NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Знакомьтесь. Атомная подводная лодка специального назначения (пласн) КС - 86. Опытно - экспериментальная лодка. Носитель атомных глубоководных станций (АГС). На рисунке вверху она изображена с АГС АС-23 ( источник: http://militaryrussia.ru/blog/topic-876.html ).

Первый раз с 86 -ой подводной лодкой и её начхимом Заносовым Олегом Юрьевичем, моим однокашником по "Голландии", я повстречался в 1990 году. Наш экипаж весь в свеженьких "альпаках" (куртках р/с), а наша лодка сверху донизу чёрной маскировочной сеткой затянута - секрет, "наука". Экипаж 86 -ой весь в болотисно - зелёных пятнистых "жабьих шкурках" (ватниках спецпошива), их лодка вся затянута маскировочной сеткой в цвет верхней одежды своего экипажа - ещё секретнее, "матка" (носитель). И стоят как - то в понедельник наши экипажи рядом. А на 86 -ую прибыл вновь назначенный замполит. И распинается их командир капитан 1 ранга Степанов (а он умел !))) о важности ППР (партийно - политической работы, в народе более известной как "пришли - попиздели - разошлись") в ВС СССР вообще, а на атомных подводных лодках особенно. И вдруг говорит, как бы вбивая в ненавистный гроб капитализма последний гвоздь: -"Что за подлодка без замполита? Как деревня без дурака!" Я лично услышал это крылатое выражение впервые, и ещё долго, мерзостнопаскудно подхихикивал в кулак (в строю стоял же?!). Наши же "бойцы" (моряки срочной службы) по этому поводу веселились неделю.

Вообще - то сама по себе тема гидронавтики, 29 обрпл КСФ в Оленьей Губе, etc., крайне интересная, но рассказ сегодня не об этом. Ибо:

С Олегом (партийная кличка -"Синус", за способности к высшей математике), мне потом неоднократно приходилось пересекаться. И скажу я прямо. Олег - мужик. Сейчас он полковник МЧС (пришлось сделать шаг в сторону, ведь вышестоящие химики ничего достойного ему предложить не смогли). И я абсолютно не удивлюсь, если однажды станет он генералом. Тьфу - тьфу - тьфу на него, чтоб не сглазить! Это Олег Юрьевич в училище:

Привёз я однажды свои приборы - противогазы на годовую поверку к Олегу. В СРБ Оленьей Губы ездить было ближе, практически "за угол" - зачем же в Полярный мотаться? И огорошил его новостью : - "Брат, твою лодку к нам на разборку пригнали!" -"Да ты что?!" Поскольку время было вечернее, отпустил я водителя. "Заварку" я привёз с собой (святое дело - не каждый день виделись!). Попили мы с Олегом чайку. А потом ещё, уже из его запасов. Повспоминали свою лихую офицерскую юность. И сказал Олег, прощаясь, как бы между прочим: "Женя, а я со своей первой лодки ничего на память так и не взял...". Однокашнику, если он ещё и твой хороший товарищ, сделать приятное всегда приятно.

Вскорости подобная забавная вещица (на фото вверху глубиномеры из боевой рубки подводной лодки) была доставлена Олегу мной лично. -"Измеряйте, будьте любезны, им глубину своих чувств!". Начхимом 86 -ой подводной лодки тогда служил мичман Максимов, родом из Баку. И имевший гражданскую специальность "коммерсант". Возможно именно поэтому демонтаж глубиномера особых трудностей не вызвал. При следующей нашей встрече Олег с улыбкой кивнул на переборку в своей каюте, где сей раритет, сияя, висел. Обрамлённый ценными породами дерева.

А тем временем на КС - 86 началась операция по выгрузке активных зон реакторов. И чёрт меня дёрнул однажды отпроситься с утра пятницы на полярнинский химсклад. Успешно порешав все текущие дела с девчатами за 15 минут, я потратил ещё минут 20 на обстоятельный разговор под кофе и сигаретки с командиром химсклада. Затем я неторопливо убыл домой. Радостно предвкушая, поскольку все мы люди, общение и отдых в кругу семьи до утра понедельника. Так оно и вышло. Как всякий нормальный отец, я с удовольствием вкладывал душу в своего ребёнка, терпеливо отвечая на его бесконечные вопросы, играя с ним в какие - то забавные, нами придуманные игры. Выходные пролетели незамеченными. В понедельник с утра на "Выдре" начштаба Ручкин отозвал меня в сторону перед построением и сказал:

-"Женя, я не вызывал тебя на службу и дал тебе отдохнуть. Но поскольку у нас, похоже, серьёзные проблемы с радиоактивностью на 86 -ой, жду от тебя доклад через 15 минут - мне Высоцкому (командующему Кольской флотилией) докладывать!".

