Однажды со мной произошел замечательный случай – в возрасте 8 лет я поймал щуку весом 1.5 килограмма без использования каких-либо снастей и приспособлений. Вот как это было.

    В один солнечный летний день дед и бабушка собрались на лодке на другой берег. Я сейчас не помню, какова была их цель, кажется, им было нужно встретиться с соседями, которые тоже на лодке переправились на сенокос, и решить какой-то срочный вопрос. То есть предстоял скучный взрослый разговор, и, возможно, перед этим пришлось бы пешком идти к ним по лугам, по жаре, атакуемыми слепнями. Перспектива не радовала, поэтому я выпросился подождать на одном из плоских песчаных островов, находящемся под противоположным берегом, чтобы я купался и загорал в свое удовольствие, пока они решают свои вопросы.

    Вдумайтесь! Совершенно нормальным было отвезти внука – мальчика в 8 лет - на пустынный остров, самим отлучиться на часок-другой, потом вернуться и забрать его обратно. Каков уровень доверия и уверенности в моей самостоятельности и моих жизненных навыках! Никто не боялся, что я утону (я совершенно не представлял, как это может быть – ведь я к тому времени умел нырять и плавать почти как рыба), никто не боялся злых людей, которые могут обидеть одинокого мальчика – решительным образом ничего плохого не могло произойти.

    И вот они уплыли, а я, наслаждаясь свободой, теплом и единением с природой, бесился на отмелях, валялся в обжигающем песке, строил песчаные замки… Я смотрел во все стороны, обозревал просторы реки и радовался жизни. На городском берегу я рассматривал здание своей школы и строения мебельной фабрики, где работала моя мама, видел пристань, к которой причаливают ракеты и метеоры, видел краны причала бумажного комбината, а чуть в стороне - купола двух церквей. Все это казалось почти игрушечным на расстоянии ширины реки. Вверх и вниз двигались баржи и теплоходы, сновали юркие моторки. Выше по реке работал земснаряд, углубляя русло, издавая характерные скрежещущие звуки… Созерцание всей этой картины уже приносило счастье – великая река была родной и близкой, я все про нее знал..

    Сейчас я опишу одно известное речникам явление. При прохождении по руслу судна с большим водоизмещением вода на короткое время убывает а затем прибывает до первоначального уровня – судно как бы «тащит» с собой часть воды. При этом, чем больше водоизмещение и скорость – тем сильнее выражено это явление. Я не имею здесь в виду скоростные суда на подводных крыльях – речь идет о водоизмещении другого порядка. Еще влияет уровень воды в реке – чем он ниже, тем ярче проявляется это явление, назовем его «отлив-прилив».

    Прошу обратить внимание! Возможно, описание несколько "непрозрачное"  и многие подумают, что я имею в виду обычные волны от судов. Нет. Обычная волна разбегается от носовой или кормовой части судна в виде привычных "барашков", две линии возникновения волн находятся под углом к направлению движению судна (симметрично справа и слева), они при соприкосновении с берегом образуют гребни и "падают" на берег с характерным звуком... Все их видели и знают. Сейчас же рассказ о другом явлении.

    Рассмотрим несколько типов судов - наиболее частых виновников этого явления.

1. Сухогруз типа «Волго-Дон», водоизмещение которого составляет в полном грузу около 5000 тонн. Огромный тоннаж, лидер среди речных судов. Но обычно на нашем участке реки в виду его мелководности эти самоходки при полной загрузке, можно сказать, «крадутся» - их скорость вряд ли превышает 10 км/час. Другое дело, когда они без груза – скорость могут держать до 23 км/час при водоизмещении около 1000 тонн. Интересны именно в порожнем виде.

2. Пассажирский трёхпалубный теплоход проекта 588 (тип «Родина») – это самые узнаваемые изящные суда белого цвета с утонченным форштевнем, их много на реках; водоизмещение – 1500 тонн, скорость до 23 км/час.

3. Контейнеровоз-катамаран проекта Р-19. Водоизмещение в полном грузу – 1000 тонн, НО! При этом скорость может держать до 28 км/час! Вот он - несомненный лидер по вызову приливов-отливов на реке.

    Я здесь привел много характеристик – в детстве я, конечно, их точно не знал, но зато различал все суда на вид, видел какие из них быстроходнее, видел последствия «отливов-приливов» и научился их предвидеть.

    Я даже получал удовольствие от наблюдений за их последствиями. Ведь в резко выраженной форме – «отлив-прилив» может быть в определенном смысле опасным. Если убыль воды оказалась значительной, то ее возврат может быть выражен в виде «приливной волны» высотой более 1 метра. При ее подходе к пологому берегу может образоваться гребень, который запросто может обрушиться в кокпиты маломерных судов, стоящих у берега, либо даже перевернуть те, что поменьше размером. Здоровью людей, в основном, это не грозит, но вот наблюдать за растерянными лицами в момент, когда они видят неизбежное, а потом оказываются окаченными водой или выброшенными из лодок – то еще шоу.

