NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

       Убежал я от Хасана далеко. Оббежал вокруг всё здание батальона, весь дувал. Прокрался с обратной стороны, оттуда, где из земли торчит труба с кранами. Осторожно выглянул из-за угла. 

       Перед строем роты появился Рязанов. Он шел из двери внутреннего дворика к толпе солдат. Солдаты засуетились, начали топтаться. Сержанты начали подавать команды «Третий взвод становись!», «Первый взвод, становись!».
       Тихонечко я прошмыгнул из-за угла за спины пацанов четвёртого взвода, прокрался к своему второму взводу. Рязанов остановился перед толпой. Толпа сформировалась в четыре повзводных коробки. К строю добегали последние единицы разгильдяев. Один из самых разгильдяйских разгильдяев, в лице Юрки Кудрова, умудрился выскочить из расположения роты и выбежать из-за спины Рязанова.
 - Кудров, стой!
       Юрка остановился между строем и Рязановым, сделал тупое выражение лица, повернулся на голос Командира.
 - Солдат! Копыто к черепу!
       Юрка вскинул правую руку к правому виску. Стоит, смотрит на Рязанова.
 - Ну? Что надо сказать, солдат?
 - Здравия желаю, товарищ старший лейтенант!
 - Здравствуй, Юра! – Рязанов немного наклонился к лицу Кудрова, выпучил на него Командирские глазищи. – Полтора года служишь, а сказать «разрешите встать в строй» не научился?
 - Разрешите встать в строй.
 - Иди, бездельник. Встань в строй. - Рязанов произнёс слово «бездельник», так что было не очень понятно то ли бездельник Кудров, то ли пиздельник.
       Рота похихикала. Рязанов сказал несколько обыденных армейских фраз, отправил роту на завтрак. В столовку. Да-да, у нас теперь есть своя столовая. Сложили из глиняных кирпичей-сырцов стены, накрыли каким-то покрытием. В общем, среди дувалов появился ещё один недо-дувал. В нём мы будем принимать пищу.
       Зашли мы в столовку. На всякий случай, я старался держать Хасана в боковом поле зрения. Сам старался не попадать в сектор его личного обзора. Думаю, что он уже начал забывать про нанесённое его шапке оскорбление. Но, надо понаблюдать. Я присматривал за ним, я разглядывал как он взял кружку с «какавой», как он увлеченно размазывает шайбы масла по белому хлебу. Человек кушает. Его мысли заняты чревоугодием. Когда мужчина сыт, тогда он добр. Всё хорошо. Жизнь налаживается.
       После завтрака снова объявили построение. На этот раз с оружием. Мы, сытые и довольные, вывалили из наших ослятников, начали формировать повзводные коробки. На этот раз Рязанов почти моментально возник перед строем. Он собрался начать доводить до роты информацию, но из ворот расположения выскочил тот же самый тормоз по фамилии Юрка Кудров. На этот раз у Юрки в правой руке была снайперка.
       Юрка поравнялся с Рязановым, левой рукой выполнил жест «копыто к черепу» и на бегу отдубасил:
- Товарищ старший лейтенант, разрешите встать в строй!
       Рязанов заржал. Он держался одной рукой за свой живот, другой рукой показывал на Кудрова и хохотал.
- Бля, Кудров! – Рязанов перехватил немного кислорода. – Почему ты такой дурень? Ну, как ты отдаёшь честь ЛЕВОЙ РУКОЙ? Да ещё с оружием? Да ещё жопой к командиру!
       Кудров быстренько затёрся в строй, спрятался от Рязанова. Стоял, зыркал загнанными глазками из стороны в сторону. Он не врубался чего от него хочет Командир. Он не врубался чего теперь следует сделать. Если бы сейчас Рязанов сказал: - «Кудров, подбери какашку и съешь». То я уверен, что Кудров подобрал бы и съел.
 - Бля-а-а-а! – Рязанов покачал головой. – Займусь когда-нибудь тобой, Кудров. Но, не сегодня. Потому что на сегодня поставлена задача: уходим с колонной на Джабаль. Из расположения выходит вся техника, кроме Боевого Охранения. В Роте остаются Хрендюлькин, Пендюлькин, Мазюлькин (это Старцева выражение. Рязанов сказал что-то другое. Я не помню, что именно). Бронежилеты и каски с сбой. В обязалово!
       Лица солдат в строю расцвели улыбками. Думаю, что ещё немного и особо впечатлительные бойцы воскликнули бы «ура». Думаю, что каждый боец внутри себя так и сделал. Воскликнул «ура» и подумал слово «наконец-то».
