наших юных ценителях замечательного алкогольного напитка «Портвейн 72», сделаем отступление.
Я уже писал ранее о первой лодке моего деда - классическом деревянным судне, великом водном труженике, долгие годы являвшимся его бессменным помощником во всех речных делах.  Теперь же стоит рассказать о другой лодке, пришедшей на смену старой.

 Годы брали свое, здоровье и энергия деда отнюдь не прибывали, а деревянные лодки были тяжелы и неповоротливы, управляться с подобными становилось все труднее. Дед, посоветовавшись с отцом, принял решение продать ее и заменить на более современную и легкую, отвечающую веяниям времени. Таким образом,  в нашей жизни появилась гребно-моторная лодка «Форель», легкая и юркая.

 Стоила она 120 рублей,  длина ее была 3.5 метра, материалом был шпон (толстая фанера). Конструкция у нее была новаторская – так называемая «безнаборная», то есть шпангоутов не наблюдалось совсем. Продольная жесткость обеспечивалась формой копуса (так называемые «круглоскулые» обводы), килем, накладками брызгоотбойников и массивным планширем, идущим по периметру. Поперечная жесткость обеспечивалась пассажирскими банками (лавочками) и мощным транцем, который хоть и был рассчитан по паспорту на мотор только до 8 л.с. – реально спокойно выдерживал установку  мотора «Нептун-23» (подобные эксперименты порой проводил наш сосед дядя Толя, у него была такая же лодка). Весила она всего 80 кг, поэтому трое-четверо подростков могли спокойно вносить ее на берег и выносить на воду.

Именно на этой лодке отправились мы компанией из 5 человек в свой любимый залив Ершовник с намерением впервые примкнуть к всемирному сообществу ценителей алкоголя. Зачем я подробно рассказываю о лодке? Дело в том, что обычно она играла значительную роль в развлечениях нашей компании, исключением не стал и описываемый  мной выезд.

И вот, наступил момент великого первого возлияния. Портвейн был откупорен, первые порции разлиты по стаканам, и здесь, в силу торжественности момента, все ожидали каких-нибудь важных слов, приличествующих случаю, от наших старших товарищей. Но они, похихикивая, великих речей толкать не стали, а сказали простые слова, что-то в таком духе: «Наши юные наивные друзья, сейчас вам станет хорошо и весело, и потянет на подвиги.  Наслаждайтесь моментом, не препятствуйте своим позывам, но соразмеряйте свои силы и возможности с реальностью. Мы будем приглядывать, но и вы сами держите ухо востро. Постарайтесь не утонуть, и все будет хорошо. Аминь!».

Мы торжественно выпили и стали ждать прихода, косясь друг на друга, разговаривая о ерунде и задавая дурацкие вопросы типа «Ты чувствуешь что-нибудь? Я нифига…» Так прошло некоторое время, и, казалось бы, ничего не менялось. В какой-то момент я ощутил внутренний подъем, встал на ноги, окинул взглядом все вокруг и внезапно почувствовал величайшее счастье. Все это – солнце, вода, речной песок, город за косой, заливные луга, друзья, сидящие вокруг – показались мне значимыми и важными, я любил всех и вся, и не было слов, чтобы это выразить.  

Мой взгляд упал на лодку, наполовину вытащенную на берег, и я ощутил удовлетворение от ее вида, от того что она есть. Но что-то портило совершенную картину – я понял что – в лодке было натоптано. Внезапно мне захотелось сделать этот мир лучше, красивее, чище, и я обратился к товарищам с призывом. Я воззвал к их чувству прекрасного и предложил в ознаменование такого значительного дня и события – немедленно вымыть лодку до блеска. Вадим и Леха захихикали и не проявили рвения, но более молодые мои друзья немедленно вскочили на ноги (было видно, что алкоголь действует) и изъявили свое горячее желание участвовать в любых мероприятиях по улучшению этой Вселенной в отдельно взятом заливе.

Возможно, кто-то подумал, что сейчас мы возьмем какие-нибудь ведра, щетки, тряпки и займемся классической уборкой? Нет, здесь подход предстоял более масштабный. Мы не стали мелочиться. С лодки было вынесено на берег и снято все – слани, весла, мотор с баком, оставшиеся вещи. Далее мы втроем в этом чудесном состоянии эйфории залезли в «Форель», оттолкнули от берега, и на расстоянии нескольких метров от него – перевернули ее, обеспечив этим самую качественную приборку.

Как это делается – очень просто! Все трое встают ногами на планширь одного из бортов, и если этого не хватает – начинают слаженно приседать, тем самым раскачивая лодку. Происходит зачерпывание бортом воды, и лодка, переворачиваясь через борт, начинает накрывать пассажиров. В этот момент нужно резво отпрыгнуть в сторону, чтобы не получить планширем другого борта по головам. Все эти действия виртуозно исполнены, и, адью – лодка плавает вверх килем.

Вижу, как на берегу Леха и Вадим со смехом картинно пальцами пересчитывают нас по вынырнувшим головам, все три на месте.

Современные лодки непотопляемы. В случае нашей «Форели» это обеспечивается материалом корпуса (фанера и дерево) и дополнительными пенопластовыми блоками плавучести, закрепленных на тыльных (нижних) сторонах пассажирских банок. Кроме этого, после переворота под лодкой образуется большой воздушный пузырь. Это замечательное по своей необычности место, мы все немедленно подныриваем под борт, и наши головы оказываются в замкнутом гулком пространстве. Возможно, кто-то подумает, что под перевернутой лодкой кромешная тьма, и, в силу этого, ничего интересного там нет, – так вот, он ошибается. Дневной свет замечательно рассеивается водой, и мы, открыв глаза, видим весьма ярко подсвеченное снизу пространство.  Там можно дышать (воздуха много), разговаривать, смеяться и кричать – звонкое эхо вызывает в наших слегка одурманенных мозгах еще большее веселье, мы начинаем хором петь песни, визжать и вообще дурачиться.

