NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

   С приходом зимы в наш Третий батальон пришло некоторое спокойствие. В горах выпал снег, ходить по горам стало невозможно. 

            Интенсивность боевых операций снизилась. В самом деле, снег в горах – это не шутки. Снегом забивается прогрессивный современный протектор у наших сапог. Со снеговой платформой вместо протектора на крутом горном склоне ты превращаешься из горного стрелка в сорвавшегося в штопор лётчика-камикадзе. Как тут ходить по горам? Как воевать? Никак.

       Мы все были рады, что война в горах закончилась. Радовались мы радовались, а в одно весёленькое зимнее утро весь батальон увидел широкую, жирную, наглую тропу, которую за ночь протоптали душманы.

       Тропа шла по хребту, параллельному склону горы Зуб Дракона. На Зубе расположен наш стационарный пост. Душманы там не ходят. А на соседнем хребте ходят, падлы и протектор у них снегом не забивается. Как-так? Как такое возможно? Мы все знаем, что самая распространённая обувь у душманов – это советские резиновые галоши. Несколько вагонов этих галош завезли из Термеза по единственной железнодорожной ветке, проложенной вглубь Афганистана на целых АЖ ШЕСТЬ километров. Раздали эти галоши афганцам бесплатно. Теперь пол страны носит эти галоши на босу-ногу. Трындец полный! Как можно ходить в галошах на босу-ногу по снегу? А как по горам? Вы же убьётесь на таком протекторе по скользкому склону ходивши!

       Блин, Афганистан - точно страна чудес. Ну, либо душманов Ахмад Шаха Масуда снабжали обувью с шипами. Делайте выводы.
       Тягучие утренние минуты шли. Ничего не менялось. Толстая, жирная душманская тропа нас всех очень раздражала. Терпели мы терпели. Целых полчаса от подъёма протерпели, но больше вытерпеть не смогли. Собрались кучкой в расположении нашего Второго Горнострелкового взвода, закурили сигареты. Сделали нахмуренные брови, принялись придумывать как бы это устроить душманам вдоль тропы засаду. Чтобы закидать их гранатами, застрочить автоматами.
       Не помню кто первым предложил мою кандидатуру в переговорщики к офицерам. Для меня такой оборот событий был настолько привычен и неудивителен, что я даже не обратил внимание на того, кто это сделал. Всё, как всегда. На переговоры к Комбату толкателем народной мудрости выбрали меня. Или назначили – какая разница.
       Потопал я к штабу Батальона. Вышел из нашего внутреннего дворика, повернул к двери Штаба. О! На ловца, как говорицца! Прямо возле заветной двери стоял собственной персоной наш Комбат Капитан Есипенко Владимир Леонидович. Он стоял, обозревал вверенную ему территорию.
 - ДЫЩ! ДЫЩ! ДЫЩ!!! – Прошмякал я прогрессивными протекторами в сторону Комбата. По желтой вязкой мешанине снега и глины. В разные стороны разлетелись желтые мерзкие ошмётки. Это позорище, а не строевой шаг! Это цирк-шапито!
 - Товарищ капитан, разрешите обратиться! – Я прошлёпал пред очи комбата, приложил «копыто к черепу». Потому что сегодня я без пулемёта.
 - Слушаю. – Владимир Леонидович сморщился, чтобы не заржать надо мной в голос.
 - Душманы совсем оборзели. Вон, видите, какую тропу протоптали по склону в Мариштан? Разрешите мы ночью вдоль тропы устроим засаду? У нас есть десять добровольцев.
 - Так, сержант. Кру-Гом!
       Я развернулся к Комбату спиной, к склону горы с душманской тропой лицом.
 - Если ты мне понадобишься, то я тебя вызову. А пока не вызвал, в расположение своей роты ШАГОМ-МАРШ!!!
 - ДЫЩ! ДЫЩ! ДЫЩ!!! – Снова зашмякали мои прогрессивные протекторы по отвратительной жиже. Снова полетели в разные стороны противные вязкие брызги. Заляпали мне штаны и сапоги чуть ли не по самые яй…, яй… ягодицы, в общем.
       Наверняка Комбат перестал морщиться и теперь хохочет надо мной. Я не стал оглядываться по понятным причинам. На его месте я точно заржал бы. Очень нелепая картина. Я шмякал подошвами по месиву снега и глины, удалялся от Комбата. Обидно. Мы все хотели сделать полезный героический поступок. А в результате я выгляжу клоуном. Не, в самом деле. Я знал, что инициатива в армии наказуема. Я знал, что обращаться с предложениями следует по инстанции. То есть я должен был обратиться не к командиру батальона, а к командиру своего взвода. Командира моего взвода Рогачева куда-то перевели, мне не сказали. Нету у меня командира взвода. Значит я должен был обратиться к Рязанову. К командиру моей роты. Зачем я попёрся к ЦЕЛОМУ Комбату? Дружбаны-засранцы так придумали. Я не мог им сказать, что я посцыкиваю обращаться к Комбату. Горный стрелок никого не должен бояться. Я уже говорил как должен выглядеть горный стрелок. У горного стрелка репа должна выглядеть так, чтобы если вдруг из-за угла выскочит душман, то он сразу должен всё понять по одному только выражению лица горного стрелка. Душман должен немедленно проникнуться и сдаться в плен. Вот фотография, на ней Миша Ясюк и Ахмед Сулейманов. Обратите внимание на выражение лица Ахмеда Ахмедовича. Эта мимика обязательна горному стрелку для повседневной нОски.

