6:20 местного.

Давненько не было такого нежного перламутрового рассвета. Ливерпульская марина размещается в отдельном маленьком доке со своим шлюзом, да еще вдобавок застроена по периметру домами, поэтому утреннее солнце начинает с того, что зажигает золотом самые верхушки мачт. Земля понемногу поворачивается, свет сползает всё ниже и ниже, зеркальная вода потихоньку начинает морщиться от легкого ветра, истошное воркование голубей сменяется воплями чаек и новый день наконец вступает в свои права.

6:50

Что-то я вчера не дослушала в инструктаже, поэтому не смогла совладать ни с электрическим чайником, ни с газовым. Персональный завтрак пришлось отложить до общего подъема, обойтись печеньем и водой из бутылки.

Вдоль стены шлюза внезапно проплыл неизвестный тип, волоча за собой красный буек. Оригинальное развлечение, надо сказать. Особенно учитывая то, что несколько десятков яхт к городской канализации не подключены ни разу.

7:20

Интересно, это он же, или другой такой же? И если он же, то как он вернулся обратно? Пешком по берегу?

7:30

Господи, да у них тут нерест какой-то!

А дева-то моя кашляет – небось вчерашним кондиционером в автобусе надуло. Отличное начало, чо :-/

***

К восьми часам «Алабай» ожил – днем обещали жару, и если уж гулять, так хоть начинать пораньше. Карты города нет, поэтому кое-как наметили себе точки в телефонах, благо Билли привез интернет с собой из Милфорда. Альберт-док, музей Битлз, сувениры, Собор Метрополитен, и на сладкое – ограбление продуктового магазина. Завтра идти в Дуглас, поэтому нужна еда на переход, и чтобы поужинать сегодня.

Вышли из марины, и пошли вдоль берега. Мерси здесь ещё широка, хоть от устья уже порядочно, причем в отлив берега обсыхают почти на полкилометра. К пяти часам будет самая малая вода, и можно будет посмотреть, как там внутри всё устроено.

 

Альберт-док – остаток недавнего рабочего прошлого Ливерпуля, переоборудованный в арт-пространство в духе современных традиций. Новый грузовой терминал переехал подальше от города, а массивные здания красного кирпича отданы теперь под офисы и разгульную жизнь. Промышленная архитектура позапрошлого века отличается суровым изяществом линий, а гирлянды разноцветных флажков создают ощущение праздника. Стрелы подъемников, торчащие из стен, добавляют в антураж акцентов, и в целом всё смотрится очень стильно и дорого.

Впрочем, не только смотрится: цены на сувениры просто конские. То ли здесь, как на курорте, день год кормит, то ли турист так редок, что надо содрать с него семь шкур, пока не ушел. Два с половиной фунта за металлический китайский магнитик, на котором по истошно блестящей улице гуляют четыре негра – ну я даже не знаю… Футболку с желтой подводной лодкой дитя всё же купила, хоть и в подарок, а не себе. Для себя у нас  - примерно миллион кадров с разным архитектурным авангардом, которым утыкана главная площадь Ливерпуля.

Очень трогательный памятник рабочим лошадям стоит на набережной: потрепанный жизнью коняга в тяжелой сбруе. Словно для контраста к нему, за каналом красовались две дамы-полицейских верхом на лоснящихся шайрах. Вездесущие китайские туристы долго позировали на их фоне, пока дамы не пригласили их подойти поближе. Кони флегматично взирали на суету у своих ног, и только когда голова очередного туриста оказалась в пределах досягаемости, один из них откусил китайское ухо пощупал обладателя губой за шевелюру, чем вызвал неумеренные восторги окружающих.

Немного подальше – два сухих дока, в которых на подпорках стоят корабли под реконструкцию. Один полосатый, как любимый матрас Энди Уорхолла, а вторая – какая-то укумбийская шикка без опознавательных знаков, на вид так прямо ровесник века. Оба дока огорожены легкими двухметровыми заборами из сетки, и в самых выгодных местах прутья разогнуты аккурат под размер объектива. Туристы везде одинаковы.

 

Перед городским музеем, похожим на громадный кривой трамплин, в ряд стоят невиданные звери. Пояснительная надпись утверждает, что это овечки, но больше всёго они похожи на курдючных котов, расписанных в духе индийского авангарда. Следом за ними морской вокзал и памятник ливерпульской четверке, вокруг которого тоже паломничество. Возле овечек я подобрала поднесенную мне ветром карту города – внезапный презент от Дорогого Мироздания с расположением злачных мест. Где вчера была эта карта, спрашиваю я? Впрочем, всё равно спасибо – будет, что вклеить в дорожную книжечку.

Символ Ливерпуля – пеликан. Не знаю, почему так – по правде сказать, я не углублялась в историю города. Но пеликан присутствует и на витринах, и на вывесках, и на экскурсионных автобусах, не говоря уже про футболки и магниты. Даже на городском банке каменные барельефы – и те с пеликанами.

