NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

  -Тук-тук-тук! Эй, кто-нибудь дома? – Я подошел к СПСу Тимофеева и Фомина. 

На фото два друга, два Сани: Тимофеев и Фомин.

- Сдароф, пацаны. Возьмите в гости перекурить, перепиздеть на сон грядущий.
- Ну сдароф, коли не шутишь. – Тимоха, сидел, откинувшись спиной на только что выложенную стену СПСа. – Заходи. Коли богат на сигареты, то мы завсегда рады.
     Я перешагнул через стенку, поставил пулемёт на приклад, полез в нагрудный карман гимнастёрки за пачкой «Донских». – Угощайтесь, на сигареты не то, чтобы богат, но на перетрындеть хватит.
     Пацаны взяли из протянутой им пачки по сигаретине, принялись их разминать. Я уселся задницей на пол СПСа, тоже откинулся спиной на стенку.
- Пока я в Госпитале был, погиб Андрюха Орлов. Вы знаете, как это было?
- Да. – Тимоха чиркнул спичкой, протянул огонь Фомину, потом мне. Выкинул ту спичку. Вытащил из коробки другую. Потом подкурил сам от второй спички. Это общепринятая такая херь. Типо, кто третьим от одной спички прикурит, тому снайпер в башку попадёт. Херь редкостная, но, почему-то все её придерживаются.
     Рассказывает сержант Тимофеев Александр Петрович:
- В тот день решило наше командование отправить нас на засаду. Хотели кому-нибудь что-нибудь засадить. На 17-й пост нас закинули вертушками.          

      Закидывали так скрытно, что когда мы высаживались, то по нам духи уже из ДШК херачили. Нам пришлось у местных аборигенов отсиживаться в их окопах до темноты. То есть мы ещё на засаду не пошли, а духи уже знают, что мы тут. 

