Из старых запасов.

     Боб перевелся с Крыма на небольшую должность  и своим ратным трудом достиг «сияющих вершин» -  стал подполковником, заместителем командира ракетоносного полка. Все по-честному, без обмана. Конечно, были и у него особенности, не без этого, но не критические, так, по мелочи. Он был деловым человеком. Эта хватка у него с Крыма осталась, там все такие. Стал он машинами японскими приторговывать, но не сам, а через правака. Ну, начальный капитал вложил, и дело пошло, все довольны, и он не в накладе. От этого у Боба образовался излишек денег, который  в наших условиях, вложить некуда, а хочется; отсюда покупки разные, совсем уж странные. 

     Как-то полетели на Военный совет во Владик, и замов взяли зачем-то, не помню уже  зачем. Наверное, им про цикл летной работы рассказывали. Ну, промурыжили их денек  и отпустили, а нам еще два дня страдать, а им  нас ждать - самолетик транспортный один на всех. Вот и побежали замы в город  по магазинам  совершать всякие покупки, порой  и совсем необъяснимые. Когда мы  вечером,  изможденные водкой и сборами руксостава, приехали в гостиницу, Боб всем показал свои приобретения – охотничье ружье и газовый пистолет. Зачем он их купил, объяснить не мог, отделывался одним словом – «пригодятся». И точно, пригодились, следующим же утром. Вечером покупки были обмыты с присущим Бобу размахом, не поскупился счастливый обладатель оружия. Обмыли  и пораньше, часа в четыре, спать легли - утром же опять ехать на сборы. А Боба назначили будильником, ему никуда ехать не надо, всех разбудит, на сборы отправит  и пусть себе разлагается.
    Утром, около восьми, Боб начал работать будильником. Но ничего не получалось, на его крики  «Подъем», «Да вставайте уже, бля…!»  никто не реагировал. Боб, прекрасно понимая, что за то, что мы опоздаем на сборы, отвечать будет он, решил разбудить всех радикальным способом. Зарядив ружье, он выставил его в форточку  и выстрелил из обоих стволов. Ничего не случилось, только его командир полка, натягивая одеяло на голову, пробурчал:
- Боб, не мешай спать, иди на улицу и стреляй там, сколько хочешь, может, менты тебя заберут.
Но Боб не привык отступать перед трудностями. Закрыв форточку, Боб зарядил свой новенький газовый пистолет особо противными патронами, вышел в коридор, просунул руку в комнату, произвел несколько выстрелов, плотно закрыл дверь  и  на всякий случай  спрятался. И правильно сделал, что спрятался. Все население комнаты, чихая, кашляя  и протирая слезящиеся глаза, кинулось в умывальник, пытаясь  на бегу  на ощупь, найти «эту сволочь». Когда все промыли глаза, появился Боб  и на гневные выкрики невозмутимо ответил:
- А что вы орете? Как мне и было приказано, к 08.00 все проснулись, и даже умыты. А для выполнения приказа  все средства хороши, заодно и пистолет проверил на живых людях.
Ну, вы поняли, что Боб был исполнительным офицером, настойчивым, решительным, и не боялся отойти от шаблонов. А еще Боб был хорошим летчиком, летал умело  и с удовольствием  и Родине служил осознанно, а не за деньги.
     Как-то сидел я в кабинете, скучал, ждал, когда уже эта тягомотина закончится  и можно будет распустить всех по домам. Совсем недавно  в гарнизоне что-то случилось: то ли кто-то в трансформаторной будке сгорел, пытаясь украсть оттуда цветной металл, то ли еще что-то похожее  из разряда – на голову не наденешь. Наш Командующий решил нас взбодрить, чтобы мы осмотрелись и встрепенулись, и объявил гарнизону «оргпериод». Это такой режим службы, когда все ходят в красивой форме, изучают меры безопасности при проведении различных работ, закрывают всякие трансформаторные будки на замки, опечатывают емкости с техническими жидкостями…  Короче, все очень муторно. А чтобы мы не сачковали, прислали нам двух контролирующих из штаба ВВС:  капитана 2 ранга из отдела организации и устройства службы (ОУС-овца) и полковника-летчика  из боевой подготовки (БП-шника). Нас они проверили еще вчера, сегодня проверяли соседний полк, вот мы и скучали… И тут зазвонил телефон.
- Слушаю.
- Владимирович, это я, Боб. Ты не сильно занят?
- Я всегда сильно занят, мы с командиром в раздумьях – когда уже можно начинать?
- Ты мне очень нужен, приходи к нам, у меня к тебе важное дело.
- Ну говори, что ты мнешься?
- По телефону не могу, враг подслушивает, но дело очень важное, на две бутылки, минимум.
