NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Командир ПЛ. Прудников Анатолий Иосифович это скала. Это мамонт, монумент. Сейчас таких не делают. Мой крайний командир соединения, у которого все были "плохие" (а речь про командиров лодок), лишь о Вас отзывался с уважением. Вспоминал, как вы, командиры подлодок, в кабаке Снежногорска гуляли. Всё было оплачено вперёд, но вечно же найдутся недовольные? И вот одна из официанток подходит и говорит:

-"А может, пора закругляться уже? И вообще, в Вашем возрасте..!".

А Вы встаёте, застёгиваете тужурку, и... начинаете падать! В результате, ордена - медали "дзыньк!" - ЛАСТОЧКА.))) Кабак молча работал до четырёх утра!

Кэп был ярчайшим представителем командиров подлодок old scool, которые, например, никогда не унизятся до проверки цвета носков офицеров, но при случае (а он представится!) незамедлительно кинут лейтенанта за борт, как щенка, и будут наблюдать: выплывешь – не выплывешь (справишься – не справишься). Справился – ты принят в "узкий круг ограниченных лиц" (сообщество, касту, нацию, народность – на выбор))), стал своим (подводником). Нет – ты хоть из кожи вон лезь, нет к тебе доверия, и не будет никогда. Жестоко, не спорю. Но прагматично и эффективно – потом в море, случись что серьёзное, будет поздно. Случай в море представился почти сразу, как на заказ. Дело в том, что кэп не только иногда (причём никакой системы, периодичности обхода не было) обходил корму, но ОБЯЗАТЕЛЬНО заглядывал на камбуз и нет, не пробу снимал – смотрел чем народ кормят, и как готовят, да и беседовал на эту тему со старшинами и матросами. И обязательно проверял работоспособность гальюна – умывальника 9 отсека. Фактически? Не знаю, не присутствовал. Да хоть бы и да, не о том разговор. Так вот, нахожусь я в полузабытье в ставшей уже родной койке шестиместной каюты "управленцев" (офицеров - операторов контроля и управления реакторами) 8 –го отсека (хотел написать хрючу – ан нет, поначалу спалось не очень). Отдыхаю, короче. Вдруг "каштан" (средство внутрикорабельной связи) добрым и ласковым голосом старпома (мне уже смешно, а Вам?) приглашает меня в центральный. Прибыл. Слушаю.

-"Начхим, а почему у нас КРАБ (радиометр "грязь" радиоактивную мерить) в 9 –ом не работает?".

Кэп говорит спокойно, ровно, но смотрит изучающее.

-"Прошу разрешения разобраться и доложить, товарищ командир!".

-"Действуй".

С паяльником я всегда дружил, с мичманом Егорычем, как Вы уже поняли, тоже, ну и повезло чуток, конечно. Через 40 минут КРАБ – 2 висел на штатном месте абсолютно исправный, со свежезаменённой плёночкой в датчике, а я докладывал в ЦП (центральном посту). Командир одобрительно кивнул, бросив:

-"Свободны!" и на этом вроде всё закончилось.

Формуляр того самого прибора:

Радиометр КРАБ-2 за почти 24 года эксплуатации успел поработать во втором, пятом и девятом отсеках К-149. Общая наработка с 1970 по 1994 год составила 16751 часов. Умели делать при Союзе, доложу я Вам.

Но через месяц – другой я заметил, что командир стал относиться ко мне слегка по – иному. А потом я услышал (на этом, кстати, кололись многие - слух у меня всегда был отличным (в отличие от зрения))), как наш кэп в группе других командиров бросил фразу:

-"А у меня хим приборы сам в море чинит!".

-"Да ну?".

-"Ну да!".

Конечно я прошёл мимо, поприветствовав "группу товарищей" согласно правилам воинской вежливости, и сделал вид, что ничего не слышал. Но на самом деле, полагаю, у меня аж уши горели от удовольствия. Да и гордости (а всего - то пришлось разобраться и заменить реле).

-"Начхим, ну почему так уныло докладываешь, огонька в глазах нет?". Это Прудников после подъема флага мне, дежурному по кораблю.

-"Виноват, товарищ командир, молодой, исправлюсь!".

-"Не неси херню, я знаю про твои заботы. А то, что не жалуешься, молодец. Тяни!".

И я тянул…

Вызвал меня как – то кэп к себе и говорит:

-"Я скоро ухожу (на пенсию). Хим, ты можешь мне СДЕЛАТЬ прибор, картошку в Белоруссии на пенсии мерить, говорят, нас тоже Чернобыль зацепил?".