     Когда стемнело, то мы пошли вперёд на Пост 17-А. А на том посту пацаны закладывали аммонал и подрывали скалы чтобы что-то там построить. Поскольку пацаны там все любознательные, то они заложат заряд, и стоят смотрят. Раз долбанули, два долбанули. Ну духи тоже оказались любознательными. Они вычислили пацанов и как дали по толпе из ДШК! Попали в одного пацана. Он был в крови весь от колен до шеи. Мы никак не могли понять где дырка. Минут за пятнадцать он умер и тогда уже мы увидели, что пуля попала в пах и перебила артерию. Его в блиндаж занесли, он там покричал и умер. В общем, заебись у нас маскировка: вертолёт летает, ДШК по нам стреляет, аммонал взрывается, пацан орёт... Ну и в такой обстановке наша рота с наступлением темноты пошла с поста в горы.
      Шли долго. Как вышли с наступлением темноты, так и шли до рассвета. Сколько это по времени получается? Часов десять? Может восемь. (На самом деле 13 часов) Километров на 20 ушли от поста. Далеко ушли. К рассвету вышли на какую-то горку. К ней слева горный отрог примыкал. Он от неё уходил вниз. И такая площадка образовывалась. Слева по ходу. А впереди какой-то кишлак. Я хер знаю, что за кишлак. Ну и горы там впереди ещё.
     Вышли мы на эту высотку, а там СПСы выстроены. В рядок. Как будто для нас. А вёл нас Замполит. Он был командиром. Командовал нашим Третьим взводом, и Четвёртый взвод с нами шел. Над этими двумя взводами командир – Замполит. А Первый и Второй взводы остались сзади. На другой горке остановились.
     Ну, Замполит говорит – занимаем эти СПСы и здесь сидим в засаде. Я говорю ему: – «Это подстава. СПСы какие-то низкие, хлипкие и стоят как-будто специально приготовленные для нас. Лучше здесь не останавливаться.»
     А Замполит такой: – «Всё, я сказал, значит здесь.»
     Короче, стали мы оборудоваться на днёвку. У нас ума хватило укрепить эти СПСы. Натащили ещё камней, подняли стены, выложили второй слой. Сколько хватило темноты, столько мы и укреплялись. СПСы получились в два камня, но низковатые. Короче, если лежать на животе, то на руках так приподнимаешься, а голова уже над стеной торчит.
     Тут уже светает. У нас с Кондрашиным один СПС на двоих. А рядом молодые. Прямо через стенку от нас два молодых братья Дрижирук. Ну, мы с Кондрашиным пожрали немного, легли на спину, накрылись плащ-палаткой, лежим курим. И только так пуля по нам «Цок!» Снайпер, короче. Одиночным. А молодые спрашивают: - «Ой, а что это такое?»
     А мы с Кандером такие деловые: – «А это снайпер по нам прикалывается. Не сцыте, это обычное дело».
     Потом ещё снайпер, потом ещё. А потом начали из автоматов по нам очередями лупить. Молодые такие: - «А это что?»
     А я, такой: - «Это уже из автоматов. Щя, погодите, миномётик подтащят». Типо шучу, такой. Типо молодых нахлобучиваю. Мы с Кандером уже такие Гвардейцы. А молодые - душары ещё. И то-о-о-олько я вот это сказал, тут ка-а-ак у-е-бёт! И началось! Автоматы, пулемёты, ДШК, гранатомёт! Трассера летят сантиметров в двадцати над СПСом. Ты лежишь на спине и пули видишь, как они у тебя над лицом пролетают и трассирующий заряд горит. Ты лежишь и понимаешь, что в этой ситуации ты ничего не можешь. Из-за этого начинаешь чувствовать себя беспомощным и от этого тебе становится страшно. У нас была только одна возможность – мы могли перевернуться со спины на живот. Мы ей воспользовались. Когда мы с Серёгой перевернулись на живот, то я увидел, что в десяти сантиметрах от моей переносицы между камней застрял трассер. Он не пробил два слоя камней. Он застрял и горит у меня перед переносицей.
     Потом так получилось. Пуля попала в Вовку Драндрова. Скорее всего снайпер. Когда первая граната из гранатомёта к нам прилетела, тогда Вовка закричал, что его ранило. Вторая граната попала в Вовкин СПС. Развалила его. И тогда Вовка погиб.
     Потом стали по нам из гранатомёта стрелять. По нашему СПСу. Сразу выстрелили с недолётом. Потом перелёт. Я думаю «Ну всё, щяс накроют». Думали с Кандером, что из миномёта стреляют, что в вилку нас взяли и теперь третий выстрел наш. Но третий снова с недолётом. А нам и сматываться-то некуда. Когда третий выстрел попал снова с недолётом, то мы поняли, что это из РПГ стреляют. Не из миномёта. Стреляли раз пять или шесть по нашему СПСу. Только один раз был перелёт. Я так понимаю, что духи были ниже нас. Им мешал в нас попасть маленький холмик перед нашим СПСом. Если бы они были выше, или хотя бы на нашем уровне, то нас с Кандером и с Дрижируками тоже разнесли бы в куски. Если бы у них был миномёт, то все два взвода разнесли бы в куски. А замполит тогда кричал, чтобы мы не обнаруживали себя, что мы в засаде. Охереть мы не обнаруживаем себя! По нам из противотанкового гранатамёта хуярят, а мы притворяемся скирдой соломы.
     Потом замполит стал кричать, чтобы Орлов связь ему дал. Орлов пополз к нему с рацией из своего СПСа. А Замполит стал кричать, что бегом, давай. Орёл только приподнялся и в него из ДШК. Как поднялся, так и под пулю. То есть получается, что Орлова замполит подставил.
     Потом, где-то уже через час, кто-то стал кричать. Мне показалось что это голос Петьки Слюсарчука, он же такой горлопан. Я ему крикнул – Петя, чё ты вопишь? А он грит, это не я, это духи наступают и кричат. Тут мы поняли, что духи идут нас резать. С одного склона по нам лупят, а по другому склону к нам поднимаются. Потом пацаны стали перекрикиваться из СПСов, что был радиоперехват, что духам по связи поставили задачу под шумок взять пленного. Вот тогда мы начали в духов кидать гранаты на голос. Я ещё из подствольника стрелял. Как дали им просраться, то они уже пленного расхотели брать. Но очередями по нам лупили – головы не поднять. Как с одиннадцати часов начали, так до темноты, до восемнадцати часов лупили по нам.
     А там тоже такой прикол был. Кандер взял эфку, чеку выдернул, а духи откатились назад. А Кандер чеку потерял. Он с эфкой в руке лежал где-то полчаса. Рука затекла, тоже удовольствие такое. Рядом с тобой лежит чувак с гранатой без чеки и пули над СПСом херачат. Хрен поднимишся и хрен убежишь.
     Потом духи ещё раз дёрнулись в наступление. Я говорю Кандеру: – «Кидай, нахер, свою гранату теперь». Ну, он кинул. Духи снова откатились, орали там чего-то. По понятным причинам больше Кандер гранату кидать не хотел. Только одну кинул и получил прививку на весь бой.
     А самый-самый прикол был, что когда всё закончилось, то между мной и Кондрашиным на плащ-палатке лежал стальной сердечник от ДШК. Два слоя камней он пробил, но ни мне, ни Серёге в лобешник не попал. Вот это был самый прикол.
     Потом, как стемнело, мы стали выбираться оттуда. Драндрова мы с Кондрашиным забрали. Так его и несли. Стали возвращаться. А ушли очень далеко. Тут ещё с погибшими назад идти, нагруженные. Вот мы задолбались! Но погибших донесли к рассвету до поста и там погрузили в вертушку. И пошли в полк пешком. А потом, когда пришли в полк, то там сообщили, что погибли Андрей Орлов, Владимир Драндров и Сергей Кондрашин. Оказывается, тот пацан, что я рассказывал, что из ДШК в пах попали, оказывается, что его фамилия Кондрашин. Тут мы с Кандером приходим в полк, а все на Кандера – как? Ты живой?

     Вот что я смог нанести на карту из Саниного рассказа. Красную линию я провёл через высоты 2208 и 2290. Это чётко следует из его рассказа: выдвинулись за посты 17 и 17А. Куда дальше рота пошла – я не понимаю. Либо налево к ущелью Гуват, к кишлакам Гуват, Канда, Карваше. Либо, направо к Ханизу и Базараку. Больше нет никаких кишлаков, в которые можно сходить на засаду.
Что интересно, так это запись в документах о месте гибели Орлова и Драндрова. Написано, что погибли на горе Аманель. Не верю. Не получается по карте. На Аманель не надо ходить через пост №17. Надо ходить через пост №14. У Кондрашина А.П. вообще написано, что погиб в Пишгоре. Как он туда попал? Как он смог дойти до Пишгора в те дни? Один?

Кондрашин Алексей Павлович 20.10.1965 ко?мср 04.84 Орловская обл погиб 24.09.84 Пишгор
Орлов Андрей Викторович 13.05.1965 ртлф7мср 02.84 Ленинградская обл погиб 24.09.84 г.Аманель
Драндров Владимир Михайлович 01.01.1965 гр7мср 01.84 Татарская АССР погиб 25.09.84 г.Аманель

Кондрашин, Тимофеев, Фомин, Сулейманов в Рухе.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division