Прошли наискось через большущую пешеходную зону, и поднялись к «Оку Саурона» - ливерпульскому Метрополитен Кафедрал. Внезапное детище альтернативной архитектуры больше напоминает декорации к какой-нибудь фэнтезийной истории,  чем христианский собор, а неистово-синее небо, исчерченное полосами самолетных следов, добавляет сюрреализма в общую картину.

 

Внутрь заходить не стали, довольствовались наружным осмотром, и отправились в магазин – Билли до закрытия нужно было попасть обратно в марину, чтобы выяснить, как завтра работает заправка, и есть ли в наличии нужное топливо. Из Ливерпуля уйти запросто не получится – по низкой воде шлюз не откроют, да и до реки будет просто не добраться: не всём так везет с крабиками, как капитану Джеку Воробью.

"Теско", несмотря на гордое звание суперстора, разнообразием не побаловал. Овощной отдел скудноватый, мясной тоже не потряс, а от рыбы вообще только полторы селедки, да какие-то неопознанные запчасти белого мяса. Мы с превеликим трудом сагитировали Билли на курицу, и побежали на автобус – вчерашняя история меня ничему не научила, как мы всё имеем возможность убедиться. Автобус, который не ходил в воскресенье, в понедельник тоже решил не утруждать себя лишними глупостями.

Мы жарились на остановке, я проклинала свою доверчивость, и тут Билли увидел такси. Настоящий черный кэб с водителем за решеткой перегородкой, и музыкой «Битлз» в динамиках. Он довез нас в марину всёго за четыре фунта – в три раза дешевле, чем на автобусе, да ещё и прямо до самых ворот. Мою жабу моментально хватил удар, когда я вспомнила нашу вчерашнюю прогулку с барахлом.

Занесли запасы на яхту, и тут Билли выставил нас прочь, чтобы мы не ошивались под ногами, а сам занялся приготовлением болоньеза на завтрашний переход. Мы же собрали добро для помывки, и цинично отправились в мариновский душ, держа в уме жажду мести – утром внезапно выяснилось, что это не я альтернативно одарена до того, что не в силах справиться с чайником, а просто в цену стоянки не входит электричество, и за него надо платить отдельно, но об этом никто предупредить не потрудился. Стирка и сушка тоже выдается по жетонам, пять фунтов за каждый. Гонимые возмущением, мы решили ходить пИсать только в казенный туалет, и нарочно настирать белья прямо в душе – в знак протеста.

Душ, кстати, оказался исключительно мерзким: вздувшаяся краска на стенах в предбаннике, черная плесень на углах в кабинках и на деревянных решетках под ногами, краны из желтой антикварной пластмассы, и занавески, которые липнут к заднице, стоит только неловко повернуться. Не, мы конечно вымылись, но только из чистого упрямства, и никакого желания повторять это мероприятие не возникло. И это при стоянке в 85 фунтов за два дня (без электричества), а взамен даже никакушечной рекламной листовки: только визитки доставки пиццы, да брошюрки каких-то арабских христианских братьев на входе. Свежеотмытые и скрипящие, заявились на борт, бездуховно развесили сушиться исподнее по леерам, и ушли смотреть следующий собор, благо до него на вид всёго ничего.

 

Как бы не так, хочу я сказать. Ни разу не было, ни в одном отпуске, чтобы не нашлось шанса собрать на себя какие-нибудь промзоны. Вчерашнего вояжа по местным гетто оказалось недостаточно, поэтому мы посетили какие-то злодейского вида гаражи, в которых, должно быть, перебивают номера на ворованных бентли, и старые склады, ровесники Альберт-дока. Получили массу удовольствия, и снова окунулись в ощущение фильма о мексиканских наркоторговцах.

В конце концов, окольные тропы привели нас снова в цивилизацию – прямо к кампусу кафедрального собора, который пришлось обходить по указателям, чтобы попасть в сам собор. И вот тут, когда мы – безбожники и комсомольцы, - заглянули просто из любопытства в огромные резные двери, нас и настигло волшебное. Высоченные потолки и такие же окна с витражами, гулкая прохлада, розоватые ажурные колонны и своды, и под ними – ангельские голоса хористов, настолько чистые и возвышенные, что в несколько минут способны довести до слез самого замшелого циника.

Мы присели было на самые дальние ряды в очарованном оцепенении, но Дорогое Мироздание, видимо, решило, что хорошего понемногу, и распустило хористов по домам уже через несколько минут. Но мы это всё же слышали, и это было невыносимо прекрасно.

Обратно дошли всё же не по буеракам, а почти цивилизованной дорогой, дома отпраздновали удачный день цыпленком табака (приготовленным капитаном), и легли пораньше, потому как утром рано выход, и хорошо бы до того момента привести всё в божеский вид.

 

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.