Рассказывает Хайретдинов Г.И.:  

 После гибели батальона капитана Королёва (30 апреля 1984 г) я весь май со своим взводом ходил устанавливать вокруг Рухи приборы электронного слежения. В один из дней июня вызвал меня комбат Пудин и поставил задачу, чтобы я готовился заступить на пост боевого охранения «Зуб Дракона». Я пошёл готовить свой взвод, а командир моей роты капитан Сакаев мне и говорит: - «Не трогай свой взвод. С чужими людьми пойдёшь, прапорщик.» Я хотел что-то возразить, но Сакаев успокоил: - «Только на пару недель пойдёшь. Перетерпишь как-нибудь неделю-другую». Я подчинился, пошёл на пару недель. А продлилось всё это два с половиной месяца.
     В день выхода мне представили 10 бойцов во главе с сержантом. Проверил кто как укомплектован. Вроде, всё нормально. Что там надо взять с собой в горы: побольше патронов, ротную радиостанцию Р-107 с запасным комплектом аккумуляторов, сухпай на трое суток. Ещё – вода по максимуму и, естественно, побольше сигарет.
    Подъем на Зуб Дракона начали в 10 часов утра 9 июня 1984 года. Я думал, за 4-5 часов поднимемся и особенно не переживал. Выдвинулись спокойно. На окраине кишлака около речушки пообедали и пошли вверх. Один боец все время отставал. Я на армейско-казарменном языке провёл с ним политподготовку, с добавлением термина «еврей». Дошла ли до бойца моя беседа, не знаю, но, после того, как кто-то показал мне военный билет этого солдата, слово «еврей» из моего лексикона исчезло надолго. Потому что он, и на самом деле, по национальности оказался еврей.
   На подъёме бойцы сильно вымотались. Наступила ночь. До Зуба Дракона мы не дошли метров 200-300. Только утром следующего дня мы вышли на объект. Нас встретили 2 бойца-сапёра. Один из них был ранен.
   Они на пальцах объяснили границы минных полей, и мы начали облагораживать стоянку. Из построек на территории поста находился душманский блиндаж с сухпаем. Там же лежал мешок муки.
   Я определил три точки для несения службы. В центре поста, на Второй точке, разместил три человека с радиостанцией. На этой точке находились: Дима, Олег и боец, который отставал на подъёме. Дима отвечал за рацию. Сам я расположился недалеко от них в блиндаже.
     Объяснил каждому солдату, что из личного опыта сам знал или слышал. Бойцы в Афгане были новичками. А я, всё-таки, уже здесь прослужил полгода. Ездил с колоннами от Кабула до Хайратона. Кое-что успел повидать и усвоить. Так и начались наша служебная рутина.
     За первые пару дней мы получили от командования много «ценных указаний» к исполнению. При этом, почти сразу у нас кончилась ВОДА. Кончились сигареты. Мы начали собирать и курить свои же бычки. Потом закончился сухпаёк. Нам очень захотелось сказать «спасибо» духам за оставленный в блиндаже продовольственный НЗ. Потом разрядились аккумуляторы у радиостанции. Мы начали выходить на связь только по необходимости.
     Через несколько дней на боевую операцию в горы отправилась разведрота полка. Она должна была проходить через территорию нашего поста. Я просил, я требовал, чтобы нам доставили ВОДУ! Разведчики принесли нам две РДВ-12 (резиновый рюкзак для воды ёмкостью 12 литров) воды и АКБ (аккумуляторные батареи) для рации. Командиром разведроты был капитан Гринчак. Сам он не курил, поэтому сигарет нам не досталось.
     Через несколько дней праздник закончился. Несмотря на то, что воду мы экономили, как могли. Вот тут и началось движение мозгов. Касьянов с Герасимовичем во время моего дневного отдыха не только изучили местность, но и немного полюбопытничали с минными полями. Когда это обнаружилось, Касьянову досталось от меня и от всех татарских шайтанов, а заодно, и прозвище «химик». Как потом, к моему удивлению, выяснилось, Дима на гражданке, оказывается, и в самом деле учился в каком-то ВУЗе по специальности «химик». А Олег Герасимович был родом из западных областей Украины. За это его сначала прозвали «бандера», а потом переделали прозвище в более благозвучное – «Бендер».
      Воду бойцам я распределял лично сам. Норма воды – три раза в сутки по стаканчику от пластмассовой фляги. Кто помнит, были такие фляжки по 1400 грамм, и у них верхняя крышка в виде стаканчика. Именно тогда и понял я ЦЕНУ ВОДЫ! Я в те дни думал, что сойду с ума из-за отсутствия воды, из-за того, что во сне постоянно снились водопады. Ладно, когда только во сне. Но потом водопады мне начали мерещиться среди белого дня! Было уже недалеко до реального помешательства.
      В это время Химик с Бендером нашли воду относительно недалеко, в двадцати минутах ходьбы. Конечно же, они «химичили» во время моей отдыхающей смены и нарушали приказ Командира полка. Но этим они спасли весь гарнизон поста Зуб Дракона.
      По ночам я бодрствовал и ходил проверять посты. Контролировал несение ночного дежурства. Если обнаруживал дремлющих часовых, то поначалу наказывал их лишением воды. Но потом увидел, что другие бойцы делились своей последней водой с лишенцами. На этом моя затея с подобной системой наказания прекратилась. Вспоминая ЭТУ воду, я до сих пор вздрагиваю: ребята, ПРОСТИТЕ, если можете!

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.