       Лично я не поверил, что такое возможно. Я уже привык к тому, что вечно вхерачиваешь по горам, вхерачиваешь. Вхерачиваешь-вхерачиваешь. Конца-края этому вхерачиванию нет. Катаешь железо по горам на себе и мечтаешь, чтобы железо тебя покатало. А сегодня, вдруг, Рязанов говорит, что меня собираются покатать на железе. То есть на бронетранспортёре. Жрачка и патроны тоже будут кататься на бронетранспортёре. А не на моём горбу. И вода тоже. А воды в бронетранспортёр можно натаскать столько, что хватит попить, поесть, помыть руки, и ещё пообливаться на товарищей. Какая-то невероятная фантастика! Это ж надо, свезло так свезло!
       В моей послевоенной жизни однажды произошел интересный разговор. В санатории МО СССР «Кавказская Ривьера» я познакомился с Лёхой Марьиным. Лёха в Афгане служил на ЗУшке (спаренной зенитной установке), установленной в кузове «Камаза». Этот «Камаз» сопровождал колонны. На одном из выездов на колонну напали душманы, был бой. В этом бою Лёхе взрывом оторвало руку. Лёху комиссовали, направили в санаторий. Мы сидим с Лёхой на берегу моря, смотрим в набегающую волну, курим вкусные сигареты с фильтром. Потихонечку разговариваем. То есть, Лёха разговаривает. Эпизод боевой решил мне рассказать:
 - И вот, мы поехали на войну...
       Я перебиваю его, грю:
 - Лёша, на какую войну? Ты же на ЗУшке служил.
       Лёша, такой:
 - Ну да. На ней на войну и поехал.
       А я всё ещё в недогонках:
 - Ты в колонну поехал что ли?
       Лёша:
 - Ну да. Говорю же – поехал на войну. В колонне.
       Тут до меня доходит: - «А-а-а-а, вот он о чем базарит! Так это он не на войну поехал. Это он потащиться поехал. На войну ходят пешком по горам. Очень сильно работают. А в колонне тащщатся.»
       Лёша не понял меня тогда, даже немного приобидился. А я не хотел никого обижать. Я без понтов. Я нечаянно. Я не подумал. Оно у меня само как-то «на автомате» выскочило. Потом, после той беседы с Лёшей, я попробовал думать. Я думал-думал и надумал. Принял для себя решение о том, что каждый выполнял поставленную ему задачу. У каждого был «свой манёвр» и своё место для подвига. Попробуй покататься по заминированной дороге в «Камазе» с большим ветровым стеклом.
       Вот фотография Александра Ашихмина. Он назвал её «смертник в телевизоре». Такой термин часто использовали в Афгане. Потому что он очень красноречиво характеризует работу военных водителей.

       Для полноты удовольствия давайте положим в кузов этому «Камазу» цистерну с бензином. Или ящиков со снарядами нагрузим. Хочешь «потащиться» на такой службе? Слово «потащиться» обозначает, что тебе предлагается ехать и получать удовольствие от поездки. Хочешь?
       После разговора с Лёшей Марьиным я пришел к выводу о том, что у каждого на войне своя передовая. Каждый, кто выполнил Боевую Задачу на этой передовой, тот - Герой. Поэтому не сочтите мои дальнейшие рассказки за выпендрёжь. Я не выпендриваюсь, я не пытаюсь посчитать у кого служба была труднее. Я не меряюсь у кого самые квадратные яйца и самая крепкая челюсть. То есть, наоборот. У кого самая квадратная челюсть и самые крепкие яйца. У всех было нормально с яйцами. У всех было достаточно «кайфа». Все с лихвой хлебанули на той войне. Поэтому я не выпендриваюсь, не меряюсь. Просто рассказываю, о чем думали 19-ти летние пацаны перед выходом на опасное задание. Что их беспокоило. Что огорчало, что радовало.
       Дык вот, известие о том, что нашу роту направляют на сопровождение колонны нас не огорчило. Оно нас очень обрадовало. Особо впечатлительные пацаны чуть не выкрикнули от радости «ура». Я разговаривал с пацанами. Пацаны сами признавались за это «ура».
Все были возбуждены и восторженны.