-"Есть!" ответил я и рванул на ПКДП - 6. Получив у дежурного дозиметриста данные по радиационной обстановке и быстро уяснив суть проблемы минут через 12 я уже докладывал Ручкину в его каюте на ПКЗ - 141. До сих пор не устаю удивляться спокойной мудрости этого человека. К тому же, когда видишь, как твой начальник не боится принимать решения и ведёт себя достойно и по - мужски в любых ситуациях, подставлять его просто мысли не возникает. В том числе своей ленью, глупостью, тупостью либо неисполнительностью.

Что же произошло на 86 -ой? Я в очередной раз рискну утомить Вас подробной отсканированной информацией. А в этот раз она будет ещё и с матричного принтера! Но я всё же постараюсь рассказать, что, собственно говоря, в таких случаях делается. Итак:

Первыми обнаружили повышенную радиацию... глаза мастера - дозиметриста Карелина. Они у него всегда начинали слезиться при определённом, повышенном уровне облучения. Вообще же про сотрудников отдела ЯРБ СРЗ "Выдра" (так называется СРБ на гражданских заводах) я планирую написать отдельный рассказ. А тут скажу только, что за 11 лет между мной и всеми его сотрудниками, от начальника до рядового дозиметриста, были только здоровые рабочие отношения.

Фамилию же старшего лейтенанта М., по вине которого большое количество людей было на выходные оторвано от дома и семьи, я раскрывать не буду. Своё он получил. Плюс лично ему, с глазу на глаз, где - то через неделю; при встрече я высказал всё, что о нём думаю.

Очень жаль, что по дурости одного молодого похуиста пострадала куча уважаемых лично мной людей. Хорошо ещё, что источники ионизирующих излучений вовремя обнаружили. Иначе третья смена перезарядчиков получила бы запросто предельную годовую дозу облучения за восемь часов рабочей смены. В первую очередь, пострадали офицеры ПМ - 128. Некоторые, в том числе, и материально. Меня же, как я рассказывал выше, мой начальник штаба сразу на службу не вызвал. Чтобы ввести меня в работу в нужное время в нужном месте. Выспавшимся и отдохнувшим.

Приказ по соединению напечатали быстро:

А вот с планом ОТМ возникли трудности - я никогда до этого этим не занимался. Впрочем инспектор капитан 1 ранга Поплутин, поняв это, показал мне, как это делается. Попутно обучив меня на будущее. Прямо на ПКЗ-141, в каюте НЭМС*а, на "механическом" компьютере:

Затем я рассчитал контрольные уровни:

Произвёл их обоснование:

И убыл в Полярный на их согласование. В медицинскую службу Кольской флотилии. На комдивовском УАЗ*ике. Правда, сначала я заехал домой, чтобы взять что - нибудь пожрать. Поскольку ужинал сигаретами и кофе. Время шло, и вызванный на службу в неурочное время звонком дежурного начмед КолФлРС подполковник медслужбы Гарага был несколько ошарашен:

-"Сейчас 01.00. Ночи. Разве нельзя было подождать до утра?"

-"Нет." - ответил я. Александр Владимирович сам служил на атомоходах в Гаджиево, знал меня лично, поэтому вопрос решился быстро и без нервотрёпки.

А дальше до утра была пауза. Оказывается, директор СРЗ "Выдра" Стеблин П. Г.  дал поручение изготовить контейнер для размещения ИИИ двум начальникам цехов, параллельно. В результате один понадеялся на другого. И к нулям часов, получив разъёб от Павла Григорьевича:

-"Следующее совещание назначаю на 03.00!"

-"Ну товаааарищ директооор?"

-"Да у меня фамилия, блядь, ДИРЕКТОР! Кому что непонятно?!! В ТРИ ЧАСА НОЧИ!!!".

