Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

Вагон, скрипя тормозными колодками, заскрежетал по мёрзлым рельсам, дёрнулся и остановился прямо под бьющим в глаза станционным фонарём…
- Скорый поезд №… «Кисловодск – Красноярск» прибыл на первый путь. Стоянка поезда – 20 минут! – сипло объявил, казалось, тоже промёрзший насквозь голос.
Я разлепил сонные очи и глянул на часы. Половина третьего ночи… Екатеринбург, по расписанию. Завозился на своей нижней полке, пытаясь опять заснуть, но с перрона уже слышался нарастающий шум голосов.
Голоса были женскими и потому высокими, и ввинчивались в сонный несопротивляющийся мозг, как саморезы – в масло.
- А я сказала: не пущу! Вот не пущу, и всё! - Раздражённо дребезжал голос немолодой проводницы. - Или документы давайте!
- Ну, что же это такое, ну что это, - струился в ответ быстрый-быстрый говорок неизвестной. – Документы у директора, а директор в девятом вагоне, а это – пятый, а я не могу тут всё бросить и к нему бежать!
- Позвоните, пусть сам принесёт. – равнодушно отозвалась проводница, стоящая на страже вагона, как ландскнехт на крепостных воротах.
- Нет, как вы не понимаете: он же – директор! Ну, как это он: возьмёт и принесёт!

Comments

Уездный город … - впрочем, название вам ни к чему: таких городов хватает по России. Пусть будет, как у классиков: город N.
Тысяч триста населения, в меру уютный, в меру комфортный, и, на удивление, развивающийся. (Да и как может быть иначе, если сам мэр города ездит в общественном транспорте, без всякой охраны и даже без гаишников с мигалками, свободно общается с жителями и живо реагирует на их просьбы. Не увидел бы позже – не поверил сам!).
Прибыл я в N летним воскресным днём. Мне нужно было перекантоваться неделю командировки, гостиницы я терпеть не могу: много посторонних, да и приготовить невозможно ничего, кроме чая, а готовлю я вкуснее общепита и, главное, надёжней.. Поэтому снял квартирку на втором этаже панельной девятиэтажки, буквально в полутора километрах от вокзала, у первого, кто согласился выписать документы о проживании.
Квартира была оснащена советской ещё типовой мебелью, на кухне – все нужные причиндалы. Отдал хозяину деньги и паспорт для регистрации, выслушал почему-то очень скоротечные наставления, вежливо распрощался, разбросал вещи из чемодана по шкафу, и потопал в ванную. После быстренько сбегал в ближайший «Магнит», на скорую руку сляпал ужин, и, откушав, открыл балкон, чтобы насладиться сигаретой. И обомлел…
Фасадом-то дом выходил на тихую тополиную аллею. А вот тылом – на сортировочную станцию. Прямо передо мной, раскинувшись от горизонта до горизонта, тянулись сверкающие рельсы и, рёбрами - тёмные шпалы поперёк, сновали маневровые тепловозы, ёрзали мостовые краны, и оглушающе пахло мазутом, смазкой, солярой и машинным маслом…

Comments

Еду в автобусе. Стоя, потому что забито всё. Жарко, душно, на сиденье близ меня - интересная пара. Мальчик лет 6, рядом, притиснув его почему-то к окну, - то ли отец, то ли молодой дед, под 50, загорелый, подтянутый и довольно импозантный. Скорее всего, отец, не столь важно.
Достаёт из барсетки карманный томик в ледериновой обложке. "Что тебе почитать сегодня?" - спрашивает, - Давай "Бежин луг"? А, может, "Живые мощи"?.. Или вот, ещё лучше: "Смерть". Слушай..."
Я, признаться, задумался. Читать Тургенева подрастающему поколению лучше лет уже после 12, по-моему мнению.. Хотя - возможно, раннее знакомство с классикой позволяет растить акселератов. Мальчик внимателен, с приоткрытым ртом, тяжело посапывает, прижатый отцом к раскалённому на солнце окну..
"У меня есть сосед, молодой хозяин и молодой охотник..." - быстрым темпом вполголоса завёл отец. Я, не вслушиваясь, погрузился в раздумья о разумном, добром, вечном, умиляясь замечательному отцу и растекаясь восторженными мыслями по липкой духоте..

Comments

(Это именно та стоянка)

Холодно. Ноги онемели до колен. Да и теплопроводность бетонных плит намного выше, чем того же асфальта. В стопы наши бетон дышит льдом. Озноб начинает колотить не по-детски.
Маршируем эскадрильями по рулёжкам для проверки индивидуальной строевой подготовки, распускаясь по одному… Хотя бы ногами постучим. Нас, управление полка, проверяет, конечно же, Сам. Осмотр. Стоим шеренгами, вынув из карманов удостоверения, платки, расчёски, жетоны с личными номерами (обычно они хранятся в удостоверении, как и тревожные деньги). Но генерал не спешит. Наклонившись папахой, он вдруг приподнимает штанину у первого попавшегося офицера. Затем – раскрывает ворот шинели, срывает шарф…
– Тааак! А это что за раздолбай?! – подзывает он начальника штаба. – Всем снять правый ботинок и расстегнуть шинели!
Занимательная и своевременная команда, не правда ли? А просто у «раздолбая» на ноге – оранжевые вязаные носки. Видимо, ни чёрных, ни зелёных не нашлось. А под кителем и белой рубашкой – синий свитер, конечно же, неуставной (свитера в авиации выдавались только лётчикам и техникам, и были они светло-кофейного цвета, почти как детская неожиданность. Но и носить их можно было только под комбинезоном и курткой, на полётах или подготовке к ним).