       Интересно, а с чем будет колонна? Вдруг с сухпаём? Тогда можно будет чики-брики, подтибрить пару баночек сгущеночки. А ещё лучше коробочку сухпая. А лучше две коробочки. И ещё классно, чтобы эксперементального, горно-зимнего. С шоколадками, с витаминным соком, со сгущенкой .. и ещё с голой бабой…
 - И ещё с голой бабой внутрь БТРа мне залезьте! – Рязанов продолжал инструктировать личный состав роты. Пока я тут немного отвлёкся в мыслях, пока я «улетел» в фантазиях про сгущенку, Рязанов делал то, что должен был делать. Говорил то, что должен сказать:
 - Ни одеял, ни подушек, ни матрасов в БТРы не тащить. Запрещаю. Из расположения роты выходите только с вещмешками, плащ-палатками, ватными штанами и ватными куртками. По-боевому, как в горы. Потому что на технике будет холодно как в горах. Далее. Дорога будет минирована. Обочины будут минированы. В случае подрыва весь лишний мотлох в виде матрасов и одеял будет гореть. Выскочить из огня в суматохе и тесноте никто не успеет. Поэтому личный состав будет ехать сверху на броне. Под бронёй едут только старший стрелок и водитель. У водителей люки над головой открыты. Чтобы в случае подрыва или попадания кумулятивной гранаты, водитель не погиб от избыточного давления. В самом худшем случае просто выкинет взрывной волной из люка. Старшим стрелкам сложнее. Если что, придётся выбираться из подбитой машины. Поэтому никакого хлама в десантном отсеке. Вся пехота едет верхом на броне. Вещмешки закреплены сверху на броне. Оружие сверху на броне. На каждом солдате бронежилет и каска. Не где-то валяется, а одета на солдатскую голову, ремешки подтянуты, внутренняя обвеска выставлена. В случае обстрела водителям приказываю любой ценой продолжать движение. Не останавливаться ни в коем случае. Душманы будут стрелять из укрытий. Чем лучше укрытие, темь меньше сектор обстрела. Это аксиома. Поэтому машина должна выйти из сектора обстрела. Если гранатомётчик высунется из укрытия в погоне за целью, то он демаскирует себя. Его должны уничтожить пехотинцы.
       Ну, судя по напрягам, которые предвидятся в пути следования, то нормальному человеку следовало бы испугаться. А нам, пацанам из Рухи, не только не страшно. Нам вкайф! И да, мы согласны ехать в брониках и касках. Это даже очень хорошо, что в брониках и касках. Это дополнительное утепление на таком собачьем холоде, плюс защита от осколков, плюс не на горбе же это всё тянуть. А будешь ехать на жопе. Ништяк-ништяк-ништяк!            Дайте-ка я хоть в полголоса, но всё же крикну «ура!»
 - Теперь про бронежилеты и каски. – Рязанов вытащил из висевшей на боку полевой сумки листок бумаги. Поднял его в руке. – Вот это. Это письмо от сестры Хайдарова Фархода. Как вы все помните, он подорвался в Мариштане. По собственной глупости. В госпиталь его довезли живым, но там он скончался от эмболии. Чтобы его родственникам было легче пережить утрату, я написал наградную на Хайдарова. Написал вот в таком духе: «При возвращении с боевого задания 23.10.1984 рота, в которой он служил, была обстреляна противником. Отражая нападение, Xайдаров Фрход действовал решительно и бесстрашно. В ходе боя получил смертельное ранение в голову. Представляю к награждению орденом Красной Звезды (посмертно).» Орденом посмертно Хайдарова наградили. А вчера пришло письмо от его сестры. Цитирую: - «… бла-бла-бла… так, вот… и как так могло получиться, что мой брат был убит в голову? Почему на нём не было каски? Почему вы не дали моему брату защиту, бронежилет и каску? Чтоб вас всех там поубивало! Сволочи вы все! Гады!» Понятно, да? То есть вы все сволочи и гады. И вам всем желают гибели из-за того, что кто-то распиздяй. Поэтому думайте, прежде чем чего-то болтать или не болтать своим родственникам. Лично мне очень обидно за такое отношение. Хочется взять и написать ей: - «Что ты мычишь, овца? Твой братец, из-за личного распиздяйства, нарушил все мыслимые и немыслимые нормы поведения при выходе с боевого задания. Он погиб сам и ещё подставил своей тупостью боевых товарищей…» Много чего хочется написать. Но я этого не сделаю. Потому что в любой ситуации мы должны оставаться людьми. Людьми, а не моральными уродами! – Рязанов заложил руки за спину, зашагал вдоль строя.
 - Теперь следующий пункт. Вас вывезут из Панджшера в Чарикарскую долину. В долине живут люди. Здесь никого нет, а там есть. Гражданское мирное население. Когда это население вас увидит, то оно должно прочувствовать, что это не военные преступники едут на плановые зверства. Это Советская Армия оказывает интернациональную помощь дружественному афганскому народу. По поддержанию в стране конституционного порядка в борьбе против незаконных бандитских вооруженных формирований. Всем всё понятно? Кудров!
       В ответ тишина.
 - Кудров, тормоз, мать твою!
 - Я! – Кудров аж присел от неожиданности. Но голос-таки подал.
 - Повтори, что я сказал.
 - У.. У-у.. Ну-у-у... Всем всё понятно!
 - Молодец, Кудров. Красавец, Кудров! А теперь получаем сухпай, готовимся к погрузке на технику. Р-р-разойдись!

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division