Совместными усилиями, после консультаций с представителями 422 завода перезарядки и гаджиевской СРБ, нештатный контейнер изготовить удалось только к обеду 12 -го февраля. Штатные закончились, а толстый свинцовый лист никак не гнулся нужным образом. В результате металлическую трубу обмотали свинцовым "бинтом". И получили то, что нужно.

Наступила очередь собственно говоря, самих работ. Дозовая нагрузка у "пээмщиков" (перезарядчиков) запланирована на год. Превышать её нельзя. Поэтому было принято решение привлечь экипаж капитана 2 ранга Фомина. С Юрой, бывшим командиром БЧ-5 в экипаже Ручкина, меня в ту пору уже связывали приятельские отношения. Поэтому всё вроде было организовано быстро и чётко. Казалось бы...

ПКДП -6. Внутренние помещения у КДП (контрольно - дозиметрического поста). Стоит строй. Я чуть в стороне справа. Перед строем старший инспектор УГН ЯРБ МО РФ, объяснив задачу членам экипажа КС - 86, очень долго объясняет и уговаривает (да простит меня Александр Степанович, всё было именно так). Поскольку отдать прямой приказ не имеет права. Как и командир экипажа Юрий Фомин. Но уже обозначились добровольцы.

Пока одна смена. Но возможно их потребуется несколько. И тут я ловлю взгляд Александра Степановича. Он мне подмигивает, берёт в руки прибор КДГ - 1 и молча идёт в зону строгого режима (ЗСР) через "чистый" вход. Я всё понял. Я хватаю часы - секундомер и вхожу в "грязный" выход из ЗСР. Экипаж наконец - то понимает, что с ними всё будет в порядке. Ну не полные идиоты же два старших офицера, личным примером... ("делай, как я")?!! Добровольцы уже почти все. Первая смена уже одета в средства защиты и убывает работать. Юра Фомин отбирает ещё две смены.

Я тщательно веду учёт времени ("... осталось две минуты, работаем, мужики!.."), Степаныч сноровисто обмеряет подаваемые из контейнера гильзы СУЗ. Надо выяснить, какие именно радиоактивны. Наконец, на второй смене всё заканчивается. Источники ионизирующего излучения перенесены во временный контейнер ТРО. Я успеваю украдкой их осмотреть. Фрагменты металла (назову их так), накопившие на себе за много лет приличную наведённую активность, оказывается, бархатно - чёрные. Всё это я делаю, пока Степаныч меня не видит. Он разъёбывает дозиметристов, впопыхах не выдавших мне дозиметр:

- "...???...!.

-"Так он же Флагманский!".

-"Так что он, не человек, что ли?!!".

После завершения работ я успеваю порадоваться жизни, и поспать два часа. И почти отрезвевший, в приподнятом настроении (ведь всегда приятно поработать по - специальности, как по завершению работ сказал Александр Степанович), я сажусь в машину нашего дивизионного врача подполковника медицинской службы Михаила Александровича Степанова. На переднем сиденье, справа от Миши сидит наш замполит. Естественно, обсуждаются последние события.

-"...ДА ХУЛИ ЭТИ, ПОЛУПЪЯНЫЕ?!!" - вдруг говорит зам, небрежно кивая на заднее сиденье "Волги", где вольготно расположился я. В зеркале я ловлю расширенные, мгновенно ставшие бешенными, глаза Миши. Но ехидно ухмыльнувшись, закрываю глаза и сладко дремлю всю дорогу до Полярного. Промолчав. Я слишком устал, чтобы включать сарказм. Да и зачем?..

Через некоторое время у части подчинённого товарищу Чернышову женского персонала сложилось устойчивое мнение обо мне, как о пламенном борце с радиационными авариями. Че Геваре Заполярья. Почти. Только с уклоном в радиационную безопасность ;). Сначала я отнекивался. Но как - то посмотрел в широко распахнутые красивые голубые глаза леди В.: - "Да ладно Вам скромничать, там же ДЕСЯТЬ РЕНТГЕН БЫЛО, мы сами видели?!", широко улыбнулся и промолчал. Зачем мешать рождению маленькой легенды, хотя и возникшей из невнимательно прочитанных документов, приложенных мной к справке - докладу?

А возможно, мой флотилийский шеф по специальности сказал за меня пару слов при случае. Да это и не важно.

Я же знаю, что там, где я стоял с часами - секундомером, было меньше чем десять...

.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2020 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division