-"Так точно, товарищ командир! У меня однокашник на центральном химскладе флота служит!".

-"Да знаю я, сам поначалу удивился, как ты лихо РДУ*шки на "воронение" отвёз, вот и спрашиваю.".

-"Я разберусь и доложу, товарищ командир! Прошу заметить, "воронят" оружие, а РДУ (это ящики такие, в них пластины В - 64 вставляются регенеративные и мы потом дышим с помощью этой красоты под водой, кто не знает) лаком асфальтопековым покрывают изнутри".

-"Действуй! И, пизди поменьше, не умничай тут мне. А вот что надо будет для этого, сразу ко мне. Ко мне, а не к старпому."

Последняя фраза кэпа к тому, что, у меня старпом начальник (а начальники бывают, как известно, прямые, КРИВЫЕ и непосредственные). Ну со старпомом Ивановым всё ясно, я упоминал его уже в рассказе "ПКЗ". Когда шилодержатель – минёр по образованию, это… крутенько. Потопал я в штаб бригады по оперативному телефону звонить (поскольку в то благословенное время мобильников ещё не было))).

Поднимаюсь на третий этаж, запрашиваю добро у оперативного, ну и начинаю дозваниваться. А там "цепочка", естественно (звонок не напрямую). И тут врывается капдва (помощник оперативного по технической готовности, старший механик подлодки) и с дикими криками:

–"Вы кто?!!" выхватывает у меня трубку. Я пытаюсь объяснить (а оперативный покурить вышел), он орёт, глаза безумные, я думаю хуй с тобой, золотая рыбка и красный, потный и злой вылетаю из подьезда штаба бригады. А навстречу командир. Говорю:

-"Не имею возможности выполнить Ваше приказание!"

-"?!!".

-"Из рубки оперативного выгнали!".

-"Чииго, блядь, МОЕГО начхима? Пошли!".

Поднимаемся в эту конуру двухкомнатную. Капдва оправдывается, я ехидно дозваниваюсь.

А кэп говорит:

-"При мне звони! Я эту… (личность распрекрасную) знаю – он не угомонится!".

Что самое смешное, мой однокашник и этот… элитный представитель боевой части 5 – однофамильцы. Думаете, он забыл, как его в присутствии лейтенанта унизили? Счаз! Дождался, редиска, пока наши дежурства не совпали, все мозги за ночь вы… тянул, но вот отстранить меня не удалось. Я всегда говорил, что если военнослужАщий знает свои права и обязанности (и пьёт в меру, как я поначалу) его "за корму пощупать" ох как непросто… Но на этом мои "приключения начхима в стране чудес" в тот день не закончились. Выходим из рубки, кэп впереди, я чуть сзади – сбоку, естественно, докладываю ему по факту звонка, и тут…

Нет, ничего необычного, начштаба капитан 1 ранга Ермак трёх флагманов (заматерелые уже, но по стойке смирно и навытяжку) на центральном проходе воспитывает. Естественно, "Ибиииить!", а кто млеет от подробностей, мой рассказ "ПКЗ" читайте. А кэп проходит сзади него и роняет фразу:

-"Слава, перестань хуйнёй заниматься!".

Я в оффе. Начштаба запнулся – обернулся и молвит:

-"Анатолий Иосифович, зайдите ко мне в кабинет!", и залетает в свою каюту.

Флагмана (как дети, пока Батя ремень ищет) – врассыпную. А кэп повернулся ко мне:

-"Начхим, готовься к командировке!", улыбается, глаза молодые, горят; и вальяжненько так, прошу типа разрешения, с коротким стуком входит в каюту СамогО, Великого и Ужасного. Я быстренько на ПКЗ, командировочный выписывать, и в полной прострации до вечера. А ларчик просто открывался: оказывается, когда Прудников был старпомом на одной из лодок, Ермак под его началом помощником служил. Вот такая вот годковщина плюс антигодковщина в один отдельно взятый день.

Привёз я кэпу прибор, без проблем. Заодно обстоятельно уже посмотрел, как однокашник Серёга служит... А устроился Сергей Евгеньевич, прямо скажем, неплохо. Старший мичман и двенадцать женщин в подчинении! Начальник отдела хранения центрального склада флота это Вам не хреном в ватнике, как я, по подлодке путешествовать. Это величина! Серега имел к тому же каллиграфический почерк и был моментально назначен командиром части нештатным начальником штаба и "мобистом" (офицером, отвечающим за мобилизационную подготовку). Поэтому он подходил к своему кэпу с графиком нарядов и спрашивал, к примеру:

-"На седьмое ноября кого будем ставить в наряд? Молодого старшего лейтенанта или старого лейтенанта? (себя то есть)".