       Понятно, что солдат с такой рожей не боится никого. Даже Капитана Есипенко и Майора Зимина. Он их уважает, но не боится.
       Из-за этой моей небоязни Комбат Есипенко теперь потешается надо мной. А я топаю по грязище гамашами, раскидываю навоз в стороны. Тфу, паскудство какое! А пацанам я что скажу?
 - Ну, чё Комбат? Разрешил? – во внутреннем дворике в меня впилось двадцать пар вопрошающих глаз. Девять пар принадлежали героям, собравшимся в засаду. Остальные – помощникам героев.
 - Нахуй послал. – Я остановился перед стеной из солдатских глаз. – Сказал, чтобы впредь обращался по команде. И ещё сказал, что каждый, кто собрался в засаду, пусть возьмёт с полки пирожок…
       Я повернулся и потопал вдоль стены глаз к двери в расположение нашего взвода. Потом приостановился, обернулся к пацанам, продолжил фразу:
 - И С РАЗМУХУ засунет этот пирожок себе в жопу!
       После такого окончания переговоров с Комбатом никто больше ни о чем меня не спрашивал. Все догадались, что я немного расстроен.
       Весь день до самого вечера мы слонялись по расположению роты, курили, носили на подошвах сапог раскисшую глину с улицы в расположение. Потом сапёрной лопатой сдирали эту глину с дощатого пола, выбрасывали обратно на улицу. Всё это было интересно и увлекательно. Гораздо интересней, чем лазить по горам с вещмешком патронов на горбу.
       Вечером в Рухе почему-то стемнело. Быстро и сильно. Ходить по улице сделалось невозможно. Скользко, мокро, противно и в добавок ко всему нихрена не видно. Вся солдатня собралась в ослятнике нашего взвода. Растопили буржуйку. Притащили гитару Зеленина.
       Женька Андреев подёргал струны, покрутил колки. Запел известную полублатную песню А.Розенбаума. Почти все слова он спел правильно. Лишь в одном месте заменил букву «т» на букву «с». Получился очень глубокий по смыслу шедевр:

  Сядем у САПЁРА за спиной
  Посмотрите люди на его руки
  Ну, давай, сыграй, мой золотой!
  Ты что ж такой, совсем седой – М-м-м-м!

