Кто рано встает, тот весь день зевает, но организму плевать на внешние часы - у него свои, внутренние. А по утренним часам дома уже половина седьмого, и значит что? Пора вставать.

За окном орали птицы, на небе не было ни облачка, и окружающая действительность в свете дня, как обычно это бывает, оказалась гораздо радужней, чем в ночи. Я поставила чайник, разыскала в рюкзаке самолетную печеньку, сгребла в кучу краски и альбом, и решила творить - из внутреннего дворика открывался простецкий пейзаж на задний двор соседа с параллельной улицы.

Две стены, три окна, печная труба и открытая балконная дверь - что может быть проще? Главное - помнить о том, что должна выражать эта картина, и выделять основное, а не гоняться за деталями по всему листу, злобно припечатывая их кистью.

Но одно дело - теория, а другое дело - практика: постоянно впадаешь в амок и приходишь в сознание, только когда слои краски уже мешают закрывать страницы. Ничего путного, конечно, из этого мероприятия не вышло - тренировка нужна каждый день, а не раз в два месяца. Смолчать уж за натурные зарисовки.

Пока я, скорчившись за столиком, строила из себя мастера городских скетчей, постепенно просыпались соседи. С пушечным грохотом поднялась рама на втором этаже слева. Я подскочила от неожиданности, и памятуя о вежливости, пискнула "Гуд монинг" волосатому животу. Завопили выпущенные во двор дети, зашумела вода, из натуры перед моим носом потянулся дымок - утро вступало в свои права.

К моменту завершения великой картины зашевелился, наконец, и собственный совятник, да и окружающая среда оказалась не так благодушна к неподвижному организму, как казалось сначала. Пощелкивая зубами, я ввалилась в наши влажные апартаменты, и спаслась в горячем душе. Этак и осопливеть недолго на почве прекрасного.

За завтраком договорились о месте встречи (у девы собственная программа), доехали вместе до пересадки, и распрощались: дитя к мемориальной стенке Дэвида Боуи, а мы в Гринвич, прыгать через меридиан.

Вагон метро в этот раз достался большой и просторный - совсем не такой, как накануне. Очень похож на новый московский, только обивка велюровая, и в середине прохода палок наставлено. А вообще их тут полно разных - особенно преобладают смешные плоскомордые, как будто цельный состав напилили на бруски, и пихнули в туннель, как есть.

Некоторое время поезд идет по поверхности, и платформы открытые. На вид - так прямо дачные станции пятидесятых годов: тут тебе и клумбы с фуксиями, тут тебе и дощатые навесы, и какие-то плетни за ними, и только товарища Колчина местами не хватает.

Чем ближе к центру, тем больше туристов. Самые горластые - китайцы, следом идут итальянцы. Итальянцы ещё и свистят повсюду - этакая непринужденность бытия.  А так Вавилон, конечно - кого только не встретишь.

Нам надо проехать туристическую зону насквозь, и пересесть на легкое метро, которое и отвезет нас в Гринвич. Оно довольно разветвленное, и надо следить, куда вообще едешь, иначе можно простоять в ожидании тщетном на платформе, дожидаясь поезда, на который так-то надо пересесть на другой станции. В целом, мы справились, но я всю дорогу поражалась своей короткой памяти, потому как никаких подробностей вспомнить была не в силах, и ничего знакомого не встретила, пока мы не пересели в третий раз. Тут только до меня дошло, что мы с девой заезжали вообще по другой линии, и я все это вот действительно видела впервые.

А посмотреть было на что - от бюджетных пятиэтажек, окнами аккурат на линию метро, до закрытых комплексов хорошего кирпича, стилизованных под старые доки, и с собственными маринами, где можно получить мачтой в глаз, просто выйдя покурить на балкон.

CanaryWharf - альтернатива лондонскому Сити, новый деловой квартал на месте старых доков в устье Темзы. Сюда упирается одна из веток лондонского метро, а дальше бегают по эстакадам короткие вагончики без машиниста. Необычные ощущения от такой поездки - сидишь впереди, как будто сам ведешь состав. По дороге к Гринвичу ветка уходит под землю - в туннель, проходящий под рекой.   Словно с горки катишься, даже уши закладывает.

Туристическая часть Гринвича похожа, по обыкновению, на игрушечный город. Двухэтажные цветные домики, ящики с махровыми петуниями, белые рамы и сияющие дверные молотки - все для погибели фотографа. Мы обошли по кругу Катти Сарк, посмотрели на набережную, сунулись в сувенирный при морском музее, и полезли на гору.

Клещей в Гринвиче то ли не водится, то ли они настолько воспитаны, чтобы не навязывать свое общество, но весь склон холма усеян телами, как после штурма цитадели с черенками от лопат. Видели собаченьку, занятую дрессировкой хозяина: толстый черный лабрадор сидел на небольшом пригорке, и держал в пасти мячик, а внизу стоял в ожидании хозяин. Время от времени лабрадор ронял мячик вниз, и тот катился к хозяину, который должен был поднять его, и кинуть обратно.

Отстояли небольшую очередь к меридиану, полюбовались на часы и выставку кабриолетов, сфотографировали сверху королевский морской колледж, и поставили в блокнотах галочку "вып."  Можно было возвращаться, тем более. что из жадности домовитости  роуминг у девы выключен, а место встречи уж больно неопределенное - на ступенях Национальной галереи, ближе к правому краю.

