И снова рассвет, и снова дует со свистом - добро пожаловать на марина-пати.

Вчера ветряк надрывался так, что еще чуток, и корма бы поднялась из воды. Слушая пронзительный вой, капитан морщился, как от зубной боли.

- А чего ты его не привяжешь?

- Ага, останови-ка его сначала.

Лопасти сливались в один мерцающий круг, и совать туда руки... Ну, все равно, что в самолетную турбину, наверное.

Вечерний прогноз выглядел утешительней утреннего - циклон постепенно перемещался на восток, и к сегодняшнему обеду ветер должен был ослабеть до пристойных цифр. Выход назначен предварительно на половину второго, по результатам прогноза. Интернета у нас теперь завались - знай только, смотри прогнозы почем зря. В отличие от хлеба: горелый воскресный багет, с которого за ужином сняли пробу, оказался таким жутким сухарем, что я хотела скормить его рыбам-фекалям, но Наденька сказала, что мы в сухарях ничего не шарим, и спрятала его подальше.

Понадеявшись на понедельник и рабочий день, я быстро оделась, и отправилась проверить здоровье "Сентрал бейкери", вывеску которой мы приметили еще два дня назад. Двери, крепко запертые пятничным вечером, были гостеприимно распахнуты, но хлеба внутри не оказалось. Пирожки и плюшки, не вызывавшие никакого желания их покупать, и витрина с карамельками химических расцветок - вот и вся добыча. Девушка за прилавком, выглядевшая не в пример лучезарней своей продукции, спросила, отчего так туманно мое чело, и что она может сделать, чтобы вдохнуть в меня жизнь, чем мне помочь, и я жестами показала багет.

Нет, огорчилась она, багетов у нас нет, но если вы пройдете немножечко вниз, повернете налево, потом... и еще... и увидите... обойти вокруг.

Примерно на втором повороте я перестала понимать, о чем речь, и только кивала, внимательно следя за руками, и полагаясь на свою счастливую звезду. Вежливо поблагодарила путеводную деву, вышла на улицу, и замерла на перекрестке. Выше по улице, метрах в пятидесяти, уже открылась наша прекрасная Асда - вдруг вчерашний багет был просто каким-то поскребышем, который выставили на витрину просто так в конце дня, чтобы не выбрасывать? А сегодня-то, сегодня понедельник, и самое время для новой жизни. Ну и круассаны, например - они тоже украсят наш углеводный завтрак. В любом случае, если мне повезет, то не нужно будет далеко ходить, а если нет - я потеряю лишние пятнадцать минут. И я повернула направо.

Надо ли говорить, что я проторчала там почти час? Я не знаю, куда девается время в этих чертовых супермаркетах, даже когда приходишь со списком, и знаешь, где что лежит. Что уж говорить про незнакомые лабиринты еды, в которые заглядываешь "только на минуточку". Сначала я не могла оторваться от отдела белья извинити за интимноэ Потом я терзалась сомнениями, покупать или нет пинцет для бровей - домашний давно превратился в полный отстой, а вчера дитятко равняла себе брови кусачками для ногтей, так отчего бы не привезти себе не просто бесполезный сувенир, а крепкую добротную вещь? Потом я исколесила весь этот проклятый магазин вдоль и поперек в поисках стерилизованного молока - холодильник по-прежнему работал в режиме покойника, поддерживая силы пакетом ледышек, который мы вчера прикупили вместе с яблоками. На четвертом кругу я отчаялась, и попросила помощи у мать-его-мерчандайзера. Этот юноша бледный взял меня за руку и отвел в угол за дверью, мимо которой я пробежала уже стопицот раз, и предъявил мне стеллаж на колесиках, набитый молочными пакетами. Вот кому придет в голову вообще искать молоко в углу между подсобкой и мясным отделом, а? А судя по колесикам, они ещё его и перепрятывают время от времени. Ну и на закуску - хлебный отдел выглядел ещё хуже, чем вчера. Горелые батоны заполонили все полки, круассаны были им под стать. "Ешьте сами ваше малиновое варенье"

Нагруженная молоком и трусами я вернулась к месту старта, представила себе "вниз, налево, и вокруг", и пошла в неведомое, уповая на то, что эта сторона города не простирается до Белфаста. Через пару сотен метров, миновав букмекерскую контору, паб, закусочную, брадобрейню, автостоянку и помойку, я поняла, что если поверну еще раз, окажусь в парке с педальными лебедями. Завернула за угол - так и вышло.