       Вы видели когда-нибудь руки сапёра? Они черные от загара и той грязи из которой приходится выковыривать мины. У этих рук кожа задубевшая, как будто сделана из керзы. А волосы сапёров вы видели когда-нибудь? Где-нибудь в Афгане вы видели не седого сапёра? Я – нет. Я не видел. Все седые. Сволочь Андреев. Так изменить смысл песни!
 - Так, Андреев, каликули пуло! – В расположение взвода ввалился Вася Спыну с зелёной гармошкой под мышкой. – Иди на хрен со своей гитарой и своим сапёром. Дедушка советской армии сейчас будет играти молдавскую песню.
       Вася уселся на нары. Свесил буйну-голову чуть ли не на лоток с кнопками. Медленно и неторопливо заиграл какую-то очень тоскливую мелодию. От этой мелодии у меня пошли мурашки по коже. В башке возник мираж про снежные склоны, про роту, завязшую по яйца в снегу на зимних просторах Панджшера.
 - Вася. Бля. Ты что-нибудь более жизниутверждающее можешь сыграть?
 - Могу. А что?
 - Бля, плакать хочется от твоей тоски по дому.
 - Что? Что сыграть-то?
 - Ну.. ну про горы можешь? Про горных стрелков?
 - А ты знаешь про горных стрелков?
 - Знаю. «Вот кто-то с горочки спустился» умеешь? Это же про нас, про горных стрелков.
 - Умею. Только без басов.
 - Да хоть без трусов. Главное, чтобы не эта твоя тугомотина.
       Вася пиликнул пару раз на гармошке. Заиграл мелодию. Без басов. Ну и хрен с ним. У меня всё равно слуха нет. Я всё равно только громко орать умею. Так что басы ничего не решают. Они ничем никому не помогут.
       Встал я посреди расположения взвода, как Борис Штокалов. Одну руку засунул себе под застёжку х/б на груди, вторую отставил вперёд. Вдохнул поглубже, а затем очень низким голосом запел… то есть, закричал. Громко-прегромко! И очень фальшиво.
 - Вот кто-то с гор РАЧКОМ спустился! На-а-аверно ми-и-илай мой идёть! На ём защитна гимна-стёрка! Она с ума-а-а-а, ме-е-еня сведёть!
 - А-А-А-АХ-ХА-ХА-ХА! – Вася отпустил кнопки баяна, принялся молотить кулаком по нарам.
 - О-О-О-ОХ-ХО-ХО-ХО! – Заржал Женька Андреев.
 - Чё вы ржоте? Это про нас песня. Как мы с операции возвращаемся.
 - О-о-о-о-о-о, о-о-о, Димон. – Женька, держась за живот, облокотился мне на плечо.
 - Я из-за тебя, идиота, теперь не могу ни одной песни нормально вспомнить. Вечно какая-нибудь фигня в голову лезет. 
 - А-ха-ха-ха-ха!!!
       На наш весёленький музыкальный этюд подтянулись зрители: из круглого отверстия в стене вылезла толстая рыжая крыса. Я сразу подумал-было, что эту образину привлёк мой врождённый талант исполнителя, даже хотел немного пригордиться сам собою. Однако, рыжая образина залезла в шкаф с чистым котелками и полезла по ним своими немытыми крысячьими ногами.
 - Ах ты, тварь! – Вася подхватил с пола чей-то сапог и зашвырнул его в крысу.
 - ТРАМ-ТАРАРАМ!!! – Полетели в разные стороны котелки и потоки воды. В некоторых котелках хранилась свежая вода из речки Гуват.      Потому что горному стрелку приятно чувствовать себя богатым на воду человеком. Теперь эта вода разлетелась на нас, на стены, нары и на буржуйку. Буржуйка зашипела, как паровоз, напустила в помещение пару. Разгром получился полный. Я представляю, что было бы, если бы этот сапог запустил не дембель Вася, а кто-нибудь из молодых. Молодого уже прибили бы за произведённую разруху. Однако, у молодого бойца нет шансов опередить по скорости реакции борзого старослужащего Васю. Не удивительно, что сапог метнул Вася.
       Вечер музыки завершился вечером мытья котелков и работой конструкторской мысли. После того, как котелки собрали, заново промыли в речке и установили на полки, после всех этих трудов праведных мы всем взводом принялись думать думу. Все дружно в один миг решили, что отвратительные крысы уже задолбали. Все принялись конструировать способ уничтожения крыс.