Через некоторое время, насладившись пребыванием в веселом звонком пространстве, выныриваем обратно и решаем сделать еще одну необычную вещь – промерять при помощи корпуса лодки глубину. Рядом с нашим пляжем, как мы уже давно выяснили в предыдущих поездках – находится  яма, до дна которой никому не удавалось донырнуть. Мы решаем повернуть в воде лодку в вертикальное положение и попытаться ею достать дна ямы. Для исполнения данного трюка к нам присоединяются Леха и Вадим. Мы впятером воздействуем на затопленную лодку – возвратив ее на ровный киль, двое встают на нос, который постепенно опускается, пока эти двое не погрузятся по шею. При этом корма задирается, остальные, взявшись за транец – толкают ее вдоль корпуса по диагонали вглубь водоема, заодно подгребая для придания корпусу окончательного вертикального положения. Корпус погружен вертикально носом вниз, транец торчит из воды, на него кто-нибудь забирается и встает на ноги, корпус начинает медленно погружаться. К стоящему присоединяется еще 1 или 2 человека, мы вдавливаем тяжестью своих тел корпус полностью под воду. Он погружается, вода доходит стоящим до колен, замедляется, мы все пятеро уже, держась друг за друга, балансируем на транце. Наконец, когда вода доходит всем до пояса – ощущаем мягкий толчок носом в грунт.

Все, цель достигнута! Длина лодки 3.5 м, плюс глубина до пояса – еще метр… Глубина ямы 4.5 метра. Да, не так уж много, но оказывается, никто из нас не мог нырнуть на такую глубину. Тем не менее, все, оживленно переговариваясь, освободили транец, лодка вынырнула обратно. Мы подтянули ее к берегу, через борт вылили воду – стоит она себе чистая и свежая. Навесили оборудование, уложили вещи. Чем бы еще заняться?

Понятно, что продолжить купаться, загорать. С собой были карты, поиграли в подкидного дурака, допили вино, но его действие постепенно сходило на нет.

Самым младшим из нас был парень, имени которого я не помню – его почти всегда звали просто Горьковчанин, ну вы понимаете почему – он там жил. Никогда ранее он самостоятельно не управлял лодкой, тем более не находился с мотором один на один. И вот, этот Горьковчанин давно уже просился покататься самостоятельно, а в тот день, сами понимаете – великодушие мое било через край. Поэтому «добро» было дано, а так же указания далеко не отъезжать и быть ооччччень осторожным.

Мы у берега, под моим контролем, завели мотор, парень отчалил, и вполне сносно управляясь с мотором, поехал вглубь залива. Ничего запретного не совершал, поворачивал аккуратно, сбавляя ход, все с толком и с расстановкой, и я не сразу, но понял почему – на него так расслабляюще действовал алкоголь, спешить ему не хотелось. Я был рад этому – меньше резкости, меньше ошибок и проблем. Но на одном из поворотов он слишком сильно убавил газ, и мотор заглох. Пришлось Горьковчанину самостоятельно намотать шнур на маховик и дернуть. И тут произошла неприятность – после рывка наш расслабленный герой выпустил из вялых ладоней ручку пускового шнура, и тот по аккуратной дуге плюхнулся в воду в нескольких метрах от лодки.

Шнур был сделан из капрона, ручка из тяжелого пластика, похожего на резину – короче, плавучестью данный девайс не обладал и медленно пошел под воду. Все происходило у меня на глазах, метрах в 30 от берега.

- Горьковчанин! Ты что сделал? Ныряй быстро за шнуром! – крикнул я ему в сердцах, в надежде, что он успеет зацепить медленно погружающийся в воду объект. Но Горьковчанин наш, к сожалению, был из тех парней, что ныряют робко и с закрытыми глазами. Он, конечно,  послушал меня, вяло выпал из лодки и попытался там что-то сделать под водой, но успеха это не принесло. Чертыхнувшись, я сам бросился в воду, вплавь добрался до места и с открытыми глазами исследовал водное пространство. Глубина там была метра 2, так что до дна донырнуть было без проблем, но везде густо росли кувшинки, и приходилось выпутываться из их стеблей. Я надеялся, что шнур застрянет в растительности, но он, видимо, как-то неудачно расположился вдоль стеблей и сумел опуститься до самого дна. Короче, шнур был утерян.

Чем заводить мотор? К тому времени мы привыкли к его использованию, и перспектива переправляться через реку впятером на веслах нас не прельщала. Но оказалось, что страховочный конец, которым я крепил мотор на случай его соскока с транца (это святая процедура, мне строго наказал ее исполнять отец, я делаю это до сих пор) – очень хорошо подходит для запуска  двигателя. На одном конце завязали узелок. Нет ручки? Не беда, наматываем на кисть, дергаем, и все в порядке! А крепление мотора к транцу лишний раз проверил, все крепко, не соскочит.

Без дальнейших происшествий мы завершили наш выезд, был получен бесценный опыт употребления этого демонического зелья. Его эйфорическое воздействие было всеми оценено по достоинству, но злоупотреблять этим, к счастью, никто не стал.  Еще пару раз за лето мы повторили подобные увеселительные поездки, они прошли без происшествий и с позитивным настроем. Но самым запоминающимся остался именно первый раз.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.