- У вас же в полку контролеры бродят, зачем мне светиться, бери свои бутылки  и приходи к нам, тут все и порешаем.
- Не могу отойти от своего телефона, жду важного звонка, для этого ты мне и нужен, а контролеры давно нейтрализованы.
- Не верю! Чтобы «дохлые румыны» справились с контролерами… Рассказывай.
- Ну, этого шланга второго ранга штурмана взяли в плен. Он сейчас спит у них на диване. Придурок, решил у Андрюхи узнать, на сколько человек должно быть одно очко в казарме  согласно Уставу. А Андрюха, этот мастер бомбовых ударов, ему сказал, что знает только про очко в бомбе, куда взрыватели вкручивают, а если этот идиот на что-то намекает, то Андрюха сейчас ему самому порвет и очко, и все, на что глаз ляжет. Короче, Андрюха развоевался, сказал, что ОУС-овец обиду может смыть только спиртом, после чего налил ему стакан  и заставил выпить. Вот и все… А БП-шник обедает в кабинете командира полка.
- Какой обед, если уже вечер?
- Так они в обед начали, а судя по песням, которые доносятся из кабинета командира, то они, вероятнее всего, там и позавтракают.
- Ладно, заинтриговал, иду к вам. У вас там жизнь бьет ключом, а мы тут от скуки маемся.
     Оделся, сказал командиру, если случится война, пусть меня ищет в соседнем полку, и пошел к «румынам». А там Боб уже на мыло изошел: и стол накрыл, и закуску нарубил. Выпили немного, закурили, Боб перешел к делу.
- Помнишь, летом к нам на пуски «зеленые» прилетали?
- Конечно, помню.
- Ну, обстановку ты знаешь, у нас один полк «бэкфайеров» остался, самолеты не летают, летчиков нет, скоро нас разгонят, а я летать хочу. Вот я и подкатил к их комдиву, мол, возьмите меня к себе. Он пообещал подумать.
- И что?
- Вчера на меня вышли их «кадры», сказали, что к 19.00 перезвонят, я им должен всю правду о себе рассказать, они там проект приказа готовят. Сам я не очень в этом деле, к своим обращаться не хочу, заложат, и хрен кто меня куда отпустит. Сочини мне все, что требуется, ты же все это знаешь и умеешь.
- Ага! Ты хочешь дезертировать  и приглашаешь меня в пособники?
- Ну чего ты начинаешь, Владимирович? Я летать хочу, а какие у нас полеты? Я же не в штаб прошусь, а в полк, в действующую армию.
- Ладно, не плачь, понимаю тебя  и помогу. Иди, возьми «Личное дело»  и возвращайся быстрее, сейчас все сочиним.
Боб принес свое «Личное дело», и мы, выпивая и закусывая, начали сочинять краткую справку о всех его подвигах.
- Пиши – фамилия, имя, отчество, родился, учился, женился, когда дали звание, класс, должность, потом расскажи о своих летных достижениях.
- А как писать о летной работе? Я же все могу, инструктор днем и ночью, и при минимуме…
- Да знаю я, что ты «в жопу летчик», пиши коротко – подготовлен в объеме Курса боевой подготовки (КБП), инструктор по всем видам летной подготовки.
- Вот ты молодец, коротко и ясно.
- Давай героизму подпустим. У тебя орден есть?
- Нет…
- А как же так? Ты же ракеты пускал.
- Ну как? В первый раз дивизия себе забрала мой орден, а во второй раз орден даже из штаба ВВС не вышел.
- Падлы. Ладно, пиши – неоднократно выполнял практические пуски ракет, был представлен к правительственным наградам.
- Про семью надо отметить. У тебя какие семейные отношения? Жену будешь к «зеленым» брать, или здесь оставишь?
- Бля! Ну что ты спрашиваешь? Жену мою прекрасно знаешь, дома бывал…
- Да шучу, знаю я твою жену, нормальная жена, устойчивая такая, её бутылкой водки с ног не свалишь. Записывай – семейные отношения устойчивые.
Мы еще много всякой ерунды сочинили, Боба отпустило, он перестал нервничать, и, когда позвонили «зеленые кадры», он бодро зачитал в телефон наше творение. «Кадрам» все понравилось, они задали несколько уточняющих вопросов  и сказали ждать решения.
      И решение созрело, и довольно быстро. Боб был переведен в один из полков Дальней авиации на равноценную должность. И так у него дело хорошо пошло, что поняли «зеленые», как хорошо готовят кадры в Морской авиации, и вскоре назначили его командиром полка. Покомандовав полком несколько лет, Боб перебрался в штаб Дальней авиации, где и закончил службу в «безопасности полетов». Я даже немножко гордился тем, что слегка поспособствовал карьере будущего командира полка, да и просто нормального человека.

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.