       Рассказывает Блинковский Дмитрий Антонович мл.с-нт, наводчик 3 горнострелковый батальон 177 мсп:
 - Вернулся к воспоминаниям о живности. Говорено очень много о разных тварях: змеи, вараны, фаланги, скорпионы и прочее. А я вспомнил еще о таких "прятных" зверушках, как крысы. Откуда они брались в горах? Высоко в горах, да и в немалых количествах. Нам-то самим не всегда хватало пищи. А эти «спутники человека» должны же были что-то жрать? Чем они питались? Встречались они довольно часто, на вид были упитаны, шерсть гладкая. Иногда попадались экземпляры размером с кошку. Сколько же харчей надо извести, чтобы выкормить такую «зверугу»?
Особенно много их было на точке "Заря". Спали на той «Заре» мы в полуземлянке. Выстроили большой СПС в скалах. Постелью нам служили какие-то матрасы, одеяла и бушлаты. Да еще какое-то тряпье, сваленное в кучу. Разгребешь себе местечко в этом "уютном гнездышке" и устроишься спать. Только уснешь сладким сном, только окунешься в мир грез, тут прямо сверху по тебе -туп-туп-туп, как стадо какое-то проносится. Проснешься, рукой смахнешь и дальше спать. Все-таки их соседство было очень неприятным.
       Иногда днём мы развлекались при помощи этой крысиной стаи. Дорожку из муки насыпаешь, ведешь ее на открытое место, а там горка муки. Сам устаиваешься за камнем в укрытии и выжидаешь. Они сволочи, конечно же очень хитрые и осторожные, но видно соблазн уж очень велик. А у нас терпения и времени больше чем достаточно. Ну и вот, сижу я в "засаде", калашников на одиночных, выжидаю. А тут такая животина откуда-то вылезает и осторожно передвигается по тропинке из муки. Осторожничает, но она уже на примете у "охотника". Как правило, не одна не уходила живой, точное попадание и только ошметки летят. А крысы, правда, всё же хитрые они очень были. Обычно выходит одна. Самое большое, штуки три выйдут по одной. НО КОГДА УБЬЕШЬ ПАРОЧКУ, потом уже что хочешь сыпь, хоть мясо клади. Несколько дней не выйдет ни одна. А ночью ссука, табунами по нам бегали. Именно на «Заре». Но, слава Богу, никого почему-то не покусали ни разу. Что тоже интересно.
       В общем, допекали нас крысы конкретно. Так задрали, что мы задумали крысолова вывести. Автоматом их хрен постреляешь. Но, с крысоловом у нас не заладилось. Так и доставляли крысы нам хлопоты. На войне и так всяких огорчений достаточно, а тут еще и крысы.