Командир всегда отвечал:

-"Отдыхайте на праздники, Сергей Евгеньевич, побудьте с семьёй. Вы и так всю бумажную работу на себе тащите, не считаясь со временем!".

Серёга курировал ещё и строевую часть, машбюро или называйте это дело как хотите как хотите.

С Серёгой вообще было легко – и в училище (он как более старший и опытный по жизни человек мягко научил меня всегда стараться следить, к примеру, за формой одежды). Так что теперь, когда совсем недавно напарник по работе Василич спросил меня:

-"А на флот ты то зачем пошёл, в офицеры, ради формы, что ли?!!";

я ему с удовольствием ответил:

-"Конечно! На чёрную форму, в своё время, в отпуске, где моряки редкость, знаешь как ПРОТИВОПОЛОЖНЫЙ ПОЛ "клевал?"!!!".

Шутка шуткой, но чёрная отутюженная, тщательно подогнанная по фигуре (когда она была))) форменная одежда военного моряка с медно – "шитыми" прибамбасами – это, несомненно, шик.

Внешне обычного вроде человека меняет до неузнаваемости. А когда он её гордо и с достоинством носит!!! Недаром же известный теперь всему миру модельер на чёрной же форме (сами знаете кого, а не знаете - и ладно))) в годы Второй Мировой себе имя сделал!

Легко с ним было и когда мы стали офицерами. Я даже домой к нему в гости заезжал пару раз, знакомится с семьёй, причём с откровенным удовольствием. Евгеньич затем вовремя ушёл в МЧС и сделал там карьеру. Бог даст, Серёга, свидимся (хотя бы на просторах интернета))).

Так вот. Опять отвлёкся. Доставил я кэпу прибор, с описанием, показал как пользоваться. Проходит месяц – другой, снова он меня вызывает и говорит:

-"Хим? А можешь ты СДЕЛАТЬ ещё один? Понимаешь, я этот отдал одному очень крутому человеку (похоже в Москву, не ниже). Так вот, я скоро уйду (на пенсию), но нашу лодку ТРОГАТЬ ещё долго не будут. "

Так, кстати говоря, потом и вышло. С распадом Союза начались проблемы с финансированием. Всего и везде. В том числе и флота. С нашей лодкой помучались представители завода – гиганта "Штиль " какое – то время (реактор левого борта "барахлил") и, несмотря на огромное желание "науки" продолжить исследования в море мы больше не вышли. В процессе всех этих "пертрубаций" произошёл, кстати, забавнейший случай. Заступил я дежурным по кораблю. Лето. Не "жара-июль", конечно, но солнышко греет и настроение отличное. Развод, смена, всё как обычно, ничего не предвещало беды. Сутки дежурства заканчивались, экипаж убыл на обед, скоро смена – а мысли уже о том, как провести грядущий "week-end". Настроение расслабленно-дремотное, но на удивление приподнятое. Потом я многократно убеждался – не веселись заранее, не делись со всеми подряд своим хорошим настроением – а то его тебе быстренько испортят…

Доклад верхнего вахтенного прозвучал абсолютно внезапно: "… на корабль прибыл капитан 1 ранга .., спускается вниз". Впоследствии я узнал, что у сего доблестного представителя "техупора" (технического управления флота) была заслуженно заслуженная всей его бурной, кипучей, но зачастую бестолковой (мягко говоря) деятельностью кличка "макака".

Представился в центральном, проверил ещё раз допуск на подлодку, да и ответил на вопрос – "Кто старший механик на борту?" вызовом с "пульта имени ГЭУ" комдива – раз Михалыча. Казалось бы – делов то? Но тут я допустил стратегическую ошибку – решил поприсутствовать при беседе двух специалистов механических войск, а вдруг пригожусь? Потом тысячу раз убеждался - спорить даже на родные, "химические" темы с проверяющими механиками бессмысленно. Они и так всё знают… (казалось бы))). А надо было - правильно! По отсекам пройтись.

Но тогда бы я не был свидетелем исторической беседы, да и Вам бы про неё не рассказал. Началось всё мирно – два старших офицера представились друг другу, Михалыч сделал внимательное лицо и тут прозвучало макакино:

-"Мужики, а почему вы В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ в море не хотите сходить?".