    Удивительно, но подавляющее большинство взрослых, которые много лет находятся на реке, пренебрегают знаниями об «отливе-приливе». Однажды его прозевал даже мой отец, мне было потом грустно – его непререкаемый авторитет даже слегка поколебался. Я напишу об этом в другом рассказе.

    И вот сижу я на песочке и вижу, что вверх по течению движется порожний Волго-Дон на приличной скорости, а вниз по течению – как раз пассажирский теплоход описанного мной типа, и его нагоняет сзади груженый сухогруз-катамаран. Смотрю и не верю своему счастью – по всему выходит, что сойдутся все три судна прямехонько напротив моего острова, а значит – это будет «отлив-прилив» просто грандиозного уровня. Ведь судовой ход – не автомобильная дорога, и там обгоны можно совершать, даже если есть встречное судно. Ширины хватит всем.

    Я не смогу, к сожалению, подвести научную основу под явление «отлив-прилив», знание о нем базируется исключительно на наблюдениях. Но заявляю со всей ответственностью: то, что одно судно идет навстречу двум другим, значения не имеет. Арифметика простая: два судна дают эффект больше, чем одно, а три – больше чем два.

    Еще один момент. Помимо разрушительных действий отлива-прилива, описанных мною ранее, можно наблюдать просто интересное явление на сильно пологих берегах – отступление воды на десятки метров, а затем ее возврат с временным покрытием  сухих участков тоже на значительное расстояние. Понятно, что чем более плоский берег, тем на большее расстояние отступает и возвращается вода. В этом плане песчаные речные острова – лидеры «плоскоты».

    Так вот, учитывая, что я находился на острове и был лишен радости наблюдения за последствиями явления на городском берегу, мне оставалось только насладиться отступлением воды и ее возвратом.  Я собирался оформить это в виде игры – сначала идти за отступающей кромкой воды, ступая по песчаному грунту, только что бывшим дном реки.  А потом, когда вода повернет назад, убегать, оглядываясь на растущий гребень, и при достижении им максимального размера – притормозить и отдаться потоку, чтобы он вынес меня на остров максимально далеко. Вокруг был чистый речной песок, травм не предвиделось. Само собой, я бы запомнил расстояние, на которое вода убыла и прибыла и что послужило причиной высоких показателей, чтобы потом рассказать друзьям и родителям. Такая информация расценивалась как своего рода сведения о рекордах.

    И вот суда поравнялись друг с другом, вода начала уходить, я пошел за ней. Дно начало постепенно оголяться, оно не было абсолютно ровным – попадались бугры и впадины. Внезапно в одной из впадин я увидел какое-то животное (так мне вначале показалось) – оно было длинным, темным (почти черным) и сильно трепыхалось, подпрыгивая в лужице воды.

    Сначала мне показалось, что это выдра (я их в живую не видел, но почему-то это первое, что пришло мне в голову). Но зачем выдре трепыхаться, ей бы стоило встать на лапы и убежать за отступающей водой,  подумалось мне. Но созерцание выдры – уже замечательное приключение, я уже предвкушал, как расскажу об этом. Приблизившись, я разглядел извивающееся тело - это оказалась не выдра, а приличных размеров щука. Радость сменила свой оттенок – увидеть выдру, дело,  конечно, стоящее, ее мало кто видел, но будет только рассказ. А щук видели многие, но зато ее можно было поймать, показать, и тогда она стала бы моим достойным трофеем. Но как?

    Я протянул руки и попытался схватить ее, но щука была тяжелой и сильной, извивалась и билась, еще у нее были огромные зубы. Удержать в руках ее я не сумел, уронил обратно в лужу и с ужасом понял, что вода уже пошла назад, и скоро щуку накроет волной, и она уплывет…  Я со злостью пнул щуку ногой в сторону берега.  Она была жесткой, ноге было больно, но я сумел выбить щуку из впадины с водой поближе к берегу. Я усиленно продолжил пинками двигать рыбину на берег, дело пошло. Оббив обе ноги, я вытолкал рыбу далеко на песок, вода при возвращении до нее не достала. Далее я сел рядом с гордым видом и дождался возвращения деда и бабушки. Конечно, они удивились, было сказано немало лестных слов в мой адрес. Дед разобрался со щукой, ловко схватив ее под жабры и отправив на дно лодки под слани.

    После возвращения домой щука была немедленно разделана и пожарена бабушкой, мне были выданы лучшие куски, которые я с аппетитом съел. С тех пор я знаю, что щука – рыба костлявая, но вкусная, и есть ее вдвойне приятнее, если она только что выловлена, да еще собственными ногами! Друзьям я тоже рассказал о случившемся, и хотя щука была уничтожена путем съедения и показанной быть не могла, они мне поверили, т.к. я слыл правдивым рассказчиком. И, соответственно, мой авторитет в компании повысился ).

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.