       Примерно так же, как Дмитрий Антонович, мы в нашем взводе устроили консорциум на тему «Как извести гадких крыс?» Положить приманку и стрелять в них из автомата? Не эффективно, да и сами себя постреляем. В замкнутом пространстве расположения взвода пуля будет рикошетить от стен, будет летать в хаотическом порядке. Я на проческе специально пробовал стрелять одиночными выстрелами трассирующими пулями. Выстрелишь в окно и потом наблюдаешь как трассер нарезает круги по тёмной комнате. Так не пойдёт. Так во взводе поступать нельзя. Если бы моя пневматическая винтовка была здесь. Из неё можно было бы пострелять. Хотя… Был такой случай: в нашем взводе между потолком и «отбеливателем» бежала крыса. Эдакий комок катится в «отбеливателе». Я выхватил из пулемёта шомпол, начал «дартаньянить» - стал тыкать снизу-вверх шомполом, как рапирой. С пятого или шестого тычка прижал крысу шомполом к потолку. Крыса стала визжать. Я стал матюгаться. Прибежал дневальный в каске и бронежилете. Я ору ему:

 - Прикладом ей засандаль!
       Пока дневальный складной приклад у своего автомата раскладывал, пока мы толкались-мешали друг другу, удрала моя крыса. Только пятно крови осталось на отбеливателе. Не знаю, куда мой тычок пришелся: может бочину крысе зацепил, может просто шкуру проткнул. Мне не видно было через отбеливатель. Однако, шомполом крысу не так-то просто оказалось заширять. Что уж говорить про воздушку!
       Потом, позже, мы учудили ещё одно очень «умное» мероприятие. Кто-то сходил в сапёрную роту к землякам, принёс пучок электродетонаторов.

       Вот тут у нас началась «веселуха»! Обмакиваешь детонатор в открытую банку с перловой кашей. Рисовую и гречневую нефиг на крыс тратить! С них перловки хватит! Короче, обмакиваешь, разматываешь проводки на полную длину. Достаёшь из моей рации аккумуляторную батарею. Она двенадцативольтовая, а для детонатора требуется полтора вольта. То есть моего аккумулятора более чем достаточно. Потом вымазанный кашей детонатор всовываешь в крысиную норку и можно собирать телезрителей. Шоу гарантировано!
       Беда с детонаторами оказалась в одном. Ровно такая же «беда», как у Дмитрия Антоновича с автоматом. Крысы очень быстро улавливают чего не надо делать и каким-то чудесным образом передают эту информацию для соплеменников. По итогу у нас было в запасе несколько детонаторов, было много электричества в аккумуляторе, было много крыс. Но, на «представление» приходили только мы. Крысы перестали приходить. По ночам, заразы, бегали по нам, а на «представление» не приходили. А ночью так неприятно! Особенно когда эта сволочь пробежит по твоему лицу. Ты ощущаешь мерзкие коготки на своей коже, мех и отвратительный ХОЛОДНЫЙ крысиный хвост. Он реально холодный! Мерзость неописуемая! Ты подскакиваешь на нарах, орёшь спросонья самые отвратительные ругательства, а эта скотиняка уже удрала в темноту и теперь над тобой потешается.
       Мне ночью по лицу пробегали и мыши, и крысы. Ощущения настолько низменные, что ты готов побежать в парк (боевых машин), схватить канистру с бензином и заливать этот бензин во все крысиные норы. Чтобы потом поджечь и спалить к чёртовой матери всех крыс с мышами и вместе с этим гадским дувалом. А потом спать на улице, как собака под кустом.
       По итогу всей этой эпопеи борьбы с крысами и мышами я пришел к одному выводу: чтобы избавиться от грызунов, следует поддерживать в помещении надлежащее санитарное состояние. Если этого надлежащего состояния нет, то и эффекта от всех твоих мероприятий тоже нет. Больше в природе ничего не существует, то есть, никакого другого способа одолеть грызунов НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Именно поэтому крысы и мыши сопровождают человека со времён верхнего палеолита (вот забубонил фразу – сам не понял, что сказал). В дувалах и домах тринадцатого века надлежащего санитарного состояния добиться невозможно. Чтобы такого состояния добиться, надо полностью перестраивать все помещения, надо отстроить их из нормальных материалов. Пока это не сделано, можете расслабиться, товарищи солдаты и сержанты. Крысы будут донимать вас по ночам. Хорошо хоть, что, действительно, никого не покусали.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division