Сказать что я ОХУЕЛ, значит не сказать ровным счётом ничего. В голове бешено вертелось - "Батя же говорил, что за такие речи сразу в рожу бьют, невзирая?.. ". Я быстренько кинул взгляд на закипающего Михалыча, кивнул сразу же радостно исчезнувшему в трюме вахтенному центрального поста, и решил внимательно ещё послушать. Далее разговор вёлся бешено – отрывистыми, рублёными фразами:

-"Вы почините мне сначала левый борт (атомной энергетической установки), а потом уж спрашивайте!".

-"Нееет, Вы меня не поняли, почему Вы последний, крайний раз в море не хотите идти?!! Нам (флоту и науке) осталось одну "галочку" по теме поставить, нужен ещё всего лишь один выход?!!".

-"Почините мне ПАРО! ПРОИЗВОДЯЩУЮ! УСТАНОВКУ! ЛЕВОГО! БЛЯДЬ!! БОРТА!!!".

Тут я произнёс дежурную фразу – " Прошу разрешения осмотреть отсеки! ", как раз время было 11.45, и, затаившись за переборочной дверью четвёртого отсека, слушал дальше. А поскольку Михалыч был МУЖИК, и в своё время из-за таких "макак" ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ отходил командиром турбинной группы (первичная должность после училища), прогибаться под проверяющих он не привык и не собирался:

-"Так вот. Я на одном реакторе сто пятьдесят душ в море не повезу! Вам, млять, галочку поставить, а я не возьму грех на душу!! Не выходят подводники последний раз в море, и КОМУ это я должен объяснять?!!".

-"ТАК ВЫ ЧТО, ССЫТЕ ЧТО - ЛИ?!!".

Михалыч с трудом сдержался, и всего лишь, по-мужски, послал капитана первого ранга нахуй, то есть туда, куда он настойчиво и целеустремлённо стремился. Схема "заработал - получи" сработала. Взбешенный капраз пулей выскочил из нашей 149-ой лодки. Но отыграться то надо? Мне нужно всего лишь было пройтись по отсекам и прикрыть кормовой люк девятого. Торопился кто – то на плавказарму на обед из молодых бойцов, бывает. Я и сам сел обедать в кают компании четвёртого, успокаивая молчаливым выслушиванием взбешенного Михалыча:

-"Женя, ну я, конечно, пил в молодости как лошадь, командиром дивизиона стал только через 12 лет, ноооо! МЕНЯ ОБВИНИТЬ В ТРУСОСТИ?! Жалею, блядь, что в харю ему не зарядил!!! Нет, ну совсем охуели?.. ".

И так далее. А макака со счастливой улыбкой доложила в нашем штабе результаты проверки. Неприкрытый кормовой люк является предпосылкой… Скажу короче – я лодку решил утопить, чтобы не идти в море. Маразм? Да. Но формально макака был прав.

Раздуть из использованного гмм… презерватива слона – ооооооо, это у нас умеют! Поэтому за два с половиной часа до смены с вахты я наблюдал в центральном своего учителя Салихова. Фарит "спрятал глаза" и сказал лишь -"Женя, сдавай ключи… Ничего не знаю – старпому звони, пожалуйста…". Старпом Иванов, естественно, упёрся рогом. Командир был в отпуске перед увольнением. Пофигу, что отстранять от вахты можно только за четыре часа до смены. Я заступил в тот же день, сменив Габдулхаевича через три часа. Поскольку "сняли" с вахты меня первый раз в жизни, обиделся я зверски…

Беда не приходит одна. Командир получил свой прибор, описание, двойной ЗиП (запасные инструменты и принадлежности). Честно со мной "расплатился" шилом сверх нормы. К тому же в личной жизни резко пошла чёрная полоса, бесконечная череда обид и "обидок". Накопившееся раздражение я снял, естественно, простейшим образом, устроив грандиознейшую попойку на ПКЗ. В результате я остался без квартиры и получил свой первый в жизни НСС (неполное служебное соответствие - первый шаг к увольнению с позором из Вооружённых Сил)… Скажу больше, вскоре я отхватил второй НСС (что физически невозможно - надо увольнять человека))). К сожалению, первая моя служебная карточка у меня отсутствует, но уж поверьте на слово.