По дороге к метро прошли через местный рынок, где я в прошлый приезд чуть не купила маленький иллюминатор - и тут же пожалели об этом. Ну ладно, народные промыслы. Но вот еда - это бесчеловечно. Лавандовый торт, яйца по-шотландски, веганский плов и прочие увеселения. Цены конские, да и куда мы с тортом-то, а яйца я есть застремалась - завтра в автобус, а они там бог знает, с какого времени лежат, дело-то к полудню. Решили, что шотландские яйца надо пробовать прямо в Шотландии, а тут их пусть сами едят. С тем и покинули этот гостеприимный край.

Обратная дорога прошла почти гладко - всего-то один разочек и заблудились. Но когда вышли в эфир на Трафальгарской площади, поняли, что жестоко ошиблись с местом встречи. На площади царил праздник восточной культуры и фестиваль эйдж-музыки. Колонна со львами огорожена двухметровыми заборами, всё в дыму от едален с жареной саранчой и адский гвалт из динамиков. Спаслись в прохладу Национальной галереи, с туалетами и буфетом, и я отправила деве смс, чтобы она бросала свои географические откровения, и искала нас в приличном месте, возле Стаббса.

Дева явилась, как лист перед травой, в течение пяти минут - мы даже не успели нафотографировать мозаик перед входом, - и все вместе пошли было к Стаббсу, но он две недели, как уехал в Глазго на выставку. Не, ну вот прямо нужда его обуяла, скажите пожалуйста! Раз так, сказали мы друг другу - мы пойдем искать еду! И пошли, и нашли себе в чайна-тауне кафешку с китайским шведским столом, где за семь фунтов с носа нам выдали коробки из фольги и разрешили унести с собой все, что в них влезет. Я не знаю и половины того, чего насовала себе в контейнер, но в итоге все было очень вкусно, и даже не слишком остро. Со всем этим добром мы устроились в маленьком скверике у фонтана, и прекрасно провели полчаса, угадывая, что это такое мы едим.

Заморили червяков, и решили следовать зову долга - ведь сам Лондон у Наденьки, фактически, так и остался не исследованным, и хотябы пяток обязательных достопримечательностей ну уж непременно стоило бы посмотреть. С другой стороны, лезть куда-то в центр летом в субботу было бы явной ошибкой - еще затопчут, и не заметят. Значит, надо искать увеселения в стороне от основных дорог. Вот, к примеру, собор святого Павла - прекрасный выбор. Нужно только найти автобус, который туда идет.

Мы пошли на остановку, и взялись за изучение маршрутов автобусов. Схема движения наземного транспорта в Лондоне - вещь малоизвестная и строго охраняемая. И если карту метро можно взять на любой станции, то схему лондонских автобусов я видела только один раз - в руках у деткиной преподавательницы английского, и хранила она ее не хуже собаки, с глазами размером в тележное колесо.

Я, конечно, подготовилась по мере сил, и качнула карту с сайта департамента лондонского транспорта, но то ли карта была не сильно свежая, то ли они имели в виду что-то другое, когда ее туда выкладывали, то ли я вообще не поняла, чего спросила. В итоге карта с реальностью совпадала  не слишком убедительно. И тогда мы решили ,что это перст судьбы: поедем туда, куда придет первый автобус,там выйдем, и пойдем к Темзе, и будем ее созерцать, гуляя вдоль берегов, а там куда кривая выведет.

В целом, вышло неплохо: мы догуляли по набережной до пешеходного моста у аквариума, перешли к Глазу, посмотрели на Биг Бен в лесах, встретили демонстрацию против Брексита с плакатами, и бомжа книжкой, поглядели на внезапно обнаруженного сфинкса, и ушли в Сент-Джеймс парк, чтобы там окончательно обезножить, и дезертировать в Харродс - дева пообещала подружке привезти из Лондона волшебного чая.

Пафоса в этом месте, конечно, раза в три больше, чем в Елисеевском. Все чаи собраны вручную юными девственницами в первую среду полнолуния в месяц начала таяния айсбергов в каждый третий нечетный год от последнего извержения Килиманджаро - не меньше. Красивые коробочки за отдельную особенную плату прилагаются. А учитывая то, что едальные отделы расположены между парфюмерными и обувными, можно только покрутить пальцем у виска, и припечатать: "С жиру бесятся"

Правда, жертвой тяги к красивой жизни мы всё же пали, нюхнув того самого чая, и лицемерно прикупив по сто грамм "Для особенных случаев". Но дорогой Божечка, спасибо тебе огромное, что я родилась с отсутствием тяги ко всевозможным изделиям хоть и понтовой, но все же лёгонькой такой промышленности, и не страдаю от невозможности обладать ими всеми я просто трачу их на другую разную хрень.

До дома добрались на автобусе - почти час колесили по каким-то закоулкам, чтобы удовлетворить экскурсионный порыв: второй этаж, панорамное окно. Накатались на несколько лет вперед, я думаю. Набег на Теско, чтобы прикупить бутербродов в дорогу, дома хряпнуть самолетного вина - и дальше темнота.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.