Обозлилась, плюнула ядом, вернулась в разнесчастный "Спар", и тут ДМ сжалилось - выложило мне на прилавок багеты. Ну наконец-то хоть какая-то польза от этой никчемной забегаловки, кроме ледышек для холодильника.

Конечно же, никто уже не спал, когда я вернулась. Организованные завтраки постепенно превращаются в хаос с персональными набегами на холодильник и буфет. А всё от того, что снабжение багетами не налажено, я считаю.

Чтобы себя немного реабилитировать, похвалилась коллективу, как ловко избавила общественную кассу от мэнских фунтов. Тут же состоялась жаркая дискуссия о денежной системе Соединенного Королевства и её извращениях.

- Это ненормально, - сказала Наденька, разглядывая горсть мелочи. - Все их деньги разного размера, и при этом нет никакой логики. Почему двадцать пенсов меньше, чем два?

- Надя, так ведь и у нас та же самая лабуда. Пять рублей больше, чем десять. Например.

- Да? Я вдруг осознала, что не помню, как выглядят наши деньги

Билли вынес из каюты две монеты, положил их на стол и строго сказал:

- Вот! Вот это наши родные деньги.

- Ужасы какие. И всего-то неделя прошла.

- А ведь в анкете на визу доказывали прочные связи с Родиной. И где всё?

В общем, как обычно, всё закончилось приступом горняшки.

Перепоясав чресла, капитан вступил в новую схватку с сетью - карта по-прежнему не качалась, и дальнейшее путешествие на север представлялось проблематичным. Однако, слава интернетам и фейсбукам, с помощью доброты и великодушия окружающих вроде бы обозначились какие-то перспективы, прислали нужную ссылку, загрузка началась, и, вдохновленный успехом, Билли объявил аврал. В десять минут покидали все добро за борт по углам, и уже одетые, построились вдоль кранцев. Между прочим, обнаружились две пары шерстяных носков, которые я оплакала уже несколько лет назад - оказывается, все четыре года с прошлой поездки они благополучно пролежали внутри резиновых сапог, которые так и не пригодились в гибралтарском переходе. Надежда Павловна*, больше не надо так!

Билли вывел "Алабая" из лабиринта волноломов, и мы пошли на север, навстречу ветру, вдоль зеленых берегов графства Антрим. Море более-менее успокоилось, но ветер по-прежнему дул прямо из Антарктиды, и все восемнадцать одежек оказались как нельзя кстати - хоть солнце и жарило во всю ивановскую, все дополнительные градусы так и сдувало за корму без ощутимой пользы. Переход небольшой, делать особенно нечего, кроме как вести интеллектуальные беседы и созерцать разворачивающиеся слева пейзажи, один другого пасторальнее.

С моря Изумрудный остров выглядел, словно рекламная открытка: бесчисленные каменные изгороди разлиновывали поля и пастбища всех оттенков зелени, мелкими пятнышками передвигались по склонам овцы, да изредка показывались фермы или развалины, прикрытые деревьями. Дикого леса не видно почти нигде, вся земля распахана и облагорожена. По краю прибрежных скал идет автомобильная дорога - "основная трасса Северной Ирландии с лучшими пейзажами побережья", как гордо сообщает путеводитель. Главное для водителя, как я понимаю, не заглядеться на красоты.

Берег постепенно отходил к западу, мы следовали за ним, а ветер - за нами, упорно оставаясь встречным. Гостевой флажок под краспицей старательно изображал флюгер, прибитый намертво.

- Нет, ты погляди только - куда мы, туда и он. - Билли хмурил бровь и осуждающе испепелял взглядом несчастный Юнион Джек. - Я-то думал, что мы будем поворачивать, и потом пойдем под парусом, а это что?

