Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

- Дзень добры!
    В наш восьмой класс зашел новый учитель белорусского языка. О Марате Валентиновиче ходили слухи уже два дня. В параллелях прошли занятия, и отзывы были не самые оптимистичные. Одни пацаны хвалили, другие материли на чем свет стоит. Девочки тоже не имели единого мнения. Тем интереснее было ожидание.
    Учитель зашел в класс и положил папку с документами на стол, а портфель - на пол у ножки стула. Для простоты понимания все диалоги буду писать на русском.
- Можете садиться! – и мы все шумно уселись за парты.
     На вид ему – не старше 25 лет, но уже начинал лысеть. Помню, как он тщательно зачесывал волосы назад, чтобы скрыть этот недостаток. Основная форма одежды - пиджаки, кофты, кардиганы и безупречно выглаженные брюки. Выглядел всегда спокойным и уверенным. На вид не такой злой, как описывали некоторые.

- Мое имя – Марат Валентинович, - представился он. - Я у вас буду вести белорусский язык и литературу. А вы – восьмой бэ? Правильно?
    Мы дружно согласились. Я поймал взгляд своего друга Сани. Тот пожал плечами… Первое впечатление было смазанным. Я в ответ сделал такое же движение и на всякий случай скорчил рожу, от которой Саня всегда ржал. Мы практиковали такой экспресс-метод повышения настроения во время уроков. Причем ассортимент «рож» был достаточно богатым. Для создания некоторых требовалось аж две руки!
    Когда я вернулся в положение «лицом к учителю», то поймал на себе его пристальный взгляд.
- Мы всем классом ждем, когда ты наконец закончишь кривляние.
    Я тут же опустил глаза в парту и густо покраснел. Прилив крови к лицу – была моя основная фишка для выражения чувства стыда. Мне казалось, что я управляю этим процессом.
    Дальше пошла перекличка. Услышав свою фамилию, я встал. Марат Валентинович остановил перекличку, продержал в таком положении дольше, чем предыдущих учеников. Ухмыльнулся одними губами. Я почему-то тоже заулыбался…
- Нравишься ты мне! – сказал учитель. – Садись!
    Урок пролетел незаметно. Манера его вести занятие нам пришлась по душе. На перемене мы, разбившись по кучкам, пришли к единому мнению, что Марат Валентинович  скорее хороший, чем плохой. Тем более, у нас не так и много было учителей мужского пола. Физрук и трудовик!
    Спустя пару дней – снова бел. яз… Я как обычно перемигнулся с Саней, дождался его смешка и вдруг:
- Опять ты! – звук отодвигающегося учительского стула, и, усевшись ровно, я вижу, как Марат Валентинович идет в мою сторону.
    Поравнялся с моим местом. Положил ладонь мне на плечо.
- Вот скажите мне, Юра, - вкрадчиво начал он. – Вас учили себя вести на уроках?
    Я кивнул. Сделал попытку поднять глаза на учителя, но он так «погладил» меня по голове, что стало понятно – смотреть нужно в парту.
- Хорошо, - голос его был по-прежнему тихий. - А если вас учили, то где вы были в тот момент?
Я не понял намека.
- В классе!
Я почувствовал, что он улыбнулся. Видимо, через ладонь передалось.
- Судя по всему, мне придется тебя научить.
    И тут произошло странное. Он взял мои волосы на виске двумя пальцами и потянул вверх. Я инстинктивно, чтобы не заорать от боли, начал подниматься следом за рукой. Пришлось встать на стул даже! Только после этого учитель отпустил волосы.
- Сядь на место, - сказал он сквозь ухмылку, наблюдая, как я потираю висок.
«Ничего себе!» - думал я, усаживаясь.
- В следующий раз, - на весь класс произнес Марат Валентинович дойдя до своего стола. – Того, кто будет плохо себя вести я могу протащить по всему классу. Это неприятно. Это унизительно. Этого можно избежать. Просто сидим тихо и стараемся учиться. Шутки кончились!
    Я был впечатлен! Училки могли наорать и выгнать из класса, а вот чтобы так! Это было нечто новое! И, к слову сказать, эффективное. Уже на перемене мы стали пробовать тягать друг друга за волосы на висках в разные стороны. Смеху было! Никто не ждал острой боли и каждый был вынужден двигаться в том направлении, куда его тянули! Опробовав этот вид пытки, мы были готовы к следующему уроку. Уже не так страшно, а местами даже смешно.
    Но в следующий раз я наблюдал изменения в наказании. Захват производился так же, траектории были те же, но место поменялось – на затылке в самом низу посередине, где из волос формируется «хвостик».
Через несколько уроков такой метод наказания искоренил все мешающие учебе процессы. И атмосфера на бел. язе была самой благоприятной. Пролетел год, и я поменял школу.
    И уже в новой школе, на другом районе, в девятом классе, я встретился с ним снова. Он заменял нашу учительницу. Увидев меня, он оторопел.
- Опять ты? – наигранно, но как всегда тихо и спокойно, произнес он. – Преследуешь меня, что ли?
    Весь класс посмотрел на меня, не понимая, что происходит. Пришлось начать объяснять, но Марат Валентинович остановил разговоры и начал урок. В конце занятия, он попросил меня остаться.
- Юра, послушай, - начал он, когда все вышли. – Если ты опять начнешь кому-то рассказывать, что я работаю не только в этой школе, то мало тебе не покажется! Понял?
- А что такого? – я немного опешил, конечно.
- Не надо трепаться просто! И все!
    Я был обескуражен тональностью просьбы… Но решил поскорее все забыть. Проблем и так хватало. Белорусский язык в старших классах вели разные учителя, но по уровню преподавания и погружения – никто не дотягивал даже до одной четвертой уровня Марата Валентиновича.
    До сих пор при словосочетании «белорусский язык» у меня перед глазами встает его образ. Его вкрадчивый голос, постоянная полуулыбка…  
    Потом было всякое: и хорошее и плохое, но последняя новость, которую я о нем слышал, была такой: «На общем балконе 11-го этажа дома N 16 по ул. Могилевской в Минске обнаружен труп мужчины." Поступила она в милицию 15 октября 2010 года около 13 часов. В ходе проведения розыскных мероприятий сотрудниками Октябрьского РУВД было установлено, что погибшим является житель города Могилева Савицкий Марат Валентинович, работавший преподавателем гимназии указанного города. По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы тяжелой степени, переломов свода и основания черепа. 16 октября следственным отделом Октябрьского РУВД по данному факту возбуждено уголовное дело. (источник
    Сказать честно, я был просто ошарашен! Никогда не мог бы предположить, что наш Марат Валентинович уйдет из жизни подобным образом! Но так случилось…
    Отморозка нашли… (ссылка
А я помню Марата Валентиновича таким:

Савицкий Марат Валентинович

Спасибо вам за ваш труд! Вас помнят все ваши ученики. 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.