Про квартиру (честно – не помню) я вроде уже рассказывал. Да, однокомнатная, с советским ремонтиком скромненьким под ключ. Без личного хождения в ОМИС, ордер и ключи тебе дают, обои и краску – на выбор (из имеемых в наличии). Цена десять литров спирта. Ремонтным батальонам (рембатам), а при заводе – гиганте их было два, тоже надо как – то жить. У меня было накоплено девять. НУ ЗАЙМИ, идиЁт, литр?!! Без проблем, кстати. Наученный отцом платить по долгам в срок и до копейки (грамма в данном случае), я никогда не имел проблем по теме "взять в долг". Потому что отдавал всегда вовремя.

Но если копнуть глубже проблема не в этом.

Нажраться, быстренько сняв напряжение, стресс – это не выход. Да, отпускает. Быстро отпускает, но на время. А вот поужинать под бутылочку вкусненького с симпатичной девушкой и позаниматься с ней до утра… гм… аэробикой – вот это тема. Неудачный поход на rendez-vous в город Полярный и стал последней каплей, поводом к тому, что прибыв на родное ПКЗ уже подшофе, я "открыл клапан" подачи шила из сейфа на стол (а может быть сорвал стоп – кран в своей дурной башке) и устроил paty в стиле открытых дверей под хештегом: "Начхим*149 сегодня угощает!". А тут только начни, народ и сам подтянется, и друзей на халявку приведёт. В результате литров пять к утру как корова языком слизала, а я был разбужен истошным воплем новоиспечённого помощника командира из Западной Лицы: "Несите раздвижной упор!!!". С бодунищщща (мягко сказано) лезть в "люмик"(иллюминатор) мне было западло.

Да, официально я был в командировке. Да, на соседней плавказарме меня друзья – товарищи - собутыльники заховали бы так, что хрен бы кто нашёл. Да, мне пофигу было проделать этот путь в сто метров прям в трусах и тельнике. Но у нас же чуЙство собственного достоинства (а с бодунищща – то особенно!!!))). Я глотнул тёпленько – противно - мерзкомедной воды прям из под крана умывальника, смёл остатки пиршества в целлофановый пакет и запихнул их в шкаф, да и дверь открыл (замок вставлял на совесть – а чинить потом мне).

Далее ничего нового я тут Вам не расскажу, подумаешь, предохранительный клапан сорвало у человека, поэтому проследуем сразу в кают – кампанию второго родной 149 –ой подводной лодки, где в тот же вечер состоялось офицерское собрание. Кэп с улыбкой Джоконды (давай, хим, с козырей захожу!):

-"Начхим, а были ли ещё офицеры вчера ночью в вашей каюте, может с соседнего ПКЗ?".

А я: -"Никак нет, товарищ командир!"...

-"...я брал всё на себя. Откуда ж знать им, как всё это было...". Но в результате ни друзья – собутыльники меня не поняли (а вписались бы запросто), и кэп лишь развёл руками...

После этого и спросил меня наш зам, Владимир Иванович, именно крайне изумленно - удивлённо – на Вы, -"а разве я..? Злоупотребляю?..".

Вскоре кэп закатил отвальную и убыл на пенсию. Старпом стал командиром, помощник – старпомом. Мораль всей этой глупо-банальной истории "Женя не пей с кем попало, да и не наливай, кому не следует" я вроде усвоил (на время) жёстко. И всё на этом.

Очень – очень жаль, что мой первый командир, Анатолий Иосифович, остался на Севере. НАВСЕГДА.

Насмотревшись затем на могилки сорока и пятидесяти с чем - то –летних, я сейчас искренне рад тому что вырвался с ледяных задворков развалившейся Империи не вперёд ногами, а в честно заслуженную квартиру… Хоть это у меня получилось. Пусть не сразу и через Ж... гм... "живёте". Но главное - это результат. Я двадцать восемь лет был на Северах в общей сложности. Вполне достаточно, полагаю. А так, получается, и себя спас, и семью вывез. Да ещё с двумя любимыми рыжими котами впридачу))).

А это те самые коты, которые в данный момент (на фото) находятся по адресу: СПб, Славянка, ... подоконник кухни))):

 

За бортом (тьфу, блядь, окном, конечно) видна здоровенная труба. Это автономная котельная. "Наводя" приезжающих ко мне в гости (или просто по делам), людей (тех кто в теме); я всегда им говорю:

-"Колпинское шоссе в сторону Пушкина. Поворот у пушки (памятник - фактическое орудие времён Великой Отечественной войны). Дом у ракетной шахты №2." И, знаете, мой дом находят! С первого раза))).

 

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division