Где-то на середине пути путешествие наше оживили два маяка - скалы Девицы, причем одна из девиц Западная, а другая, как легко догадаться, Восточная. На обеих скалах возведены маяки - один суровый и замшелый, словно башня Саурона, а второй нарядный, полосатый, и с пипкой на макушке. Маяки смотрят друг на друга, разделенные небольшим проливом. Раньше на каждом из островов в домике при маяке жил смотритель с семьей, утверждает Вики. Хотя небольшой двухэтажный замок на западном острове трудно назвать "домиком" - рядом с угрюмой башней красуется если не Баскервиль-холл, то как мининум Лонгборн. С этими маяками связана романтическая история - в начале 1830 годов помощник смотрителя одного маяка влюбился в дочь хранителя другого, и часто навещал её на лодке, перебираясь через пролив. После того, как об этом узнали, отец девушки запретил им встречаться, поэтому влюбленные сбежали в Каррикфергус, где счастливо поженились.

Сто пятнадцать лет назад западный маяк прекратил работу, а второй маяк на Восточной девице был автоматизирован в 1977 году, и нужда в постоянном присутствии смотрителя отпала.

В честь появления маяков наверх были поданы легкие закуски и напитки, и экипаж с удовольствием подкрепил духовное плотским, после чего все разлеглись по бортам, и принялись созерцать пустое море дальше.

Солнце уже перешло неуловимую черту, отделяющую день от вечера, когда пейзажи стали меняться. Справа у близкого горизонта обозначился темный бок Шотландии - знаменитый Малл-оф-Кинтайр, воспетый Полом Маккартни.

Ветер потеплел, и принес с берега запах сохнущей травы. Мягкие округлые склоны, заросшие зеленью, вдруг треснули, и из земли полезли отвесные стометровые стены мыса Фэр-Хэд, мекки ирландских скалолазов - ну чисто Долина Монументов в Монтане.

В трех с половиной милях за мысом лежал Балликасл - конечная точка сегодняшнего перехода. Солнце стремительно падало в море, и капитан заметно нервничал: марина маленькая, тесная, и шариться по ней в темноте не было никакого удовольствия. Пару раз Билли без особой надежды позвал марину в рацию, но в ответ донеслись только потрескивания эфира. Первоначальный план - встать на якорь в бухте соседнего острова Ратлин, и потом утром нормально перейти по свету - был отвергнут. Времени вроде бы хватало, но делать всё надо было очень быстро. Мы грызли ногти - каждая швартовка для чайников и так стресс, а уж если "Очень быстро, Жакоп", то вообще сплошные нервы.

Самым малым Билли подошел ко входу в марину, подозрительно всматриваясь в темнеющие глубины - не выскочит ли оттуда припозднившийся паром. Но никакой неожиданности не случилось, и "Алабай" повернул внутрь. Три с половиной пирса были заставлены сплошняком, а над парой свободных мест висели таблички "Пожалуйста проваливайте прочь не занимать"

- Ну ващще... - сказал Билли, дал задний ход, вывел яхту обратно, и указал на причал с противоположной стороны входа. - Там встанем.

- А паром нас там не переедет?

- Не переедет. До утра паромов не будет, а утром посмотрим, что можно сделать.

Дитя, как всегда, десантировалась первой, подхватила швартовы, на нервах зачалилась не туда, мы с борта добавили было суматохи - но капитанский рык быстро привел всех в чувство. Дева, словно бурлак, подтянула корму к самому углу причала, Билли повернул ключ, и настала тишина. С той стороны марины на вершине холма, увенчанного ветряком, гасли розовые отблески заката - день закончился.

 

-----

* Н.П. Каханова  согласно интернет-легенде повелевает потерянными вещами. Точнее, теми, которые куда-то сунули в доме, и не могут найти. Для обретения искомого надо громко произнести вслух: "Дарю надежде Павловне Кахановой (название вещи)", и спустя некоторое время снова пройтись по тем местам, где предположительно эта вещь может быть.

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.