Comments

(Это наш КДП, вид со стоянки прилетающих)

Обычно итоговые проверки нам проводил штаб ВВС Воздушной Армии или, на худой конец, - округа. В авиации отношение ко многому несколько иное, чем, скажем, в пехоте. Если для пехотинца умение маршировать – единственный способ выжить на поле боя и победить врага, то в ВВС к этому относились проще, хотя и маршировать умели зачастую не хуже.
Вдруг, - внезапный, как всегда, звонок из Москвы прямо накануне. Проверять нас, оказывается, летит заместитель Министра Обороны, генерал-полковник (фамилию не помню, хоть убейте. Ну, пусть так и будет: Какой-то). Что важно – сухопутчик. Но и это не самое страшное. Смотреть он будет нас в парадной форме. (Тут и сел старик…)

Comments

"Мы, мерзавцы, думали, что нам эта комиссия поможет.
Ни хрена она нам не помогла!"

Я.Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»

Конец ноября 198… года. Гарнизон Шаталово, он же – военный аэродром 2-го класса. 32-й Гвардейский «Виленский» орденов Ленина и Кутузова III степени истребительный авиационный полк подвергся итоговой проверке.
Впрочем, не так – ПОДВЕРГСЯ! Что такое итоговая проверка в Советской Армии – те, кто служил в то время, - вспомнят, вздрогнут и перекрестятся.
Подготовка к ней началась задолго. Составление и лихорадочное подбитие документации, планов и отчётов, чистка личного оружия, побелка стволов деревьев и бордюров дорожек, уборка беспорядочно выпадающего снега, вылизывание до блеска учебных корпусов, штабов и казарм, покраска их же, приведение внешнего вида в порядок (когда коту заняться нечем – что он делает? Вооот…), и многое другое – все это, помимо и несмотря, позарез нужно успеть до приезда высокого начальства. Не переживайте: что-то, да обязательно и упустится.

Comments

Еду, на этот раз в троллейбусе, близ задней площадки. Опять жарко, сквознячок не даёт застояться духоте. Опять стою. Почему, и так ясно: час пик, все прутся на работу.
Передо мной - на сиденье молодой человек, студент старших курсов, по виду, делает вид, что дремлет, притулившись к окну: чтобы место не просили уступить. Прижимает его могучими телесами бабка. О, эти бабки в нашем общественном транспорте! Позволю себе немножко отвлечься и растечься мыслями по древу.
Транспортные бабки составляют давний и непременный атрибут всякого общественного транспорта, кроме "Газелей": им там некомфортно, что ли.
Зайдя в любой транспорт, оглянитесь вокруг. И, обычно на самых комфортных местах, вы увидите их. Одетые вне зависимости от погоды, все, как одна,в винтажные "куфайки", закутанные в платки - они напоминают древних аксакалов из "Белого Солнца пустыни". "Давно тут сидим..." Это и на самом деле так.

Comments

(Нет, здесь не будет никаких намёков и совпадений. Закатайте губы).

Жил-был в некой деревеньке некий народ. И был у этого народа некий староста.
Ликом бел, ботоксом осиян, бровьми союзен, строг и справедлив. Иногда…
Судите уж сами.
Так повелось, что в деревеньке нашей ну всё от этого старосты зависит. Начиная от выпаса скота где-то на Болотном выгоне, до поучения надкрышных аистов летанию. Без него никакие аисты летать нипочём не научились бы, факт.
Живём мы хорошо, хлеб да квас жуём… Не сеем, не пашем, потому – есть скважина в деревне нашей.
Из скважины этой мы и себе берём, да и соседям продаём. Гас летучий, от которого и свет, и тепло, да и готовить ведь – на дровах разоришься.
Ну, так до старосты было. Откель он заявился в деревне – Путин его ведает.
Базлали: с севера, вёрст так семисот отсель. Прежний староста помри ещё года за три до того, но и из домовины руководство продолжал. Как так получилось, не ведаю, но многие его видали, как живого. Хотя и был он упокоен в далёкой Ниметчине, но о том народу не докладывали.

Comments

Опять троллейбус. Опять час пик, но я садился на кольце, поэтому народу ещё не так много.

Салон ещё полупуст (для оптимистов - полуполон). На этот раз сижу комфортно, у окошка.

На остановке у очередной "резервации" (детского садика) заходит стильная молодая женщина, просто приятная, и с ней - девочка, лет 4-5, приятная во всех отношениях. Синие глазищи, губки пухлые, мордочка круглая, длинные волосы бесподобного цвета спелой пшеницы, да ещё и вьющиеся, - загляденье! Одета в сарафанчик жёлто-розовый, на голове - пышный оранжевый бант. Херувимчик, и только!

Уселись напротив меня, поёрзали, устроились поудобнее. Девочка - вытянув ноги, притёрлась к спинке сиденья: иначе болтаться будут. И сразу включает свой телефончик, но мама мягко, но решительно забирает его и прячет в сумочку:

- Давай, Катя, поговорим. Ты мне расскажешь, как день прошёл, как вела себя...

- Хорошо прошёл, мамочка. Кушала с аппетитом, слушалась, не шалила! - нараспев, как песню поёт, ангельским голоском бодро отвечает Катя. - Дай телефон, пожалуйста.

У мамы меж бровей слабо прорезались морщинки: - Ничего не забыла, Катя?

Comments